Курды Рабочей партии продолжают войну

Содержание
[-]

 

Вашингтон или Анкара: кто обещает будущее курдам?

8 января представитель правящей «Партии справедливости и развития» (AKP) Турции Омер Челик, причём явно — по поручению руководства партии и, не исключаю, самого турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, подверг критике комментарии, сделанные госсекретарём США Майклом Помпео и советником по национальной безопасности президента США Джоном Болтоном, которые предостерегли Анкару против нападения на курдов в Сирии.

При этом Челик явно превысил «заказ» руководства партии AKP и… стал говорить о турецко-курдских отношениях в целом. А это, согласимся, «совсем другая опера» — и мир знает, почему именно Турции нельзя что-то заявлять о «турецко-курдском братстве». «Никто не может преподавать Турецкой Республике уроки по защите наших курдских братьев. Турецкая Республика является самым большим, даже единственным другом курдов», — заявил журналистам в Анкаре Челик, которого цитировало турецкое агентство Anadolu. Далее Челик также отметил, что Турция также будет считать друзьями арабов и туркменов в этом регионе, а «те, кто говорит Турции: «не трогайте курдов», должны посмотреть в зеркало и вспомнить о своём угнетении курдов». Ещё немного, и сложится впечатление, что завтра-послезавтра какой-нибудь другой Челик заявит, что Турция «является самым большим, даже единственным другом» также для армян, езидов, греков, ассирийцев, народа заза-дэлмик и других, которых турки на протяжении веков подвергали Геноциду.

Ярость турецких политиков вызвана тем, что начиная с последних дней декабря, из США и Израиля последовали антитурецкие заявления. Подчеркнём — тон этим заявлениям неожиданно задал именно Израиль. Разумеется, внешне всё выглядит как «забота» исключительно о курдах Сирии. Но разве не видно, что суть проблемы «закопана» именно в том, что США и Израиль не отказываются от своей первичной схемы — попользоваться курдами ради разрушения привычной политико-географической карты Ближнего Востока? Министр юстиции Израиля Айелет Шакед 25 декабря в интервью израильскому «Army Radio» выразила обеспокоенность по поводу решения о выводе американских войск из Сирии, принятого президентом Дональдом Трампом и при этом похвалила курдов и предостерегла против плана Турции «убить курдов»: «Этот шаг [вывод войск США — прим.] не поможет Израилю. Это укрепляет Эрдогана, военного преступника-антисемита, который проводит массовые убийства курдского народа и делает это с помощью международного сообщества. Курды — великие герои, и благодаря им Запад преуспел в своей борьбе против «Исламского государства"*. Они наши союзники, и я надеюсь, что они победят в битве против турок. Я надеюсь, что международное сообщество не позволит Эрдогану расправиться с курдами».

Слова Шакед просто стали подтверждением очень давнишних сведений разведслужб Ирана о том, что Израиль несколько десятилетий «экспериментировал» со всеми курдами региона. И ряд курдских кругов вступил в закулисные сделки с Тель-Авивом, в том числе носящие и антииранский характер. Честно говоря, трудно припомнить что-то конкретно антисемитское со стороны любого главы Турции, в особенности на протяжении около 100 лет, но резкие формулировки израильского министра, которые начинаются с заботы о сирийских курдах, затем трансформируются в обвинения в антисемитизме, потом — в «заботу» обо всех курдах, («массовые убийства курдского народа» без указания на то, курды какой страны подвергаются этим самым «массовым убийствам»). В то же время, на наш взгляд, выдают истинные помыслы Израиля. И, конечно же, США, коль скоро с начала двухтысячных годов именно различные администрации США «ворошили муравейники» в Курдской проблеме на Ближнем Востоке. После Шакед, опасения насчёт поведения Турции по отношению к курдам выразил, как выше отмечено, Майкл Помпео и Джон Болтон. Причём Болтон сделал свои заявления по курдам именно в Израиле во время визита 6 января. «Мы не думаем, что турки должны предпринимать военные действия, которые как минимум не полностью скоординированы и не согласованы с США, чтобы они, как минимум, не подвергали опасности наши войска, но также и соответствовали требованию президента не подвергать опасности оппозиционные силы Сирии, которые воевали в союзе с нами», — заявил Болтон, подчеркнув, что президент Трамп сказал ему, что «не позволит Турции убить курдов».

Нюанс состоит именно в том, что Помпео, Болтон, израильский министр Шакед вроде бы говорили исключительно о курдах Сирии. Хотя что касается Израиля, то его связи с кланом иракских курдов Барзани — давно не секрет. Не случайно также то, что, как сообщают курдские источники (например, ресурс Kurdistan 24), если американские войска будут выведены из Сирии, то они уйдут недалеко — в Иракский Курдистан. Но вот представитель турецкой правящей партии AKP Челик, о котором говорят, что он — очень приближённый к Эрдогану деятель, в ответ на предостережения Израиля и США, в сущности, обвиняет Тель-Авив и Вашингтон — «…посмотрите в зеркало и вспомните о своём угнетении курдов». Очень тонкий восточный намёк на то, что долгие годы те или иные антикурдские акции Турция напрямую согласовывала именно с США и Израилем, и что в случае с оккупацией северо-сирийского Африна, именно США и Израиль «подставили» и предали курдов. Попытка была «свалить вину» на Россию и Иран — но, к неудовольствию Вашингтона и Тель-Авива, попытка та провалилась. Москва и Тегеран жёстко напомнили сирийским курдам, что это они отвергли предложения властей Сирии, а также российской и иранской сторон по деэскалации ситуации на сирийско-турецкой границе. В итоге практически все курды Сирии к лету 2018-го в один голос обвиняли в предательстве США — читаем: также и Израиль… Уж кто-кто, а сами курдские круги прекрасно знают, кто, например, давал курдским лидерам Ирака «тысячепроцентные гарантии» — мол, «вы только проведите референдум», остальное «обеспечено». Или же — кто давал гарантии, что курды оставят за собой весь север Сирии, даже Алеппо. Да-да! Даже Алеппо. Чтобы понять, что американцы обещали курдам и Алеппо, достаточно вспомнить, как «трояко» вели себя курдские отряды самообороны в курдском районе Алеппо — в Шейх-Мансуре, пока Сирия, Россия и Иран не зачистили Восточный Алеппо от террористических вооружённых формирований и, ещё раз напомним, от скрывавшихся на позициях террористов свыше 150 спецназовцев из западных стран, Турции, Израиля и ряда арабских государств Персидского залива…

Нам представляется, что и сами курды могут повторить слова Челика: США и Израиль, посмотрите на себя в зеркало. И вспомните, как вы предавали курдов, и не только в Сирии. Но когда претензии к другим странам предъявляют турки, то это — тот случай, о котором принято говорить: «Чья бы корова мычала — а твоя бы помолчала». Курды региона явно помнят всё и вряд ли будут считаться с заявлениями, типа — «Турецкая Республика является самым большим, даже единственным другом курдов». Очередная атака партизан из пешмерга Курдской рабочей партии (PKK) Турции, имевшая место 4 января этого года, подтвердила самые худшие опасения. Мы уже сообщали, что курды из PKK возобновили войну внутри Турции. И это началось примерно с середины ноября прошлого года. Более полутора месяца из Турции не было никаких сообщений о военных действиях между турками и курдами. Но вот 4 января скрывать стало, видимо, невозможно, и многие турецкие СМИ (например, газета Sabah и другие) писали — в провинции Игдыр на границе с Ираном боевики PKK атаковали пограничный пункт «Шехид Бюлент Айдын» в районе Аралик. Согласно информации, в результате скоротечного боя погиб один и ранены двое военнослужащих Турции. Указанный погранпост уже не раз становился целью для атаки курдских боевиков, отмечали турецкие СМИ.

Тут есть много вопросов. Например, было ли это новым вторжением курдов, или они контратаковали турок, отступая, предположительно, из провинции Диярбекир или Ширнак, возможно, что из Хаккяри и т.д. Согласимся, есть существенная разница между тем, столкнулись ли турки с новым (по сравнению с ноябрём-декабрём 2018 г.) нападением партизан из пешмерга PKK, или просто наткнулись на удачную контратакующую вылазку, призванную, допустим, замаскировать некие иные действия курдов, или же — их планомерное отступление из тех турецких провинций, где они развёртывали боевые действия в конце прошлого года. Почему этот нюанс мы считаем важным? Да потому, что турецкие СМИ подчёркивали — боестолкновение произошло «на границе с Ираном». Бойцам PKK отступать в Иран нет смысла — могут и огнём встретить, а могут и — блокировать со своей стороны границы. Благо что, как уже ранее мы писали в 2018 г., на данном историческом этапе Иран придаёт большое значение безопасности и непроницаемости своих внешних границ. Напомним — о переходе именно штатных армейских подразделений к защите границ с Афганистаном и Пакистаном предупреждали в прошлом году министр обороны ИРИ, бригадный генерал Амир Хатами и главком Генштаба всех вооружённых сил ИРИ генерал-майор Мохаммад Бакери.

Спросят — а при чём тут охрана границ Ирана с Афганистаном и Пакистаном, когда речь идёт о неком участке ирано-турецкой границе, где внезапно объявились курдские партизаны PKK? Очень даже «при чём» ‑ и в доказательство сошлёмся на неожиданное заявление от 28 декабря командующего Сухопутными войсками иранской армии бригадного генерала Киумарса Хейдари в интервью агентству IRNA. Подчеркнём: свои заявления бригадный генерал Хейдари сделал в день другого события, о котором то же агентство IRNA сообщило вполне красноречиво — приводим заголовок: «Русские провели военные переговоры в Тегеране». Это о визите большой группы представителей Минобороны РФ во главе с заместителем начальника Генштаба Вооружённых сил РФ вице-адмиралом Игорем Осиповым. Итак, рассказывая, что подразделения иранской армии были развёрнуты на совместных границах с Афганистаном, бригадный генерал Хейдари отметил, что развёртывание армейских сил направлено на укрепление безопасности на этих участках иранской границы. Он также дал понять, что присутствие армейских сил вдоль восточных границ страны не означает, что на этих границах существуют угрозы безопасности. По его словам, перед иранской армией была поставлена задача обеспечения безопасности вдоль всех границ, и поэтому она «активно присутствует на всех границах» и иранская армия «ведёт активную защиту границ». Отметив, что все иранские границы пользуются полной безопасностью, командующий заявил, что никаких пограничных угроз стране не существует.

Мир в той или иной мере знает, и давно, что вопросы погранзащиты в Иране переданы в ведение Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР). И КСИР тоже склонен «вести активную защиту границ», что недавно было подтверждено вступлением подразделений (видимо, одного из спецназов) КСИР в Пакистан. Напомним о факте неких событий, завершившихся терактом в районе Гач в пакистанском Белуджистане близ границы Ирана и Пакистана, когда «были убиты 6 сотрудников сил безопасности вместе с 4 террористами и также получили ранение 14 пограничников КСИР Ирана», как сообщало то же агентство IRNA. То есть — вот он, пример «ведения активной защиты» иранских внешних границ. Кстати, ещё косвенный факт — наученные впечатляющим примером «активной защиты границы» Ираном на Пакистане, забеспокоились и в Афганистане. По данным турецкого издания Yeni Akit, посол Афганистана в Турции Абдул Рахим Сайед Джан на конференции, организованной Стратегическим институтом Hiking в Анкаре, заявил, что «сохранение отношений со своими соседями имеет особое значение для правительства Кабула, поэтому Кабул никогда не позволит Соединённым Штатам вторгаться со своих военных баз в нашей стране на территории Ирана и Пакистана. Присутствие военных баз США в Афганистане всегда вызывало беспокойство у наших соседей, хотя, согласно соглашению афганского правительства с США, Вашингтон никогда не сможет использовать эти базы против наших соседей». В возможности Афганистана что-то «не разрешить» США, конечно, верится с трудом, но тут вопрос — именно в расшифровке смысла выражения «активная защита границ» ИРИ, использованного бригадным генералом Хейдари в интервью агентству IRNA. А вот тут мы уместно напомним, что такая «активная защита границ», по сути, намного раньше, чем на восточном направлении, применяется Ираном на его западных границах — в том числе и с Турцией. На ирано-турецкой границе стоят не только пограничники из КСИР Ирана, но и армия, но и различные спецназы. И события в иракском Киркуке, уже после скандального «курдского референдума» (октябрь 2017 г.), наглядно показали, что иранские Вооружённые силы постоянно готовы к осуществлению тех или иных операций на западных границах Ирана.

Итак, в условиях, когда иранские и армия, и КСИР ведут «активную защиту границы» и, как также заявлял бригадный генерал Хейдари, «все иранские границы пользуются полной безопасностью», откуда же появились партизаны из пешмерга PKK «в провинции Игдыр на границе с Ираном» и «атаковали пограничный пункт «Шехид Бюлент Айдын» в районе Аралик», как сообщали турецкие СМИ? Есть, конечно, вариант — обвинить турецкие масс-медиа в неком антииранском заговоре и распространении заведомой дезинформации. В этом есть смысл, если помнить, насколько тесно Турция взаимодействовала с Израилем, США и западной «международной коалицией» по Сирии. Намёк у турок очевиден — ведь в Турции принято утверждать, что на самой турецкой территории у отрядов PKK «нет баз». А раз боестолкновение имело место PKK «в провинции Игдыр на границе с Ираном», то, тут видимо, расчёт на то, что турецкие читатели сами «додумают вывод» — мол, курды «напали из Ирана». Битая версия — сразу заявим. И если в Анкаре именно так «продумывали» текстовку сообщений о вооружённом инциденте в «погранпункте «Шехид Бюлент Айдын» в районе Аралик», то заведомо ошиблись. Мы в течение 2017−18 гг. неоднократно писали, со ссылкой на сообщения иранских СМИ, что, наоборот, — это с территории Турции некие отряды курдов периодически пытаются прорваться в Иран, в особенности в расположение иранского города Марван, и так далее.

Но понятно, что раз об этом боестолкновении сообщили турецкие СМИ, то произошло нечто сверхординарное, и это была не простая вылазка с перестрелкой. Возможно даже, что потери турок гораздо больше, чем 1 убитый и 2 раненных, и именно поэтому турецкие СМИ на этот раз не молчали. Другие вопросы — а куда «растворились» после нападения 4 января курдские партизаны, если, как пишет Sabah, «в настоящее время турецкие военные проводят операцию по обнаружению и ликвидации осуществивших нападение боевиков PKK». И эти слова мы расцениваем как косвенное доказательство того, что атака курдской пешмерга была успешной. Во всяком случае, в условиях, когда иранская армия и КСИР ведут «активную защиту всех границ» и «все иранские границы пользуются полной безопасностью», как высказался бригадный генерал Киумарс Хейдари, на территорию Ирана курды отступить просто не могли. Группа, видимо, была малочисленной и была бы тут же ликвидирована иранскими силовиками. Хотя бы для того, чтобы не возникло причины для несвоевременного обострения отношений с Турцией. Но тогда всё же зададим вопрос — пусть только и турецким СМИ: ну и куда же растворилась боевая группа пешмерги партии PKK, если после 4 января никто в Турции не сообщал, увенчалась ли успехом «охота» турецких военных на участников нападения на погранпункт «Шехид Бюлент Айдын» в районе Аралик?

Конечно, есть смысл считать, что успешная вылазка курдов против Турции — это своеобразный асимметричный ответ PKK на то, что 22−23 декабря турецкие военные самолёты подвергли сильной бомбардировке гору Кандиль в Иракском Курдистане, преследуя, по турецкой версии, «боевиков PKK». Конкретно о 22−23 декабря, в интервью изданию BasNews глава местной администрации города Сангасар в районе Рапарин, Резан Хдир, сообщил, что турецкие самолёты дважды бомбили территории вокруг деревни Синамока. В результате один мирный житель был ранен, а несколько домов были повреждены. По словам местных жителей, в результате авиаударов пострадали и члены PKK, однако точных данных о потерпевших именно из числа партизан этой партии так и не поступало. Зато некоторые курдские источники сообщали, что турецкие авианалёты имели место и 2 января. Но горы Кандиль, где и в самом деле имелись или и сейчас есть базы и тренировочные лагеря пешмерги партии PKK, — это довольно далеко от ирано-турецкой границы в провинции Игдыр. Впрочем, есть многочисленные горные «козьи тропы», переходы и т.д., которые отлично знают курды этой партии. Тем не менее всё-таки остаётся непонятным, что за курдский отряд атаковал турецкий погранпост, откуда пришёл в указанную местность и куда затем «растворился» после боя. Сама Анкара также не торопится внести ясность, и плюс к этому, по-прежнему отсутствуют данные о том, чем же завершились те турецко-курдские боестолкновения, которые начинались в середине ноября, в частности, в провинциях Ширнак, Диярбекир и др.

Между тем, начали себя более чем странно вести курды Сирии. Вот данные, вполне хорошо известные — телеканал Al Mayadeen передавал 28 декабря, что «официальный представитель автономной курдской администрации Джейхан Ахмед» (в Северной Сирии — прим.) признала, что идут интенсивные переговоры с Дамаском. По словам Джейхан Ахмед, проамериканские «Сирийские демократические силы» (SDF), костяк которых оставляют курдские «Отряды народной самообороны» (YPG), поддерживают переход в руки правительственных войск Сирии города Манбидж в 85 км к северу от Алеппо. «Мы работаем вместе с Дамаском над тем, чтобы преградить путь Турции», — подчеркнула Ахмед и далее буквально «убила» и Турцию, и США: «Соглашение о вводе сирийской армии на подконтрольные курдским отрядам территории на севере Сирии будет распространено на восточный берег реки Евфрат». Ведь известно же, что США намереваются сохранить своё частичное присутствие и на восточном берегу Евфрата, и на южной базе в Эт-Танфе. И вот вдруг — такое заявление представительницы YPG. Более того, и Турция не скрывала аппетитов на продолжение оккупации сирийских территорий. Ещё 4 января американская газета Washington Post писала, что «Турция после вывода войск США из Сирии намерена получить право управлять территориями, освобожденными от группировки «Исламское государство"*. Речь идёт о восточной части страны, которая сейчас находится под контролем сирийских курдов». Эти сведения были поддержаны 8 января турецкой газетой газета Hurriyet, которая утверждала, что Турция попросила США «передать ей [т.е. Турции — прим.] свои военные базы в северо-восточной Сирии после вывода американских войск». Запрос был сделан во время визита советника по нацбезопасности США Джона Болтона в Анкару, где он встретился со своим турецким коллегой Ибрагимом Калыном. Согласно сообщению Hurriyet, Анкара потребовала от Вашингтона либо передать военные базы Турции, либо уничтожить их.

5 января в интервью France Press Редур Халиль, курд-командующий силами проамериканского альянса курдами SDF заявил: «У сирийских курдских сил нет иного выбора, кроме как достичь соглашения с правительством Сирии о сотрудничестве в курдском регионе на севере страны. Достижение решения между автономной администрацией и сирийским правительством неизбежно, потому что наши районы являются частью Сирии. Ведутся переговоры с правительством по выработке окончательной формулировки по управлению городом Манбидж, и есть позитивные признаки». Далее Редур Халиль заявил, что «Поддерживаемые со стороны США силы SDF могут быть интегрированы в армию Сирии в рамках сделки сирийских курдов с Дамаском после вывода войск США». Наконец, 13 января на брифинге в Дамаске помощник министра иностранных дел Сирии Айман Соусан заявил, что «Правительство Сирии не прерывало диалога с курдами, которые являются полноправными гражданами страны и неотъемлемой частью национального организма». По его словам, контакты с курдами стали в последнее время более интенсивными «перед лицом агрессивных и экспансионистских угроз со стороны Турции». «Сложившаяся ситуация требует сплочения всех сирийцев для защиты национального суверенитета, поэтому диалог с курдами необходим и полезен, — подчеркнул представитель МИД Сирии. — В ходе диалога обсуждаются также требования, которые выдвигаются курдами, и со стороны курдов делаются позитивные заявления в поддержку сирийского единства».

И вдруг — типично «курдский кульбит» от 14 января: официальный представитель курдской партии «Демократического союза» Сирии (PYD) в Москве Ршад Биенаф заявил агентству РИА Новости, что якобы «сирийские курды пока не ведут какие-либо переговоры с Дамаском, все они приостановлены». По его словам, курды настаивают на введении «демократической системы» на всей территории Сирии, тогда как официальный Дамаск выступает за возвращение довоенного централизованного устройства страны. Эти нелепые заявления звучат на фоне того, что 12 января турецкое Demiroren, которое затем цитировал иранский англоязычный телеканал Press-TV, сообщал, что к границе с Сирией были переброшены турецкие танки и бронемашины. А агентство Reuters, ссылаясь на сирийскую правозащитную организацию «SOHR» сообщало, что турецкая военная колонна въехала в Сирию. Утверждалось, что «Турция направила дополнительные подкрепления в граничащие с Сирией районы, готовясь к военной операции против курдских сирийских сил». В тот же день турецкое агентство Anadolu передавало, что подразделения вооружённых сил Турции провели учения в провинции Хатай на границе с сирийской провинцией Идлиб с массированным задействованием танков и иной бронетехники. Воинские подразделения из разных частей Турции направлены на усиление приграничной полосы в районе Яйладагы. Турция продолжает отправлять расчеты военной техники на границу с Сирией, добавляло агентство и напоминало: президент Эрдоган 12 декабря пообещал вторгнуться на восточный берег Евфрата и провести военную операцию против курдов из YGP и партии PYD! И уже 14 января официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын ещё раз подтвердил: «Турция ожидает, что США будут уважать наше стратегическое партнёрство, и не хочет, чтобы оно было омрачено террористической пропагандой. Нет никакой разницы между ИГ*, PKK, YPG и партией PYD. Мы продолжим вести борьбу против них».

Вот тебе раз! Ну и как быть с сообщениями и курдских источников, и, например, новостного ресурса Al-Masdar News, и панарабской газеты Al-Sharq al-Awsat о том, что через несколько дней после объявления президента США Дональда Трампа о намерении вывести американские войска из Сирии, курдский лидер отрядов YPG Сипан Хемо прибыл на российскую военную базу Хмеймим, где провёл переговоры с российскими военными, а оттуда отправился в Дамаск и сообщил сирийским властям, что курдские формирования готовы отказаться от контроля над сирийско-турецкой границей. Далее делегация курдов посетила Москву, и, как затем сообщало РИА Новости, Хемо предложил Москве и Дамаску план распространения контроля сирийских властей на территории, контролируемые отрядами YPG, при признании сирийскими властями курдского самоуправления. Именно с перечисленными встречами и переговорами Хемо в Хмеймиме, Дамаске и Москве Al-Masdar News и Al-Sharq al-Awsat связывало то, что отряды YPG стали уходить из Манбиджа, а в самом городке тут же начали поднимать сирийские государственные флаги, вскоре вступили в город российская военная полиция и передовые части сирийской армии. Сейчас следует заявление Ршада Биенафа — и создаётся впечатление, что вначале-то надо, чтобы курды сами между собой решили, кто «главней» или кто «знает правду». Стоит напомнить, что в северной Сирии находятся 22 военные базы США, и Турция пытается предотвратить их передачу под контроль отрядов курдских YPG.

Таким образом, в Турции курды продолжают военные действия против турок. А их сирийские соплеменники, как представляется, близки к новым внутрикурдским «разборкам». Миру тоже было бы интересно узнать — кто имеет право говорить от имени сирийских курдов — представители проамериканских SDF, военные командиры отрядов YPG или представители партии PYD. Остальные аспекты Курдского вопроса мы будем периодически освещать. Пока же констатируем — в Турции, оказывается, плохо знают историю своих взаимоотношений с народами региона, в особенности с курдами, если считают себя «самым большим, даже единственным другом курдов». Война-то продолжается… Тем не менее, Анкара вроде бы продолжает готовиться к новой агрессии против Сирии, как бы турецкие руководители ни оправдывали себя «озабоченностью» в связи с сирийскими курдами. Но в данном случае, имеет значение также и то, какие «ответы» сирийским курдам готовят Россия и Иран, ведь понятно, что Москва и Тегеран не промолчат, если Турция начнёт атаковать восточный берег Евфрата и другие северо-сирийские территории.

***

* — организация, деятельность которой запрещена в РФ

Сергей Шакарянц

https://regnum.ru/news/polit/2552213.html

***

Комментарий. Вашингтон или Анкара: кто обещает будущее курдам?

За последний век курды несколько раз близко подходили к созданию собственного государства или автономного региона. Однако каждый раз мировые силы, которым они доверяли, бросали их в последний момент на произвол судьбы, тем самым разбивая мечты об обособленности.

Например, после распада Османской империи в конце Первой мировой войны был подписан Севрский мирный договор 1920 года, который обещал курдам создание независимого государства. Но соглашение фактически так и не вступило в силу, а «Курдистан» был разделен на части. В январе 1947 года с помощью Советского Союза на севере Ирана было сформировано курдское государство, оно просуществовало всего 11 месяцев. С тех пор Иран, Ирак и Турция практически беспрерывно находились в состоянии мятежа. Два события последующих лет говорят о том, что Вашингтон тоже не раз оставлял курдов одних.

В 1972 году американцы вооружили иракских курдов для восстания против Багдада. Между Ираном и Ираком шла борьба за линию государственной границы, США захотели помочь своему союзнику того времени — Тегерану. Три года спустя Иран и Ирак достигли соглашения, поставки оружия курдам прекратились. Мустафа Барзани, курдский лидер того периода, попросил госсекретаря США Генри Киссинджера о помощи, однако не получил ответа. Вслед за этим иракское правительство с легкостью подавило курдское восстание. Второй инцидент произошел в 1991 году после войны в Персидском заливе. Президент США Джордж Буш-старший призвал иракцев к восстанию против Саддама Хусейна. Курды на севере и шииты на юге подняли мятеж и захватили 14 из 18 иракских регионов. Саддам ответил на это очень жестоким ударом, а курды, оставшиеся без поддержки американцев, оказались бессильны.

После того, как ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) захватил Восточную и Северную Сирию, Вашингтону понадобился союзник для проведения наземной операции, курды со своей эффективной и организованной военной силой были идеальным вариантом. США вооружили курдских ополченцев, некоторых арабов и ассирийцев и оказали им поддержку с земли и воздуха. Союз с американцами был в интересах курдов, которые хотели укрепить свою автономию. Столкновения длились более года, тысячи курдов погибли, но в конце концов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) удалось изгнать почти со всех земель, захваченных ими ранее. В августе 2016 года Турция начала операцию в Сирии, чтобы очистить приграничную зону от джихадистов и предотвратить расширение курдского влияния. Курды, которые вместе с американскими войсками сражались против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в течение последних трех лет, были сбиты с толку решением президента США Дональда Трампа быстро вывести войска из Сирии.

«Соединенные Штаты будут противостоять любому жестокому обращению против своих курдских союзников в Сирии», — заявил представитель американской администрации Reuters, комментируя визите делегации США в Анкару в начале января сего года. После контактов в Багдаде госсекретарь США Майк Помпео отправился в Иракский Курдистан, где он встретился с бывшим главой Регионального правительства Курдистана Масудом Барзани в Эрбиле и заявил, что Эрдогану можно доверять в вопросе защиты сирийских курдов. Однако президент Турции, выступавший на партийном собрании несколько дней спустя, сказал следующее: «Мы готовы к операции. В ближайшее время начнем действовать». Это заявление показало, что контакты на техническом уровне не только не заставили Анкару сделать обратный шаг, но еще сильнее укрепили ее решимость начать операцию.

Примерно в то же время газета The Wall Street Journal, ссылаясь на свои источники в Белом доме, опубликовала анализ важных моментов в планах США. В статье говорится о том, что Джеффри и команда из государственного департамента с целью предотвращения возможного турецко-курдского конфликта подготовили цветную карту, основанную на разделении сил в северной Сирии. Если говорить в двух словах, складывается впечатление, что американская делегация, прибывшая в Анкару, пыталась сформировать буферную зону. Если этот план воплотится в жизнь, в северной Сирии образуется автономный регион, аналогичный той модели, что реализована в Северном Ираке. Таким образом, в системе может появиться новый уровень, в котором турецкие и американские солдаты будут действовать заодно с «реструктуризованными и преобразованными «Отрядами народной самообороны» (YPG)».

Ариф Асалыоглу

https://regnum.ru/news/polit/2554228.html


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Шакарянц, Ариф Асалыоглу

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.02.2019. Просмотров: 331

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta