Лондон формулирует глобальную стратегию – 2030

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Лондон формулирует глобальную стратегию – 2030  

Британия возвращает себе статус мировой державы

В рамках подготовки к саммиту лидеров «большой семерки» в Лондоне с 3 по 5 мая проходила встреча министров иностранных дел стран-участниц. В ней также приняли участие приглашенные представители Индии, Австралии, Южной Кореи, ЮАР и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии.

Глава британского МИДа Доминик Рааб заявил, что в перспективе отношения стран НАТО с Россией будут зависеть от позиции Кремля. «Дверь для позитивных отношений и дипломатии всегда открыта, но Москва должна изменить поведение», – сказал Рааб. И подчеркнул, что это касается ситуации в Украине, кибератак, дезинформации, а также применения химического оружия, в том числе якобы на территории России.

Руководство России неоднократно отвергало подобные обвинения, называя их абсурдными, безосновательными, голословными и надуманными. И заявляло, что Запад использует обвинения в агрессии для обоснования наращивания военного присутствия НАТО вблизи границ РФ.

ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРИТЯЗАНИЯ ЛОНДОНА

На следующий день после опубликования британским премьером Борисом Джонсоном документа под названием «Комплексная стратегия по вопросам обороны, дипломатии и международного развития. Глобальная Британия в эпоху конкуренции» Доминик Рааб выступил на Форуме по безопасности в Аспене (США) и изложил четыре приоритетных направления этой стратегии.

Отправной точкой, «выкованной в горниле текущей пандемии», является потенциал научных и технических инноваций Британии. «Мы должны использовать свои сравнительные преимущества в области науки и техники для создания в будущем более высокооплачиваемых рабочих мест у себя в стране и для наращивания экспорта на основе либеральных принципов свободной торговли».

Это ключ к восстановлению производительности страны. «Уже сейчас можно видеть, как это отражается в последнем бюджете, представленном канцлером казначейства Великобритании – начиная с пересмотра налоговых льгот на НИОКР и заканчивая сверхвысокими налоговыми вычетами для предприятий, осуществляющих капитальные инвестиции», – подчеркнул министр.

Второй стратегический приоритет – новаторский подход к свободной торговле. Министр внешней торговли Лиз Трасс заключила торговые сделки с 66 странами и с ЕС. Даунинг-стрит начала переговоры о присоединении Великобритании к соглашению о Транстихоокеанском партнерстве. Это необходимо, заметил Рааб, для укрепления позиции в этой части мира.

В Африке основой действий Лондона будет необходимость обеспечить альтернативу тем не слишком щепетильным правительствам, которые требуют несоразмерную плату за краткосрочные инвестиции в инфраструктуру. Англия намерена предложить Африке более свободную торговлю, чем Евросоюз, и более честный бизнес, чем Китай и Россия. «Мы полны решимости развенчать корыстные цели протекционизма и высвободить всю мощь глобальной свободной торговли, чтобы помочь миру восстановиться и стать более сильным и экологичным», – объявил министр. Великобритания «будет работать с такими странами, как Эстония и Норвегия, Индия и Израиль, Сингапур и Южная Корея», чтобы «диверсифицировать цепочки поставок со сдвигом от изготовителей к разработчикам».

Третий стратегический приоритет – безопасность. Рааб отметил, что Англия является мировым лидером в области кибербезопасности. Она создала Национальные силы кибербезопасности и прилагает все усилия, чтобы опережать «союзы враждебных государств и преступных группировок», которые охотятся за компьютерами и айфонами британцев «в целях воровства, шпионажа и распространения лжи». 

Инвестиции в науку и технику имеют две взаимодополняющие цели: повышать продуктивность экономики и укреплять национальную безопасность. Поэтому, по словам Рааба, Великобритания будет ежегодно увеличивать оборонные расходы на 24 млрд фунтов стерлингов в течение четырех лет. Лондон также планирует восстановить статус передовой военно-морской державы и провести модернизацию ВС. За те же четыре года предполагается израсходовать почти 7 млрд фунтов стерлингов на НИОКР в таких областях, как исследование космоса, кибернетика, искусственный интеллект, квантовые технологии и оружие направленной энергии.

«Мы будем противостоять откровенно хищнической беспринципности таких государств, как Россия, Иран, Северная Корея... Мы адаптируем нашу оборонную стратегию к новому сдвигу баланса мировых сил в сторону Индо-Тихоокеанского региона», – заявил Рааб. При этом, «несмотря на все разговоры об Индо-Тихоокеанском регионе, наша приверженность НАТО остается абсолютным приоритетом».

НАПРАВЛЕНИЯ СТРАТЕГИИ

Комплексная стратегия – это план развития и действий Великобритании на период 2021–2030 годов. Он должен обеспечить поддержание статуса мировой державы. Основная часть стратегии посвящена вопросам военно-политического характера, рассмотрению возможных угроз для страны и отношений с союзниками и партнерами. Сформулирована идеология в области оборонной, внешней и внутренней политики после выхода Великобритании из Европейского союза.

В документ включены следующие цели и задачи:

– поддержание двусторонних союзнических отношений с США;

– поддержание коллективной безопасности в рамках НАТО;

– расширение центров обеспечения безопасности;

– обеспечение основных прав человека;

– достижение целей устойчивого развития;

– формирование открытой инновационной цифровой экономики;

– формирование нового международного порядка будущего;

– обеспечение безопасности и процветания в Европе;

– поддержание мер по защите экологии и климата;

– развитие науки и технологий;

– создание демократической кибердержавы;

– освоение космического пространства;

– углубление взаимодействия со странами Азиатско-Тихоокеанского региона;

– укрепление международной системы в области здравоохранения;

– наращивание военного потенциала;

– совершенствование системы распознавания государственных угроз;

– поддержание стабильности на внутреннем и международном уровнях.

Современное развитие технологий, указывается в стратегии, создает серьезные угрозы для национальной безопасности королевства в самых различных областях, в том числе создает угрозы населению и соблюдению прав человека.

ЗА БЕЗОПАСНОСТЬ ПАУТИНЫ

Распространение дезинформации в интернете рассматривается как одна из ключевых угроз безопасности личности, социальной сплоченности населения и национальной идентичности. Великобритания выступает за свободное и безопасное общение в интернете и будет противодействовать попыткам поставить управление им под ограничительный межправительственный контроль. В Британии установлена новая система подотчетности и надзора для технологических компаний. Согласно этой системе, поставщики онлайн-услуг должны иметь необходимые инструменты для борьбы с незаконным контентом на своих платформах.

Планируется дополнить нормативно-правовую базу структурами и методами государственной поддержки медиаграмотности населения. Повысить устойчивость общества к дезинформации призвана программа «Противодействие дезинформации и развитие СМИ». В рамках ее будут финансироваться инициативы по вскрытию и предотвращению угроз дезинформации, а также поддержка независимых СМИ, особенно в странах, имеющих границы с Россией. Предотвращение террористической деятельности в Сети будет проводиться в сотрудничестве с технологическими компаниями, международными партнерами и организациями гражданского общества, а также через Глобальный интернет-форум по борьбе с терроризмом.

ЗА КИБЕРНЕТИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВО

Развитие кибернетического потенциала различных государств и организованных преступных групп, рост зависимости государственных структур и граждан от цифровых инфраструктур существенно увеличит риски ущерба национальной безопасности Великобритании. Лидирующие позиции Лондона на международной арене будут обеспечиваться развитием прорывных технологий в киберпространстве, в том числе расширением оборонительно-наступательных возможностей.

Великобритания будет всеми методами поддерживать верховенство закона в киберпространстве, обеспечивать ответственное поведение государства и формирование международной практики регулирования в данной области. А также сдерживать и предотвращать кибератаки потенциальных противников и принимать меры по привлечению других государств к ответственности за неправомерные действия в этой сфере.

ЗА НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

В целях наращивания стратегических преимуществ правительство Великобритании будет создавать благоприятные условия для развития научно-технического потенциала, включая его военную составляющую. Проводить мероприятия по широкому привлечению к этой деятельности ученых, исследователей и изобретателей в научно-исследовательских институтах, в частном секторе, в регулирующих структурах и в органах, ответственных за стандартизацию, с целью обеспечение ускоренного вывода инноваций на внутренний и международный рынки. Правительство Великобритании планирует к 2027 году увеличить инвестиции в НИОКР до 2,4% ВВП.

Планируется также создать Агентство перспективных исследований и изобретений (Advanced Research and Invention Agency, ARIA). Задача его будет заключаться в поддержке экспериментальных исследований в фундаментальных областях науки и перспективных технологий. В настоящее время в Великобритании функционируют следующие организации, обеспечивающие развитие науки и технологий:

– Фонд стратегических инвестиций национальной безопасности (National Security Strategic Investment Fund, NSSIF), осуществляющий долгосрочные инвестиции в акционерный капитал для ускорения внедрения новых возможностей в таких областях, как обработка аудио и видео, анализ поведения и технологии идентификации;

– Инициатива по национальному обмену технологиями и инновациями в области безопасности (National Security Technology and Innovation Exchange, NSTIx), направленная на создание межправительственной сети пространств совместного творчества, объединение опыта различных правительственных партнеров, частного сектора и ведущих академических научно-технических сообществ. Поддерживает развитие эффективных, управляемых технологий в критически важных областях национальной безопасности, включая большие данные, искусственный интеллект и кибербезопасность.

Главной задачей этих организаций является развитие соответствующей инфраструктуры, внедрение инноваций в экономику и их быстрая коммерциализация.

ЗА ЦИФРОВОЕ ПРОСТРАНСТВО

Формирование глобальной цифровой среды будет характеризоваться противостоянием «цифровой свободы» и «цифрового авторитаризма». «Цифровая свобода» доступна в странах с преобладанием демократических ценностей. Под «цифровым авторитаризмом» понимаются страны, выбравшие отличный от западного путь развития. Этот тезис обзора также подтверждается речью Доминика Рааба на Форуме по безопасности в Аспене. В области цифровых данных Великобритания будет совершенствовать методы управления информацией и создавать безопасные цифровые платформы. Для осуществления этих целей создано Центральное управление цифровых данных (Central Digital and Data Office, CDDO).

Обеспечение безопасности телекоммуникационных сетей как критически важной отрасли Великобритании регулируется законом «О телекоммуникациях» и поддерживается стратегией диверсификации цепочек 5G. Это подразумевает снижение рисков от поставщиков и гарантирует безопасность и устойчивость к внешним угрозам. С целью создания разнообразной и конкурентоспособной базы поставщиков для телекоммуникационных сетей планируется расширение сотрудничества с такими партнерами, как Five Eyes и укрепление региональных платформ.

Политика в области искусственного интеллекта в Великобритании регулируется Управлением искусственным интеллектом и Советом по искусственному интеллекту. Размер инвестиций на исследования и стартапы составляет около 1 млрд фунтов стерлингов. Политика в области искусственного интеллекта направлена на опережение международной конкуренции. В соответствии с предлагаемой стратегией в сфере международного партнерства Великобритания будет продолжать укреплять сотрудничество с Кремниевой долиной в США, программой HorizonEurope в ЕС, а также налаживать партнерские отношения в области НИОКР с развивающимися странами.

Автор Владимир Иванов, oбозреватель «Независимого военного обозрения»

https://nvo.ng.ru/gpolit/2021-05-20/10_1141_london.html

***

Приложение. Лондон становится главным посредником в отношениях Афганистана и Пакистана

Великобритания последовательно закрепляет за собой роль посредника в диалоге между руководителями силовых корпораций Пакистана и Афганистана.

При посредничестве начальника штаба обороны Соединенного Королевства генерала сэра Николаса Патрика Картера и с его участием состоялся визит в Кабул командующего пакистанской армией генерала Камара Джавида Баджвы и директора Межведомственной разведки Пакистана (ISI) генерала Фаиза Хамида. Возможными целями британской «генеральской дипломатии» являются достижение соглашения о взаимном ненападении пакистанских и афганских спецслужб, а также защита интересов Пакистана при формировании возможного нового правительства Афганистана.

Генерал Николас Картер и высшие руководители главных пакистанских силовых ведомств встретились с президентом Афганистана Мохаммадом Ашрафом Гани и шефами афганских силовых структур во дворце «Арг» в понедельник 10 мая. Как ранее сообщала «НГ», визит британо-пакистанской военной делегации в Кабул был анонсирован в конце апреля главой Совета национальной безопасности (СНБ) Афганистана доктором Хамдуллой Мохибом. Майская встреча стала продолжением контактов между руководителями пакистанского и афганского силового блока, начатых в марте в Бахрейне по инициативе Лондона.

Согласно официальным комментариям, на встрече Ашрафа Гани, генерала Ника Картера и афганских и пакистанских силовиков «обсуждались вопросы, представляющие взаимный интерес - текущие события в афганском мирном процессе, укрепление двустороннего сотрудничества в области безопасности и обороны и необходимость эффективного управления границами между двумя странами». Как отмечается в пресс-релизе администрации афганского президента, участники беседы особо остановились на роли Пакистана в мирном процессе, а также на проблеме прекращения насилия в Афганистане.

Президент Ашраф Гани назвал «очень важной» роль стран региона, особенно Пакистана, в установлении мира в Афганистане и оказании влияния на «Талибан» (организация запрещена в РФ). Афганистану и Пакистану, отметил доктор Гани, как двум соседям, ничего не остается, как уважать друг друга, развивать добрососедство и экономическое сотрудничество. По словам афганского лидера, «война в Афганистане не имеет военного решения» и что «акцент талибов на военном решении неприемлем для афганского народа»: «Народ Афганистана хочет справедливого и прочного мира посредством диалога». Ашраф Гани призвал Исламабад «играть эффективную и честную роль в обеспечении справедливого и прочного мира в Афганистане», подчеркнув невозможность Афганистана и Пакистана решать в одиночку задачи стабильности и безопасности.

В свою очередь начальник штаба пакистанской армии генерал Камар Джавид Баджва заявил Ашрафу Гани и руководителям афганских силовых ведомств, что «мирный Афганистан означает мирный регион в целом и мирный Пакистан в частности»: «Мы всегда будем поддерживать мирный процесс под руководством афганцев, основанный на взаимном согласии всех заинтересованных сторон». Несомненно, этим обменом политическими сигналами и дипломатическими любезностями содержание встречи во дворце «Арг» 10 мая не ограничилось. Судя по имеющейся информации, начиная, как минимум, со встречи в столице Бахрейна - Манаме два месяца назад, между главами силовых ведомств Пакистана и Афганистана при посредничестве британского представителя продолжается жесткий политический торг. В понедельник 10 мая он вышел на новый уровень – в нем принял участие афганский президент, что можно расценивать как приближение к некоему если не кульминационному, то важному промежуточному этапу в закулисном диалоге.

Впрочем, легким «переговоры генералов» все равно не будут: взаимное недоверие афганских и пакистанских силовиков никуда не делось, хотя британский генерал Николас Картер и прилагает все возможные усилия, чтобы купировать его негативный эффект. По информации «НГ», во время встречи с президентом Ашрафом Гани и главами силовых ведомств Афганистана генерал Картер напомнил о роли британцев в создании афганских сил безопасности, в частности, подразделений коммандос, давая понять, что Кабулу не стоит забывать об этом вкладе Лондона. Вместе с генералом Камаром Баджвой Николас Картер пытался убедить президента Гани и его силовиков в том, что Пакистан сегодня якобы в гораздо меньшей степени, чем раньше контролирует «Талибан», поскольку влияние на талибов имеют другие политические акторы (без не уточнения, какие именно).

В ходе беседы 10 мая генералы Картер и Баджва настойчиво приглашали Кабул к «конструктивному диалогу», убеждая афганского президента и руководителей его силового блока в необходимости «договариваться», подчеркивая безальтернативность политическому решению афганского конфликта. При этом, по информации «НГ», во всей полноте конкретные параметры «формулы мира» Картером и Баджвой все же не раскрывались. По мнению некоторых наблюдателей, скорее всего, этап зондажа афганской позиции британскими и пакистанскими генералами, «действующими, в конечном счете, в интересах Исламабада», еще не завершен: «Афганцы не верят в заверения пакистанцев, что они сегодня в меньшей степени контролируют талибов. Афганцы также уверены, что британцы играют исключительно в интересах и на стороне Пакистана».

Источники «НГ» полагают, что в ходе беседы 10 мая во дворце «Арг» могли обсуждаться несколько важных тем – в частности, подготовка соглашения между афганскими и пакистанскими спецслужбами о прекращении войны и взаимном ненападении после ухода сил США и НАТО из Афганистана. В повестку майской встречи мог быть также включен сюжет о поиске компромисса между Кабулом и Исламабадом относительно признания афганским правительством «линии Дюранда» в качестве официальной государственной границы между Афганистаном и Пакистаном.

Наконец, одной из целей встречи 10 мая в Кабуле ряд источников называют заинтересованность генералов Баджвы и Хамида в освобождении афганским правительством пакистанских заключенных и передачу их Исламабаду взамен на трехдневное прекращение огня талибами по случаю религиозного праздника Ид аль-Фитр (Курбан-байрам). Наибольший интерес у пакистанских военных, конечно, вызывает их соотечественник Аслам Фаруки, возглавлявший «Вилаят Хорасан» - афганский филиал «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в РФ), а также другие пакистанские боевики «халифата». Фаруки с группой своих соратников был захвачен в апреле 2020 года бойцами спецназа афганской разведки. С тех пор пакистанские власти добиваются от Кабула его выдачи, обвиняя главаря «хорасанской сети» ИГ в «антипакистанской деятельности». Афганское правительство до сих пор отказывало в экстрадиции крупного террориста ИГ, ссылаясь на отсутствие соглашения об обмене пленными между Афганистаном и Пакистаном. Возможно, теперь пакистанские генералы рассчитывают при британском посредничестве решить эту проблему.

Отношения Кабула и Исламабада после вывода сил западной коалиции из Афганистана наверняка интересуют не только пакистанских генералов Баджву и Хамида, но и их британских друзей. Как отмечают афганские наблюдатели, «пакистанцы обеспокоены тем, что ситуация в Афганистане может выйти из-под контроля и что нестабильность в стране может отразиться на Пакистане»: «Пакистан сегодня пытается искать альтернативные варианты обеспечения своих интересов в Афганистане, которые не предполагают полного возвращения талибов к власти и возрождения режима «исламского эмирата», чего добивается эта террористическая группировка. Пакистан поддерживает мирные переговоры в Афганистане с целью поровну разделить власть между правительством страны и талибами».

Впрочем, не исключено, что Исламабад и, возможно, стоящие в его тени британцы, использует идею создания нового коалиционного афганского правительства на условиях паритетного представительства с талибами, в качестве не столько реальной цели, сколько как средство политического давления на официальный Кабул. Ведь функционеры «Талибана» имеют ценность для пакистанских генералов не сами по себе, но лишь как «агенты влияния» Исламабада, представляющие в новом правительстве Афганистана пакистанские интересы. В принципе, при определенных условиях, ту же функцию, вместо талибов, могут исполнять и «друзья Пакистана» из числа вполне системных и респектабельных афганских политиков.

Не секрет, что в Кабуле традиционно сильны позиции «пакистанского лобби», «пакистанской партии» - неформального сообщества афганских политиков, по разным причинам, проводящим объективно пропакистанскую линию. К числу таких политиков некоторые эксперты относят, например, экс-министра образования в правительстве Хамида Карзая Фарука Вардака и бывшего посла Афганистана в Исламабаде Омара Захелвала, которые недавно объявили о создании новой политической организации – «Движения за спасение Афганистана» («Харакат-е Неджат Афганистан») и готовности принять участие в формировании нового коалиционного правительства страны. Появление «Движения за спасение Афганистана» некоторые эксперты связывают с «пакистанским заказом»: по их мнению, целью этого проекта является «респектабельная балансировка талибов», демонстрация того, что Исламабад имеет в афганской политике союзников из числа «людей в костюмах», а не только бородатых джихадистов с автоматами.

Не исключено, что Пакистан рассчитывает, пугая афганское и мировое общественное мнение угрозой реванша талибов, завести в правительство Афганистана по «пакистанской квоте» своих «друзей» из «Харакат-е Неджат Афганистан» и других похожих политических структур, а также «полезных идиотов» из числа некоторых формально независимых афганских политиков. В этом деле пакистанские генералы вправе рассчитывать на поддержку британских коллег – ведь продвигать в афганское правительство людей типа Фарука Вардака и Омара Захелвала гораздо более прилично, чем, например, навязывать полевых командиров «сети Хаккани» (организация запрещена в РФ).

На наш взгляд, именно такое «коалиционное», по сути, афгано-пакистанское правительство в Кабуле и является, в конечном счете, одной из главных целей Исламабада и Равалпинди: чтобы в нем половину мест и ключевые портфели имели не столько талибы, сколько пакистанские «агенты влияния» из любых относительно респектабельных политических и партийных структур. Взамен на такую конфигурацию новой афганской центральной власти пакистанцы вполне способны «восстановить» свой контроль над «Талибаном», об утрате которого сетуют в последнее время на самых разных площадках. Для реализации такой масштабной сделки, разумеется, необходимы внешние гаранты и здесь набирающее силу британское посредничество в афгано-пакистанском диалоге может пригодиться как нельзя кстати.

По информации «НГ», встреча 10 мая во дворце «Арг» не принесла каких-то конкретных политических результатов. Очевидно, впереди новые консультации афганских и пакистанских силовиков, возможно, уже на площадках в Исламабаде и Равалпинди. По мере приближения даты окончательного вывода сил США и НАТО из Афганистана интенсивность таких контактов при британском посредничестве будет нарастать.

Некоторые наблюдатели полагают, что американцы привлекли Лондон в лице генерала Николаса Картера для трудной работы по согласованию интересов между пакистанскими и афганскими силовиками, прежде всего, потому, что Великобритания традиционно имеет более сильное влияние на Пакистан, чем США: «Возможно, задача англичан – через специфические инструменты политического давления добиться от пакистанских генералов согласия на прекращение поддержки талибов. Очевидно, что в этом случае пакистанцы также выдвинут встречные условия к афганской стороне. А, значит, генералу Нику Картеру придется и дальше собирать все эти противоречивые желания игроков по обе стороны «линии Дюранда» в некую единую мозаику весьма сложной и зыбкой сделки».

Автор Андрей Серенко, cобственный корреспондент "НГ"

https://www.ng.ru/world/2021-05-14/100_210514world.html


Дата публикации: 11.06.2021
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 118
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta