Крымский тупик Ангелы Меркель

Содержание
[-]

Крымский тупик Ангелы Меркель

На прошлой неделе Запад пытался выстроить консолидированную позицию по отношению к России после крымской эпопеи. Это частично удалось только на политическом уровне. В вопросе экономических санкций консенсуса нет. В чем загвоздка, выяснял "Огонек"

Путин, Крым, Украина — эти слова повторяются сейчас чаще всего в немецких СМИ. В новостях, в комментариях, в многочисленных ток-шоу с участием политиков и экспертов (в том числе и российских) идут очень эмоциональные споры сразу обо всем — о причинах, об истории, о последствиях. Ключевой вопрос в "немецком дискурсе" прост: что делать немцам? Ведь ФРГ, хоть и двигатель ЕС, но действовать самостоятельно не может, да и не хочет.

"Шок и трепет"

Неожиданное возникновение крымской проблемы вызвало у немцев явно более сильные "шок и трепет", чем американская операция под таким названием в Ираке. Именно растерянность и неподготовленность немецких политиков во многом определили логику их последующих заявлений и действий.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель в правительственном заявлении 13 марта охарактеризовала ситуацию так: "Право сильного и геополитические интересы поставлены над силой закона. Россия воспользовалась слабостью Украины вместо того, чтобы действовать как партнер во имя стабильности".

От этой оценки Меркель и ее коллеги по ЕС отказаться не могут. Они опасаются нарушения политической стабильности, которая создавалась европейцами в течение почти 70 послевоенных лет. Ради этой стабильности создавали ЕС. Ради нее пытались привязать к себе и Украину. Границы, определенные в 1945 году, считались окончательными и неприкосновенными. Все споры между национальными группами казались разрешимыми путем переговоров, уступок. Военные действия стран НАТО против Милошевича в ходе косовского кризиса (15 лет назад), казалось бы, в очередной раз доказали, что военным путем национальные противоречия не решить.

Лидеры ЕС в оценках ситуации солидарны: если они сейчас "не заметят" событий в Крыму, то очень скоро практически во всех странах ЕС разгорятся давно и постоянно тлеющие национальные или территориальные конфликты. Крымский референдум может стать примером для басков и каталонцев в Испании, для националистов Северной Италии, Бельгии, Кипра, Турции, Греции, не говоря уже о странах бывшей Югославии. Это заставляет европейских политиков срочно искать выход.

Кто виноват?

На серьезный анализ причин у лидеров объединенной Европы нет ни времени, ни желания. Ведь иначе пришлось бы признать, что в происходящем прежде всего виновата западная дипломатия, показавшая свою беспомощность и полное непонимание ситуации. Причем это касается не только сегодняшних деятелей, но и их предшественников, за 25 лет не сумевших, не захотевших искать способы увязать интересы ЕС, России, Украины. Это не устает повторять и в Бундестаге, и в телевизионных дискуссиях один из лидеров партии "Левые" Грегор Гизи.

Простые немцы, как минимум каждый пятый при опросах, это тоже видят. Не говоря уже об экспертах. Так, 90-летний корифей немецкой публицистики Петер Шолль-Латур, не стесняясь, повторяет недипломатичную оценку ("fuck the EU"), данную дипломатом США Викторией Нуланд ее европейским коллегам. В отличие от нее, правда, Шолль-Латур поддерживает Владимира Путина: "Был бы я русским, я тоже не хотел бы видеть американцев у моего побережья Черного моря". "И вообще, не американцам, использующим беспилотники для убийства людей в чужих странах, говорить о международном праве",— заявил Шолль-Латур на днях в интервью газете Tagesspiegel и в дискуссии на телевидении.

Не менее скептически относится к разговорам о нарушениях Россией международного права и большинство населения ФРГ.

По мнению социолога Маттиаса Юнга, в прошлом остались времена, когда немцы считали русских плохими, а американцев хорошими. Сейчас сильны антиамериканские настроения. Они возникли в годы президентства Буша-младшего и резко усилились в ходе скандала, созданного Сноуденом, который убедил всех, что американская разведслужба АНБ следит за всеми и за каждым в мире. Немцы очень трепетно относятся к защите своей частной сферы. Кстати, трезвые головы сейчас спрашивают: если АНБ все всегда знает, то почему не знало, что собираются делать русские?

Война санкций

Политическое руководство Германии и ЕС верит (или говорит, что верит) в возможность деэскалации конфликта с помощью санкций. Как разъясняла Ангела Меркель, они рассматриваются только как реакция на опасные действия России и будут усиливаться в случае новой эскалации. Однако все это говорится и делается по-прежнему без учета реальных условий и создает все больше нестабильности и нервозности, прежде всего в самой Германии.

Ведь Меркель и ее коллеги отлично понимают, что ограничены в выборе средств. Воевать с ядерной Россией из-за Крыма и даже из-за Украины никто не рискнет. Политические санкции вроде исключения из "восьмерки" носят символический характер, поэтому политики все больше говорят об экономических мерах воздействия на Россию.

Простым немцам это, однако, нравится все меньше. Если 6 марта против санкций не возражали 38 процентов, то через 10 дней, когда крымский референдум уже состоялся и санкции стали более вероятными, их были готовы поддержать вдвое меньше жителей Германии. Вот данные опроса, проведенного институтом Emnid: большинство жителей Германии уверены, что от западных санкций пострадает экономика ФРГ и вырастет безработица. Страшатся люди и возможных перебоев с поставками российского газа и других энергоресурсов. Лишь 7 процентов верят, что экономические санкции повредят только России, зато 47 процентов уверены, что санкции негативно скажутся не только на ФРГ, но и на всех странах Евросоюза.

От экономических санкций предостерегают и деловые круги ФРГ. Так, Райнер Зеле, президент Российско-Германской внешнеторговой палаты (ВТП) в специальном меморандуме заявил, что ВТП, как и все прочие структуры немецкого бизнеса, "однозначно высказывается против экономических санкций. Они не только практически неосуществимы, но и бесполезны. Украина и Россия должны сесть за стол переговоров. Ведь России нужна Европа, а Европе — Россия". Роль модератора, по мнению Зеле, могли бы взять на себя немецкие бизнесмены, как это сделал полвека назад Отто Вольф фон Амеронген, организовавший Восточный комитет немецкой экономики, в котором сейчас объединены немецкие компании, занимающиеся бизнесом на постсоветском пространстве и в Восточной Европе. Глава комитета Экхард Кордес не устает повторять: "Экономические санкции возможны лишь в том случае, если исчерпаны все политические меры".

Под этими словами могли бы подписаться и все участники очередного собрания Германо-Российского форума (DRF), прошедшего на днях в Берлине. DRF более 20 лет объединяет предпринимателей, политиков и простых немцев, заинтересованных в развитии отношений между обеими странами. "Для DRF, как и для всех, кто выступает за развитие отношений с Россией, наступили непростые времена",— говорит Маттиас Платцек, социал-демократ, ставший сейчас председателем DRF.

Он готов согласиться, что "в XXI веке границы не должны меняться таким образом". Но именно поэтому сейчас "нужно не просто не сокращать, а наоборот, усиливать все контакты, чтобы не допустить тотального отчуждения... Взаимозависимость надо не сокращать, а культивировать, использовать конструктивно".

Платцек полагает, что крымский сценарий не может повториться где-то еще, и называет "присоединение Крыма к России свершившимся фактом, который надо принять во внимание, хотя юридически мы этот факт и не признаем".

Правда, по мнению многих комментаторов, у Германии, если она решится реагировать на кризис лишь формально, возникнут две проблемы. Как самую сильную страну ЕС — Германию обвинят в разрушении сбалансированной внешней политики Евросоюза, а восточные соседи (Польша, Чехия, прибалтийские страны) перестанут видеть в Германии союзника по НАТО. И то, и другое немцам не нужно.

Точно так же для экономики Германии и ЕС невыгодно и даже опасно возникновение новых противостоящих блоков. А именно к этому могут привести санкции в отношении России и ответные действия со стороны России, говорит профессор экономики Макс Отте. "Санкциями мы изменяем мировую экономическую и финансовую систему таким образом, что в ней возникают все новые конфликты и все новые санкции, которые репродуцируют друг друга, делают экономическую ситуацию нестабильной, полной рисков".

Конечно, говорит профессор Отте, те меры, которые уже объявлены, это булавочные уколы. Но их надо понимать как наметки или даже первые признаки дальнейшей конфронтации. Таким же сигналом готовности к конфронтации он считает и постоянное приближение НАТО к российским границам.

Сами себя высечем

В особенно сложном положении оказались те западные инвесторы и предприниматели, которые поверили в перспективность России и уже работают там. У них много начатых или запланированных, но (и это главное) пока неоплаченных проектов, сделок в России — с частными фирмами, с государственными структурами, с банками, с общественными организациями и т.д. Все делается, естественно, в кредит. Общая стоимость уже возникших из-за этого долгов превышает 170 млрд евро, из которых 20 млрд — долги немецким партнерам. Они потеряют эти деньги, если будут вынуждены уйти из России.

— Надо понимать, что это не долги бедняков и нынешняя Россия — это не Россия 1998 года, вдруг объявившая дефолт. Сейчас Россия — страна богатая, поскольку цены на нефть и газ высокие, отдать долги она сможет. Не надо только этому мешать,— говорит Отте и поясняет:— Если Запад введет санкции, то это ударит и по российским предпринимателям, и по их партнерам во всем мире. И не только потому, что они потеряют огромные деньги, но и потому, что заменить российских партнеров невозможно. В итоге — санкции против России приведут к ухудшению здоровья всей мировой экономики.

Причем сильнее всего и прежде всего эти западные санкции ощутят немцы. Ведь в России (или по заказам России) сейчас работают 6 тысяч немецких фирм (химических, автостроительных, медицинских, машиностроительных, оборонных, финансовых — список бесконечен). В той или иной степени от сотрудничества с Россией зависит около полумиллиона рабочих мест в Германии.

Немецкий политолог Александр Рар как-то заметил, что Ангела Меркель идет навстречу России только по настоянию крупных компаний. Получается, что нынешние санкции против России — санкции против немецкого бизнеса. Тем более что сама Меркель не раз напоминала о "важности именно совместных проектов в самых современных отраслях экономики". Под гарантии правительства немцы инвестировали миллиарды в сотрудничество концернов Infineon и "Система", Siemens и РЖД. Россия должна была получить сотни современных поездов на общую сумму 2,2 млрд евро. Около миллиарда евро были выделены на реконструкцию нескольких сортировочных станций. На деньги немецких инвесторов был построен трубопровод "Северный поток" для поставки газа из России в Германию и остальную Европу. Не один миллиард уже вложен в проект "Южный поток" через Каспий.

На совместное производство ветроэнергетических установок (по образу и подобию немецких) выделено до 2020 года около 5 млрд евро. Немцами построен завод для сборки "фольксвагенов" в Калуге. Он, как и многие другие совместные проекты, не сможет существовать без поддержки из Германии. Да, конечно, россияне не получат новых машин, но деньги, вложенные концерном с расчетом на дальнюю перспективу, пропадут, как и многие миллиарды от других немецких фирм.

Эксперты вспоминают, как полвека назад вводились списки товаров, запрещенных для ввоза в СССР (знаменитые списки КОКОМ) и к чему это привело. Так, в 1960-е годы из политических соображений, в "интересах безопасности союзников" и на основе рекомендаций КОКОМ было прекращено кредитование поставок в СССР труб большого диаметра для газопровода, ведущего в Европу. В результате концерны Mannesmann и Krupp потеряли сотни миллионов марок, капитаны экономики подняли политический скандал, многие из них отвернулись от ХДС/ХСС, что привело к серьезным политическим изменениям в ФРГ.

Надеяться можно лишь на то, что на Западе нет механизма, позволяющего правительству запретить всем своим компаниям сотрудничать с российскими. Хотя у правительства имеются и свои рычаги: действовать оно может с помощью различных пошлин, налогов, отмены государственных страховок и кредитов, которыми до последнего времени власть поощряла сотрудничающих с Россией. Идут разговоры и о чем-то вроде закона Джексона — Вэника. Но вряд ли сейчас можно провести через Бундестаг и через Европарламент инициативы, опасные для своей экономики.

Пожалуй, только в военно-промышленном комплексе запреты на сотрудничество возможны без проблем. На днях министр экономики ФРГ Зигмар Габриэль приостановил реализацию контракта между немецким концерном Rheinmetall и Министерством обороны РФ о строительстве суперсовременного центра боевой подготовки для российских солдат в Мулино под Нижним Новгородом. Стоимость сделки более 100 млн евро. В центре уже в этом году планировалось начать обучение и переподготовку военнослужащих сухопутных и танковых войск РФ. Пропускная способность центра — до 30 тысяч человек в год. Здесь на компьютерах можно моделировать любую тактическую обстановку и вести бои с помощью лазерного оружия, имитирующего любое обычное оружие. Аналогичный центр есть только в ФРГ. Там тренируются натовцы перед отправкой в Афганистан. Благодаря этому на учениях не применяются боевые патроны и снаряды, местные жители не протестуют против канонады, а армия экономит средства, ведь один боевой выстрел из орудия обходится в сотни евро. Скорее всего эмбарго будет снято при первой возможности, но потери у Rheinmetall будут немалые.

"Американский проект"

Профессор Отте рекомендует смотреть на крымскую проблему прагматично. "Ставить на кон из-за Крыма всю мировую экономику легкомысленно. В XXI веке уже нельзя делить мир на экономические блоки, как это все еще пытаются делать США, ожидающие от ЕС традиционной преданности даже в финансовых вопросах ,— говорит профессор Макс Отте в интервью радиостанции Deutschlandfunk. По его мнению, такая привязанность ЕС и немцев к США, сложившаяся в иных исторических и политических условиях, сейчас наносит только вред Германии.

Профессор Зенке Паульсен в еженедельнике Freitag неожиданно развивает эту мысль: нынешние санкции — это очередной этап американского проекта, цель которого вбить клинья между Россией и ЕС, а также внутри ЕС. В результате Россия уйдет в азиатский регион, а Евросоюз развалится. Цена проекта американцев не волнует, поскольку платить будут европейцы.

Не стоит забывать также, что объем товарооборота между Россией и Германией в четыре раза больше, чем между Россией и США. Так что наверняка есть правда в словах одного из немецких комментаторов: США не хотят вести экономическую войну с Россией. Они хотят, чтобы ее вела Меркель.

Какие меры мировое сообщество уже применило к России из-за Крыма

5 марта Пентагон приостановил военное сотрудничество с Российской Федерацией. Позже его примеру последовали Канада, Великобритания, Франция, Норвегия, Латвия, прекратились контакты на уровне НАТО. Лондон предложил ввести экономические санкции в отношении богатых россиян, ведущих в Великобритании бизнес.

6 марта Оттава приостановила участие в межправительственной экономической комиссии. ЕС прервал переговоры по облегчению визового режима и новому базовому соглашению.

13 марта Европарламент пригрозил эмбарго на торговлю оружием и технологиями двойного назначения, визовыми ограничениями, заморозкой активов.

17 марта США и ЕС ввели санкции в отношении ряда официальных лиц России и Крыма, включающие запрет на въезд и замораживание их активов. В американский черный список попали 11 человек, в европейский — 21, 10 человек попали под экономические и визовые санкции Канады.

18 марта МИД Франции не исключил расторжения контракта на поставку двух вертолетоносцев типа Mistral. Япония заморозила диалог об инвестиционном сотрудничестве и об освоении космоса. Европейская ассоциация свободной торговли прервала переговоры с Таможенным союзом о зоне свободной торговли.

19 марта МИД Австралии ввел индивидуальные визовые и финансовые санкции против восьми россиян и четырех украинцев. СНБО Украины поручил МИД ввести визовый режим с Россией.

20 марта был отменен июньский саммит Россия — ЕС. США ввели санкции против банка "Россия" и 20 российских чиновников и бизнесменов, в том числе против Юрия Ковальчука, Бориса и Аркадия Ротенбергов, Геннадия Тимченко и Владимира Якунина.

21 марта объявлено о приостановке переговоров по вступлению России в ОЭСР и Международное энергетическое агентство. Опубликован новый список из 12 россиян, против которых вводятся санкции ЕС. Компании Visa и MasterCard прекратили обслуживание карт банка "Россия" и его "дочек", а также СМП-банка и Инвесткапиталбанка, подконтрольных братьям Ротенбергам. Через день обслуживание карт СМП-банка и Инвесткапиталбанка было возобновлено.

24 марта страны G7 отменили апрельскую встречу глав МИД в Москве. Представитель администрации США сообщил, что санкции будут сосредоточены на таких отраслях российской экономики, как энергетика, финансы, банки и вооружения. В Сенате США прошел процедурное голосование законопроект, предусматривающий запрет на сотрудничество американских структур с "Рособоронэкспортом" и любой иностранной компанией, сотрудничающей с российским экспортером вооружения.

25 марта Норвегия отменила ряд мероприятий с участием России, в том числе совместные учения "Северный орел". Страны G7 договорились провести июньский саммит в Брюсселе без России.

26 марта Сенат Польши отменил ежегодный польско-российский форум регионов в Гданьске. Барак Обама заявил о готовности США полностью обеспечить Европу газом. Власти Швейцарии пообещали не допустить уклонения россиян от санкций.

27 марта Агентство по борьбе с наркотиками США приостановило сотрудничество с Россией. Росатом сообщил, что некоторые его контракты могут подпасть под санкции.

Оригинал 

 


Об авторе
[-]

Автор: Виктор Агаев

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.04.2014. Просмотров: 455

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta