Масштабная экономическая либерализация России в ответ на политику всесторонних санкций Запада

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Структурная трансформация российской экономики  

***

Жизнь под санкциями  

Успех адаптации и последующей структурной трансформации российской экономики в первую очередь зависит от предпринимательской активности.

Возможные направления структурной трансформации российской экономики и ее этапы определили авторы последнего — апрельского — бюллетеня Центробанка «О чем говорят тренды». Сами сценарии трансформации, как отметили аналитики, еще не определены. Но отталкиваясь от природы экономического спада и его последствий, специалисты обозначили свое видение дальнейшего развития событий.

Причины спада понятны — удар санкций по экономике страны, которые стали сказываться уже в марте: нарушилась работа многих производственных и логистических цепочек, связанных с экспортно-импортными и финансовыми операциями, а также взаимодействием с иностранными компаниями, объявившими о сворачивании деятельности в России. При этом на логистику российских внешнеторговых поставок также негативно повлияли противокоронавирусные ограничения, введенные в Китае. В совокупности с резким ослаблением рубля это привело к резкому изменению цен по широкому кругу товаров и услуг и значительному повышению инфляции.

«Из-за устойчивости шоков предложения глубина спада может быть весьма значительной, а траектория выхода из спада — растянутой во времени», — заключили сотрудники департамента исследований и прогнозирования в своем бюллетене. Недостаток компонентов, особенно уникальных, даже при высокой степени локализации производств в стране, может нарушить работу всей цепочки. Отрасли, использующие наиболее современные иностранные технологии, и отрасли, достигшие высокого уровня цифровизации своих бизнес-процессов, рискуют пострадать сильнее других.

В существующих ограничениях доля экспорта и импорта будет сокращаться вместе с ВВП. При этом потери потенциального ВВП, как указывают авторы исследования, ограничат возможности последующего восстановления за счет факторов спроса и отложат возврат ВВП на уровень 2021 года. Предсказать же будущие тенденции касательно темпов роста ВВП или его снижения специалисты сейчас не берутся, так как это зависит от многих факторов, в частности, технологического характера. Но в основном спад объемов производства и валовой добавленной стоимости произойдет, по их мнению, на первом и втором этапах трансформации — примерно до конца 2022 года.

Определяя возможные направления и этапы трансформации экономики, аналитики исходили из условий продолжительного действия внешних ограничений, а также с учетом того, что эта трансформация будет сопровождаться технологическим регрессом в ряде отраслей при одновременном росте производства инвестиционных товаров и технологий. 

Первый этап собственно и представляет разрыв многих устоявшихся технологических, производственных и логистических цепочек, который в первую очередь, считают аналитики, затрагивает компании, импортирующие (напрямую или через поставщиков сырья и материалов) критически важные производственные компоненты, даже занимающих небольшую долю в себестоимости. 

«Адаптационная стратегия на данном этапе состоит в поддержании текущей работоспособности, что включает в себя использование запасов (в т. ч. финансовых), поиск альтернативных зарубежных покупателей/поставщиков и транспортных маршрутов. При отсутствии запасов и невозможности оперативно перестроиться происходит резкий спад производства, затрагивающий всю производственную цепочку. При этом возрастает риск «заражения» других производственных цепочек. Это, в частности, происходит из- за роста неопределенности в экономике в целом, увеличения кредитных рисков компаний, снижающих стимулы их кредитовать», — говорится в бюллетене.

К слову, именно о подобных рисках в общих чертах глава Центробанка Эльвира Набиуллина говорила на днях в ходе выступления в Госдуме. Вот и сейчас аналитики в своем исследовании отмечают, что задача экономической политики на данном этапе состоит в минимизации масштаба спада из-за разрыва производственных цепочек, что, по их мнению, достигается посредством принятия государством на себя части финансовых рисков (кредитных, процентных и т.д.). 

Инструментами такой политики, как указывают специалисты департамента, могут быть программы частичных госгарантий и субсидирования процентных ставок, а эффективной мерой общей поддержки бизнеса может выступать снижение налогов и дерегулирование хоздеятельности: отмена или мораторий на действие нормативных актов (за исключением критически важных), создающих административную или финансовую нагрузку на бизнес, особенно малый. 

Второй этап представляет собой первичную подстройку компаний и производственных цепочек к новым условиям функционирования. Возможность оперативно переключиться на альтернативных зарубежных и российских поставщиков сыграет в этом определяющую роль. Причем тут же могут проявиться негативные вторичные эффекты спада, которые через спрос, рынок труда и доходы дополнительно повлияют на экономику. 

Ждать на этом этапе резкого увеличения производства замещающей продукции, по мнению авторов бюллетеня, не стоит: расширение мощностей части российских производств может быть ограничено зависимостью от импорта. Иными словами — замкнутый круг. Это, как отмечают специалисты, коренное отличие от течения типичного циклического спада, связанного с временным снижением спроса при неизменном совокупном предложении. 

Вместе с тем импульс к росту получат ремонтные и сервисные предприятия, как существующие, так и новые, которые смогут обеспечить устранение неполадок и поддержание производственных линий в рабочем состоянии. Здесь аналитики также указали, что на этом этапе вырастет роль небольших посреднических внешнеторговых компаний, которые могут наладить поставки от альтернативных зарубежных поставщиков, и «челночного» малого бизнеса (особенно в потребительском сегменте). Правда, наблюдатели не согласны с выводами аналитиков в части возврата на рынок России «челноков». 

Как писали российские СМИ, эксперты считают, что в отличие от 90-х такие субъекты экономики априори не смогут конкурировать с крупными поставщиками товаров. Кроме того, по их мнению, влиять на конкурентоспособность «челночной продукции» сегодня могут цифровые платформы, предлагающие товары по более низким ценам. На этом же этапе аналитики прогнозируют более активное сокращение занятости в наиболее пострадавших и не преуспевших в адаптации, но возникнет спрос на труд в среднем и малом бизнесе, обслуживающем внешнюю торговлю и предоставляющем ремонтные и сервисные услуги. 

Роста занятости в принципе следует ожидать именно в импортозамещающих отраслях. Такой тренд возникнет уже на следующем этапе — этапе «обратной индустриализации» или индустриализации на основе развития менее передовых технологий, который может занять несколько лет. Произойдет частичное импортозамещение технологий и производств. При этом техническая и экономическая эффективность созданной техники будет уступать нынешним. Ожидается снижение экологичности производств. 

Четвертый — заключительный этап, когда структурная перестройка экономики завершится. К этому периоду, конечно, будет достигнуто новое равновесие и развитие на новой технологической базе, но эта самая база, по их мнению, может быть менее совершенной. 

Собственно дальнейшая экономическая динамика, в том числе потенциальные темпы роста, будет определяться, в том числе величиной технологического отставания от других стран: чем оно больше, тем легче, по мнению аналитиков, при прочих равных условиях воспроизводить передовые технологии локально. Возможности масштабного экспорта в другие страны продукции с высокой добавленной стоимостью, в частности, техники и технологий, которые отвечают современным требованиям, активное освоение новых рынков также в числе факторов, которые будут влиять на экономическую динамику. 

Способствующим росту экономики может стать тренд на расширение частной предпринимательской инициативы по широкому кругу отраслей экономики, причем при условии дерегулирования. Благоприятно могут сказаться восстановление привлекательности прямых и финансовых инвестиций в Россию, развитие человеческого капитала и наличие социальных лифтов, сохранение и развитие экономических и финансовых институтов и инфраструктуры. 

На днях экономисты НИУ ВШЭ в своем докладе «Инфляционные вызовы периода пандемии и уроки для будущего», как сообщало издание «Экономика сегодня», сравнили кризисы, возникшие из-за пандемии COVID-19 и западных санкций в отношении России. По их мнению, кризисы 2020 и 2022 годов имеют неэкономическую природу и похожи шоками предложения, ослаблением рубля и высокой инфляцией. К отличиям же кризисов специалисты отнесли масштаб, последствия для экономики и пострадавшие отрасли. Как говорится в докладе, санкции ведут к частичной изоляции страны, что скажется на объемах, географии и структуре российского экспорта и импорта, а также спровоцирует масштабную перенастройку экономики. 

При этом в качестве демпфера, который способен смягчить последствия кризиса для экономики России, по мнению экономистов, вновь могут выступить трудовые мигранты. Но, как отмечал РБК со ссылкой на данные Росстата, в пандемийном 2020 году количество прибывших в Россию граждан сократилось на 15% к 2019 году, а чистый приток мигрантов — в 2,7 раза (до 106,5 тыс. человек). Между тем, как говорится в бюллетене департамента исследований и прогнозирования, структурно в среднесрочной перспективе в российской экономике вырастет доля обрабатывающих производств и сектора бизнес-услуг. Снизятся доля потребительских услуг и их относительные цены. 

Аналогично изменится и отраслевая структура занятых. При этом с учетом демографической ситуации и потребности экономики в большем количестве работников уровень безработицы ожидается низким. В начале апреля издание Forbes со ссылкой на опрошенных Bloomberg аналитиков, сообщало, что безработица в России по итогам 2022 года может вырасти более чем вдвое и превысить 9% впервые за последние 10 лет. По их оценкам, в зоне риска около 2 млн рабочих мест. Однако, как отмечали в Superjob, пока работодатели заявляют, что «не хотят никого увольнять». 

Как отмечал эксперт Bloomberg Economics Скотт Джонсон, открытые увольнения могут стать повсеместными только тогда, когда санкции будут восприниматься как более долгосрочные. В результате рост безработицы, по его мнению, может быть более постепенным, а пик — более низким, чем можно было бы ожидать для экономического шока такого масштаба. 

Пока же вместо увольнений компании, как утверждают в агентстве, находясь «под давлением властей», могут начать сокращать зарплаты, переводить сотрудников на неполный рабочий день или отправлять в неоплачиваемый отпуск. Тем временем, как резюмировали авторы бюллетеня департамента исследований и прогнозирования Центробанка, успех адаптации и последующей структурной трансформации российской экономики в первую очередь зависит от предпринимательской активности. 

Поэтому стратегическая задача государства состоит в том, чтобы всячески ее поддерживать, что предполагает масштабную экономическую либерализацию, радикальное снижение госрегулирования и контроля, уменьшение налогового бремени (за исключением рентных налогов).

Автор Галина Смирнова

Источник - https://regnum.ru/news/economy/3573444.html


Дата публикации: 24.04.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 87
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta