Кто и зачем нагнетает ситуацию вокруг Украины. О выполнении минских соглашений

Содержание
[-]

Общественная экспертиза военно-политической ситуации в стране

Приблизительно с конца октября мировые СМИ, в первую очередь американские, начали писать о возможном нападении России на Украину.

Поначалу эта новость вызывала разве что недоумение: российские войска давно стоят на украинско-российской границе, а каких-то новых резонов для нападения никто назвать не мог. Однако информационный поток о "‎нашествии с северо-востока"‎ становился все более плотным и навязчивым. В ход шли ролики из ТikTok, интервью с женами российских военных, спутниковые снимки и сообщения неназванных источников. Да и тон публикаций становился все более настойчивым, иногда переходя в истерический. "Русские перебрасывают войска с Дальнего Востока в Беларусь", "семьи американских дипломатов покидают Украину", "русские собираются разграбить Киев", "украинские спецслужбы вывозят секретные документы из Киева в Западную Украину" – вот лишь некоторые из сеющих панику месседжей, тиражируемых ведущими западными газетами и телеканалами.

При этом не только Россия, но и президент Украины опровергают неизбежность войны, а нагнетание ситуации вокруг российского нападения на Украину уже обошлось нашей стране в $12,5 млрд, которые инвесторы вывели за рубеж на волне паники. Так будет ли война и, если нет, то кто и зачем гонит волну дезинформации?

- Почему Украина занимает столь важное место в споре о безопасности между Россией и США с НАТО, какие цели преследуют геополитические игроки, обостряя ситуацию вокруг Украины?

Виктор Щербина, доктор социологических наук, замглавы стратегической группы "София": 

– Я думаю, что ситуация здесь идет о переустройстве миропорядка, в котором, уже понятно, что моноцентричной системы не будет – этот исторический этап остался в прошлом. И уже сейчас идет речь о том, кто войдет в число игроков, которые займут первые роли, и кто будет определять форму нового миропорядка. Украина здесь выступает критическим фактором для вопроса определения характера системы безопасности в Европе. Сейчас сложно сказать, будет ли это разделение на новую систему военно-политических блоков, как это было в ХХ веке, когда бал правили НАТО и Организация Варшавского договора, или же грядет некая новая система, где речь пойдет не столько о военно-политической безопасности, сколько о безопасности дальнейшего развития.

Святослав Юраш, народный депутат (СН), член Комитета ВР по вопросам внешней политики: 

– С точки зрения безопасности и предоставления Украине иностранных вооружений, российская аргументация неправа в корне – Эстония, Латвия и Литва имеют такую ​​же близость к критическим центрам в РФ, как и мы. Но есть другое видение, которое изложил Путин в своем эссе на Kremlin.ru, – это стратегическая цель восстановления Украины, Беларуси и России в одном государстве. Там он четко артикулировал, что видит наше государство как нелегитимное, то, которого нет, и что желал бы объединить три государства в одно. Но этот аргумент в Украине и для Украины не работает: РФ ведет у нас войну уже восемь лет, аннексирует наши регионы.

Андрей Телиженко, дипломат, сотрудник Посольства Украины в США в 2015–2016 гг.: 

– Украина объективно задействована в переговорном процессе. Равно как и Иран, и Сирия, и другие страны обсуждаются. Так получилось, что Украина находится на границе с РФ, то есть рядом с супердержавой. Точно так же, как Куба находится у берегов США, и когда ставится вопрос расширения какого-либо союза, то ее вопрос становится предметом переговоров. Нас попросту обсуждают в разных форматах. И наши западные партнеры с удовольствием сделали бы из Украины буферную зону, плацдарм, чтобы политически, экономически, в военной плоскости конфликтовать с РФ – вот именно поэтому сегодня идет обсуждение нейтрального статуса Украины. Идея такова: чтобы нашу страну не использовали в своих целях западные партнеры, надо создать здесь зону безопасности, "‎мост"‎ между Западом и Востоком, а не плацдарм или буферную зону, в которую нас хотели бы превратить "‎партнеры"‎ на Западе. Об этом, вспомните, писали еще Збигнев Бжезинский и Генри Киссинджер – это не какие-то конспирологические теории.

Руслан Бортник, политолог, глава Украинского института политики: 

– В силу своего расположения, экономического и человеческого веса, Украина – это балансир, "‎гирька"‎, которая может критически перевесить чашу весов между Востоком и Западом. Ясно, что приобретение или потеря такого актива, включение его в ту или иную зону влияния мгновенно влечет за собой переформатирование геополитического баланса во всей Европе. Более того, Украина стала, как мне кажется, местом символическим и принципиальным для обеих сторон. Ведь сколько было информационного внимания к Украине за это время, сколько инвестиций и денег вложено с обеих сторон в противостояние вокруг Украины! Что просто так уступить Украину уже сложно, практически невозможно. Находясь в западной сфере влияния, Украина станет вечным кризисом для РФ, ключевым инструментом для ее сдерживания. Находясь в зоне влияния РФ, она станет риском распада в западной сфере влияния для Восточной Европы, то есть риском существования НАТО и Евросоюза. Именно поэтому видим столь ожесточенную борьбу.

- Насколько оправданны заявления Запада о готовящемся вторжении России и заверения самой РФ о том, что она не собирается нападать на Украину?

Виктор Щербина: 

– Я считаю, что сама Россия сегодня не заинтересована в этом прежде всего. Благодаря тем процессам, которые происходят в самой РФ, – там много внутренних проблем. И добавлять к ним еще и те, что будут связаны с возможным военным конфликтом, в общем-то, не стоит. В политическом руководстве, насколько я понимаю, в военной операции никто не заинтересован. Та политика, которую они проводят, – это не политика обмана, а, скорее, выстраивание условий для примирения.

Святослав Юраш: 

– Россия системно и стабильно показывает, что эта готовность у нее есть. И на любые шаги Украины в поисках своего места в институциях, воплощении наших конституционных положений о нашем движении в ЕС и НАТО, Россия будет реагировать максимальной агрессией, максимальной истерикой. Может даже дойти до военных действий. Запад же сейчас отмечает эти риски, делает все, чтобы мы о них помнили – и это правильно. Наша позиция здесь амбивалентна. Есть разведданные спецслужб. А есть тезис о том, что "умом Россию не понять", – поэтому кто знает, как это может обернуться…

Андрей Телиженко: 

– Происходящее – это игра, чтобы сохранить лицо. Россия имела на нашей границе войска восемь лет, и никто об этом как бы не кричал. А тут – начали: сейчас это выгодно. Чтобы что? – Можно ведь спровоцировать какую-то ситуацию (не дай бог) на нашей территории, обвинить в этом РФ. При слабости украинской власти это вполне вероятно… У самой же России нет мотива для вторжения. На кону "Северный поток – 2", другие экономически важные вопросы. А в итоге, после провокации, на РФ может усилиться давление, с тем, чтобы после переговоров можно было не идти ей на уступки. 

Сейчас России выгодно вообще в законном поле договориться с элитами и поменять власть в Киеве. И не надо вторгаться. В Киеве – самая слабая власть за всю историю независимой Украины. Люди, которые не понимают, ни куда они попали, ни что они делают. И поддержки у них ноль среди элит, кроме разве что Игоря Коломойского. Плюс слабая поддержка со стороны населения, 12%, как показывает внутренняя социология. Так что эта истерия – дымовая завеса того, что будет происходить в самой Украине.

Руслан Бортник: 

– Тут главное слово – "нападать". Мы же понимаем, что нападение и оборона в современном постмодернистском мире – часто одно и то же. Мы не знаем, собирается ли Россия использовать свои сильные возможности против Украины или нет. Но такой вариант, особенно после 2014 года, исключить не можем. В то же время за позицией Запада кроется явно какой-то политтехнологический момент. Потому что это несостоявшееся пока вторжение России позволило переключить внимание их обществ с экономических и "ковидных" кризисов. Позволило разыгрывать патриотическую карту. Увеличивать бюджеты ВПК. И увеличить зависимость европейских союзников от США. Позволило поставить в Украину дополнительно не планируемые партии вооружений. Позволяет обвинять Россию в агрессивных намерениях и ставить под вопрос СП-2. То есть ситуация "инструментализируется". Мне кажется, что в этом нападении на сегодня больше геополитической игры, нежели реальной составляющей. Но исключать того, что Россия может применить вооруженные силы для решения своих геополитических задач в Украине, я бы все же не стал. Это крайний из доступных для России инструментов.

- Есть ли у Украины в лице политического руководства "место для маневра" в создавшейся ситуации или мы окончательно превратились в пусть и не сторонних, но наблюдателей?

Виктор Щербина: 

– Возможности для маневра в отношениях с Россией есть. Руководство РФ, в лице тех же Медведева, Лаврова, говорит о возможности переговоров по российско-украинским отношениям. Здесь можно решать проблемы, связанные с логистикой, транспортом, гуманитарные проблемы. А на следующем "витке" переговоров можно выходить и на проблемы, связанные с Донбассом. То есть такие условия объективно существуют. Существуют ли они с точки зрения интересов тех групп, которые непосредственно принимают решения во внутренней украинской политике, – сказать сложно, поскольку у нас идет политическая борьба. И для одних элит повестка войны является повесткой по приходу к власти и ее удержанию. Для других – наоборот, повесткой прихода к власти является мир. В этом отношении вот эта субъективная неготовность нашей политической элиты – критический фактор.

Святослав Юраш: 

– У нас всегда стабильная позиция "ничего об Украине без Украины" – и это было подтверждено в недавней беседе президентов Зеленского и Байдена. Почему же здесь нет вопроса о "маневровой" украинской позиции? – У нас она однозначная и четкая: мы – независимая страна, имеем право выбирать свой путь, свое будущее, перспективу альянсов.

Андрей Телиженко: 

– Увы, из-за слабости власти мы сейчас сторонние наблюдатели. Но маневр есть всегда. В НАТО нас никто не берет и так. Можем выйти и сказать: мол, отказываемся от Альянса, ведь это камень преткновения в переговорном процессе между РФ и США. А мы хотим остановить войну – так откажемся от членства в НАТО, как уже раз отказались от ядерного оружия. Это будет на благо нашей страны, а Запад взамен спишет нам долги перед МВФ. А ЕС и РФ – вложатся в нашу ГТС, будут развивать консорциум, создав нам экономически выгодную ситуацию. Из нынешнего положения мы выйдем игроком, субъектом процесса. Со своим предложением – а там посмотрим, какой будет реакция наших западных партнеров и РФ. Это – маневр. Есть и другие шаги: можем показать, что готовы к компромиссам, начать "двигать" в Раде политическую часть Минских соглашений, к примеру. Это был бы хороший трек – и Украина начнет отстаивать нейтралитет, и станет одновременно мостиком между Востоком и Западом, параллельно выполняя "Минск". Тем самым покажем: мы способны выполнить соглашения, под которыми подписались! А решать будем не то, что скажут в Вашингтоне, а то, чего хотим мы здесь, в Киеве. Но, думаю, нынешняя власть на это никогда не пойдет – ведь права голоса она не имеет.

Руслан Бортник:

– Маневр, безусловно, есть, потому что все, что Россия требует от Запада, чтобы было сделано Украиной – это реализация Минских соглашений, невступление в НАТО, – все это Украина может сделать самостоятельно и без Запада. Поэтому по большому счету, как бы это ни звучало, мы должны понимать, что ключ от этого "украинского замка" все же находится в Киеве. Но взять его в руки могут только смелые люди, со стратегией. И мне кажется, что сегодня у нас прежде всего не хватает политической воли для разрешения этих проблем. Хотя и остаются инструменты.

Заключение Общественной экспертизы

Эксперты фактически единодушны в том, что у России нет никаких резонов нападать на Украину. Правда, есть одно знаковое исключение, которое о многом говорит. Один из экспертов, входящий в Зе-команду, высказал мнение, которое по основным пунктам противоречит сказанному всеми остальными, зато полностью совпадает с нарративом, формируемым американскими политиками и СМИ.

Что же до солидарного экспертного взгляда, то он, несмотря на нагнетание в информационном поле, за последние месяцы не изменился: инициаторами и главными "инвесторами" хайпа вокруг темы "Путин нападе" являются американцы и британцы. Даже ЕС поддерживает их с оговорками и осторожными сомнениями. Делается все это, как всегда в американской политике, по сугубо внутриамериканским поводам, возможно, для подготовки тамошнего электората к очередным "перемогам" байденовской администрации, например, в деле "умиротворения Путина".

Впрочем, как бы там ни было, у Владимира Зеленского появился шанс прекратить танцы под чужую дудку и, вместо того чтобы стенать по поводу выводимых из страны инвестиций, взять инициативу в свои руки. Например, выполнить политическую часть минских договоренностей или вернуть Украине внеблоковый статус, прекратив назойливо стучаться в закрытые двери НАТО.

Источник - https://uiamp.org.ua/obshchestvennaya-ekspertiza-kto-i-zachem-nagnetaet-situaciyu-vokrug-ukrainy

***

Мнение политолога: «Их невозможно реализовать». Что будет с минскими соглашениями

На Украине в очередной раз выступили против реализации минских соглашений. Такой позиции, в целом, Киев придерживается практически на протяжении всего конфликта в Донбассе. Могут ли стороны пересмотреть соглашения или подписать другой документ — в материале «Газеты.Ru».

Секретарь украинского Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов назвал минские соглашения невыполнимыми и заявил, что их реализация приведет к уничтожению Украины. На эту тему он высказался в интервью агентству Associated Press. Как утверждает глава СНБО, эти соглашения были подписаны «под дулом российского пистолета» при участии Германии и Франции. По его словам, уже тогда было понятно, что «эти документы невозможно реализовать». Он отметил, что Запад не должен принуждать Украину к исполнению соглашений, поскольку это может привести к нестабильности в стране. Данилов предложил начать переговоры о заключении нового документа, который бы заставил Россию «отвести свои войска и танки».

К тому же, он предупредил, что в случае эскалации ситуации Украина готова поставить под ружье от 2 млн до 2,5 млн человек. «Они встретят ответ со стороны нашего общества, наших граждан и военных», — сказал он. «Плохому СНБОУ и Данилов мешает», — так в разговоре с «Газетой.Ru» прокомментировала его заявление официальный представитель МИД Мария Захарова.

К слову, похожую позицию высказала и украинская оппозиция. После слов Данилова о минских соглашениях парламентская партия «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ) потребовала его отставки и привлечения к ответственности за призывы к выходу Украины из этих договоренностей. Альтернативы минским соглашениям нет, потому что это договоренности, выработанные в конкретной ситуации, которые хотя бы в какой-то степени сохранили мир на Украине, сказал «Газете.Ru» член комитета Совета Федерации по международным делам Сергей Цеков. Он напомнил, что минские соглашения — это двусторонний документ между Киевом и самопровозглашенными республиками Донбасса.

«Под этим документом стоят подписи [экс-президента Украины Петра] Порошенко и представителей республик. Что-то не нравилось представителям Донбасса, они тоже не хотели подписывать это соглашение. Порошенко они тоже не нравились, но он их подписал. Вообще соглашения не могут нравиться в полной мере одной и другой стороне, но на то они и соглашения, чтобы их выполнять. Вот мы и видим лицо предыдущей и нынешней власти», — отметил сенатор. По его мнению, если что-то и может сохранить нынешнюю Украину и принести на ее землю мир и согласие, то только соблюдение минских соглашений. В противном случае «Украина продолжит разрушаться», считает он. 

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Алексей Чепа напомнил, что невозможность выполнения минских соглашений — это официальная позиция Киева, которой он придерживался практически сразу после их подписания. «После подписания они провели определенные консультации с Госдепом и получили определенные рекомендации. С тех пор они придерживаются этих рекомендаций. Это ни что иное, как позиция — нарушать договоренности и не действовать в рамках желания добиться мирного соглашения. Это затягивание решения вопроса и попытка найти некие объяснения своим неправомерным действиям», — сказал он «Газете.Ru». 

Парламентарий обратил внимание, что со стороны Киева имеют место постоянные нарушения договоренностей — концентрация войск, возвращение вооружения, которое было ранее отведено, дополнительная милитаризация, присутствие иностранных инструкторов. «Все это происходит на фоне истерических попыток перевести Россию в разряд агрессора. Все это толкает Украину к определенным возможным конфликтам, которые могут привести к печальным последствиям», — предупредил он. 

В то же время первый заместитель председателя комитета ГД по международным делам Светлана Журова допустила, что минские соглашения могут быть пересмотрены из-за невыполнения их украинской стороной. «Очень странно слышать сейчас такие заявления, минские соглашения ведь не вчера были подписаны. Но если такая позиция есть, наверное, нужно заявлять об их пересмотре, чтобы прийти к какому-то для всех приемлемому варианту. Но что-то абсолютно точно нужно с этим делать. Пока все не выполняют их в полном объеме, это держит в напряжении очень многих. Может, действительно, какие-то пункты пересмотреть и стоит, чтобы они были выполнены. Но об этом должны договориться все стороны», — сказала депутат «Газете.Ru». 

Глава Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник объяснил заявление Данилова желанием украинского руководства передать западным партнерам сигнал, что даже под давлением США реализовывать минские соглашения Киев пока не собирается, потому что «общество не воспримет». При этом он обратил внимание, что, согласно социологическим данным, за войну до победного конца выступают 20-25% украинцев, около 30% поддерживают реализацию минских соглашений, а остальные выступают за замораживание конфликта или частичную реализацию соглашений. То есть говорить, что общество тотально не воспринимает минские соглашения, не стоит, что удивительно, потому что на протяжении последних пяти-шести лет власти убеждали людей, что минские соглашения — это плохо, сказал эксперт.

«Думаю, заявление Данилова не означает смену позиции Киевом, он не будет официально выходить из минских переговоров, но будет пытаться постоянно дискредитировать их, чтобы не реализовывать, а с другой стороны, прощупывать возможность заключения новых соглашений или существенного изменения соглашений с целью их перезагрузки в интересах украинского руководства, обеспечения первоначального контроля над неподконтрольными территориями, а потом проведения выборов», — считает Руслан Бортник.

По мнению бывшего депутата Верховной рады Владимира Олейника, при высказанной Даниловым позиции Киева минские соглашения нежизнеспособны. «Что нужно для выполнения минских соглашений? Первое — чтобы ценности двух сторон совпадали. Если одна сторона на переговорах будет петь «Батько наш Бандера», а другая «День Победы», то ценности разные. Второе — без доверия ничего не выйдет. И третье — это политическая воля, желание, а восемь лет конфликта — это нежелание урегулировать ситуацию. Если, например, Донбасс пойдет под принуждением, каждая из сторон будет спать с топором под подушкой», — сказал бывший нардеп «Газете.Ru».

Как он полагает, для разрешения конфликта на Украине должна смениться власть, а ей на смену должны прийти люди, которые будут «петь одинаковые песни с теми, кто в Донбассе». Бывший парламентарий уточнил, что имеет в виду смену не лиц, находящихся у власти, а политического курса государства.

Источник - https://uiamp.org.ua/ih-nevozmozhno-realizovat-chto-budet-s-minskimi-soglasheniyami


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.02.2022. Просмотров: 44

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta