Кремль подталкивает Дональда Трампа к авантюрам

Содержание
[-]

Время расставлять точки над «и»

Ключевым событием 2016 года, которое будет иметь решающее влияние на развитие ситуации в мире, Европе и вокруг Украины, по крайней мере на протяжении следующих четырех лет, стала победа представителя Республиканской партии США — миллиардера Дональда Трампа на президентских выборах в Соединенных Штатах Америки.

Избрание Д. Трампа президентом США вызвало крайне неоднозначную реакцию как в самых Соединенных Штатах, так и во всем мире, что явилось следствием одиозного характера нового главы американского государства и его поведения в ходе предвыборной кампании.

Обещание — забава, а дураку радость

Так, с одной стороны, Дональд Трамп является открытым приверженцем довольно жестких и прагматических методов ведения политики и бизнеса и применяет их на практике, а с другой — известен как креативный предприниматель, способный к непредсказуемым шагам, а также готовый к применению новейших форм и способов действий для достижения собственных целей, в т. ч. оптимизации налогообложения при реализации своих бизнес-схем.

Отображением этого стала и предвыборная кампания Д. Трампа, которая имела довольно популистский характер и была рассчитана именно на средних граждан и бизнесменов, большей частью заинтересованных в реализации личных интересов. В частности, обещания Д. Трампа во внутренней сфере включали: снижение налогов, реформирование системы медицинского обеспечения, усиление поддержки национальных производителей путем ограничения доступа иностранных товаров и услуг на американский рынок, а также ужесточение миграционного законодательства.

В подавляющем большинстве популистские и достаточно противоречивые подходы были продемонстрированы Д. Трампом и в его видении будущей политики США во внешней сфере. Так, Д. Трамп позиционировал себя в качестве приверженца укрепления роли и международных позиций США, а также заявлял о намерениях увеличить расходы на военные нужды. Вместе с тем он высказывался за возобновление отношений между США и Россией и снятие с нее санкций, соглашался с «исторической принадлежностью Крыма России», подвергал сомнению целесообразность существования НАТО и планы усиления американского военного присутствия в Европе, а также утверждал о необходимости снижения поддержки союзников США, которые «...должны сами заботиться о собственной безопасности». Подвергались критике также и действия США, направленные на устранение от власти режима Башара Асада в Сирии, а также снятие санкций с Ирана, касающихся его ядерной программы.

Вместе с тем, после нарушения Москвой соглашений о перемирии в Сирии и Украине в сентябре-октябре с. г., что вызвало значительный негативный резонанс в США и Европе, Д. Трамп в некоторой мере изменил свои публичные высказывания и перешел к определенному осуждению действий Кремля, а также признал необходимость укрепления Североатлантического союза и повышения его роли и места в обеспечении безопасности стран Центрально-Восточной Европы и Балтии.

Именно поэтому, с учетом приведенных выше обстоятельств, подавляющее большинство как иностранных, так и отечественных политико-экономических экспертов считает, что политика и практика США, по крайней мере на начальном этапе президентства Д. Трампа, будут иметь довольно популистский, достаточно «хаотичный» и даже вовсе непредсказуемый характер.

Так, ряд независимых западных и российских экспертов считает, что на российском направлении Д. Трамп может избрать курс на «новую перезагрузку» отношений США с Россией, что будет преследовать цель обеспечения интересов американского бизнеса в Российской Федерации. Именно такой шаг был сделан в свое время и Бараком Обамой — после своего избрания президентом США в ноябре 2008 года. Т. е., на то время Б. Обама фактически отказался от политики давления на Россию (что вызвало эйфорию в Москве, подобную той, что охватила руководство РФ после избрания президентом США Д. Трампа), начатой предыдущим президентом США Джорджем Бушем-младшим в ответ на вооруженную агрессию Москвы против Грузии в августе 2008 года. Но в дальнейшем Б. Обама стал основным мировым противником режима В. Путина.

Вместе с тем, на сегодня Д. Трамп уже выступил против использования термина «перезагрузка» в будущих отношениях США и России. По его оценкам, «…Х. Клинтон на должности госсекретаря США провалила попытку перезагрузить отношения двух стран, тем не менее было бы «неплохо», если бы В. Путин был готов к диалогу с США». Т. е., по его мнению, нормальный диалог с Россией не означает «перезагрузки» отношений между странами.

В частности, такой подход Д. Трампа может включать шаги, направленные на достижение ряда компромиссов с режимом В. Путина по наиболее проблемным вопросам между двумя странами, прежде всего в отношении Украины и Сирии.

Результатами таких компромиссов касательно Украины могут стать: согласие Д. Трампа с аннексией Россией украинского Крыма; инициирование вопроса о снятии санкций с России, а также оказание США и Россией совместного давления на Украину с целью ускорения процесса «урегулирования» ситуации на Донбассе на российских условиях. Кроме того, исходя из предвыборных позиций Д. Трампа, можно также ожидать снижения Соединенными Штатами финансовой поддержки Украины и усиления контроля над расходованием средств, выделенных украинским властям.

Компромиссом касательно Сирии может стать отказ Вашингтона от планов устранения от власти режима Б. Асада в обмен на углубление взаимодействия между США и Россией в борьбе с ИГ и исламистским терроризмом.

В рамках такого подхода, 14 ноября с. г. Д. Трамп в телефонном разговоре с В. Путиным выразил надежду на скорейшее возобновление полноценного диалога между США и Россией. Обсуждались также вызовы и угрозы, стоящие перед двумя странами, и стратегические экономические вопросы их отношений. Кроме того, накануне Д. Трамп публично опроверг утверждения американской разведки о попытках влияния Москвы на результаты президентских выборов в США.

В свою очередь, на европейском и евроатлантическом направлениях Д. Трамп, как считается, может перейти к определенному ограничению участия США в обеспечении европейской коалиционной безопасности, отказаться от углубления торгово-экономического сотрудничества между США и Евросоюзом и, в целом, ослабить внимание к Европе (в т. ч. по вопросам единства ЕС). В этом плане ряд экспертов не исключает отмены Вашингтоном своих предыдущих решений об усилении американского военного присутствия в Европе, приостановления переговоров о создании зоны свободной торговли между США и ЕС, а также снижения уровня стратегического партнерства США с ведущими странами Европейского Союза.

Все это неизбежно приведет к ослаблению возможностей НАТО и ЕС противодействовать угрозам со стороны России, стагнации трансатлантических связей и углублению расхождений в Европейском Союзе, которые до настоящего времени в значительной мере сдерживались влиянием Вашингтона. Такие расхождения будут касаться и отношения ЕС к Украине и России. С учетом сказанного не исключаются проблемы при решении вопроса о продлении Евросоюзом санкций против режима В. Путина в январе 2017 года.

Ощутимые изменения могут произойти и в политике США в направлении стран Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего в отношениях с КНР и Японией. При этом не исключено возвращение нового президента США к активному противостоянию с Китаем. По оценкам ведущих экспертов, указанное, в т. ч. намерения Д. Трампа усилить барьеры в доступе КНР на американский рынок, а также собственное видение развития «тайванского» вопроса — могут привести к обострению американо-китайских отношений, что станет дополнительным фактором отвлечения внимания Вашингтона от европейских дел и ситуации вокруг Украины.

Вместе с тем, несмотря на жесткую предвыборную риторику, 13 ноября с. г. Д. Трамп неожиданно позвонил по телефону председателю КНР Си Цзиньпину и имел с ним, по утверждению американской стороны, очень душевный разговор. Согласно заявления агентства CNN, лидеры во время первой беседы «…установили четкое и очевидное взаимное уважение друг к другу». Телефонный разговор подтвердили и другие источники, которые, в первую очередь, обратили внимание на слова нового президента США о значимости КНР: «Китай — великая и важная страна. Темпы его развития поражают». Но уже 3 декабря с. г. Д. Трамп провел телефонные переговоры с президентом Тайваня Цай Инвэнь, чем фактически взбудоражил мировое сообщество, так как этот телефонный разговор стал первым контактом на официальном уровне между властями США и Тайваня за 27 лет. Стороны обсудили контакты между Тайванем и Вашингтоном в сферах экономики, политики и безопасности. В Министерстве иностранных дел Китайской Народной Республики назвали разговор Трампа и Инвэнь «детской хитростью Тайваня». Вместе с тем, реакция официального Пекина на контакт Трампа и Инвэнь была довольно осторожной.

О чрезвычайном внимании к этому региону может свидетельствовать и тот факт, что первым мировым лидером, с которым 18 ноября с. г. в Нью-Йорке встретился Д. Трамп, был премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Несмотря на то, что содержание их полуторачасового диалога не раскрывается, обе стороны высказали удовлетворение результатами встречи. Среди другого, в определенном смысле это может свидетельствовать о сохранении союзнических политико-экономических обязательств между США и Японией.

Но сохранятся ли принципы американской политики касательно других стран Азиатско-Тихоокеанского региона? Во многом это будет зависеть от конкретных людей в администрации Д. Трампа.

Обещать — не значит жениться

Отдельно хотелось бы акцентировать внимание на некоторых изменениях в поведении Кремля в послевыборных условиях. Буквально уже через неделю после выборов в США Москва довольно поспешно, в какой-то мере нетерпеливо и даже провокационно начала «подталкивать» Д. Трампа к реализации им ряда авантюрных решений на основе его «предвыборных обещаний».

Так, «рупор Кремля» — пресс-секретарь президента РФ Д. Песков — в серии своих последних безапелляционных заявлений и комментариев чрезвычайно «демократически» и довольно фривольно заявил, что «…в России никто и никогда не будет готов дискутировать о Крыме», а Россия готова подождать, пока Запад признает, что Крым является «частью России». «Мы понимаем, что требуется время для наших партнеров в Европе, в США, чтобы это понять. Мы довольно терпеливы, чтобы подождать, пока это понимание произойдет здесь, в Вашингтоне, в США, в Европе», — заявил Д. Песков в интервью The Associated Press. В этом же контексте особого внимания заслуживает тот факт, что риторика Кремля последнее время по вопросу крымско-татарского населения в Крыму постепенно трансформируется и практически становится в чем-то подобной риторике некоторых политических лидеров западных стран, в т. ч. и Д. Трампа, об угрозе экстремистских действий исламских нелегальных мигрантов в этих странах и намерениях их депортации.

Одновременно в своих заявлениях Д. Песков не исключает, что Д. Трамп мог бы убедить НАТО (по его словам, «инструмент конфронтации») замедлить его расширение или даже отвести свои войска от границ России. Это «…приведет к своего рода разрядке напряженности в Европе». По словам Д. Пескова, Россия не чувствует себя в безопасности, когда «силы НАТО становятся больше и ближе к границам России».

Д. Песков также считает: если лидеры России и США смогут общаться без языка санкций, то у них появится шанс на решение ряда проблем. «Никто не ожидает, что отношения улучшатся за пару недель между Москвой и Вашингтоном, на наших плечах лежит груз противоречий. Но тем не менее, если два наших лидера, я имею в виду нынешнего лидера России президента В. Путина и избранного президента США Д. Трампа, будут достаточно мудры, чтобы иметь политическую волю, чтобы поговорить друг с другом, чтобы попытаться решить проблемы не путем использования, скажем, языка санкций или других нелогичных вещей, тогда у нас будет шанс поговорить и попытаться решить проблемы конструктивным путем», — подчеркнул Д. Песков.

Понятно, что за всеми этими новациями, «ненавязчивыми» инициативами и предложениями стоит В. Путин и его режим, которые возлагали и до сих пор возлагают большие надежды на будущую политику и практику Д. Трампа по отношению к России.

Что день грядущий нам готовит

Так произойдет ли все, как хотелось В. Путину? Вряд ли. Но сначала, было бы уместно объяснить особенности «американского феномена» последних президентских выборов в США и победы на них Д. Трампа.

Дело в том, что в отличие от предвыборной кампании своего основного конкурента от Демократической партии Х. Клинтон, которая в главном была сосредоточена (и это уже традиционно в США!) на электорат основных мегаполисов страны, предвыборная кампания Д. Трампа, возможно даже впервые за длительное время в истории США, была ориентирована на средних граждан «глубинки» страны — и, прежде всего, на рабочее население, представителей малого и среднего бизнеса, Т. е. основной производственной прослойки американского общества, точка зрения и проблемы которой почти некогда и никем не учитывались.

Таким образом, «за» Х. Клинтон голосовали жители крупных городов — это более 26 % населения страны. В свою очередь, 53 % живут в пригородах и 21 % — в глубинке, на фермах и ранчо. И этот, так называемый рабочий «средний класс», был основным электоратом Д. Трампа, проблемы и надежды которого он использовал в своей предвыборной программе и обещал решить в случае своей победы на выборах. И именно в этом кроется феномен победы Д. Трампа на последних президентских выборах в США.

22 ноября с. г. был обнародован т. н. План 100 первых дней президентства Д. Трампа. Скандальные предложения (на подобие стены с Мексикой!) в нем вообще отсутствуют, а главные положения этого Плана сосредоточены на реформах, которые почти полностью повторяют пункты его предвыборной программы и в основном касаются торгово-экономических соглашений, энергетики, госуправления, а также миграции и национальной безопасности. Т. е., в главном «План-100» опять таки ориентирован на внутренние проблемные вопросы и ожидания «среднего класса» страны.

Главный принцип, которым, по словам Д. Трампа, руководствовались его советники при работе над «Планом-100», — это «Америка — превыше всего!». «Идет ли речь о производстве стали, выпуске автомобилей или лечении болезней, я хочу, чтобы следующее поколение промышленности и инноваций развивалось именно в США, создавая при этом богатство и новые рабочие места для американских рабочих», — подчеркнул Д. Трамп.

Касательно запланированных реформ в энергетике, Д. Трамп заявил, что намерен отменить ограничения на производство углеводородов в стране, «…в том числе сланцев и чистого угля, что создаст много миллионов высокооплачиваемых рабочих мест. Это то, чего мы хотим, на что мы так долго рассчитывали и ждали». По оценкам независимых экспертов, реализация таких планов увеличения добычи энергоносителей в США — это удар по ценам на них, а значит сокрушительный удар, прежде всего, по экономике России.

А осознает ли уже на сегодня это Россия? Кажется осознает. Так, президент России В. Путин на пресс-конференции по итогам саммита АТЭС в Перу прокомментировал избрание нового президента США Дональда Трампа. Он отметил, что между предвыборной кампанией и политикой после нее существует важное различие. «Мы все хорошо понимаем, все знают, что между предвыборной риторикой и реальной политикой есть большая разница: всегда и практически во всех странах»...

Кроме того, по оценкам большинства ведущих отечественных и западных экспертов, существующая политическая система США не позволит Д. Трампу радикально изменить политику страны, тем более в пользу России и в ущерб американским союзникам и партнерам в Европе. Д. Трамп является представителем Республиканской партии США, которая получила большинство в обеих палатах американского Конгресса в ходе парламентских выборов (прошли одновременно с президентскими 8 ноября с. г.) и выступает за сохранение жестких позиций в отношении России, выполнение Вашингтоном своих обязательств перед НАТО, продолжение тесного сотрудничества с Евросоюзом, а также усиление помощи Украине в противостоянии с Кремлем.

В приведенной ситуации Д. Трамп будет вынужден следовать в русле общей политики Республиканской партии США, поскольку в противном случае он может потерять поддержку в Конгрессе США.

В этом же контексте Д. Трамп уже назначил или планирует назначить именно республиканцев на ключевые должности в новом руководстве США. В частности, четкими и последовательными приверженцами политики Республиканской партии США являются будущий вице-президент США Майкл Пенс, кандидат на пост главы администрации президента США Райнс Прибус (глава Национального комитета Республиканской партии США). При этом позиции республиканцев по отношению к России и Украине имеют значительно более решительный и радикальный характер, чем демократов, представителями которых являются Б. Обама и Х. Клинтон. В частности, один из основных кандидатов на должность государственного секретаря США Джон Болтон уже призвал новую американскую администрацию предоставить Украине летальное оружие и другую помощь, а также реанимировать план бывшего президента США Дж. Буша-Младшего об ускоренном предоставления нашему Государству членства в НАТО.

Вместе с тем, не исключено также сохранение и даже определенное усиление внутренних проблем в США, связанных с недовольством части политических и бизнес-кругов и некоторого количества американских граждан избранием Дональда Трампа президентом страны. Свидетельством этого стали массовые акции протестов представителей электората противников Д. Трампа, которые, по отдельным оценкам, якобы были организованы его конкурентами. В частности появились даже обвинения в этом другого американского миллиардера — мецената, философа и инвестора Дж. Сороса, а также намеки на его причастность к «свержению демократически избранной власти в Украине».

Кроме того, по прогнозам ряда американских экспертов, реализация Д. Трампом экономического блока его предвыборной программы может привести к осложнению финансовых проблем США вследствие определенного сокращения поступлений в федеральный бюджет и усиления социального неравенства. В свою очередь, это создаст предпосылки для роста социально-экономической напряженности в стране, которая только заострится в результате планов Д. Трампа по депортации мигрантов.

Таким образом, Россия вряд ли сможет реализовать свои планы в полной мере. Насколько бы пророссийские взгляды не демонстрировал Д. Трамп, США никогда не изменят своим интересам и не уступят позиции мирового лидера.

При этом не исключается возможность дальнейшего обострения отношений между США и Россией вследствие столкновения личных амбиций Д. Трампа и В. Путина. В данном контексте катализатором американо-российских разногласий могут стать традиционная практика Кремля не выполнять свои обязательства и демонстрировать пренебрежение к партнерам, а также разногласия сторон по ряду вопросов международной политики безопасности.

В частности, в приведенном контексте показательный характер имеет заявление одного из ближайших помощников нового президента США — Р. Джулиани о «…готовности Д. Трампа возобновить сотрудничество с Россией исключительно с позиции силы, а также лишь по тем вопросам, которые будут отвечать интересам обеих стран».

А Баба Яга — против

Тем не менее, несмотря на все, Россия на сегодня уже использует послевыборную ситуацию в США в своих корыстных целях. Также руководство РФ активизирует широкий спектр мероприятий для окончательного решения «украинского» вопроса в свою пользу.

В рамках такого подхода Кремль усиливает давление на Украину по всем направлениям, что преследует цель принуждения нашего Государства к принятию выгодных России решений, которые позволят «заморозить» конфликт на Донбассе и обеспечить возможность снятия/ослабления западных санкций против России. В частности, в приведенном контексте требования России включают принуждение Украины к согласию на т. н. «формулу Штайнмайера», которая предусматривает предоставление «особых статусов» «ДНР» и «ЛНР» на период проведения выборов в самопровозглашенных республиках. Тем самым, Москва пытается создать предпосылки для официального признания «ДНР» и «ЛНР» и их формального возвращения в состав Украины при сохранении фактического контроля России над ними и российского военного присутствия на оккупированных территориях.

Наряду с этим Москва интенсифицирует мероприятия по реставрации пророссийской власти в Украине, которые включают дестабилизацию обстановки в нашем Государстве и подрыв позиций действующего руководства Украины на почве обострения социально-экономических проблем в стране, а также предоставление широкой поддержки пророссийским политическим силам и движениям, подконтрольным Москве. Через такие силы инициируется вопрос о проведении досрочных парламентских и президентских выборов в Украине уже в 2017 году с расчетом на победу именно сторонников России.

Дестабилизация внутренней обстановки в Украине используется Россией и для демонстрации перед Д. Трампом «неспособности руководства Украины обеспечить стабильность в стране» и «потери украинской властью поддержки со стороны населения». Именно на это и направлены акции протестов в Украине, инспирированные Москвой последнее время. При этом не исключается возможность осуществления провокаций против участников митингов и демонстраций (включая их обстрелы и проведение терактов) как повода для организации беспорядков, столкновений с полицией и попыток захвата государственных учреждений с целью создания обстановки хаоса в стране.

Для дискредитации Украины перед новым руководством США как страны, которая «проводит политику государственного терроризма» и «является ответственной за продолжение конфликта на Донбассе», Россия может осуществить ряд резонансных провокаций (в частности терактов и обстрелов жилых кварталов и мест скопления людей) в «ДНР» и «ЛНР», в Крыму, а также как на собственной (российской), так и на белорусской (!) территориях с дальнейшим обвинением в них нашего Государства и втягиванием в орбиту противостояния с Украиной и других стран СНГ. Практически, режим В. Путина уже приступил к такого рода действиям, подтверждением чему является целый ряд провокаций России (начиная с августа текущего года) в Крыму, связанных с «раскрытием и задержанием ФСБ РФ украинских диверсантов и шпионов», которые были организованы в период предвыборной кампании в США и активизированы после избрания Д. Трампа президентом США.

Кроме того, после фактического провала темы «украинских диверсантов в Крыму», Россия попыталась заострить ситуацию вокруг плановых учений Вооруженных Сил Украины 1-2 декабря с. г. в Херсонской области с пусками зенитных ракет. В этом контексте Москва проводила активную информационную кампанию с утверждениями о «намерениях Украины нанести ракетные удары по Крыму», а также «создании Украиной угроз воздушному движению».

Для предоставления указанной ситуации большей остроты, 25 ноября с. г. Министерство обороны России предупредило Украину о намерениях Москвы «предоставить адекватный ответ в случае возникновения угроз безопасности Крыма». В этой связи подчеркивалась возможность уничтожения украинских ракет в воздухе и нанесения ударов по их пусковым установкам на территории Украины. Для подкрепления таких угроз была повышена степень боевой готовности и усилена система ПВО ВС РФ в Крыму. В частности, 30 ноября Россия дополнительно перебросила в Крым зенитно-ракетный комплекс С300-ВМ. Кроме того, на боевые позиции вокруг Крымского полуострова были выведены корабли Черноморского флота РФ. Одновременно была также активизирована воздушная разведка южных районов Украины.

В рамках такой вероломной политики, не исключено, что Москва может пойти и на интенсификацию силового давления на Украину путем эскалации вооруженного противостояния на Донбассе, особенно на Приморском (Мариупольском) направлении. При этом не исключается возобновление Россией и активизация наступательных действий, в т. ч. проведение наступательных операций — от локального (в плане расширения зоны контроля) до более масштабного характера. Свидетельством указанного является перманентное продолжение мероприятий российской стороны по накоплению войск, вооружений и боеприпасов на оккупированных территориях Донбасса и Крыма, а также усиливающиеся обстрелы позиций сил АТО и мирных населенных пунктов.

Еще более тревожный и угрожающий характер носят текущие и запланированные на 2017 год военные приготовления Кремля на белорусской территории непосредственно как около северных границ Украины, так и на западных границах Беларуси со странами ЕС и НАТО (Польшей и странами Балтии). Речь идет о заявках Министерства обороны РФ на железнодорожные перевозки военных грузов в Беларуси на 2017 год, которые значительно превышают такого рода заявки в 2015 (в 33 раза) и 2016 (в 83 раза) годах. Это связывается экспертами с подготовкой России к проведению росийско-белорусских стратегических командно-штабных учений (СКШУ) «Запад-2017». Именно подобное СКШУ «Запад-2013» (в 2013 году) проводилось Россией перед началом ее вооруженной агрессии против Украины. При этом масштабы и другие параметры СКШУ «Запад-2013», включая и оперативное построение войск, отвечали реальным действиям российских войск в Донецкой и Луганской областях Украины весной 2014 года.

Вместе с тем, учитывая масштабы военных перевозок России, речь может идти о передислокации на территорию Беларуси подавляющего большинства частей и соединений вновь созданной (с достижением оперативной готовности в 2016 году) 1-й гвардейской танковой армии (интересно, что предыдущая 1-а ГвТА в 1945-м году брала Берлин, а после войны входила в состав Группы советских войск в Германии вплоть до 1992 года). При этом не исключаются как планы нападения Кремля на Украину с северного направления, так и осуществления агрессии против стран Центрально-Восточной Европы и Балтии на Сувалкском направлении.

Активизация военных мероприятий РФ на украинском и европейском направлениях возможна и в рамках начала нового учебного года в Вооруженных силах России с 1 декабря с. г. В частности, на сегодня уже объявлены планы проведения учений 1-й гвардейской танковой армии Западного военного округа ВС РФ в новом составе (двух новых полков, сформированных в составе 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии и 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии).

Рука Москвы

Исходя из ожидаемых Россией изменений в будущей политике Д. Трампа касательно НАТО и ЕС, Москва активизирует мероприятия также и по подрыву трансатлантических связей и единства Евросоюза. В этом контексте основные усилия Кремля включают усиление влияния на отдельные страны-члены ЕС и НАТО, заинтересованные в возобновлении сотрудничества с Россией, путем «использования в темную» в своих целях пророссийских, националистических, разного рода правых и левых сил в Европе, а также обеспечение выгодных для Москвы результатов парламентских и президентских выборов в ряде европейских стран.

В частности, в условиях приближения президентских выборов во Франции (апрель-май 2017 года) и парламентских выборов в ФРГ (август-сентябрь 2017 года) Москва усиливает мероприятия по подрыву позиций Президента Франции Ф. Олланда и Федерального канцлера Германии А. Меркель. По оценкам ряда ведущих независимых экспертов, именно Россия стояла за инициативой отдельных депутатов французского парламента о подготовке процедуры импичмента Президента Франции Ф. Олланда с обвинениями в «серьезных нарушениях своих обязанностей, в особенности в оборонной сфере». Не исключается, что это стало одной из причин того, что Франсуа Олланд стал первым президентом в истории Пятой республики, который отказался от переизбрания на второй срок.

Будем откровенны, на сегодняшний день массированное влияние именно со стороны России уже стало причиной победы лидеров пророссийских сил в ходе президентских выборов в Болгарии и Молдове в ноябре с. г. Так, еще в ходе избирательной кампании кандидат в президенты Болгарии Румен Радев, выигравший выборы, высказывал намерения инициировать в Европейском Союзе вопрос о снятии санкций с России. Новый Президент Молдовы И. Додон также подтвердил планы сближения страны с Россией и Евразийским экономическим союзом (ЕврАзЭС). По его словам, на первом этапе предполагается подписание меморандума о сотрудничестве с ЕврАзЭС. Вместе с тем, вопреки своим предыдущим заявлениям, И. Додон высказался также и за продолжение сотрудничества Молдовы с Европейским Союзом в рамках Соглашения об ассоциации с ЕС. Тем самым, он фактически заявил о намерениях проводить т. н. много-векторную политику, что было объяснено острыми расхождениями политических взглядов населения различных районов страны.

В русле такой политики Москвы лежали и попытки режима В. Путина организовать государственный переворот в Черногории в октябре с. г. (в день проведения парламентских выборов) в пользу черногорских политических сил пророссийской направленности. Поддержка пророссийских сторонников (от оппозиционного Социал-демократического союза) осуществляется Кремлем также в Македонии, где в декабре с. г. планируется проведение внеочередных парламентских выборов, а также в Сербии и Боснии и Герцеговине.

Кроме того, Россия ощутимо усилила вмешательство в предвыборные процессы в других европейских странах и бывших советских республиках, прежде всего в во время повторных президентских выборов в Австрии и досрочных президентских выборов в Узбекистане. Подтверждением этому стала информационная поддержка Россией кандидата на пост президента Австрии от ультраправой Партии свободы Норберта Хофера (4 декабря с. г. проиграл выборы) и кандидата на пост президента Узбекистана премьер-министра страны с декабря 2003 года Шавката Мирзияева (4 декабря с. г. ожидаемо победил на выборах).

Хотелось бы думать, что поражение на президентских выборах кандидата от основанной бывшими нацистами Партии Свободы позволит вздохнуть с облегчением лидерам Евросоюза, которые реально опасались, что на волне Brexit и победы Дональда Трампа в США победа австрийского ультраправого спровоцирует «эффект домино» на выборах в 2017 году во Франции, ФРГ и Нидерландах.

Наряду с этим, активизируются действия России и по внесению раскола между Украиной и ее европейскими партнерами, которые поддерживают наше Государство в противостоянии с Россией, а также фактически являются лоббистами украинских интересов перед ЕС и НАТО. Указанное, прежде всего, касается ФРГ, Франции, Польши, Румынии и стран Балтии.

Так, Россия практически подтвердила проведение ею политики внесения раскола между Украиной и Польшей, а именно: Государственная дума РФ приняла постановление с осуждением совместной Декларации памяти и солидарности парламентов Украины и Польши (от 20 октября 2016 года). Указанный документ называется Госдумой РФ «попытками политиков Украины и Польши переписать историю Второй мировой войны». По утверждениям российской стороны, «...тем самым Украина и Польша не только наносят непоправимый ущерб отношениям с Россией, но и подрывают незыблемость собственных границ».

На фоне приведенных событий режим В. Путина продолжал прилагать усилия для запугивания европейских стран путем демонстрации военных возможностей и приготовлений России. Только по официальным сообщениям Министерства обороны РФ, с начала 2016 года на вооружение соединений и частей Западного военного округа ВС России поступило более 1,5 тыс. новых образцов вооружения и военной техники, в т. ч. танков и боевых бронированных машин, ракетно-артиллерийских и зенитно-ракетных систем, а также боевых самолетов и вертолетов.

Основными из них были названы боевые машины пехоты БМП-3, бронетранспортеры БТР-82А, автомобили «Тигр», бронеавтомобили «Тайфун», истребители Су-35, ударные вертолеты Ми-28Н «Ночной охотник», Ми-35М «Крокодил» и Ка-52 «Аллигатор», транспортно-штурмовые вертолеты Ми-8АМТШ «Терминатор», а также БПЛА. В свою очередь, на протяжении года концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей» поставил в войска пять полковых комплектов зенитных ракетных систем С-400 «Триумф», а также ЗРК средней дальности «Бук-М3» и малой дальности — «Тор-М2».

Казнить нельзя помиловать

И что же при таких обстоятельствах делать Украине?

Во-первых, нам нужно однозначно и безоговорочно признать, что результаты президентских выборов в США необходимо оценивать как очередной сигнал о том, что международная конъюнктура для Украины становится все более неблагоприятной.

Т. е., выборы неординарного бизнесмена и миллиардера Дональда Трампа новым президентом США в дополнение к «синдрому усталости» Европы от Украины, а именно: результатам референдума в Нидерландах (6 апреля 2016 года) против ратификации Соглашения об ассоциации Украины и ЕС; результатам референдума Brexit (23 июня 2016 года) о выходе Великобритании из ЕС; общему росту евроскептических и антисанкционных настроений в странах объединенной Европы; затягиванию Евросоюзом во времени под различными предлогами «безвиза» для Украины, а также затягиванию во времени и уменьшению в объемах очередных траншей МВФ для Украины — это новый (дай Бог, чтобы последний!) вызов (риск) для сохранения суверенитета, независимости, территориальной целостности и в целом государственности Украины. Другими словами, теперь нам ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Украина потеряла постоянное внимание к себе еще и со стороны основного мирового центра силы — США.

Во-вторых, в этих условиях для Украины остается единственный выход — любым цивилизованным (!) способом усилить к себе внимание и, главное, неподдельный интерес Дональда Трампа.

Не следует забывать, что любой новоизбранный президент в любой стране (и в США в том числе!), который только что пришел к власти, уже на следующий день со своей командой начинает работать над тем, чтобы остаться при власти на второй срок — и это не подлежит обсуждению, так как — это аксиома! Т. е., новоизбранный президент и его команда будут непрерывно и настойчиво работать сугубо на свой электорат (и команда Д. Трампа — не исключение). А при чем здесь тогда Украина, в амбициозных планах Д. Трампа?

По оценкам подавляющего большинства ведущих как отечественных, так и западных экспертов в сфере международной политики и безопасности, только привлечение к себе особого внимания остается единственным способом появления и сохранения интереса нового президента США Д. Трампа к Украине.

Сейчас мне довольно трудно сказать — где и на каких направлениях международной безопасности, внешней или внутренней политики или экономики Украина могла бы вызвать серьезный геополитический интерес для нового президента США? Не исключено, что этим могло бы стать: расширение участия Украины в международных проектах в сфере безопасности (в международной миротворческой деятельности под эгидой ООН, НАТО, ЕС, ОБСЕ); активное привлечение научно-технического и производственного потенциалов Украины при реализации совместных ракетно-космических или авиационных, топливно-энергетических (в т. ч. по вопросам ядерных технологий) и военно-технических проектов с США и странами НАТО и Евросоюза; неопровержимые результаты внутренних политико-экономических реформ в Украине (в т. ч. в сфере борьбы с коррупцией), а также привлекательные условия для иностранных инвестиций и т. п.

Отдельные независимые эксперты считают, что наиболее целесообразно это можно было бы сделать через реализацию совместных с Украиной (это наилучший вариант!) бизнес-проектов в различного рода сферах производства или услуг. В этом контексте довольно креативно выглядит деловое предложение Государственного предприятия «Антонов» предоставить новому президенту США Дональду Трампу свой самолет для президентского авиапарка.

А вообще-то Украина могла бы заинтересовать Д. Трампа креативной бизнес-моделью развития страны по примеру бизнес-моделей развития Сингапура, Тайваня и т. п. Неужели у нас в стране уже полностью отсутствует креатив?

По моему мнению, над этими перспективными направлениями сотрудничества должны были начинать думать наши специалисты (экономисты, финансисты, ученые, аналитики, топ-менеджеры и т. п.) еще в начале предвыборной кампании Д. Трампа, а не после выборов. Этот вопрос должен стать главным постоянным лейтмотивом украинской внешнеэкономической политики, науки и практики на американском направлении. При этом внешняя политика, международная безопасность и дипломатия Украины должны являться обязательными сопутствующими составляющими всех этих процессов. Т. е., как по мне, на сегодня Дональд Трамп должен был бы уже четко знать, что и кого ему стоит защищать и поддерживать в Украине!

В-третьих, Украине необходимо в кратчайшие сроки разработать и законодательно принять Концепцию (а лучше и вернее — Стратегию!) деокупации Украины. Зачем?

Честно говоря, я даже не могу объяснить ни себе, ни моим друзьям и коллегам, ни моим оппонентам и недругам — почему за более чем два с половиной года войны с Россией наша законодательная и исполнительная власть так и не смогла (…не были в состоянии, так как были очень заняты подсчетами прибылей для заполнения е-деклараций; …не захотели, так как «не царское это дело»; …просто испугались, так как это влечет за собой ответственность перед народом Украины — выбранное Вами, уважаемые читатели, соответствующее словосочетание поставьте, пожалуйста, для себя в это предложение самостоятельно) разработать и принять Концепцию (Стратегию) деокупации Украины?

А когда некоторые государственники, народные депутаты («народные избранники») и политиканы различных мастей говорят, что 31 августа с. г. Правительство Украины утвердило Концепцию деокупации Украины (проанонсированную накануне на телеканале ICTV заместителем министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгием Тукой как «стратегию деокупации Крыма и Донбасса»), то они или вообще не понимают этого вопроса, или просто-напросто «обманывают нашего брата», или лукавят, чтобы не показать свою беспомощность и бездеятельность в данном вопросе.

Дело в том, что документ с громкой рекламой — «стратегия деокупации Крыма и Донбасса» — это ничто иное как Концепция Государственной целевой программы (ГЦП) «Восстановление и развитие мира в восточных регионах Украины», которая была представлена Министерством по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц. Целью ГЦП является восстановление и развитие мира на Востоке Украины, что предусматривает стимулирование социально-экономического развития общин для повышения качества жизни населения путем укрепления их способности и социальной устойчивости, а также стимулирование экономической активности. Согласно заявления министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины В. Черныша, Концепция ГЦП «Восстановление и развитие мира в восточных регионах Украины» относится только к подконтрольным властям территориям.

Основное содержание этой ГЦП — это, фактически, две аналитические оценки: оценка путей восстановления и развития мира на Востоке Украине — разработанная ООН, Европейским Союзом, Всемирным банком и правительством Украины, а также типовая оценка пост-конфликтных потребностей (PCNA — Post Conflict Needs Assessment) — разработанная ООН, Европейским Союзом и Всемирным банком еще в 2008 году. Т. е., в этом документе (ГЦП) вообще нет ни слова ни о Крыме, ни о деокупации Крыма и Донбасса.

Таким образом, на сегодня нам позарез необходима Концепция (Стратегия) деокупации Украины как национальная идея на ближайшее время в рамках общей национальной идеи — сохранения и утверждения европейской государственности Украины. Никто не говорит, чтобы эта Концепция (Стратегия) раскрывала детальные планы, программы и конкретные мероприятия и действия, а также все механизмы и инструментарии деокупации Крыма и Донбасса. Секретная составляющая Концепции (Стратегии) деокупации Украины также должна быть, но она — сугубо для непосредственных исполнителей и сугубо в виде отдельных приложений. А вот суть, стратегическую направленность, возможные пути достижения и конечную цель Концепции (Стратегии) деокупации Украины должны знать как весь украинский народ, так и все страны СНГ, объединенной Европы (ЕС), США, НАТО, ООН, другие международные и региональные организации и вообще, весь цивилизованный мир.

В этом же контексте открытости и публичности Концепции (Стратегии) деокупации Украины чрезвычайно важным было бы привлечение к ее разработке как государственных органов власти и органов местного самоуправления, так и международных партнеров, научного сообщества, независимых общественных (неправительственных) организаций и представителей СМИ. Кроме того, ее проект должен пройти процедуру публичного общественного обсуждения и обязательного утверждения Верховной Радой Украины.

Не нужно забывать, что Дональд Трамп — это, прежде всего, бизнесмен самого высокого уровня, который сам себя создал, а сейчас еще и победил опытного политика — Х. Клинтон — на президентских гонках. Он очень хорошо разбирается в различного рода бизнес-документах (бизнес-планах, бизнес-проектах, бизнес-программах, финансово-экономических обоснованиях, инвестициях, биржевых соглашениях и договорах и т. п.), в их необходимости и важности при практической реализации той или иной идеи. Он тонко и профессионально ощущает фальшь и различного рода увертки. Он также не уважает аутсайдеров и неудачников. Поэтому Концепция (Стратегия) деокупации Украины — как своеобразный основополагающий бизнес-план — должна быть четкой и понятной, хорошо просчитанной, т. е. реальной, а все приложения к ней (как в частности и в бизнесе — инвестиции, соглашения и т. п.) — глубоко обоснованными.

И только при таких условиях, а также в связи с предыдущим пунктом о привлечении внимания Д. Трампа к Украине, после обнародования нами Концепции (Стратегии) деокупации Украины, ему и его команде станет известно и в конце концов понятно: что же все таки происходит в Украине и вокруг нее в плане безопасности; что и каким образом хочет Украина от цивилизованного мира; что лично ему как президенту и его стране (США) как основному политическому центру силы и основной движущей силе мирового развития отстаивать и защищать в Украине, а также нужно ли будет Украине летальное оружие и какое, или будет целесообразно сосредоточить внимание сугубо на политико-дипломатических и финансово-экономических мерах и т. п.?

В-четвертых, Украине целесообразно и крайне необходимо в самое ближайшее время выйти перед международными и региональными организациями (прежде всего ООН, ЕС, НАТО и ОБСЕ, а также ГУАМ, ОЧЭС и «Вышеградской четверкой») с новой инициативой в сфере безопасности, а именно — необходимостью разработки и принятия отдельного международно-правового механизма и инструментария для неотложного разрешения конфликтов, где одной из сторон конфликта выступает Российская Федерация.

Как известно, на сегодня ряд независимых стран, главным образом на территориях СНГ, являются свидетелями и непосредственными участниками конфликтов (в подавляющем большинстве — «замороженных»), где одной из сторон конфликта является Российская Федерация, а именно: на территории Армении и Азербайджана — Нагорный Карабах; на территории Молдовы — Приднестровье; на территории Грузии — Абхазия и Южная Осетия; на территории Украины — Крым и Донбасс.

Кроме того, 22 ноября с. г. министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер на встрече со спецпредставителем ООН по вопросам Сирии Стаффаном де Мистурой в Берлине заявил, что многополярный вооруженный конфликт в Сирии, который продолжается с начала «Арабской весны» 2011 года, по состоянию на конец 2016 года — не является гражданской войной. Теперь — это конфликт международного уровня.

Справка:

В конфликте в Сирии кроме сил ИГ, правительственных войск и вооруженных отрядов оппозиции и их союзников, в частности принимают участие Россия, Иран, США, Саудовская Аравия и Турция. Россию, давнюю соратницу режима Башара Асада, уже не раз обвиняли в военных преступлениях в Сирии. После встречи со Стаффаном де Мистурой фракция «Зеленых» в Бундестаге ФРГ призвала ЕС ввести санкции против Москвы за ее действия в Сирии.

Этого, наверное, будет достаточно, чтобы международное сообщество поддержало такого рода инициативу Украины, особенно на фоне последних агрессивных угроз и амбиций России и в отношении ряда европейских стран (в частности, Финляндии, Польши и стран Балтии).

И в завершение.

В ближайшее время — уже в январе-феврале 2017 года основными знаковыми событиями, которые расставят все точки над «и», станут решения США о продлении или отмене санкций против Российской Федерации, а также о выполнении или отказе от обязательств перед НАТО и Европейским Союзом об усилении американского военного присутствия в странах Центрально-Восточной Европы и Балтии.


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Радковец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.12.2016. Просмотров: 115

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta