Mассовые протесты «желтых жилетов» во Франции

Содержание
[-]

***

 «Большая двадцатка» и «желтые жилеты»

Пока в одной части света Дональд Трамп и Владимир Путин не находят сил пожать друг другу руки, раскалываются и собираются торговые союзы, а саудовский принц меняет нефтедоллары на чистую совесть, потерянные европейские граждане обливают дерьмом здание муниципалитета и требуют шанса на выживание. Как-то интуитивно хочется связать диалог мировой элиты двадцати крупнейших стран мира и страдания французских «желтых жилетов». Но при ближайшем рассмотрении становится понятно, насколько разная повестка у этих людей.

Десять лет назад, когда появился формат G20, ведущие страны мира были едины перед лицом глобального кризиса, а сейчас рассыпались на группы по интересам. США не хотят дискутировать с Россией о ядерной гонке, повинуясь провокации марионеточного киевского режима и американской истерики в медиа. Китай готов обозначить конец уступок в торговой войне и пойти на принцип, спровоцировав обвал рынков. Нет понимания будущего ВТО и Соглашения по климату. Одни хотят зафиксировать намерение — лишь намерение! — отказаться от протекционизма, другие торпедируют глобализм и навязывают новые правила игры. Под вопросом итоговое коммюнике саммита, — но в этом году уже несколько международных слетов заканчивались лишь групповым фото, что удивляться новым дискуссионным тупикам? Казалось бы, вот он, нерв цивилизационного развития, вот подлинная дилемма актуального развития человечества! И когда сильные мира сего борются с антисистемой Трампа в надежде разрубить климатический узел и спасти планету для будущих поколений, как смеете вы, жители Старого Света, торпедировать экологический акциз на топливо?!

«Не надо взваливать на нас проблему конца света. Для нас реальная проблема — это конец каждого месяца», — говорят «желтые жилеты». Социальные протесты — явление для Франции типичное. Но тут, похоже, наметился тупик. На улицы вышли не сытые горожане, а французы с периферии, для которых повышение цен на бензин стало последней каплей после повышения налогов, штрафов, оптимизации школ и больниц, экономии на продуктах и отоплении. Дайте нам доехать до работы и заработать нашу нищенскую зарплату, говорят «желтые жилеты». Но все это противоречит плану реформ. А реформы заключаются в том, чтобы либерализовать трудовое законодательство, понизить налоги на капитал, стоимость рабочей силы и социальные расходы и ждать инвесторов, которые придут и приведут за собой рабочие места и всеобщее процветание. В общем, типичный план творцов экономического чуда, которые доминировали последние десятилетия и продолжают корректировать досадные побочные социальные явления своих постмодернистских воззрений и спорить на саммитах «большой двадцатки» о будущем капитализма.

Мало общего у мировых элит в Буэнос-Айресе с «желтыми жилетами» и прочими бунтарями, жертвами глобалистского спринта. Но если бы на саммите страны G20 представляли «желтые жилеты», смогли бы они найти общий язык в том распадающемся и хаотичном мире, что мы наблюдаем в последние годы? Что-то подсказывает, что споров было бы куда меньше, а итоговые коммюнике содержали куда более понятные и рациональные вещи, несущие благо не сотням, но миллиардам.

Занятно, что французский бунт уже показал нетипичный сценарий самоорганизации. «Желтые жилеты» — это социальное движение без лидеров, без программы, без организационной структуры. Но люди потрясающим образом находят друг друга и общий язык. И главное, больше не стесняются говорить о том, сколько зарабатывают и сколько денег им не хватает, чтобы выжить. Но кажется, самое главное для них — уничтожить презрение (это слово мелькает в каждом интервью), с которым к ним относится сытое и более успешное общество. То самое презрение, с которым мировые элиты в последние годы относятся ко всем представителям человечества, выпавшим из идеального сценария мирового глобализма. Жертвы такого презрения куда проще находят общий язык по самым острым вопросам мировой повестки. Но кто их спрашивает.

А заявленные председательствующей в группе Аргентиной темы саммита вполне традиционные — торговля, цифровая экономика, климатические изменения, устойчивое развитие, гендерное равенство. И не слова о дне, который наступит прямо завтра.

Журнал «Эксперт», №49 (1100) 3 декабря 2018

http://expert.ru/expert/2018/49/bolshaya-dvadtsatka-i-zheltyie-zhiletyi/

***

Справка.

Кто в «желтых жилетах» и что им нужно

Активисты протестного движения во Франции пока подчеркивают, что среди них нет лидеров. Но все-таки принято считать, что катализатором протеста стала адресованная (еще летом) министерству экологии петиция за «понижение цен на бензин и дизель». Ее составила 32-летняя жительница парижского пригорода, «малая предпринимательница» Присцилия Людоски. Помимо госпожи Людоски, среди главных «моторов» движения называют 33-летнего водителя Эрика Друэ, тоже живущего в парижском пригороде. Друэ, вероятно, был первым из тех, кто с группой товарищей через фейсбук призвал провести общенациональную акцию «желтых жилетов» 17 ноября.

Почему так растут во Франции цены на топливо

Повышение цен на бензин, и особенно на дизель (на 24% с начала года) связано не только с ростом барреля, но и с постоянным увеличением налогов и сборов, которые сейчас составляют примерно 60% от стоимости литра топлива. Цель — снижение выбросов в атмосферу и «стимулирование граждан» к тому, чтобы они «пересаживались» на гибридные и электромобили. Эти меры предпринимаются во Франции с 2015 года, когда было подписано знаменитое Парижское соглашение по климату, но они стали особенно ощутимо бить по карману многих автомобилистов уже в период правления Макрона. Дизель сейчас стоит в районе 1,5 евро и на многих заправках уже сравнялся по цене с бензином. При этом большинство французов, особенно в провинции, все еще ездят на машинах с дизельными двигателями.

Почему желтые жилеты? Потому что это обязательный атрибут каждого французского водителя — на случай аварии или поломки авто. (В 2008-м, когда жилеты стали обязательными, их рекламировал Карл Лагерфельд).

В фейсбуке возникло больше сотни страничек, посвященных акции, а размещенную там же песенку юмориста Антони Жубера со сказочным названием «Если бы у меня было дизтопливо за 1 евро» послушало более миллиона человек.

Газета Le Parisien посчитала, что «средняя французская семья», у которой есть один автомобиль, в этом году стала платить за топливо на 250-350 евро больше (за целый год). Это сумма, которую у французов принято считать заметной, даже если в пересчете на месяц получается «пустяк».

Добавьте к этому пустяку годовой рост цены на мазут, которым отапливаются почти 4 миллиона домов во Франции — с 60 сантимов за литр до 1 евро с лишним. Добавьте рост цен на газ. Добавьте рост социальных сборов с пенсий и отмену некоторых социальных пособий. Добавьте, наконец, чрезвычайно непопулярную в провинции меру по снижению максимально допустимой скорости на второстепенных дорогах с 90 до 80 км/ч.

Добавьте «оптимизацию», которой вот уже пару десятков лет подвергается малонаселенная провинция (хотя конечно не в тех масштабах, как в России, но кто же сравнивает) — с закрытием почтовых отделений, школ, местных ж/д линий… Добавьте сюда безработицу, которая пока, несмотря на все реформы Макрона, не хочет снижаться. Наконец, добавьте сюда тот факт, что многим людям в провинции приходится ездить на работу на машине.

И недавняя фраза Макрона о том, что работу во Франции найти легко — «достаточно лишь перейти улицу» — наверняка вызвала у многих дополнительный прилив любви к президенту в частности и к «привилегированному классу» в целом. Об интересах этого класса Макрон и заботился в первую очередь в дебюте своего правления, полагая, что богатые «подтянут» за собой уровень жизни бедных. Но пока этого не произошло.

К протестующим сейчас пытаются присоединиться все оппозиционные силы — от ультраправой Ле Пен до ультралевого Меланшона, но «желтые жилеты» пока публично открещиваются от любой «политики» и ждут конкретных мер по «улучшению жизни».

При нынешнем уровне мобилизации протестующие вряд ли добьются многого, но самые оптимистичные среди них говорят о «новом мае-1968», который приведет к коренному переустройству общества. Такие же разговоры велись весной 2016-го, когда в стране началось движение «Ночь на ногах». Но через пару месяцев «ноги устали» и люди разошлись. На вопрос, что будет в этот раз, вам не ответит даже президент Франции.

Автор: Юрий Сафронов, собкор в Париже

https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/11/18/78632-pochemu-zheltye-zhilety-okkupirovali-frantsiyu

***

Приложение 1. Пойдут ли на пользу Марин Ле Пен массовые протесты во Франции?

Приключения желтых жилетов на дорогах и улицах Франции продолжаются. Жилеты перекрывают трассы, блокируют нефтехранилища и заправки, а в субботу, 1 декабря, опять вышли на Елисейские поля.

И хотя жилетов на улицах стало меньше (по сравнению с первым днем протестов), их политическое значение растет, с посланием к ним обращается президент, и уже «восемьдесят процентов опрошенных» выражают им свою поддержку. У костра народных протестов греются все оппозиционные партии, но правительство пытается переложить «факел ответственности» в руки «коричневой чумы». В ответ Марин Ле Пен «негодует» из-за «политиканских махинаций» правительства.

К началу третьей недели протестов можно сделать предварительный вывод о том, что власть проиграла все пиар-битвы с желтыми жилетами.

Показательными стали последние дни. 27 ноября президент обратился к народу с программной речью, объявив о создании Высшего совета по климату и зачитав избранные места из «стратегии экологических преобразований» в стране. Это была первая попытка прямого обращения Макрона к желтым жилетам. А желтый жилет, я напомню, это просто символ разнородного протеста, участниками которого становятся и поклонники левых, и фанаты ультраправых, и совсем небогатые люди (в основном), и средний класс.

После прошлой акции на Елисейских полях в парижском суде по обвинению в беспорядках и ношении оружия оказались и 32-летний бездомный из лионского пригорода, и 26-летний житель курорта Тонон-ле-Бан, заявивший, что зарабатывает 8 тысяч в месяц. Судили и 27-летнюю «мать-одиночку», последним местом работы которой был «Макдональдс». Судили 40-летнего тюремного надзирателя, отставного военного, который пришел на Елисейские поля с молотком. Судили 35-летнего безработного, приехавшего из лиможской деревни, чтобы швырнуть камень в парижский газетный киоск.

Так что президент, можно сказать, обращался ко всему народу сразу.

***

 «Экологические преобразования» (из-за которых были повышены налоги на топливо, что и стало катализатором протестов ) не должны приводить к обеднению людей, подчеркнул президент. И сказал, что сделает систему топливного налогообложения «гибкой» — т.е. в случае роста цены барреля налоги будут снижаться.

Вице-президент оппозиционной партии «Республиканцы» Дамьен Абад напомнил, что «плавающий налог» уже применяли во времена президента Ширака, и это «снизило цену на бензин на два сантима за литр» и стоило бюджету 3 млрд евро.

Кроме того, Макрон дал слово, что «сделанные сегодня предложения» — далеко не последние. Но для выработки новых инициатив нужно «всем вместе» — и власти, и представителям гражданского общества — в ближайшие три месяца провести «широкомасштабные консультации» во всех регионах. И уже на основе этих «консультаций» можно будет выработать «новую экономическую и социальную модель», «которая всем нам нужна» — с учетом необходимости борьбы за экологически чистое будущее.

Таким образом президент хотел, с одной стороны, показать, что ЖЖ пора перейти к «конструктивной повестке», а с другой стороны — попытался оттянуть время: за три месяца, особенно с учетом рождественских праздников, костер протеста должен погаснуть.

Наконец, Макрон дал знак, что уважает ЖЖ: объявил, что министр экологии Франсуа де Рюжи «готов сегодня же принять» их «полномочных представителей». И не где-нибудь в минэкологии, а прямо в Елисейском дворце.

***

Но желтые жилеты не поддались на «уловки».

«Господин Макрон только что подписался под продолжением протестов. И они, конечно, будут ужесточаться», — прокомментировала речь президента 51-летняя Жаклин Муро, гипнотерапевт из Бретани, которая вошла в число неформальных лидеров ЖЖ после того, как ее протестный ролик посмотрели 6 млн человек. «Нам нужны решения сегодня, здесь и сейчас, а не через три месяца», — не оставила президенту шансов госпожа Муро.

Приговор гипнотерапевта подтвердила соцслужба: 78% процентов опрошенных «считают предложения президента неубедительными». Кого, действительно, по-настоящему волнует обещание закрыть угольные электростанции к 2022 году, 14 атомных реакторов к 2035 году и отказаться от нефти к 2050-му?

Встреча двух «полпредов» ЖЖ с министром экологии не улучшила ситуацию. 33-летний водитель Эрик Друэ, выйдя из Елисейского дворца, призвал народ 1 декабря снова выйти на Елисейские поля. И выходить каждую субботу, пока власть не предложит «реальные меры» по «улучшению жизни».

***

После этой угрозы уже премьер-министр Эдуар Филипп пригласил «представителей протеста» к себе в Матиньонский дворец на пятницу, 30 ноября, в 14.00. Ожидалось, что во дворец придут восемь самоназначенных «полпредов» ЖЖ.

Но водитель Друэ сразу же отказался идти к премьер-министру, а из остальных семи во дворец явились двое, при этом один, 26-летний Жазон Эрбер, сначала опоздал на полчаса, а потом сразу же вышел.

 «Я из вежливости позволил премьер-министру и министру экологии представиться, затем я тоже представился и проинформировал их о том, что не хочу продолжать дискуссию из-за того, что мне не позволили вести прямую трансляцию встречи», — сказал Эрбер толпе журналистов, дежуривших у выхода из резиденции премьера. Имя второго переговорщика Эрбер не назвал «из соображений безопасности». «Мы все получили много угроз и 99% этих угроз» исходило «от других желтых жилетов», — объяснил этот специалист по связям с общественностью городской агломерации Большой Ангулем.

Чуть позже, в сопровождении министра экологии, вышел премьер и заявил журналистам, что переговоры (с неназванным «желтым жилетом») длились чуть больше часа и были «интересными», «откровенными», «уважительными» и «полезными». «Обмен мнениями состоялся, — отчеканил премьер, — Состоялся с меньшим количеством представителей, чем я надеялся, но важно, что он состоялся».

***

При этом премьер двое суток готовился к встрече: консультировался с деятелями партий, принимал представителей профсоюзов и бизнеса…

Бизнес выражал «глубокую обеспокоенность»: на носу рождественские праздники, а тут на красный кафтан Санта-Клауса, символизирующий время безудержных продаж, могут напялить смирительный желтый жилет. Подоспело с цифрами и министерство экономики: потери торговых сетей от протестов составили 35% в субботу, 17 ноября, и 17% в субботу, 24 ноября. Откликаясь на эти цифры, Федерация торговли и сбыта, выступила с пугающим заявлением: третий подряд протестный уик-энд может обернуться «катастрофой». А заместитель мэра Парижа сказал, что беспорядки, произошедшие на Елисейских 24-го ноября, стоили городу «больше миллиона евро» и это еще не окончательный подсчет. К слову, один только бутик «Диор» начитал убытков «больше миллиона».

Но что такое «три протестных уик-энда» для великой, вечно бастующей Франции?

И что такое «катастрофа» размером 17% потерянной прибыли на фоне грандиозных требований народа?

Автор: Юрий Сафронов, журналист RFI, специально для «Новой»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/12/01/78769-mozhno-li-sputat-zheltye-zhilety-s-korichnevoy-chumoy

***

Приложение 2. Это костер революции или огонек надежды?

Правительство Франции пошло на уступки, но «желтые жилеты» все равно выйдут на Елисейские Поля.

В субботу, 8 декабря, в Париже, на Елисейских Полях, и еще в десятках городов люди в желтых жилетах планируют провести акцию протеста №4. И главный вопрос перед этой четвертой протестной субботой: не будет ли она ужаснее третьей?

В третью субботу, 1 декабря, власти не справились с волной насилия. Самый заметный провал был в Париже. Накануне митинга министр внутренних дел Кастанер обещал, что полиция перекроет все подходы к Елисейским Полям и будет пропускать манифестантов только после досмотра. Но на следующий день на Елисейских Полях и в других точках правого берега горели машины и магазины, подъезды домов и особняков, а «бойцы» в масках грелись у Вечного огня под Триумфальной аркой, разрисованной надписями

«Государство, флики и фашисты, на колени!», «Желтые жилеты будут торжествовать», «Нет — войне между народами и нет — миру между классами!», «Макрон, верни деньги!» и «Макрон, ты пропал!».

4000 хорошо вооруженных полицейских не справились с 1500 «мятежниками» (во всяком случае, эту цифру называл Кастанер) — возможно, еще и потому, что получили приказ до последнего не отвечать на провокации, чтобы, не дай бог, не допустить трагедии. Но вот в каком случае больше шансов на то, что она не произойдет — в ситуации, когда полиция действует жестко, или когда она в основном обороняется, — вопрос риторический. В прошлую субботу в Париже ранения получили более 130 человек, задержаны — 370.

248 из этих 370 предстали перед парижским судом. Были суды и в провинции. Но сроки совсем не «болотные» — от пары месяцев условно до года реальной тюрьмы. Притом что здесь, в отличие от Болотной, действительно есть за что судить.

Глава МВД, отчитываясь во вторник перед сенатом, ожидаемо не признал ошибок и так же ожидаемо пообещал «усилить меры безопасности» во время митингов 8 декабря. Резервы изыскиваются повсюду: префект парижской полиции отменил назначенный на субботу футбольный матч «ПСЖ», чтобы «перебросить» 350 сотрудников со стадиона на обеспечение порядка во время митингов.

Из зала сената глава МВД призвал «благоразумных участников» протеста не приходить в субботу в «места, где, как мы знаем, царило напряжение». Не повезло бесхозным братьям меньшим: ежегодную ярмарку Noеl des Animaux («Рождество для животных»), которая должна была пройти на площади Республики, «отменили по соображениям безопасности». В прошлом году на ярмарке свой дом обрели 500 собак и кошек.

Что касается политических животных, то они на фоне протестов, конечно, оживились. В понедельник лидеров парламентских партий принял премьер-министр Эдуар Филипп; во вторник лидеры выразили «глубокое разочарование» теми мерами, что премьер предложил для «снижения социальной напряженности». Объявленные Филиппом уступки — шестимесячный мораторий на рост «углеродного налога» и на ужесточение технических мер контроля автомобилей, обещание сделать так, что «этой зимой цены на газ и электричество не будут расти» — были признаны «недостаточными и запоздавшими». Не убедило оппозицию и предложение провести с 15 декабря по 1 марта «консультации» «власти и общества» по выработке «новой социально-экономической модели» — с учетом необходимости борьбы за экологически чистое будущее.

Всемирным флагманом этой борьбы, напомню, объявил себя Эмманюэль Макрон, провозгласивший слоган «Make our planet great again!» в ответ на выход США из Парижского соглашения по климату. Чтобы бросить на борьбу миллиарды евро, нужен был в том числе «углеродный налог», который в итоге переполнил «чашу народного терпения». Макрон, надо признаться, до недавнего времени в эту чашу не заглядывал, считая, что сначала нужно помочь богатым, а уж затем они «вытащат за собой» бедных. Макрон и сейчас продолжает так считать. Во всяком случае в среду вечером на совете министров он исключил возможность восстановления «налога на богатство» (ISF) — а это одно из принципиальных требований «желтых жилетов».

«В обмен» Макрон продлил мораторий на рост углеродного налога — с 6 месяцев до 1 года.

Рационально отмена ISF — верное решение, потому что при налогах в три четверти от дохода инвесторы бегут из страны, но кто сказал, что у протестующих рацио должно возобладать над выстраданным желанием еще раз поджечь Елисейские Поля и окрестности, средоточье «неправедного богатства»?

В среду депутаты Нацсобрания, в котором у Макрона большинство, стоя аплодировали «мужеству сотрудников правопорядка». Как будто на бой провожали.

Автор: Юрий Сафронов, журналист RFI, специально для «Новой»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/12/06/78833-eto-koster-revolyutsii-ili-ogonek-nadezhdy

***

P.S. Президент Франции Эмманюэль Макрон выдвинул в Париж дополнительные силы полиции и армии, которые должны помешать масштабному протесту "желтых жилетов" в субботу.

Источник - https://vesti-ukr.com/mir/316016-makron-vvodit-vojska-v-parizh-foto

***

Комментарий. Чёрная метка: за протестами во Франции стоят США? 

Протесты во Франции — крупнейшие с 1968 года беспорядки. Кто за ними стоит? Почему рукотворность событий не вызывает сомнений? Чего хотят зачинщики от Парижа и как случившееся может изменить ЕС?

«Цветные» технологии или традиции государства?

Не секрет, что ранее гипертрофированная активность «улицы» являлась для Франции типичной частью политической жизни. Как правило, за ней стояли договоренности между властью и общественными структурами страны. При этом если в других странах забастовки устраивались вследствие неудачных переговоров, во Франции они являлись неотъемлемой частью внутренних торгов.

С 1864 года, когда французские рабочие впервые получили право на забастовку, а спустя 20 лет — на объединение в профсоюз, во Франции зародилась «вечная» традиция на уличные конфликты. В рамках подобных беспорядков даже радикалы, дерущиеся с полицией, становились внутренним механизмом саморегуляции страны. Помогали достичь обоюдного компромисса и выпустить «пар». В нынешних обстоятельствах — всё совершенно иначе.              

Ранее неизменной константой подобных событий всегда являлось наличие лидеров и публичных условий. Главы протестов — выдвигали конкретные требования, рядовые граждане проводили протест. В ходе переговоров требования обсуждались с властью, находился приемлемый компромисс, и руководители движения останавливали беспорядки. Сегодня — официальных лидеров у протеста нет, и это далеко не случайно. На этот раз, задачей закулисных организаторов является поддержание самого конфликта, а не выполнение требований или взаимный компромисс. Наглядно это доказывает и то, что задачи, ставшие публичным поводом для выхода на улицы — давно забыты, а встречные шаги властей тонут в отсутствии партнера для переговоров.

«Желтые жилеты», изначально выступавшие против повышения цен на дизель и бензин, теперь требуют радикальных мер вплоть до отставки президента и правительства. Удивительно четкая координация осуществляется не системными методами, а через соцсети и анонимный интернет. Места обычных протестующих всё активнее занимают характерные для «третьих сил» профессиональные радикалы, и никого уже не волнуют уступки властей.

Несмотря на шаги правительства по заморозке цен на топливо, введению льгот на оплату электроэнергии и различных дотаций, протест не ослабевает. Более того, признаки «цветных технологий» проявляются всё сильней.

Маркеры событий

Массовые акции начались по всей Франции 17 ноября. Для протестующих мгновенно был создан единый символ — аварийный жилет желтого цвета. В первый же день на улицы вышли 244 тысячи «бастующих». Две тысячи манифестаций одномоментно вспыхнули по всей стране. Началось организованное перекрытие участков трасс, вызвавшее многокилометровые очереди, блокировка доступа к бензоколонкам, уличные погромы и бои.

К началу декабря протест приобрел четкий антиправительственный характер, а к требованиям уже миллионов протестующих прибавилось сразу всё — от бессрочного запрета на увеличение налогов до тотального ужесточения контроля за нелегальной миграцией. Быстро выяснилось, что география их акций покрывает практически всю Францию, а политическая платформа движения совершенно непонятна и, по всей видимости, намеренно искажена.

Протестом явно руководили, а переговоры, если они и велись, продолжались на совершенно ином уровне. Там, где и расположился истинный источник проблемы.

Последний раз, когда под такими же расплывчатыми лозунгами в один момент собирались и организовались огромные толпы, был в 2016 году. Тогда аналогичным образом словно из ниоткуда образовалось масштабное движение «активистов», которое поддерживало молодого и никому неизвестного Эммануэля Макрона.

Разумеется, движение «Вперед!» оплачивалось закулисными спонсорами, продвигавшими через подконтрольные СМИ и структуры «своего» человека. Символично, что технологии, использованные для поддержки «будущего президента страны», теперь применяются против него же.

Международная повестка

Обычно репутация французов как нации забастовщиков преподносится страной в виде предмета гордости и символа свободы. Однако этим можно бахвалиться лишь в спокойные времена. Теперь, после первых робких попыток Парижа проявить международную самостоятельность, французская черта мгновенно стала его слабостью.

Демонстрация без лидеров и координаторов — вдруг показала безупречную организованность. Протестующие с четкостью военных логистов обеспечивались жилетами, водой и едой. Раскрутка движения в интернете, СМИ и соцсетях не просто стремительна, она явно не подчиняется алгоритмам выдачи агрегаторов, предлагающих протестные материалы чуть ли не всем французам подряд. Газета, запустившая историю, принадлежит богатейшему олигарху Франции, причем ни для кого не секрет, что он находится в жестком противоречии с элитами, стоящими за Макроном.

При этом корень проблемы лежит не внутри, а вне границ страны. Война между французскими олигархами и социальные проблемы не отменяют международной подоплеки с участием третьей стороны. Тот факт, что протест подпирается внутренними элитами и зиждется на почве существующих противоречий, лишь доказывает участие внешних игроков. Традиция использования «прокси» и внутренних сложностей — основа англосаксонской методологии по подрыву той или иной страны.

Кроме того, Франция — идеальное поле деятельности для англосаксонских спецслужб. Благодатная почва для любой из «цветных» технологий. Французская общественность заранее приучена к тому, что забастовка — это вынужденная мера, и в общественном мнении даже ничего не нужно менять. Так, если в Великобритании забастовщики часто сталкиваются с неодобрением со стороны широкой публики, французское народная позиция сводится к тому, что это необходимо «для общего блага».

В итоге начавшееся с петиции некоей француженки общественное движение было легко раздуто до того, что сегодня называется «крупнейшим протестом». Письмо, на которое в мае 2018 года никто не обратил внимания, с 12 октября было превращено прессой, принадлежащей самому богатому человеку Европы Бернару Арно, в яркий манифест. За четыре недели петиция, опубликованная в соцсети Фейсбук полугодом ранее, «неожиданно» ожила и получила миллионы подписей.

Подключился Youtube, и опубликованное «активистами» видео за считанные недели набрало многие миллионы просмотров. Движению создали необходимый «символ», задорно звучащий на французском языке, скоординировали и вывели «на улицы». При этом нельзя сказать, что рукотворный подход к ситуации особенно скрывали — среди кадров с желтыми жилетами у той или иной протестующей волны хорошо заметны люди в красном. Типичные для любой «цветной революции» — координаторы толпы. Лица одетых в жилеты красного цвета «протестующих» традиционно закрыты, а действия осмыслены и явно определены…

Париж получил «чёрную метку»

Американский комплекс мер, предпринятый ими от Туниса и Ирака до Ливии и Сирии, включая рукотворные потоки мигрантов из государств Африки, во многом преследовал целью удержать над Европой необходимый контроль. Пресечь самостоятельность в самом её зародыше. Ранее для этого было достаточно наднационального инструмента в лице Брюсселя и «надсмотрщика» в роли НАТО, однако позже этого стало не хватать.

В дальнейшем проект раскола Евросоюза руками мигрантов резко забуксовал, а ослабление позиций самой Америки, ввиду внутренней борьбы элит, привел к еще большей строптивости американских «партнеров».

Быть союзником США — всегда значило быть вассалом. Макрон же, «заигравшись» в имидж Шарля де Голля и призвав к созданию общей армии «для защиты от США», судьбу де Голля и повторяет. Вашингтон действует намеренно жестко, причем подтексты даже не требуется читать. В разгар многомиллионных протестов по всей Франции, Дональд Трамп в своем Твиттере написал: «Массовые и жестокие протесты во Франции не принимают во внимание то, как плохо ЕС относился к США и не ценил нашу (большими буквами) огромную военную помощь. Решение этих вопросов ДОЛЖНО быть найдено в самое ближайшее время».

Иными словами, Вашингтон делает Парижу недвусмысленное предупреждение. Из слов Трампа прямо следует, что протесты во Франции связаны с тем, что ЕС и его лидеры (Франция и Германия) не учитывают, «как плохо» они поступают с Америкой в сфере торговли и насколько «не ценят» услуги военного зонтика США. Строить свой им запрещается. Учитывая это, не удивительно, что цена на бензин, формально ставшая главной причиной движения — это последнее, о чём во Франции вспоминает протест. А согласие на заморозку стоимости со стороны властей мало что изменило в ходе процесса.

Париж загоняют в стойло. И делают это максимально показательно, дабы другим осмелившимся был ясен пример. В том числе ФРГ, где уже готовят нового канцлера с необходимым набором проамериканских позиций. Подспудно США решают и будущую проблему по ослаблению ЕС, тем более что входящие в него страны стали всё чаще размышлять о суверенитете и независимости.

Бумеранг

Для понимания текущих и будущих событий важно понимать, что «Арабская весна» как технология, использующая те же механизмы, началась не с диктаторских стран «черной» Африки, а с наиболее европейского государства арабского мира — Туниса. Женщины Туниса носили современную одежду, дома строились в западной архитектуре, молодежь была преимущественно образована и культурна. Тунис был похож на восточную тиранию не больше, чем окраины Парижа на Афганистан. И тем не менее именно он был выбран плацдармом Запада для будущего расползания хаоса и «цветных» революций. Франция активнейшим образом поддержала этот процесс.

Сегодня ни для кого не секрет, что «Арабская весна» была не просто революционными событиями, а цепочкой спланированных государственных переворотов руками третьих стран. «Стрелой», летящей в Китай, Индию, Японию и прочих экономических конкурентов Америки, не обладающих при этом запасами собственной нефти. Главной целью ставилось отрезать противников от источников энергетических носителей. Далее волна должна была перекинуться на Россию. Москва успела остановить сценарий лишь в последний момент.

Из Туниса хаос двинули бы в Египет, Ливию, Сирию, а после переместили в государства Закавказья, Центральную Азию и Россию. К тому моменту мигранты уже захлестнули бы весь ЕС. Лишь благодаря многослойной операции нашей страны в Сирийской Республике «Арабская весна» захлебнулась в самом расцвете сил, однако методы ее остались важной технологией борьбы США с врагами и бывшими союзниками.

Ирония ситуации заключается в том, что благодаря российским действиям и экономическим шагам КНР расширяться Западу становиться всё сложнее. Ресурсов и прибылей от традиционной экспансии на всех не хватает, и конкуренты в такой ситуации англосаксам не нужны.

В итоге Франция, ранее полагавшая, что механизмы хаотизации, не раз разыгрываемые ею с другими, никогда не случатся с ней самой, оказалась в фокусе аналогичных действий. Адресатом сигнала Вашингтона, сообщающего ей о том, что проблемы гегемона — не повод для вассала выказывать неподчинение. А обратное — наказуемо для всех европейских стран.

США слишком ослаблены для того, чтобы удерживать свою власть сразу и над всеми, но пока еще достаточно сильны, чтобы не позволять другим оформить свой суверенитет. Справиться ли Париж с «цивилизованными» технологиями — покажет время. Но во многом это будет зависеть от того, как далеко зайдет в своих намеках Вашингтон.

Автор: Руслан Хубиев

https://regnum.ru/news/polit/2532940.html


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Сафронов, Руслан Хубиев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.12.2018. Просмотров: 31

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta