Кыргызстан: хрупкая демократия в Центральной Азии

Содержание
[-]

Кыргызстан пытается строить демократическое общество

Китай на востоке, Россия на севере, Афганистан на юге: в этой геополитической обстановке Кыргызстан пытается строить демократическое общество. Этот путь дается стране нелегко. Репортаж Марселя Фюрстенау.

По азиатским меркам Кыргызстан - небольшое государство: его общая площадь составляет всего 200 тыс. квадратных километров. Его северный сосед Казахстан более чем в десять раз больше, а по сравнению с гигантским Китаем на востоке Кыргызстан выглядит и вовсе крошечным.

Разнообразие пейзажей этой бывшей советской республики поражает: бескрайние степи вдруг сменяются цветущими лугами, на горизонте высятся заснеженные горные вершины, а пересекающие территорию страны реки кажутся бесконечными. Богатство природы резко контрастирует с городскими ландшафтами: обшарпанные многоэтажки времен СССР соседствуют с ветхими хибарами с крышами из гофрированного железа, кое-где особняком стоят несколько современных высотных зданий. Если отъехать подальше от столицы страны Бишкека, картина становится еще более удручающей.

С начала пандемии в и без того небогатой стране резко возрос уровень бедности: в 2020 году, по данным Нацстаткома, инфляция достигла 9,7 процента, а объем ВВП упал на 8,6 процента - это худший показатель за последние 26 лет. В марте 2021 года Всемирный банк прогнозировал, что в 2021 году уровень бедности в Кыргызстане может вырасти до 35 процентов.

Многие жители страны становятся трудовыми мигрантами и в поисках лучшей доли отправляются на заработки в Россию или соседний Казахстан. По неофициальным данным, за рубежом работают около 1,5 миллиона кыргызстанцев - почти четверть населения страны. В основном это люди в возрасте до 30 лет. В разговорах со студентами и выпускниками вузов рефреном звучат слова: "Я хочу уехать за границу".

Страх перед ростом радикализма 

Если экономическая ситуация в большинстве центральноазиатских стран выглядит более-менее одинаково, с политической точки зрения Кыргызстан отличается от своих соседей. Это единственная страна в регионе со свободными президентскими и парламентскими выборами, страна, которую, пусть и с натяжкой, но можно назвать демократической. При этом в Кыргызстане царит безудержная коррупция, которую с момента обретения независимости в 1991 году не смогло победить или хотя бы взять под контроль ни одно правительство. Более того, сама политическая элита страны часто коррумпирована.

Несмотря на это, Шакират Токтосунова из НКО International Alert уверена в том, что Кыргызстан - "действительно демократическая страна". С 2017 года Шакират участвует в проекте "Конструктивные диалоги о религии и демократии в Кыргызстане". В этом секулярном государстве около 75% составляют мусульмане; самое большое религиозное меньшинство - христиане. Конфликты между конфессиями существуют, но в последнее время их стало меньше, утверждает Шакират.

Однако в стране с беспокойством смотрят на развитие ситуации в находящемся недалеко Афганистане - немало тех, кто боится, что приход к власти исламского радикального движения "Талибан" может спровоцировать рост экстремистских настроений в Кыргызстане. "Некоторые опасаются того, что внутри страны находятся спящие террористические группировки", - поясняет Шакират Токтосунова. Подобные опасения небезосновательны - когда в 2014 году террористическая группировка "Исламское государство" установила контроль над некоторыми районами Сирии и Ирака, в ее рядах были и кыргызские боевики.

Впрочем, несмотря на опасность радикализации, Шакират уверена в том, что Кыргызстан и в будущем останется секулярным государством. Однако шаги в построении демократического государства не всегда легко даются Кыргызстану: в 2020 году после манипуляций на парламентских выборах в стране вспыхнули протесты, которые повлекли за собой отставку президента и правительства; результаты выборов были аннулированы. 28 ноября в стране должен быть избран новый парламент.

Фундамент для построения демократического общества 

"Нам пока не удалось построить что-то стабильное", - с сожалением говорит Шамиль Ибрагимов, исполнительный директор кыргызского отделения фонда "Открытое общество", основанного американским бизнес-магнатом Джорджем Соросом. Но Ибрагимов не теряет надежды. "В отличие от наших соседей, у нас есть фундамент для построения демократического общества", - уверен он. Насколько устойчив этот фундамент в долгосрочной перспективе, можно только предполагать.

Если в качестве критерия взять явку избирателей, ситуация выглядит не особо утешительно. На парламентских выборах в 2020 году, впоследствии признанных недействительными, этот показатель составил всего 56 процентов. Во время парламентских выборов десять лет назад на избирательные участки еще пришел 61 процент избирателей, с тех пор явка неуклонно уменьшалась. Еще ниже был интерес к президентским выборам в январе этого года, когда проголосовало только 39,5 процента.

Шамиль Ибрагимов из фонда "Открытое общество" испытывает смешанные чувства по поводу будущего страны. Правительство боится народа, а народ не уважает правительство, говорит он. Ощутимого прогресса не видно нигде. Попытка победить коррупцию в судебной системе, по словам Ибрагимова, успехом не увенчалась. То же можно сказать и о сфере экономики. "Я думаю, что теневой сектор экономики в стране по объему не меньше реального", - добавляет Ибрагимов.

Имидж Путина и ностальгия по советским временам 

Фонд Сороса работает в Кыргызстане с 1993 года. За это время его сотрудники привыкли к настороженному, а порой и враждебному отношению к их организации. В стране в целом скептически относятся к многочисленным НКО. Не в последнюю очередь это объясняется влиянием в регионе России. Сотни тысяч трудовых мигрантов из Кыргызстана, которые работают в больших городах РФ, регулярно отправляют своим семьям на родине деньги. Поэтому неудивительно, что в целом у президента Путина положительный имидж в этой центральноазиатской стране.

Большой популярностью пользуются здесь и российские телеканалы. По словам Ибрагимова, именно они ответственны за формирование образа России в стране. В беседах с пожилыми кыргызстанцами нередко можно ощутить ностальгию по советским временам. Тем больше внимания организации гражданского общества уделяют работе с молодежью. Недавно фонд "Открытое общество" открыл медиалабораторию для блогеров и авторов подкастов. "Наша задача - поддержать их", - говорит Шамиль Ибрагимов.

Автор Марсель Фюрстенау

Источник - https://p.dw.com/p/42Vzw

***

Приложение. Киргизия становится проводником интересов Турции в Центральной Азии 

Президент Киргизии Садыр Жапаров в начале ноября посетил Стамбул, где принял участие в 8-м саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ) и провел двусторонние переговоры с турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом. Бишкек заинтересован в расширении торгового и военного сотрудничества с Анкарой и в турецких инвестициях.

Садыр Жапаров, став президентом Киргизии, уже во второй раз посещает Турцию. Предстоящий визит, по мнению политолога Марса Сариева, будет очень важным, поскольку ССТГ будет преобразован в Тюркский союз, а это означает качественное изменение отношений и сближение входящих в него стран. «В Центральной Азии наиболее близкие отношения у Турции с Киргизией. Сближение произошло во время конфликта на киргизско-таджикской границе. Турция одной из первых заявила о готовности оказать помощь Киргизии и поддержала Бишкек на политическом уровне. Сегодня Киргизия становится проводником Турции в Центральную Азию», – сказал «НГ» Сариев.

Во время первого визита Жапарова в Анкару в июне 2021 года тема наращивания торгово-экономического и военного сотрудничества стала одной из главных на переговорах с Эрдоганом. Стороны уже давно обсуждают возможность доведения ежегодного товарооборота до 1 млрд долл. Однако достичь этого пока не удается. По мнению Марса Сариева, Анкара умеет эффектно себя преподнести, но экономических ресурсов у Турции недостаточно.

Президент Союза палат и товарных бирж Турции (ТОВВ) Мустафа Рифат Хисарджыклыоглу на встрече с Садыром Жапаровым высказал высокую заинтересованность турецких инвесторов в сотрудничестве и готовность к реализации проектов в Киргизии. Бишкек, в свою очередь, готов предоставить льготы турецким инвесторам и создать условия для продвижения турецкого бизнеса. Как подчеркнул Садыр Жапаров на встрече с Хисарджыклыоглу, «Турция для Киргизии не только стратегический партнер, но и братская страна». Он выразил надежду, что киргизско-турецкое сотрудничество в политической, торгово-экономической и инвестиционной сферах выйдет на новый уровень.

«Перелом наступил после карабахской войны, и на волне этого успеха турецкий вектор активно продвигается в Центральную Азию. Узбекистан и Казахстан в отношениях с Турцией более осторожны, нежели Киргизия. Впрочем, такие маленькие страны, как Киргизия, могут себе позволить более тесное сотрудничество с Турцией, и это сотрудничество будет только усиливаться, в том числе в военной сфере», – подчеркнул Сариев.

Напомним, что Киргизия закупает у Турции беспилотные летательные аппараты «Байрактары». «Мы закупаем эту технику за счет государственного бюджета. Скоро из Турции будут доставлены «Байрактары», такое оружие есть только в пяти странах мира, и мы станем одной из них. В Турции также проходят обучение наши специалисты по управлению беспилотниками... У России мы закупаем беспилотники «Орлан-10Е», на это тоже выделены средства из государственного бюджета», – сообщил глава Государственного комитета национальной безопасности Камчибек Ташиев.

Однако это вовсе не означает, что Киргизия готовится к войне. Негативный сценарий связан с Афганистаном. «Если там продолжится хаотизация, то распад страны неминуем. А наличие на территории Афганистана различных террористических группировок только усиливает риски. Не исключено, что нынешняя афганская администрация из-за жесткой позиции президента Таджикистана Эмомали Рахмона против движения «Талибан» (запрещено в РФ) и поддержки молодых лидеров Панджшера не станет сдерживать радикалов, которые попытаются прорваться в Ферганскую долину. Поэтому закупка «Байрактаров» и комплексов «Орлан-10Е» – это подготовка к возможному негативному сценарию, который может реализоваться уже следующим летом, если талибы не смогут к этому времени выстроить устойчивые институты власти. Грядущий голод и безвластие ввергнет Афганистан в новый виток хаоса. Удар в первую очередь придется по Таджикистану и, как следствие, затронет всю Центральною Азию. У Киргизии есть печальный опыт «баткенских событий», когда боевики радикального движения ИДУ (запрещено в РФ) пытались прорваться из Афганистана через Таджикистан и Киргизию в Ферганскую долину Узбекистана», – пояснил эксперт.

С другой стороны, закупка вооружения у Турции и России уравновешивает ситуацию. «Но Россию такое сближение Киргизии с Турцией не устраивает. Тем более что ожидается более тесная интеграция в рамках Тюркского союза. Но, на мой взгляд, это системный промах России в Центральной Азии и в целом на постсоветском пространстве», – считает Марс Сариев. По его мнению, рычагов и инструментов, при помощи которых Москва продвигала бы свои интересы, нет. Россотрудничество проводит формальные культурные мероприятия, но никаких прорывных, новаторских идей не видно. Россия, к сожалению, как шагреневая кожа, скукоживается. В то же время Турция, Китай, страны Запада креативны, пластичны и последовательны. И эта тенденция будет продолжаться.

Автор Виктория Панфилова, обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/cis/2021-11-01/8_8292_asia.html

***

Комментарий: Шахматная партия Турции в Центральной Азии. Москва может уступить регион Анкаре

Игра в шахматы требует умения просчитывать ходы вперед, хорошая игра – умения просчитывать ходы и знать историю шахмат, блестящая – умения просчитывать ходы, знания истории шахмат и творческого подхода к игре. Игроки высшей квалификации обладают способностью к мгновенной умственной реакции и пересмотру принятых ими ранее решений, а великие – еще и способностью к нестандартному видению. И уж точно любой игрок должен понимать, что хочет сделать на шахматной доске. Одно желание не проиграть не сделает тебя серьезным соперником ни для кого. Сегодняшняя политика России в Центральной Азии, похоже, сводится к простому желанию не проиграть, следовательно, Россия находится в шаге от катастрофы в этой части мира. Это успешно показывает Анкара, неуклонно и последовательно проводя политику тюркизации Центральной Азии.

Лавируя между Россией и Китаем, Турция получает от одного дешевые энергоносители, от другого – кредиты на развитие своей экономики. От ЕС – технологии, а от англосаксонского мира – мандат на оперативное управление в Центральноазиатском регионе и функцию не просто представителя НАТО в ЦА, а орудия, которое выбьет оттуда Россию и Китай. Для англосаксонского мира, всерьез озабоченного проблемой противостояния с Китаем, ослабление России и выдавливание ее из ЦА – один из важнейших пунктов в этой борьбе. Китай, как Ахиллес, имеет очень уязвимую точку – Синьцзян-Уйгурский автономный округ и серьезную зависимость от российских энергоносителей. Поэтому не использовать таран в лице Турции на этой линии борьбы было бы неверным. Турция же, используя историческую возможность, делает все возможное для воссоздания Османской империи в новых условиях.

Большое число экспертов и политиков находится в плену стереотипов, полагая, что вопрос экономического доминирования Китая, в том числе и в ЦА, на долгие годы предрешен. Однако посмотрим нетрадиционно на суть вопроса, а параллельно сравним текущее положение Турции и положение Китая в исторической ретроспективе.

Рост экономического могущества Китая был обусловлен историческими обстоятельствами: безопасная внешнеполитическая ситуация для страны, демографический взлет, «удобная» и неприхотливая молодая рабочая сила, кредиты и режим наибольшего благоприятствования со стороны коллективного Запада, где набирающий обороты процесс глобализации и новые технологические прорывы способствовали росту потребления и открытию рынков. Противостояние Запада и СССР стимулировало поддержку Китая англосаксонским миром в пику СССР. Важнейшими моментами были четкое видение целей руководством Китая и желание их достигать. 

Что же сегодня? Сегодня Китай достиг вершины своего благополучия. Безусловно, сила инерции такова, что еще 5–10 лет его экономика продолжит оставаться весьма сильной, но… Изменилась геополитическая обстановка, началось массовое создание перекрестных партнерств против Китая, за которыми стоит поворот Запада от Китая. Пока еще не очевидное, но неизбежное старение страны как следствие политики по ограничению рождаемости. Уменьшение потребительских настроений в мире и прекращение взрывного технологического развития неизбежно вызовет в обществе большее обращение к духовной составляющей. Нехватка ресурсов, и прежде всего энергоносителей, загрязнение почв и рек делают дальнейшее экономическое развитие Китая значительно дороже как в материальном и человеческом, так и в ресурсном и трудозатратном плане. С большой долей вероятности это приведет к остановке экономического роста, а затем и к неизбежному его падению, причем в недалеком будущем. Уже сегодня темпы экономического роста Китая сильно упали. Кроме того, Китай совершает ошибки бывшего СССР, полагая, что чисто экономическими вложениями он завоюет себе сторонников и последователей хотя бы в лице ближайших соседей. Однако ряд соседних стран – Индонезия, Индия, Вьетнам, Япония и другие – начали увеличивать оборонные бюджеты и модернизацию своих армий. Вопрос «против кого?» кажется риторическим. И это не говоря уже о новом военном союзе AUKUS. 

А что же Турция? Турция сегодня находится в значительной степени в условиях, близких к тем, в которых находился Китай 40 лет назад. Это и благоприятная геополитическая обстановка, и поддержка англосаксонского мира, в частности, и коллективного Запада в целом, заинтересованных в ослаблении Китая и России, особенно России, плюс благоприятные демографическая и экономическая ситуации, четкое видение целей руководством Турции и желание всеми методами их достигать. Но в отличие от Китая Турция больше претендует не на экономическое, а на духовно-нравственное лидерство. Ее цель не накормить народ, а создать Неоосманскую державу, по возможности, выходящую даже за границы предшественницы. 

Важный шаг в достижении означенных целей – окончательный отрыв Центральной Азии от России и, на первом этапе, втягивание ЦА в духовно-нравственные ориентиры Турецкой Республики, что активно поддерживается англосаксонским миром. На этом пути сделаны уже серьезные успехи. Это и переход ряда стран на латинский (читай: турецкий) алфавит, и строительство турецких школ в республиках ЦА на фоне сокращения количества русских школ, позиционирование себя как защитника всех обижаемых в исламском мире. 

Переход на латиницу – это не только мощное выдергивание стран ЦА из русского мира, это и окончательный отказ от русского языка как средства межнационального общения. Что это означает? Ответ очевиден, на каком языке в быту будут общаться казахи и украинцы, узбеки и белорусы, таджики и молдаване? Правильно, ни на каком. Это окончательное разрушение постсоветского пространства, наследия Российской империи и разделения на маленькие беспомощные государства всего евразийского пространства без возможности объединиться столетиями. Но соседи-то – казахи и узбеки, таджики и киргизы, туркмены и каракалпаки – будут вынуждены общаться друг с другом. Вот тут-то и придет на помощь турецкий язык, и не важно, что он даже не один из официальных языков ООН, он просто объединит людей. Уже не звоночек для России, а колокол – ноябрьский саммит Совета тюркоязычных государств, где он (Совет) может быть преобразован в Союз тюркоязычных государств после вступления в него Туркменистана. А это еще один шаг в направлении Великого Турана. И даже если этого не произойдет, то это вопрос лишь времени. Дорогу осилит идущий. 

Понятно, что сами республики Центральной Азии «не горят желанием» войти в новое государственное образование, но нельзя забывать, что многие республики ЦА являются должниками того же Китая без возможности самостоятельно выпутаться из долговых пут. Вопрос с нетюркоязычным Таджикистаном как со связующим звеном можно будет решить по-добрососедски, придав ему статус наблюдателя или «лучшего друга» с правами члена этого объединения. Отмена виз даст возможность гражданам Таджикистана ездить в Турцию на заработки. Это при том что таджикские трудовые мигранты в России с каждым годом испытывают все больший дискомфорт, узбеки уже в большей своей массе не владеют русским языком. В Казахстане и Киргизии турецкие школы на фоне фактического отсутствия русских пользуются большой популярностью. 

В статье посла Турции в Вашингтоне, опубликованной 17 октября 2021 года в Defense One, сказано, что турецкое военное присутствие помогло изменить баланс сил в Большой Евразии в пользу трансатлантического сообщества и что у Турции и США общие интересы, в том числе в Азии и в бассейне Черного моря. На этом фоне получение Киргизией турецких беспилотников уже не выглядит как простая коммерческая сделка, а языковые патрули в Казахстане – инициативой одного человека. Претензии президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана к пересмотру основ мировой политики и итогов Второй мировой войны подтверждают неуемные амбиции руководства Турции, угроза выслать послов ряда стран дала сигнал исламскому миру, что союз с Западом не повлияет на позиционирование Турции как исламской сверхдержавы.

Но могут ли республики ЦА всерьез доверять Анкаре, когда она, с одной стороны, сотрудничает с Россией, с другой – является проводником политики США по выдавливанию России из региона? Использовать возможности и «зонтик» НАТО для продвижения своих интересов на Ближнем Востоке, в Северной Африке, в Евразии и параллельно объявлять послов ключевых стран НАТО персонами нон грата? Перечень подобных нестыковок значительный. Странам ЦА самим решать, какой путь выбрать, какой язык избрать для межнационального общения в повседневной жизни и в какой цивилизационной парадигме они видят будущее своих детей.

Проникновение Турции в ЦА происходит при пассивности России. Ее военное присутствие в регионе не подкреплено внятным вектором сотрудничества по другим вопросам. Обиды и непонимание копятся не только у элиты стран ЦА, но и у простых людей, не находящих ответа на вопрос о своем будущем в контексте перспектив нахождения в орбите русского мира. Тогда как Турция предлагает внятную политику и перспективы, хотя и изрядно приукрашенные молвой и пропагандой. После тюркизации ЦА взоры наших турецких партнеров неизбежно будут обращены в сторону соответствующих регионов России, что приведет к устойчиво негативным последствиям прежде всего для российского государства.

Турция вынесла правильные уроки и применяет их на практике. В победе англосаксонского мира над романо-германским огромная роль принадлежит не только деньгам, но и Голливуду, люди хотят верить в сказку. Словом, шахматная партия, разыгрываемая Турцией, ведется при наличии всех необходимых качеств. И, главное, у Турции есть цель и есть воля для ее достижения. А у России?

Автор: Александр Кобринский – профессор, доктор исторических наук, директор Агентства этнонациональных стратегий

Источник - https://www.ng.ru/courier/2021-10-31/11_8291_asia.html


Об авторе
[-]

Автор: Марсель Фюрстенау, Виктория Панфилова, Александр Кобринский 

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.11.2021. Просмотров: 32

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta