Куда пришла Украинa за 4 года правления постмайданной власти

Содержание
[-]

О последствиях украинского «евромайдана» 

С последствиями украинского «евромайдана» жителям страны сейчас приходится сталкиваться ежедневно, что невольно заставляет относиться к нему как к событию.

Хотя прежде всего — это метод. Метод силовой смены власти и политической элиты в незрелых государствах. С момента государственного переворота, романтично именуемого на Украине «Революция достоинства», прошло уже 4 года. К чему же привела на практике бойня в центре Киева, самые горячие дни которой состоялись 18—22 февраля 2014 года?

Патриот-погромщик как главный итог «евромайдана»

Как известно, для современной Украины это была уже не первая «революция» за всё хорошее и против всего плохого. «Всё хорошее» в нашем случае — Европа, ключевое понятие всего политического украинства. Собственно, формально протесты в конце 2013 года были спровоцированы отказом тогдашнего президента Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с ЕС. Пропаганда, умело распространяемая через социальные сети и лидеров общественного мнения, немедленно дала свою интерпретацию: «злочинная» власть забирает у нас последнюю надежду на лучшую жизнь, хочет не допустить сближения с Европой, поскольку это грозит её коррупционным доходам, а также чревато усилением политической конкуренции и постепенной эволюцией механизмов контроля общества за властью. Под мудрым руководством Европы, разумеется.

Что же, с коррупции и начнём. Как оказалось, подписание соглашений с Европой нисколько не мешает новой власти воровать. По мелочи, как сын Арсена Авакова, оказавшийся замешанным в скандал с продажей украинской армии негодных рюкзаков. Или по крупному — на схемах вроде «Роттердам+»: целый год украинские ТЭС покупали уголь донецких шахт в лучшем случае за ¼ от сумм, которые затем фигурировали в тарифах. А это миллиарды гривен, которыми достаточно открыто кормится вся верхушка.

Европейские чиновники, кажется, уже устали об этом говорить и махнули рукой на украинскую власть. Западные СМИ пишут о коррупционной проблеме, причём всё более не стесняясь в выражениях.

«Коррупция сейчас пронизывает абсолютно все сферы жизни на Украине, а любой, кто действует против коррупции, должен ожидать множества неприятностей», — это из статьи в немецком издании Sueddeutsche Zeitung, опубликованной в декабре 2017 года.

Один из бесспорных минусов любой украинской власти — нецивилизованный парламент. В Европе годами, особенно при президентстве Виктора Януковича, осуждающе смотрели на «пианистов» (депутаты, ответственные за голосование чужими карточками). Однако новая власть довольно быстро бросилась использовать хорошо знакомый арсенал. Из самых известных примеров — скандальный закон о медреформе. После голосования минимум трое депутатов заявили, что голосовали их карточки, но не они сами. Учитывая же, что медреформу голосовали с минимальным результатом (227 голосов при 226 необходимых), её проведение на Украине и вовсе незаконно. Похожими методами в раде проталкиваются довольно многие «реформаторские» законы.

Еще одна важная примета последних лет — условный «патриот». Этому самому «патриоту Украины» дозволено почти всё: громить магазины и офисы, вершить самосуд и насилие. «Патриоты» даже уходили от ответственности за громкие убийства (Олесь Бузина), более прозаичные примеры насилия можно даже не приводить. Это, в свою очередь, уничтожило зачатки политического процесса. О какой реальной оппозиции властям можно говорить, если у силовиков имеются (и они хорошо известны) прикормленные группировки радикалов, которые в любой момент могут безнаказанно физически устранить практически любого человека?

Для борьбы с одной диктатурой построили другую

Один из знаковых евромайданных мемов — «диктаторские законы 16 января». Напомним — в отчаянной попытке остановить скатывание ситуации в неконтролируемый бунт власть Януковича в начале 2014 года попыталась закрутить гайки на котле, который уже разрывало от внутреннего давления. На самом деле ничего особо «диктаторского» в этих документах не было, они лишь ужесточали правила проведения и участия в массовых мероприятиях. Скажем, вводили ответственность за скрывание лица, за захват и блокирование административных зданий, движение колонн автомобилей без согласования с тогда ещё ГАИ, вводили статус «иноагентов» для общественных организаций и СМИ. По большей части это были разумные, по иронии, вполне европейские, хотя и несвоевременные шаги, ведь удержать ситуацию они уже не могли.

Даже наоборот. Лидеры «майдана» использовали их как катализатор протеста: уже 19 января 2014 г. центр Киева горел, а отмена «диктаторских законов» стала одним из требований протестующих.

Логично думать, что после смены режима их отменили? Поначалу действительно так и было. Однако затем, постепенно, за годы, на Украине сформировался комплекс норм, известных как «диктаторские законы Порошенко».

В частности — статьи со 109-й по 114-ю УК Украины, (т.н. «статьи о терроризме» — Ред.] после «майдана» ужесточены в разы. За то же умышленное повреждение имущества при Януковиче давали 5 лет, сейчас — все 10. А заочное [уголовное] производство, направленное якобы против «эксов» [представителей режима Януковича — Ред.], легко повернуть и против обычных украинцев. Арест сроком до 1,5 лет, бессрочное расследование и заочное осуждение (вынесенный заочно приговор также действуют бессрочно) — всё это также «достижения» новой власти, а совсем не Януковича.

Отдельная тема — журналисты. Этот хлеб никогда не был лёгким, особенно для авторов резонансных материалов и расследований. Однако ещё никогда на Украине не бывало, чтобы за сотрудничество с «неправильными» СМИ или даже за критические материалы о новой власти можно было получить тюремный срок до 10 лет. И делается это очень «изящно»: подобные дела сразу проводят либо по «террористическим» статьям УК, либо квалифицируют как «призывы, направленные на подрыв территориальной целостности Украины». Это, к примеру, если написать, что зарплаты и пенсии в Крыму выше, а люди избежали безумия, в котором Украина пребывает вот уже 4 года.

Так, летом 2017 года был арестован житомирский журналист Василий Муравицкий — неосторожно подписывал материалы в российской прессе собственным именем, имел смелость писать там то, что думает. Следствие по его делу ещё ведётся, но перспективы не радужные: достаточно вспомнить случай журналистов «17 канала» Дмитрия Васильца и Сергея Тимонина, получившим примерно за это за по 9 лет тюрьмы. Преследуют не только отдельных журналистов, но и целые редакции, проекты. Руководитель проекта «Страна.ua» Игорь Гужва был вынужден попросить политического убежища в Австрии. Редакцию «Вести-Украина» буквально на днях захватили и разгромили члены радикальных националистических группировок. Несколько телеканалов с позицией (NewsOne, Интер, ZiK, «Украина», «112.Украина») за прошедшие годы узнали прелести блокирования работы со стороны радикалов. Скажем, за то, что позвали в эфир кого-то из представителей прошлой власти.

Свои «пряники» есть и для простых людей, собравшихся вдруг выразить недовольство режимом. Прежде для разгона акции протеста необходимо было заручиться решением суда. Теперь этим занимается нацполиция — без всяких решений и потери времени на их получение. «Нынешняя верховная рада принимает практически те же законы, за которые мы голосовали тогда, только постепенно и под другими названиями. Это слабая попытка исправить то, что натворили тогда [во время майдана — Ред]. К сожалению, уже поздно — начинаются необратимые процессы», — прокомментировал эту ползучую контрреволюцию бывший народный депутат Анатолий Кинах.

Но и это еще не предел. Согласно последним инициативам, которые сейчас находятся на рассмотрении парламента Украины — оказаться в тюрьме скоро можно будет просто за «неправильное» высказывание о т.н. «Революции достоинства» (законопроект подан политической силой «Народный фронт»)

Экономика в загоне

На многое можно было бы закрыть глаза, если бы негатив компенсировался прорывами в экономике. Однако и тут похвалиться постмайданной власти, мягко говоря, нечем.

Буквально пара недель остаётся до вероятного возобновления прямых закупок газа у «Газпрома». Т. е. Киев скоро потеряет право на мантру «nnn дней без российского газа», а также связанные с нею сомнительные репутационные достижения новой власти. Введённые же в конце 2017 года санкции против крупнейшего российского импортёра антрацита просуществовали немногим более 2 месяцев. Украина и по сей день остаётся полностью импортозависимой от российских энергоносителей, и никакой реверс, поставки угля из США и ЮАР не смогли с этим ничего поделать.

4 года потребовалось Украине, чтобы восстановить объёмы экспорта в Европу. Они были даже превышены, пускай и минимально (17,5 млрд долл., на 1 млрд долл. больше, чем в 2013-м) Но есть маленький нюанс — цена, которую пришлось за это заплатить. Она впечатляет: экспорт в Россию упал с 15 до 3,95 млрд долл. Украина стала потребителем товаров, которые ранее сама активно экспортировала (в частности, удобрения). Причём покупает она их… у России. Иначе говоря, хвалёная аграрная сверхдержава без российских удобрений попросту не состоялась бы. Ну и в довершение: Россия до сих пор остаётся основным торговым партнёром Украины, и находящейся на втором месте Польше (2,72 млрд долл.) предстоит попотеть, чтобы занять место РФ.

Если экспорт в ЕС Украине удалось восстановить, то общие объёмы производства — нет. Спустя 4 года после «евромайдана» ВВП Украины остаётся вдвое меньшим, чем в 2013 году — примерно 95 млрд долл. против 183,3 млрд. Это и неудивительно. Именно российский рынок, а также рынки стран СНГ позволяли Украине производить и сбывать наукоёмкую продукцию — товары, а не сырьё. Производство этих товаров поддерживало производство, рождало спрос на специалистов, какие-никакие заказы для НИИ. Десяток миллиардов долларов на экспорте — лишь вершина айсберга, позволявшая крутиться шестерёнкам промышленности внутри страны. Это доходы домохозяйств, налоги, заказы, которые предприятия выполняли друг для друга, по цепочке. Вот и ответ на вопрос — «куда девались 90 млрд ВВП, если экспорт в РФ просел всего на 10».

Что же касается экспорта в страны Европы, то лучше всего о нём говорит статистика: основная выручка 2017 года приходится всего на 3 статьи: зерновые, растительное масло, семена масличных культур. Что же касается преференций, полученных от подписания Соглашения об ассоциации, то экспортные квоты по наиболее популярным статьям (мёд) Украина полностью закрывает в течение 5—7 дней января. И то только потому, что в 2017 году, после 1,5 лет борьбы, удалось добиться их увеличения. Раньше справлялись за 3 дня.

Любопытно, что пользоваться положением Украины под шумок начала даже Белоруссия. Там поняли, что иногда картофель выгоднее не растить самим, а купить у Украины. И купили: три четверти от всего экспорта прошлого года, причём стоило это совсем немного — меньше 3 млн долл.

Принудительная деиндустриализация — кстати, в киевском правительстве о ней ещё 3 года назад совершенно открыто говорили, как о способе окончательно порвать с Россией. Деградационный процесс привел к тому, что что у Украины впервые за 26 лет независимости появилась национальная идея: трудовая миграция. Именно после майдана-2014 это явление вышло на качественно новый уровень. Водители автопарков уезжают сразу бригадами. Курсы польского языка по популярности соперничают с курсами английского. На Youtube с лёгкостью можно найти отдельные видео и даже целые каналы, пользователи которых делятся своим и чужим опытом работы в Европе. Некоторые радуются: мигранты теперь шлют на Украину больше половины от заработанного в Европе — до 10% ВВП по оценке ООН. Однако это не компенсирует схлопывания производства. К тому же масштабы явления начинают угрожать самой Украине: Bloomberg пишет о потере 7% трудоспособного населения только за 2015—2017 гг.

Страна дешёвых «лимонок»

Еще один важный неутешительный результат «евромайдана» — человеческая жизнь на Украине стала цениться уж слишком дёшево. Постоянным героем новостных лент за последние 2—3 года стала… граната. Обозлённые или раздосадованные украинцы всё чаще использую её как универсальный аргумент в бытовых спорах и ссорах. Тем более, что из-за войны цены на такого рода «аргументы» сильно упали. Если в 2013 году средняя цена Ф-1 на чёрном рынке была около 50 долл., то к 2016-му упала до 20.

Что же до огнестрельного оружия, то по оценке главы Украинской ассоциации владельцев оружия Георгия Учайкина, только т.н. АТО «подарило» украинцам 1,5—2 млн шт. нелегальных «стволов».

Ещё одной любимой присказкой сторонников майдана было «…вот вернутся наши хлопцы с фронта… [и накажут всех, кто за это время лучшую жизнь не построил]».

Хлопцы действительно возвращаются. Из последних нашумевших случаев — поножовщина в Киеве. «Ветеран АТО» решил проигнорировать очередь на маршрутку. Получил указание, что неправ. Дождался момента и убил сделавшего замечание ножом в сердце. Происшествие из серии «везде может случиться». Однако не везде убийцу тут же начнут оправдывать, дескать, он воевал, а этот умник замечание сделал герою и вообще в тылу отсиживался. Т. е.«ватник» и «сепар», а значит, правильно его зарезали. И подобных случаев будет больше: за последние годы т.н. АТО прошли уже около 300 тыс. человек.

Осознание того, что вот такие персонажи могут стоять в одной очереди на маршрутку, не радует. Но ещё меньше радости в том, что их умело собирают в стаи. В конце января украинцам презентовали «Национальные дружины», которые, как следует из презентации, будут вскоре устанавливать на улицах Настоящий Украинский Порядок. А ведь никуда не делся из политического и общественного поля тот самый «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и такого же рода боевые радикальные организации, которые не брезгуют убийствами, рэкетом, «отжимом» бизнеса и предприятий для «нужных людей».

Не туда

Неудивительно, что социсследования фиксируют постепенную негативацию «евромайдана» населением. Специалисты Центра социальных исследований «София» уже летом 2016 года насчитали 36,6% человек, заявивших, что «…Евромайдан стал причиной скорее негативных, нежели позитивных изменений в Украине».

Ещё более показательны данные опроса Kantar TNS Online Track: «Евромайдан» не достиг своих целей, считают 75% опрошенных. «65% украинцев считает, что война на востоке продолжается, потому что она выгодна власти и олигархам», — это уже опрос Киевского международного института социологии. Где разочарование, отчаяние и бессилие — там и тяготение к «простым решениям». До 60% опрошенных специалистами Research & Branding Group высказываются в том ключе, что Украине необходим новый майдан, и уж тогда-то…

Ситуация в чём-то парадоксальная. Практически никому из опрошенных не нравится, во что превратилась страна Украина после «евромайдана». Почти 60% готовы снова взяться за дреколье. Однако при этом властям бояться относительно нечего. «Уж мы вам покажем» существует пока что исключительно в виде вариантов соцопросов. На самом деле всё просто: украинцы сейчас заняты выживанием, и ни на что иное у них нет времени, сил, желания. Что, впрочем, не исключает очередных потрясений, но больше шансов на то, что это будет внутриэлитная схватка, а не спонтанный народный гнев против диктатора Порошенко. Сегодня можно со всей ответственностью заявить, что эту приставку он честно заработал.

 


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Стеценко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.03.2018. Просмотров: 183

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta