Кто идёт к власти в Европарламенте и зачем?

Содержание
[-]

Выборы в Европейский парламент в 2019 году 

Часть I. Политика

До назначенных на последнюю декаду мая выборов в Европейский парламент (ЕП) остаётся уже менее трёх месяцев. По мере приближения даты голосования между различными политическими силами «Старого Света», разделёнными на транснациональные европейские партии, усиливается электоральная конфронтация по наиболее актуальным темам, включая общеполитические вопросы и перспективы будущего Европейского союза (ЕС).

Глубокий социальный и экономический кризис, последствия которого полностью не преодолены и сегодня, что объективно, притормозил качественные политико-институциональные преобразования в Евросоюзе. Однако сегодня, когда мы регулярно слышим, например, из Парижа различные европейские инициативы, вновь кажется, что тема углубления политической интеграции приобретает актуальность.

Впрочем, две ведущие политические силы в ЕС, от которых на деле, прежде всего, зависит будущее европейской интеграции — правоцентристская Европейская народная партия (ЕНП) и Партия европейских социалистов (ПЕС) — демонстрируют большую сдержанность в отношении как макроновских прожектов, так и собственных инициатив в институционально-политической сфере. На последнем съезде ЕНП, в частности, была принята на редкость обобщённая политическая резолюция, в которой констатировалось то, что и так всем хорошо известно, а именно что ЕС должен, как и в прошлом, базироваться на «уважении человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, верховенства закона и уважении прав человека». В свою очередь европейские социалисты, если вчитаться в их недавно обнародованный предвыборный манифест, что называется, не пошли дальше. Там также повествуется о том, что демократия есть «основополагающая ценность ЕС», что необходимо поощрять участие граждан на всех уровнях в общественной европейской жизни, одновременно борясь со всеми формами нетолерантности и ликвидируя «государственные и социетальные препятствия» для лиц нетрадиционной сексуальной ориентации.

Иными словами, европейские партии, от которых реально зависят политические перспективы Европы будущего, не готовы сегодня детализировать свои предложения по важным и актуальным вопросам развития европейской интеграции. Возможно, и по этой причине, как отмечают западноевропейские социологи, ЕНП и ПЕС хоть и сохранят после майских выборов статус соответственно первой и второй политических сил в ЕС, вероятнее всего, будут располагать в новоизбранном составе ЕП менее многочисленными депутатскими группами, чем сегодня.

А вот иные, менее влиятельные политические формации более активны. Объединяющая многие радикальные левые партии Партия европейских левых (ПЕЛ) требует радикального расширения гражданских прав и прав иммигрантов, призывая покончить с «Европой-крепостью». С точки зрения «евролевых», невозможно создать демократическую и солидарную Европу на базе существующих договоров ЕС, необходимо ввести Социальный протокол ЕС в коммунитарные договора.

Наиболее энергичные инициативы относительно политических аспектов европейской интеграции исходят в период нынешней кампании со стороны тех политических сил в ЕС, которых исторически относят к числу «еврооптимистов» — экологистов и либералов. И Европейская зелёная партия (ЕЗП), и Альянс либералов и демократов за Европу (АЛДЕ) открыто верят в «федералистскую перспективу» ЕС, эти панъевропейские партии, например, последовательно выступают за то, чтобы определённое число европейских депутатов избиралось по общеевропейским транснациональным спискам. Для «зелёных» очевидно, что в будущем ЕС должен непременно трансформироваться в сверхнациональную демократическую субстанцию, в связи с чем они требуют радикального изменения политики в миграционной сфере, уважения прав для всех меньшинств и развития элементов «партисипативной демократии». Вместе с тем ЕЗП призывает продолжать двигаться в направлении права законодательной инициативы для ЕП.

Либералы, заключившие в прошлом году союз с президентской партией во Франции («Вперёд, Республика!»), конечно, солидаризируются с общеполитическими идеями «главного центриста» Европы Эмманюэлля Макрона. В частности, с его свежими предложениями создать европейское агентство по защите демократии, эффективно защищать границы Шенгенской зоны (через формирование единой пограничной службы), усиление «гражданского измерения» европейского строительства. Слова Э. Макрона о том, что нужна Европа, «которая продвигается вперёд», созвучны политической философии АЛДЕ.

Вместе с тем европейские либералы в своём электоральном манифесте также формулируют определённые политические предложения. В частности, они призывают жёстко бороться с теми в ЕС, кто нарушает «либеральные ценности» (намёк в отношении Польши и Венгрии вполне очевиден), последовательно отказываться от принятия решений через единогласие в пользу квалифицированного большинства в различных сферах, перераспределить полномочия между ЕС, странами и европейскими регионами с целью упрощения процесса принятия решений, в большей степени вовлекать Европарламент в принятие ключевых для жизни европейцев решений. С учётом того, что политические социологи предрекают ЕЗП и особенно АЛДЕ количественный рост в новом составе ЕП, предложения «еврооптимистов» следует иметь в виду.

Но те же социологи утверждают, что майские выборы могут стать в отдельных странах триумфом для правых «евроскептиков». А они, в свою очередь, что вполне закономерно, вообще пытаются игнорировать политические аспекты евростроительства. Для Альянса консерваторов и реформистов в Европе ЕС видится исключительно как пространство свободной конкуренции и соревновательности, тогда как в понимании крайне правого Движения за Европу наций и свобод, решающая роль в котором принадлежит французскому Национальному объединению, «чётко отвергается политика, направленная на создание супернационального государства или супернациональной модели», а ЕС видится лишь как объединение суверенных государств.

Источник - https://regnum.ru/news/2588762.html

***

Часть 2. Экономика

Последние годы со всей ясностью показали, что знаменитая Европейская социальная модель имеет немало проблем и «пробоин».

Конечно, в нашем мире всё познаётся в сравнении и для миллионов мигрантов и беженцев из стран Юга, так же как для регулярно стучащих в дверь ЕС политиков из посткоммунистических стран Восточной Европы, эта модель остаётся недостижимым и манящим ориентиром. Вместе с тем, развитие глобального финансового кризиса и его последствия наглядно показали, что в хозяйстве ЕС далеко не всё в порядке. Отступление покупательной способности, массовая безработица, прежде всего среди молодёжи, высокий государственный долг и проблемный дефицит общественного бюджета, «жёсткая экономия» — все эти «прелести» не обошли большую часть стран, участвующих в Евросоюзе.

Логично, что в ходе нынешней избирательной кампании по выборам в Европейский парламент тематика радикального изменения финансово-экономической политики исходит прежде всего с левого и крайне правого флангов. Так, Партия европейских левых (ПЕЛ) выступает за выход из актуальных рамок европейского строительства, покоящихся на принципах конкуренции и дерегламентации, с тем, чтобы поставить судьбу европейской интеграции под контроль народов, а не финансовых рынков и предприятий. Коммунисты и радикальные социалисты ставят вопрос о новой модели социально-экономического развития, которая предполагает обновление полномочий и миссий Европейского центрального банка, отмену налогового пакта. С точки зрения «евролевых», приоритетами должна стать политика общественных инвестиций в социальную сферу, сокращение рабочего времени без потери заработной платы, а также поддержание альтернативных социальных и экономических форм в виде кооперативов. ПЕЛ и особенно Европейская зелёная партия (ЕЗП) настаивают на конверсии промышленного производства в Европе с учётом прежде всего природоохранительных постулатов и ставки на возобновляемые источники энергии.

Что касается ЕЗП, то в её предвыборном манифесте со всей определённостью говорится: «Мы хотим построить социальный союз с устойчивой экономикой». Конкретно это означает сокращение «старой» промышленности и курс на «зелёную экономику», реформирование Общей сельскохозяйственной политики, создание «энвироментальной» (природоохранительной) юстиции. «Зелёные» требуют сформировать «Европейскую опору социальных прав», благодаря которой каждый житель Европы будет иметь доступ к здравоохранению, образованию и жилищу. ЕЗП предлагает и любопытную идею «Европейской молодёжной гарантии», продвигая тем самым доступ молодых европейцев к занятости, образованию и карьерному развитию.

В свою очередь, объединённые в Движение за Европу наций и свобод (ДЕНС) крайне правые политические силы также заявляют о своей решительной оппозиции ультралиберальной экономической логике. Видная представительница этой европейской политической «семьи» Марин Ле Пен отмечает, что «миллионы европейцев отвергают экономическую политику и миграционную политику Европейского союза». Со своей стороны, ДЕНС выдвигает на первый план идею «европейского протекционизма», способного на межгосударственном уровне оказать эффектную помощь европейским предприятиям. Известно также, что многие крайне правые до сих пор предлагают своим странам вернуться к национальной валюте.

О необходимости изменений и модернизации европейской экономики говорят и предвыборные документы тех транснациональных партий, которые реально участвуют в деятельности Европейской комиссии и иных органов ЕС. Социал-демократы в этой связи заявляют: «Мы желаем двигаться к новой экономической модели». По мнению Партии европейских социалистов (ПЕС), эта модель должна опираться на активную социальную политику, равенство полов, устойчивый рост и благосостояние граждан. ПЕС исходит из того, что необходимо делать ставку на инвестиции (прежде всего социальные) и создание рабочих мест. Социалисты также требуют доступа всех европейцев к качественному общественному здравоохранению. В резолюции предвыборного съезда ПЕС отмечается также, что для социал-демократии ни экономические свободы, ни правила конкуренции не могут превалировать над основополагающими социальными правами.

Финансово-экономические предложения Европейской народной партии (ЕНП) и Альянса либералов и демократов за Европу (АЛДЕ) не слишком расходятся в концептуальных подходах друг с другом. И правоцентристы, и либералы подвергают критике протекционистские «веяния», выступают за развитие инфраструктурных проектов, инвестирование в будущее, увеличение средств в «цифровизацию» Европы и образование. Либералы настаивают, например, на том, чтобы не менее трёх процентов европейского валового продукта направлялось на инновации и в образование. Также АЛДЕ и ЕНП занимают схожие позиции в том, чтобы ЕС приоритетным образом оказывал содействие развитию малых и средних предприятий (при этом «народники» также выступают за приоритетность «семейных» предприятий).

Для либералов и ЕНП важным приоритетом является также совершенствование Экономического и валютного союза — при соблюдении Пакта стабильности и роста и проведении автоматических санкций против стран-нарушительниц. ЕНП и АЛДЕ поддержали создание в ЕС Банковского союза и теперь выступают за его скорейший запуск. Европейские либералы вместе с этим ставят вопрос о последующей реформе Европейского стабилизационного механизма и создания Европейского валютного фонда. В общем, и ЕНП и АЛДЕ выступают за открытость еврозоны тем странам-членам ЕС, которые по своим критериям будут готовы к переходу на единую евровалюту. Это, кстати, отличается от позиции Альянса консерваторов и реформистов в Европе, основная масса членов которого в большей степени лояльна идее сохранения национальных денежных единиц…

Как видим, в вопросах экономики между ведущими политическими «семьями» «Старого Света» продолжает существовать достаточно серьёзный водораздел.

Источник - https://regnum.ru/news/economy/2598335.html

***

Часть III. Внешняя политика

В конце марта «уходящий» состав Европейского парламента принял рекомендательную резолюцию, в которой говорится, что Российская Федерация не может более рассматриваться как «стратегический партнёр» для Евросоюза, нужно быть готовым к дальнейшему принятию антироссийских санкций, а проект «Северный поток-2» следует остановить.

При том, что для ЕС данная резолюция не носит обязательный характер, обращает на себя внимание тот факт, что за данный документ отдали голоса 402 европейских парламентария при только 163 голосах против. С одной стороны, это подтверждает тот логический тезис, что в «системе ЕС» ЕП остаётся чуть ли не наиболее «антироссийским» органом. А с другой, говорит о том, что глобально эта ситуация вряд ли изменится после майских евровыборов.

Не изменится она потому, что ведущие «политические семьи» ЕС, при всех серьёзных разногласиях между ними в социальной и экономической сферах, во внешнеполитической области занимают более схожие позиции. Это касается, например, солидарности с реальной проводимой от имени Союза Европейской внешней политикой по безопасности и обороне и деятельностью Европейской службы внешних связей. Участвуя в работе Европейской Комиссии, Европейская народная партия (ЕНП), Партия европейских социалистов (ПЕС) и Альянс либералов и демократов за Европу (АЛДЕ) по факту такую солидарность регулярно демонстрируют.

Конечно, тут тоже имеется, что называется, своя специфика. ЕНП и особенно АЛДЕ, выступая за реформирование Организации Объединённых Наций, высказываются в пользу предоставления «Европе» (читай ЕС, конечно) места постоянного члена в Совете безопасности. Социалисты, как исторически пацифистская сила, «твёрдо поддерживает программу разоружения Генерального секретаря ООН». При этом ключевые панъевропейские партии уверены в том, что международное право и в дальнейшем должно коррелироваться с Уставом ООН.

Весьма близки позиции главных «партийных акторов» ЕС, включая в эту группу и Альянс консерваторов и реформистов в Европе (АКРЕ), по тематике их приверженности «евроатлантизму». Данные партии, в особенности «народники» и либералы, ратуют за углубление военно-политической и внешнеполитической кооперации входящих в ЕС государств. С точки зрения евролибералов, например, именно «НАТО является спинным хребтом военной кооперации и гарантом безопасности для Европы». Но ведь и социалисты утверждают, что Общая внешняя политика и политика безопасности ЕС должна укрепляться и развиваться, но именно — «в дополнение НАТО». Ну, а лидеры партий, входящих в АКРЕ, подобно председателю польской партии «Закон и справедливость» Ярославу Качиньскому, последовательно выступают в поддержку внешнеполитической линии Вашингтона и за повышение военных расходов своих стран.

Анализ голосований последних лет в ЕП показывает, что самые разные депутатские группы, расположенные и в левой, и в центристской, и в правой частях ЕП занимают достаточно жёсткую и непримиримую позицию к внутренней и внешней политике Кремля. Так, Европейская зелёная партия (ЕЗП) и ПЕС видят в действиях Москвы источник нестабильности и движение в сторону гонки вооружения. Европейские умеренно левые упрекают российскую власть в нарушении прав человека и свободы прессы, практически все экологистские партии «Старого Света» и значительное число социал-демократических партий критикуют также действия РФ на постсоветском пространстве.

В неменьшей, а, может, даже и большей степени аналогичные критические стрелы идут от более «буржуазных» европейских партий. Вряд ли приходится оспаривать, что для верховодящих в АКРЕ британских и польских консерваторов именно Россия — главная геополитическая противница. В предвыборной платформе евролибералов также без особых экивоков отмечается: «Мы осуждаем продолжающуюся аннексию и оккупацию Крыма и агрессию России в Восточную Украину… Нужно продолжать экономические санкции против Российской Федерации.» Пожалуй, ещё более важна точка зрения ЕНП, которая, судя по опросам, сохранит статус главенствующей политической силы в ЕС после майских выборов ЕП. Так вот, в одной из резолюций недавнего съезда «народников» в Хельсинки более чем определённо говорится, что эта панъевропейская партия «подтверждает поддержку территориальной целостности Украины, Грузии и Молдавии.» Отметим также, что занимающие достаточно антироссийские позиции партии в этих странах (грузинское Единое национальное движение или украинская «Батькивщина») являются ассоциированными членами ЕНП.

В общем, как и в вопросах критического отношения к актуальному курсу европейского строительства, так и внешней политики ЕС получается, что именно расположенные на радикальном левом и правом флангах политические силы являются носителями альтернативной логики. Правда, европейские крайне правые, в частности, Движение за Европу наций и свобод (ДЕНС), вынуждены постоянно с 2017 г. находиться, по выражению западноевропейских журналистов, «между Путиным и Трампом». Они отвергают перспективу централизации ЕС и отстаивают сохранение национального суверенитета за странами-членами во внешней политике (отсюда негативное отношение и к идее «европейской армии», и к консолидации Общей внешней политики Союза), но позиция радикальных правых к атлантизму и трамповской международной политики явно неоднозначна и противоречива.

У радикальных же левых внешнеполитическая линия выдержана в последовательно антиимпериалистическом духе. Так, в предвыборном манифесте Партии европейских левых однозначно говорится: «Мы не желаем НАТО на европейской земле, следовательно, альянс НАТО должен быть отменён». Любопытно, что и ПЕЛ, и ДЕНС публично осуждают антироссийские санкции ЕС и выступают за прекращение «холодной войны» с Россией. В этом отношении, в самом деле, можно согласиться с точкой зрения тех отечественных экспертов, которые утверждают, что численное увеличение «крайних» в ЕП после майских выборов было бы объективно выгодно российской дипломатии.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2611066.html


Об авторе
[-]

Автор: Руслан Костюк

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.04.2019. Просмотров: 63

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta