Лукашенко стремительно превращает Беларусь в КНДР

Содержание
[-]

Осень патриарха

О чём бы в последние месяцы Лукашенко ни заводил речь – об атомной энергетике или проблемах профсоюзов, он постоянно переходит на больную для него тему оппозиционных выступлений. Сидеть на штыках оказалось крайне дискомфортно.

Протестные выступления в Белоруссии длятся четвёртый месяц под заверения Александра Лукашенко и его челяди в том, что они, мол, «сдулись», почти сошли на нет. Однако, как гласит восточная мудрость, от слова «халва» во рту слаще не становится. Протесты стали разнообразнее, несмотря на жестокие репрессии, пытки и поток оскорблений потерявшего этические берега официоза. По данным белорусских и международных правозащитников, репрессиям подверглось более 17 тысяч участников протестных выступлений. Погибшими от рук силовиков значатся пять человек (по другим источникам — семь). Более 120 человек признаны политзаключёнными. ООН, ОБСЕ и другие международные организации тщетно уговаривают «последнего диктатора Европы» прекратить насилие, освободить политзаключённых и соблюдать элементарные базовые права человека. Показательно, что такой реакции мирового сообщества противопоставляют Лукашенко и его подчинённые, в частности — глава МИД Белоруссии Владимир Макей.

В сентябрьской резолюции Совета по правам человека ООН выражена обеспокоенность в связи с сообщениями о нарушениях прав человека в Белоруссии до и после президентской кампании 2020 года. В частности, в связи с задокументированными фактами чрезмерного применения силы к мирным демонстрантам и «многочисленными фактами издевательств, похищений, произвольных высылок и сексуального насилия». СПЧ ООН призвал прекратить произвольные аресты и освободить всех «политических заключенных, журналистов, защитников прав человека». На это Макей ответил, во-первых, отказом признавать политзаключённых политзаключёнными, а во-вторых, обвинил ООН в «однозначном вмешательстве во внутренние дела Белоруссии».

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

На внешнеполитическом контуре замаячил кнут Джо Байдена. В отличие от Дональда Трампа, сосредоточившегося на внутренних проблемах, новый хозяин Белого дома намерен уделять намного больше внимания продвижению пресловутых «ценностей». США при «демократах» постоянно демонстрировали, как это происходит в разных частях света. Из наиболее ярких примеров — жестокое убийство ливийского лидера Муаммара Каддафи. Лукашенко демонстрирует крайнюю степень психологического напряжения, что указывает на острейший дефицит сил, средств и легальных методов противостояния. Он уже опустился до коверкания фамилии своего бывшего министра, подзаборной брани, каких-то детсадовских обзывалок и кривляний.

Принимая 10 ноября в президентском дворце председателя пропрезидентской «Федерации профсоюзов Белоруссии» Михаила Орду, Александр Лукашенко снова обратился к тревожащей его проблеме. В эфир государственного телевидения выдали только самое приличное. «Наши же «протестуны», и особенно беглые, которые сидят в Польше и Литве, рассчитывают на то, что к весне экономика обвалится, как везде, и мы тут придём, возьмем Белоруссию «тепленькой». Ни черта подобного! Не возьмут они Белоруссию «тепленькой». Мы выстоим. Но будет непросто», — сказал Лукашенко, обращаясь к Орде. Пресс-секретарь президента Белоруссии Наталья Эйсмонт не решилась опубликовать этот фрагмент на официальном президентском сайте, предпочтя курируемый ею телеграм-канал, используемый как сливной бачок для наиболее пикантных заявлений Лукашенко, безумного ёрничества и распространения фейков. Тем же самым занимается её муж Иван Эйсмонт в должности главного пропагандистского рупора — госхолдинга «Белтелерадиокомпания».

Официоз держит нос по ветру, поглядывает на хозяина и пробивает очередное дно. В стиле экс-главреда президентской газеты «Советская Белоруссия» Павла Якубовича спецкор издания Людмила Гладкая пафосно заявила: «Сегодня правоохранителям понадобилось всего несколько часов, чтобы очистить город от откровенной мрази. Как всегда, сработали ювелирно». Речь о воскресной мирной манифестации против бессменного правления Лукашенко, против массового террора озверевших бандитов в парамилитарной униформе, задокументированных пыток, политически мотивированных увольнений и отчислений. Стянутая в Минск даже с Бреста свора «правоохранителей» устроила 8 ноября настоящее побоище, отправив за решётку более тысячи человек. Среди них — рабочие и предприниматели, учителя и врачи, спортсмены и литераторы, пенсионеры и студенты. Все они, совершенно разные, едины в одном: Белоруссия и Лукашенко несовместимы.

Уходя с улицы, они продолжают борьбу в соцсетях, куда давно уже сместилось обсуждение злободневных белорусских проблем. Министерство информации продолжает возрождать официозные «районки», закрывает глаза на грубейшие нарушения закона о СМИ и вместе со своими фейковыми экспертами по печатной продукции окончательно погружается в параллельную реальность. Президентский ОАЦ, НЦОТ и БелГИЭ судорожно хватаются за рубильник, отключая интернет полностью, а между делом блокируя диссидентские интернет-ресурсы.

В этой информационной войне на внутреннем фронте официоз из-за бездарности пропагандистско-«идеологической вертикали» долго терпел поражение за поражением. Сегодня очевидно, что битва за умы широких масс населения им окончательно проиграна. На западном фронте без перемен. Прикормленные Макеем и другими заинтересованными агенты предпочли другую сторону конфликта, в лучшем случае — взяли тайм-аут. На восточном фронте неутомимо трудятся «батькины эксперты», ещё недавно участвовавшие в травле «пророссийских публицистов», изобличении «российских кукловодов», «двухсот вагнеровцев», «офицеров российского ГРУ» и позиционировавших Россию в лучших западных традициях «холодной войны». Благо Владимир Соловьёв и Маргарита Симоньян закрывают глаза на русофобский бэкграунд белорусских комментаторов вроде Андрея Кривошеева.

В социальных сетях сторонники Лукашенко открыто призывают к убийствам участников протестных манифестаций. Причём предлагают сжигать их живьём — как 2 мая 2014 года в Одессе. Весьма креативный ход со стороны записных хранителей памяти о Великой Отечественной войне («не нашей», по словам Лукашенко), до сих пор приговаривающих: «Вы хотите как на Украине?». Дождавшийся своей осени патриарх белорусской политики неспроста удостоился сравнения с политологическим «политическим животным», чувствующим опасность на дальних подступах. Он видит провалы, мечется, нервничает, бросает в атаку лучших из худших, однако серьёзных подвижек не происходит. Системный кризис усугубляется.

Поиск «кукловодов» превратился в фарс с элементами итальянской забастовки. Несмотря на все «внедрения» и провокации, до сих пор не представилось серьёзного повода отправить своих мамлюков давить манифестантов гусеницами, разрядить уже расчехлённые пулемёты. Пока что силовикам щедро раздают бюджетное «бабло», одолженное за рубежом под невероятные проценты, осыпают «песочными» медальками, увешивают генеральскими погончиками. От этого проблема не решается. Более того: некоторые предпочитают судимость прямому нарушению присяги, норм Конституции и законов.

Тем временем освобождённый из СИЗО КГБ по распоряжению Лукашенко бывший оппозиционер Юрий Воскресенский настойчиво зазывает Светлану Тихановскую, Павла Латушко и других сбежавших за границу оппозиционеров в Минск для участия в некоем круглом столе. По словам организатора, он может предоставить гарантии безопасности оппозиционерам, от которых требуется физическое присутствие в Минске ради некоего диалога с фактическими властями постсоветской республики.

Ранее власти Белоруссии всячески способствовали политэмиграции оппозиционеров. Так, например, в начале сентября спецслужбы похитили и пытались насильственно выдворить на Украину члена оппозиционного «Координационного совета по трансферу власти в Белоруссии» Марию Колесникову. Спецоперация сорвалась: насильно усаженная в автомобиль, Колесникова по пути к украинской границе порвала свой паспорт и вернулась к белорусским пограничникам. Её задержали и посадили за решётку по спешно сфабрикованному уголовному делу. Колесникова дала письменные, а затем и устные показания, обвинив в противозаконных угрозах первого замглавы МВД Белоруссии Геннадия Казакевича, начальника ГУБОПиК этого же министерства Николая Карпенкова и начальника президентского ОАЦ Андрея Павлюченко. Оппозиционерке угрожали убийством с расчленением, 25-летним лишением свободы и уничтожением здоровья, требуя пойти на сотрудничество с тираном и его заплечных дел мастерами.

На фоне эскалации системного кризиса и череды позорных неудач практическое воплощение получили идеи создания, по сути, параллельного государства в государстве. В помощь МВД формируются парамилитарные формирования по образцу латиноамериканских и африканских «эскадронов смерти», аналоги румынской «Железной гвардии» и германских партийных штурмовиков. Президентские помощники получают чрезвычайные полномочия, выстраивая параллельную властную вертикаль. Генпрокуратуре запрещено возбуждать уголовные дела по фактам массовых пыток и убийств. Следкому предписано не подвергать уголовному преследованию силовиков, на которых имеется доказательная база. Госкомитет судебных экспертиз и министерство информации фабрикуют «экспертизы», помогая назначенным судьями вынести политически мотивированные решения и приговоры. Задействованы все.

Принимая 10 ноября с докладом председателя ФПБ («официальных профсоюзов»), формально негосударственной структуры, Лукашенко напомнил Орде о своём приказе — «чтобы они жестоко взяли под контроль ценообразование», а также ЖКХ. Фактически речь идёт о дублировании государственных органов (КГК и других).

На этих и других примерах демонстрируется регресс «Республики Беларусь» как государства, до уровня самоуправства партийных органов в некоторых европейских странах начала XX века. Закон вообще ни во что не ставится — «иногда не до законов», как выразился недавно Лукашенко, оправдывая политическую целесообразность. В соответствии с таким подходом озвучиваются приказы в пожарном порядке — до конца года создать профсоюзы на частных фирмах.

«Если только до конца года частные предприятия не создадут по вашим требованиям профсоюзные организации, эти частные предприятия будут ликвидированы. Вы должны внести эти предложения. Шутить мы не будем больше. Мы видим, как некоторые себя повели и взяли курс на уничтожение государства и государственности в нашей стране. Ладно, это мы разберем по отдельным направлениям. Но профсоюзные организации должны быть созданы. И вы от этого отступать ни в коем случае не должны», — пригрозил Лукашенко, обращаясь к главе ФПБ. При этом Лукашенко добавил: «Хочу вас предупредить, что вам не следует перед кем-то оправдываться. Потому что мы видим, и я особенно, какой сегодня осуществляется накат на официальные профсоюзы. Поэтому ни в коем случае никто не должен ни перед кем оправдываться. Тем более уходить в оборону». Шариковы во власти, возможно, рассуждают так: если завтра в ОАО «Газпром трансгаз Беларусь», минское представительство Schwarzkopf & Henkel или собственно белорусскую фирму по проталкиванию продовольственного «контарбаса» из ЕС в РФ заявится ватага швондеров и начнёт «качать права», то будут убиты одновременно два зайца.

Пресловутая «вшивая блоха» начнёт просить защиты у властей, всячески подтверждая свою политическую лояльность. Ведь реально «официальные профсоюзы» защитой прав трудящихся не занимаются. В госорганизациях представительства ФПБ выдают новогодние подарки родителям несовершеннолетних и занимаются рекрутингом этих же родителей на массовики с участием Лукашенко.

Государственные профсоюзы (называя вещи своими именами) могут заняться тем же, чем ранее бесславно занимались их официальные дублёры — взвешивать порции салатиков в ресторанах, со своей колокольни рекомендовать наценочную категорию и всякими прочими способами портить бизнес. Естественно, увеличатся прежние «откаты» и появятся новые. Если же швондеры начнут влезать в финансовые вопросы и жаловаться в «органы» на нежелание едва сводящего концы с концами буржуа увеличить фонд заработной платы, то перспективы выглядят ещё интереснее.

Судя по новостям из Белоруссии, там вскоре гарантированно ухудшится бизнес-климат. Однако у Лукашенко сейчас совсем другой приоритет, заставляющий его посиневшими пальцами удерживать выросшую корону. Поэтому всё вторичное будет без сожаления принесено в жертву.

Территория Северо-Западного края Российской империи в процессе различных процессов так и не состоялась как демократическое правовое государство. Осенью 2020 года временно отторгнутая часть Русской земли стала ещё более похожей на страну утренней свежести — Корейскую Народно-Демократическую Республику.

Автор Сергей Артёменко

https://regnum.ru/news/polit/3112141.html

***

Комментарий: Лукашенко и хунта. Как силовики трансформируют белорусский режим

Пока улица не подавлена, Лукашенко не может слезть со штыков. Это значит, что в случае управляемого транзита в ближайшие год-полтора именно люди в погонах будут его администрировать и помогать подбирать преемника. Все больше вероятность, что это будет один из них.

Еще никогда в современной белорусской истории силовики не занимали столько места наверху государственной машины. Их поддержка и дисциплина позволили Александру Лукашенко пережить самый острый период политического кризиса в стране. Но избыток людей в погонах создает новые проблемы. На фоне тяжелого кризиса Лукашенко нужно, с одной стороны, сохранять лояльность генералов разных ведомств, а с другой – держать их всех под контролем. Не позволять им ни размякнуть, ни обнаружить в себе чрезмерные амбиции.

Топорная надежность

Как любой автократ, Лукашенко ценит в кадрах исполнительность и лояльность выше любых других заслуг. Еще до судьбоносных августовских выборов, предчувствуя возможные трудности, он превентивно заменил многих гражданских в своем окружении на людей в погонах. В конце 2019 года выходец из КГБ Игорь Сергеенко возглавил администрацию президента. Неформальным главным советником на время летней избирательной кампании стал давний товарищ Лукашенко, побывавший на всех ключевых силовых постах, Виктор Шейман. Его соратник Роман Головченко, который управлял белорусским ВПК, в июне возглавил правительство.

Гражданские чиновники оказались задвинутыми на второй план не потому, что чем-то провинились, а потому, что с военными Лукашенко спокойнее. Они не дрогнут в трудные времена. И надо признать, эта ставка сработала – не дрогнули. Неизвестно, как повел бы себя в августе банкир Сергей Румас, если бы он остался премьером. В разгар протестов его жена выложила в соцсети их совместное фото на фоне акции оппозиции, в котором сквозила явная симпатия к протестующим. А новый премьер-силовик послушно поехал на завод успокаивать бунтующих рабочих. Окружив себя людьми в погонах, Лукашенко стал принимать топорные решения; прежде адаптивная система власти потеряла гибкость. Когда докладные из всех ведомств выглядят как сводки с фронта, это программирует на жестокость – тем более когда их читает Лукашенко, который и так не особенно склонен к компромиссам.

В результате белорусский режим пришел к новому для себя градусу подавления недовольства. Убитые протестующие, резиновые пули и светошумовые гранаты каждое воскресенье, больше 18 тысяч задержанных, массовые избиения в изоляторах и отделениях милиции, больше 900 уголовных дел, закрытие нелояльных бизнесов, сотни отчисленных из вузов и уволенных за политику – неполный перечень репрессий за последние три месяца. Многие стали называть новое состояние белорусского режима хунтой, но это не точное описание. Пока не видно признаков того, что Лукашенко потерял контроль над генералами. Теоретически он может откатить ситуацию назад – в сторону прежнего баланса силовых и гражданских ведомств. Хотя, конечно, сделать это с каждым днем становится сложнее. Отдав спасение себя от революции в руки силовиков, Лукашенко вынужден ежедневно беспокоиться о том, чтобы они были надежны и довольны. А шаги, которые ради этого приходится делать, только сильнее цементируют статус-кво.

Две угрозы

В новых отношениях Лукашенко с силовиками хватает трудностей. В каком-то из звеньев системы может случиться сбой. В нынешней ситуации Лукашенко крайне важно, чтобы силовики не дрогнули, не слишком задумывались о последствиях своих действий или высоких материях совести и гуманизма. На практике это значит, что своих нельзя сдавать. Около полутора тысяч жалоб на пытки и избиения лежат в белорусском Следственном комитете без движения. Дать им ход – значит подставить и демотивировать МВД и другие военизированные структуры, которые уже три месяца дисциплинированно разгоняют протесты.

Однако не все прокуроры и следователи страны этим довольны. Некоторые еще во время выборов подписывались за оппозиционных кандидатов, другие подали в отставку в знак протеста в августе. По рассказам бывших сотрудников, целые подразделения прокуратуры и СК чуть ли не в полном составе выступали против проявлений беззакония. Генпрокурор Александр Конюк не пресекал ползучий бунт внутри своего ведомства. В начале сентября Лукашенко отправил его в отставку, публично потребовав от сотрудников прокуратуры либо активно включаться в подавление революции, либо уходить и не мешать остальным работать. Похожая ситуация, по некоторым данным, сейчас разворачивается в СК, его руководство тоже вплотную подошло к высочайшей немилости.

Вовлекая все силовые ведомства в репрессии, Лукашенко связывает их с собой общим страхом за свою безопасность в случае победы протестующих. Когда все запятнаны, никто не думает о том, чтобы перейти на другую сторону. В том числе поэтому к разгонам акций и охране военных мемориалов от протестующих начали привлекать армейские подразделения. Однако тут для Лукашенко есть и обратный риск – слишком усилившиеся генералы могут выйти из-под контроля и повести страну в сторону настоящей военной диктатуры.

Белорусские силовики не привыкли думать политически в отличие от своих коллег в странах, где хунты побеждали. Но аппетит приходит во время еды. Когда столько месяцев подряд именно от твоих приказов и бойцов зависит политическая, а возможно, и физическая безопасность всей властной верхушки, могут появиться новые амбиции. Чтобы предотвратить это, Лукашенко всегда налегал на ротацию, межведомственную конкуренцию и надзор силовиков друг за другом. Если силовых структур много, а их руководители не засиживаются на одном месте и не успевают обрасти прочными связями и интересами, то можно долго сохранять их в надежном подчинении, не допуская появления кланов. В логику такой ротации укладывается недавнее снятие со своих постов госсекретаря белорусского Совбеза Валерия Вакульчика и главы МВД Юрия Караева с его заместителем Александром Барсуковым. Мы не знаем, связаны ли их отставки с тем, что Лукашенко начал опасаться их растущего влияния. Возможно, он просто был недоволен тем, что эти люди так долго не могут придушить протесты. Но какие-то претензии здесь были однозначно, это не дежурное обновление кадров – Караев проработал в должности чуть больше года, Вакульчик – всего полтора месяца.

В нынешней ситуации увольнять высших силовиков непросто, это может демотивировать остальных и дать протесту ощущение победы. В итоге пришлось обыгрывать отставки как перевод на фронт. Уволенных силовиков назначили помощниками-инспекторами президента в двух западных областях – Брестской и Гродненской (Вакульчик и Караев) – и Минске (Барсуков). До сих пор на подобные должности шли региональные чиновники среднего звена, а теперь Лукашенко поручил прописать для региональных инспекторов новые полномочия, в том числе – быть еще одним фильтром для отбора лояльных кадров на местах и помогать бороться там с революционной заразой. Итогом ротации станет то, что удельный вес людей в погонах в белорусском режиме только вырастет. В дополнение к тому, что они занимают ключевые должности в Минске, теперь силовики появляются еще и в роли надзирателей за губернаторами и местной вертикалью.

Заколдованный круг

Протесты, хоть их численность постепенно снижается, могут растянуться еще на несколько месяцев. Затем каждое из грядущих политических событий – Всебелорусское народное собрание, где власть обсудит с отобранными ею же людьми новую Конституцию, референдум по ней и выборы после этого – станет поводом для новой протестной мобилизации. Судя по всему, всплески уличной активности будут сопровождать Лукашенко до конца его президентства.

Пока улица не подавлена, Лукашенко не может слезть со штыков. Если понизить вес силовиков в системе, пока работа не сделана, это может подорвать их мотивацию и поставить весь режим под угрозу. Это значит, что в случае управляемого транзита в ближайшие год-полтора именно люди в погонах будут его администрировать и помогать подбирать преемника. Все больше вероятность, что это будет один из них. Для Лукашенко передать пост какому-нибудь технократу-экономисту в нынешней ситуации означает обречь его почти на неизбежный конфликт с силовиками. Ведь любой устойчивый выход из кризиса будет подразумевать ослабление репрессивных гаек и общую демократизацию системы.

Это похоже на заколдованный круг. Окружив себя силовиками и поручив им управлять всем – от экономики до внутренней политики, – Лукашенко стал еще менее способен запустить реформы, которые удовлетворили бы общество. А недовольное общество продолжит давать поводы к милитаризации и ужесточению режима. К сожалению, один из возможных выходов из этого тупика – новая эскалация насилия. Она может либо превратить страну в полноценную военную диктатуру (на российском довольствии), либо сделать то, чего не достигла первая вспышка репрессий в августе, – расколоть авторитарный монолит белорусского режима.

Автор Aртем Шрайбман, опубликовано на сайте Центра Карнеги

http://argumentua.com/stati/lukashenko-i-khunta-kak-siloviki-transformiruyut-belorusskii-rezhim

***

Приложение. Кризис в Белоруссии: что делать русским?

Перед русскими в Белоруссии, как и на всём пространстве исторической России, приоритетной задачей является выживание и сохранение своей идентичности.

Белоруссия как наследница Белой Руси и западная окраина исторической России, западный рубеж Русской земли и форпост Русского мира переживает очередной кризис. Он носит системный характер и демонстрирует такие же угрозы, как и аналогичные процессы в других формально «самостийных», отторгнутых от России уделах. Эксперты не без оснований указывают на вероятность развития событий по украинскому сценарию в случае, если Александра Лукашенко постигнет участь Виктора Януковича.

Переписи населения Белоруссии демонстрируют неуклонное и резкое сокращение идентифицирующих себя как русских. Такой результат обусловлен не этническими чистками, как в других постсоветских образованиях или на территории бывшей Югославии, не аналогом апартеида, как в Прибалтике, но рядом других факторов.

С самого начала советской эпохи из белорусов — части триединого русского государствообразующего народа, целенаправленно делали отдельный этнос, народ, нацию со своим отдельным, хотя и интегрированным в СССР государством. Сопротивление русских, в том числе автохтонного большинства Северо-Западного края, подавлялось разными методами и способами, вплоть до откровенного террора.

В начале XXI века у русских Белоруссии всё те же два внутренних врага, что и сто лет назад. Первый — взращённый на легальном сепаратизме государственно-политический национализм, представленный официозом. Второй — национализм этнический, искусственно выведенный в начале XX века, предписанный как норма в ходе нескольких волн «белорусизации» и фактически ставший частью недоделанной государственной идеологии.

Синтез этих двух антирусских национализмов периодически проявляет себя в странных, на первый взгляд, проектах. Например, в строительстве завода по выпуску элемента одежды польских магнатов — «слуцких поясов», издании дорогих сборников о местной польской знати (объявленной «белорусской шляхтой»), повсеместной установке памятников литовским князьям, а также в прочих многочисленных проектах, инициированных властями и горячо поддержанных даже самыми маргинальными националистами. Показательно, что когда западнорусисты инициировали восстановление памятника Александру II, освободившему предков нынешних белорусов от крепостного права, то власти единодушно и категорически выступили против. Причём речь даже не шла о бюджетных деньгах — инициаторы просили разрешить им сбор пожертвований.

Оба антирусских национализма в Белоруссии апеллируют к цивилизационно и этнически чуждой архаике, а также к местной деревенской культуре, которую противопоставляют русской городской. Аналогичный тренд наглядно реализован на Украине, пережившей несколько волн «украинизации» и превращённой в русофобский бастион (при этом преимущественно русскоязычный).

Нынешний белорусский кризис, как и недавний демонстративный конфликт Минска с Москвой, стал следствием предыдущих волн «белорусизации» и нынешнего этапа дерусификации, не прекратившейся даже в условиях текущих потрясений. Не прекратилась и внешнеполитическая минская «многовекторность», о которой инициатор нынешней волны «белорусизации» (дерусификации) Александр Лукашенко напомнил сразу же, как только почувствовал подконтрольность внутриполитических процессов и помощь Москвы, напуганной перспективой повторения украинской катастрофы.

Небольшой экскурс в историю. Первые президентские выборы в Белоруссии многим казались если не русским, то пророссийским реваншем. В 1994 году Лукашенко подчёркнуто чурался местечкового национализма. Со временем он в полной мере осознал личные выгоды от квазимонархии, как и его туркменские, казахстанские и другие коллеги. Пойдя по этому пути, он не только сделал авторитаризм нормой, но и естественным образом стал использовать национализм для защиты сепаратистского проекта «Республика Беларусь». Происходило это постепенно, при демонстративном отдалении от одиозных русофобов, и одновременно плагиате их идейных наработок и даже символов. Так появились пресловутая «мягкая» (на тот момент) белорусизация и многие другие особенности проводимой Лукашенко политики.

Москва в те годы в основном предлагала экономическую помощь и имитацию бурной деятельности в форматах СНГ, Союзного государства, а затем и ЕАЭС, где всё реально живое сводится к торговле. О реальном воссоединении большой страны речи не шло и не идёт. Есть основания считать, что Москва видит Белоруссию, как и другие созданные на окраинах исторической России лимитрофы, как отрезанный ломоть. Некоторые российские наблюдатели успели заметить, что символика этнического русофобского национализма стала символикой нынешнего белорусского уличного протеста, противостоящего коррумпированному и во многом несостоятельному режиму. Попыткой уравновесить чаши внутриполитических весов стали недавно анонсированные проекты создания «пророссийских» партий и организаций. О таковых, действовавших в 90-е годы, сегодня мало кто вспоминает.

Нынешняя попытка имитации «пророссийского» движения в Белоруссии выглядит как проектная деятельность, которая будет длиться ровно до тех пор, пока будет что «пилить» и пока местные кураторы по линии компетентных органов не получат приказ сворачивать безобразие. Реальным русским партиям и организациям собраться, зарегистрироваться и действовать в соответствии с законом, конечно же, никто не позволит. Такая третья сила сейчас даже Москве не нужна, а Минску и подавно.

Друзей у русских в Белоруссии почти нет. Рассчитывать на помощь РФ бессмысленно. Перед глазами — эпопея удачного воссоединения Крыма с Россией (до сих пор не признанного Минском) при категорическом отказе Москвы рубить гордиев узел с Новороссией. А ведь мало кто так выстрадал право воссоединиться с Россией, как жители ДНР и ЛНР. Русским в Белоруссии остаётся уповать лишь на собственные силы. Как показывает практика, даже белорусские «дочки» крупного российского бизнеса скорее профинансируют оба крыла белорусского национализма, нежели дадут хотя бы полушку на русское дело. Скандальное уголовное «дело регнумовцев» показало, что представители официальной Москвы ещё и помогут отправить русских людей за решётку по самым нелепым обвинениям и на максимальный срок.

Рассчитывать на поддержку правозащитных структур нет смысла, — строго говоря, в Белоруссии нет ни одной правозащитной организации, которая занималась бы проблемами всех диссидентов — как прозападных, так и пророссийских. Нет русских учебных заведений — есть таковые с русским языком обучения. Нет русских СМИ — есть русскоязычные, в том числе откровенно русофобские. При этом, как показало то же громкое уголовное дело, помощь реально может прийти от части российской общественности, которой есть дело до проблем русских в России и за рубежом.

Сейчас необходимо выжить физически и сохранить свою русскую идентичность в условиях сильнейшего давления сверху и со стороны. Далее необходимо последовательно аккумулировать все имеющиеся виды ресурсов — интеллектуальных, культурных, финансовых и других. Нужно последовательно популяризировать свои идеи, концепции и символы, предлагать свои интеграционные проекты. При этом сейчас даже нет необходимости в крупных собственных СМИ — современный интернет предоставляет достаточное количество площадок для продвижения собственных идей — вспомним тот же Telegram, который для белорусских властей до сих пор как кость в горле. Если целенаправленно, шаг за шагом идти по этому пути, то со временем извечный вопрос: «что мы можем сделать, если Россия нас не поддерживает», отпадёт сам собой. Более того, в какой-то момент у РФ просто не останется выбора — ей ПРИДЁТСЯ оказать поддержку усиливающемуся движению.

Русским в Белоруссии приходится действовать в гораздо худших условиях, чем русофобской прозападной фронде. При этом отработанные ею методы вполне подходят для созидательной деятельности в интересах всех русских, всего Русского мира. И нужно помнить о том, что политический кризис — это всегда пространство возможностей.

Автор Георгий Шкловский

https://regnum.ru/news/polit/3107591.html


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Артёменко, Aртем Шрайбман, Георгий Шкловский

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.11.2020. Просмотров: 49

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta