Международные санкции ударят по российской энергетике

Содержание
[-]

Международные санкции ударят по российской энергетике

Но все экономические ограничения носят обоюдоострый характер.

Становится общепризнанным факт быстрой и глубокой трансформации экономических связей государств Европы, в первую очередь стран ЕС. Стартом для них послужил конфликт России с Украиной из-за государственной принадлежности территории Крыма.

Этот конфликт потенциально изменил ситуацию всей Юго-Восточной Украины, но сначала – двух областей, Донецкой и Луганской. Стороны обмениваются разнообразными запретами и ограничениями хозяйственной деятельности, которые в совокупности и составляют понятие «санкции». Наиболее последовательно и негативно такие санкции проявляются в России, прежде всего, в сфере энергетики, проблемы которой мы и рассмотрим.

Необходимость реконструкции

Президент США Барак Обама недавно сообщил, что, по мнению экспертов, экономика России застопорилась из-за санкций серьезно, но не катастрофично. Еще один вид санкций – запрет продажи американских военных технологий – призван затормозить реконструкцию российской армии. И хотя эти санкции негативно повлияют на обороноспособность России, но, по мнению отечественных военных специалистов, не радикально.

Обозреватель авторитетного немецкого журнала «Шпигель» писал, что в наибольшей степени негативные последствия санкций придутся на нефтяной сектор и банки. В частности, из-за того, что США прекратили поставки оборудования, ведущая российская фирма «Газпром Бурение» сократила разведку новых месторождений. Особенно сильно ограничение поставок современного оборудования и технологий сказалось на проекте освоения нефти и газа Российской Арктики. Предполагается, что в среднесрочной перспективе нефтедобыча России сократится на 10%. Вместе с тем и Украина, чьи интересы отстаивают западные партнеры, существенно пострадает от режима санкций: по оценке премьера этой страны, ее убытки достигнут 7–8 млрд долл. уже через год.

Следующим этапом развития конфронтации может стать запрет транзита через Украину любых российских грузов, в том числе нефти и газа по трубопроводам. В числе санкций рассматривается возможность «остановки любых видов транзита» – как авиаперелетов, так и транзита иных ресурсов и гражданских перевозок.

Все это в первую очередь означает неотложную необходимость масштабной и потому болезненной реконструкции энергоснабжения стран ЕС. По-видимому, первоочередной адресат такой политики – компания «Транснефть» – не пострадает от режима санкций или, во всяком случае, пострадает меньше, чем экономика Европы, прежде всего Венгрии, Словакии и Чехии. Мы видим, что руководители этих стран Евросоюза уже публично протестуют против режима конфронтации с Россией.

Санкции имеют и иной, более личностный аспект: украинские власти подготовили список граждан России и некоторых других стран, против которых предлагается применить санкции. По публикациям в открытой печати известно, что список включает фамилии 172 общественных деятелей и бизнесменов – граждан России и прочих государств, тех людей, которые поддержали аннексию Крыма и тем самым якобы посягнули на территориальную целостность Украины. Всем им предъявляется обвинение в том, что они финансируют терроризм.

Мы полагаем, что от санкций пострадают все участники – и Россия, и Украина, и страны ЕС, но все же по совокупности наибольший ущерб понесет Россия: практически весь ее экспорт нефти и газа сейчас идет через территорию Украины. А главным источником необходимой стране валюты служит продажа нефти и природного газа на европейском рынке. Однако от санкций серьезно пострадает и сама Украина, поскольку с введением такого режима она нарушает свои обязательства по двум важным международным документам.

Первый – это контракт между «Нафтогазом Украины» и «Газпромом» о транзите российского газа. И второй чрезвычайно важный документ – это договор к энергетической хартии, который Украина не только подписала, но и ратифицировала. По договору эта страна обязана беспрепятственно пропускать через свою территорию энергоносители других государств, если и когда для этого есть технические возможности. Под угрозой штрафа Украина должна будет выполнять свои обязательства по контрактам.

Сейчас предпринимаются шаги, суть которых – ликвидация монополии «Газпрома» в продажах газа на европейском рынке. Конечной целью украинской политики сейчас поставлено создание правовых предпосылок заключения сделок с Россией на восточных границах Украины, а также обеспечение реверса газа из европейских стран. Первые шаги уже сделаны: Словакия объявила о начале такого реверса.

Юридическая сложность проблемы в том, что хотя через территорию нестабильной Украины из России в Европу проходят несколько транзитных газопроводов, однако прекращение подачи газа через них невозможно обосновать этой нестабильностью, даже военными действиями. Война в северо-восточных областях Украины не может выступать в качестве форс-мажора, так как все трубы, которые проходят через Украину из России в Европу, непосредственно не касаются территории, где сейчас идут военные действия. Но, по существу, режим «украинских» санкций актуализирует формирование новых маршрутов российских энергоресурсов в Европу. Рассмотрим основные варианты обходных маршрутов подачи энергии из России в обход подверженных санкциям трансукраинских маршрутов. В целях обеспечения энергетических поставок прорабатываются различные варианты поставок в обход соседней страны и тем самым – противодействия режиму санкций.

Обходные пути

Прежде всего у российского газа есть обходные пути: через Белоруссию и Балтийское море (газопровод «Северный поток»). Именно на этот последний и возлагаются основные надежды на газоснабжение Центральной Европы, после того как (если) маршруты через Украину будут перекрыты или ограничены по мощности. Но и в этом случае вся Южная Европа (Болгария, Венгрия, Австрия) останется без российского газа, именно поэтому и востребованы новые варианты транзита энергоресурсов.

Уже построен газопровод «Голубой поток», идущий через Черное море в Турцию, однако пропускная способность его невелика, поэтому разрабатываются дополнительные обходные маршруты. Главный из них – крупный проект «Южный поток», предусматривающий прокладку труб общей пропускной способностью 63 млрд куб. м в год, по трассе Новороссийск–Балканы. Это очень сложное сооружение, так как основная часть трассы проходит через глубоководные участки Черного моря. Главная идея – направить поток газа, минуя Украину, непосредственно к главному потребителю, в качестве которого рассматриваются страны Южной Европы. Прокладка морской части трассы уже ведется, но проект пока не согласован между всеми партнерами. Суть возражений: для всех участников должен быть обеспечен свободный доступ к транспортной инфраструктуре системы «Южного потока». Основная претензия: поставщик газа (в данном случае «Газпром») не имеет права контролировать доступ к газопроводу. 19 июня Болгария в очередной раз заморозила работы по проекту «Южный поток» с формулировкой: «До приведения этого проекта в соответствие с антимонопольным законодательством ЕС».

В качестве еще одного возможного варианта поставок газа в Европу ранее рассматривался Nabucco – проект магистрального газопровода, по которому газ из Центральной Азии планировалось поставлять в Европу в обход России и Украины. Плановая пропускная способность Nabucco должна была составить 26–32 млрд куб. м газа. В качестве основных поставщиков с самого начала рассматривались Азербайджан, Ирак и Туркмения; участниками проекта с равными долями по 16,67% в 2009 году стали австрийская, венгерская, болгарская, румынская, турецкая и немецкая фирмы. Стоимость проекта Nabucco первоначально оценивалась в 7,9 млрд евро, позднее сумма выросла до 14 млрд долл.

Строительство всего комплекса сооружений Nabucco планировалось начать в 2011-м, а закончить в 2014 году. Из-за проблем с финансированием проекта и отсутствием гарантий по поставке газа работы неоднократно откладывались и в итоге так и не были начаты. В конце мая 2012 года стало известно, что британская нефтегазовая компания BP совместно с государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR) и норвежской Statoil, разрабатывающие вторую фазу азербайджанского месторождения «Шах-Дениз» (именно это месторождение рассматривалось как базовое для проекта), больше не считают проект Nabucco в целом рентабельным и рассматривают возможность задействовать только его западный, турецкий участок. Смысл данного решения в том, что без привлечения Ирана проект Nabucco все равно реализовать не удастся, так как выяснилось, что топлива, добываемого на месторождении «Шах-Дениз», ранее рассматриваемого в качестве основного источника газа, для заполнения Nabucco не хватит.

Летом 2013 года консорциум по освоению месторождения «Шах-Дениз» отказался использовать проект Nabucco West для транспортировки газа в Европу, предпочтя ему проект Трансадриатического газопровода (Trans Adriatic Pipeline, TAP). Позднее BP, SOCAR и Total приобрели доли в проекте ТАР. Итак, проходящий через Турцию маршрут проектировавшегося газопровода, по-видимому, является лучшим из возможных вариантов, однако выбран может быть и другой путь – через Сирию или Черное море.

Технологический аспект

В целом можно констатировать, что политические сложности прохождения российских энергоресурсов через Украину, обострившиеся с введением режима санкций, привели неожиданно к негативному для России результату – перенесению центра тяжести поставок энергоресурсов на Центральную Азию и Северную Африку. Еще года два назад подобное развитие событий казалось экзотическим.

Мало того, в качестве возможного варианта поставок энергии в Европу рассматриваются поставки сжиженного природного газа (СПГ) на танкерах. Следует признать, что Россия не может принять в таких поставках доминирующее и даже сколько-нибудь значительное участие ввиду малочисленности океанических портов для приема супертанкеров и удаленности этих потенциальных портов от центров потребления.

Долгое время недооценивались также и перспективы «сланцевой революции». Между тем энергетический сектор США на базе оригинальных технологий добычи газа и нефти из сланцевых песков обеспечил этой стране энергетическую независимость.

В Европе потенциально пригодные для освоения сланцевые месторождения расположены в Польше и Украине (центр украинских сланцевых месторождений находится примерно в районе Славянска, именно там, где сейчас идут бои). Подобное географическое положение открывает широкие перспективы для соседних стран в упрочении их энергетической независимости. Однако добыча сланцевых углеводородов не осваивается в России и восточноевропейских странах из-за отсутствия собственных технологий и ввиду политических препятствий в закупке американских.

Итак, отраслевые санкции против России наиболее чувствительны в нефтегазовом секторе экономики; речь, помимо прочего, идет об ограничении доступа к современным технологиям бурения в Арктике, о разработке сложных месторождений и геофизических новациях. Проблема в том, что на протяжении последних десятилетий в нашей стране были практически ликвидированы научные исследования именно в этих направлениях. Более рациональными считались закупка западных технологий, прямое вовлечение мировых корпораций в российские энергетические проекты, в том числе освоения Арктики и полярных шельфов.

С конца 90-х мы целенаправленно пытались убедить общественность в порочности такого подхода (регулярные публикации в «НГ-энергии», «Нефтегазовой вертикали», других массовых изданиях, в научных изданиях, в том числе в трудах Института Европы РАН). Наш главный тезис был таков: самоустранение нефтяных компаний и «Газпрома» от научного процесса в энергетике, и особенно от совершенствования технологий, приведет к потере собственной научной школы и создаст крупные трудности при возможных политических конфликтах в энергетическом секторе экономики. Что, собственно, и произошло.

Отраслевые санкции вызовут серьезные трудности в развитии программ освоения Арктики и реконструкции технологий нефтедобычи (о полноценных санкциях по газу пока речь не идет) и в течение четырех-пяти лет принесут миллиардные (в долларах) убытки российским компаниям и экономике страны в целом. Но одновременно дадут сильный импульс к исследованиям и разработке собственных технологий. В конечном счете эти санкции могут стать позитивным фактором реконструкции энергетического сектора российской промышленности.

По-видимому, следует ожидать дальнейшего ужесточения санкций, прежде всего в сфере продовольственного обеспечения нашей страны, ограничения доступа к высоким технологиям, в торговле изделиями из редких металлов. А также – в энергетической сфере –  выхода западных компаний из технологически сложных проектов освоения новых нефтяных и газовых провинций.

Вместе с тем все эти санкции обоюдоостры: например, ограничения по доступу к технологиям добычи и переработке титана ударяют по компании «Боинг», которая закупает в России титановые компоненты для пассажирских самолетов. То же относится и к продукции двойного – гражданского и военного – назначения, к которой относится практически вся микроэлектроника.

Политика санкций невыгодна экономике развитых стран в большей степени, чем экономике стран развивающихся, к которым относится и Россия. Но и в развивающихся странах (что показал опыт Ирана) выпадение из мировой экономики и системы разделения труда сильно снижает уровень жизни народа.

* * *

Мы полагаем, что первопричина нынешнего витка санкций – в территориальных, то есть политических конфликтах. Российское руководство уже сделало свой выбор, присоединив Крым: после окончания Второй мировой войны такие акции в Европе не происходили, кроме, может быть, создания непризнанного государства Косово в процессе распада Югославии. Последнее создало некий прецедент для конфликтов в Абхазии и Южной Осетии и, может быть, послужило оправданием российских действий в ситуации с воссоединением Крыма.

Вместе с тем новейшая геополитическая история показывает, что вопрос изменения принадлежности Крымского полуострова не вполне типичен для мировой геополитики: изначально сомнительны были правовые основы предыдущей передачи Крыма из РСФСР в состав Украинской ССР. (Этот акт объяснялся чисто экономическими мотивами: удобство подачи воды и транспортная доступность лучше обеспечиваются из Украины; кстати, эти экономико-географические условия никто не отменял.) То есть даже сейчас сохраняются предпосылки мирного, на юридической основе разрешения конфликта, что будет означать отмену политики санкций с обеих сторон. Такое окончание сложной ситуации, по нашему мнению, будет на пользу всем сторонам, и прежде всего Украине и России.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Хайтун

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.09.2014. Просмотров: 209

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta