Коронавирусная инфекция и вакцинация от нее

Содержание
[-]

***

Вакцина от коронавируса: перспективы и сомнения 

По данным на момент публикации, количество зараженных коронавирусом COVID-19 в мире вплотную приблизилось к 25 миллионам. Количество погибших упорно стремится к миллиону, с лихвой оправдывая пугающий термин «пандемия», в саму возможность которой большинству населения планеты так не хотелось верить.

Мировое поветрие весьма органично вплелось в цепь неблагоприятных подвижек в жизни населения разных стран. И обнажает все ранее тщательно скрываемые противоречия и неравенства в преддверии надвигающегося, по всем признакам, всемирного экономического «хлопка». Масштаб которого обещает затмить Великую депрессию, окончательно разрешившуюся лишь результатами Второй мировой войны. И в сложившихся условиях фармацевтическая промышленность, так называемая Big Farma, лишних за свой стол пускать собирается даже ещё в меньшей степени, чем углеводородные и IT-гиганты.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

И вот 11 августа президент России Владимир Путин заявил, что в России зарегистрирована первая в мире вакцина от COVID-19. Более того, ее клинические испытания еще 20 июля завершили Минобороны РФ и разработчик — НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи, а в первых числах сентября в медучреждениях Москвы начнутся пострегистрационные её исследования. Реакция о «вторжении» России на «чужое» для неё поле «Большой Фармы» (по мнению последней) оказалась по пафосу и накалу сопоставимой с реакцией Запада на сообщение о запуске СССР в космос первого искусственного спутника Земли. Как и тогда, большинством стран это известие было воспринято с энтузиазмом. На новость о российской вакцине очень положительно отреагировали и в научных кругах авторитетнейшего в вопросах медицины Израиля. Как сообщает телеграм-канал «ЛАТАМ», по данным проведенного одной из крупнейших мексиканских газет El Financiero опроса, вакцине из России доверяют 66% респондентов, 32% из которых полностью уверены в российской разработке. Вакцине из Франции доверяют 65% опрошенных мексиканцев, британской — 63%. Столько же доверяют вакцине, разработанной в Мексике, вакцине из США доверяют 60% и только 44% — вакцине из Китая.

А вот менее темпераментные жители России, приученные обстоятельствами отечественного бытия к скептическому восприятию окружающей действительности, оптимизм демонстрировать пока не торопятся. Так, по данным опроса ВЦИОМ, в котором приняли участие 1,6 тысячи человек, 52% респондента пока не готовы применить на себе вакцину от коронавируса. Согласны на прививку 42%, а 6% опрошенных затруднились с ответом.

При этом более половины (56%) опрошенных в какой-то мере опасаются, что они или их близкие могут заразиться коронавирусом. Только 12% уверены, что он обойдет их стороной, 13 процентов пока не задумывались об этом.

По данным того же опроса, 58% респондентов ожидают второй волны коронавируса, а в том, что её не будет, уверены только 30%. По этой причине тот факт, что желающие вакцинироваться от коронавируса пребывают в относительном меньшинстве (42% к 52%) удивлять не должен: во время эпидемии прививать от инфекции уже поздно. Об этом говорят и факты повторного заражения тем же COVID-19. В частности, о повторном диагнозе COVID-19 рассказал глава Тувы Шолбан Кара-Оол. И случай этот не единственный, что подтверждает вирусолог бельгийского Католического университета Левена Марк ван Ранст и дважды переболевший «ковидом» доктор медицинских наук, профессор кафедры Первого медицинского университета Антон Ершов.

По той же причине мнение большинства специалистов пока склоняется против вакцинации. Так, 18 июня были опубликованы результаты опроса, проведенного компаниями «Доктор на работе» и RNC Pharma. Исследование проводилось с 11 по 16 июня 2020 г. среди интернет-аудитории, представленной 452 врачами 32 специальностей из 98 городов России.

В ходе опроса выяснилось, что только 19% специалистов однозначно выступают за проведение массовой вакцинации населения от COVID-19, а также считают необходимым ввести препарат в «Национальный календарь профилактических прививок». С учётом однонаправленных ответов (о необходимости срочной наработки вакцины; о вакцинации только людей из «группы риска») доля сторонников прививки составила уже 39%. А против вакцинирования выступило 57% специалистов. Примечательно, что годом ранее 78% медицинских работников к новым вакцинациям были настроены благосклонно или нейтрально.

Такие данные в прошлом, 2019 году, были приведены в научной статье «Отношение медицинских работников к вакцинопрофилактике», опубликованной в журнале «Медицина экстремальных ситуаций» (авторы: Будникова Е. А., Харит С. М., Фридман И. В.). Проведенное учёными исследование мнений 137 сотрудников ЛПУ для взрослых показало, что в прошлом году отношение к вакцинации у половины медперсонала было положительным, а у четверти — нейтральным.

Авторы исследования указывают на обязательность информирования населения о необходимости вакцинации, в том числе — особо — через Сеть и самими медработниками в ходе исполнения ими повседневных обязанностей. В этом отношении показательны данные опроса, проведенного в «мирное», «доковидное» время Управлением федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Волгоградской области. Исследование проходило в рамках проведения Европейской недели иммунизации с 24 по 30 апреля 2019 г. и получилось весьма репрезентативным: 5732 участника.

То есть основным источником информации о вакцинировании для граждан являются медработники — 51%, СМИ, включая интернет, — 52% и ближайшее окружение — 40%. А вот приверженных вакцинированию в Волгоградской области на момент проведения исследования было достаточно много: от 41% до 73% (если считать тех, кто делает прививки выборочно). То есть народ у нас грамотный и, при достаточном и откровенном информировании, способен откликнуться на призыв властей, тем более по такому животрепещущему поводу, как собственное (и близких) здоровье.

А перспективы попыток иностранных конкурентов из «Большой Фармы» противодействовать внедрению российской вакцины в международный оборот путём информационного воздействия на население РФ наглядно демонстрируют данные опроса ИА REGNUM по коронавирусной тематике в марте-апреле текущего года: доверие населения России руководству РФ в деле борьбы с пандемией весьма высоко — 38%. Не доверяло властям на момент опроса 22%, а в раздумьях и сомнениях пребывало 36%. То есть доверие как властям, так и научному сообществу имеют место быть. Что, в том числе, являет собой довольно прочную основу для оптимизма.

Автор Андрей Сафонов

https://regnum.ru/news/society/3049002.html

***

Коронавирус и занятость

Широко и подробно освещаемое в СМИ моровое поветрие продолжает свой марш по планете, то вступая на некое «плато», то ускоряясь в предчувствии создания губительной для коронавируса вакцины, появление которой анонсируется практически повсеместно и ежедневно.

Но есть и хорошие новости: так, офисные работники увидели рост своей эффективности на «удалёнке», сообщает 25 августа РБК со ссылкой на результаты опроса, проведенного на фоне пандемии коронавируса международной консалтинговой компанией Boston Consulting Group (BCG) среди 12 тыс. сотрудников из компаний по всему миру. По полученным данным, компании перевели на удаленную работу около 40% персонала. При этом около 75% выведенных на надомный режим сотрудников сообщили, что в первые несколько месяцев пандемии коронавируса им удалось сохранить, а то и повысить свою производительность. А вот для коллективных задач этот показатель составил всего 51%, причём и для тех, кто остался работать на своих местах.

Схожие результаты показали и опубликованные в тот же день, 25 августа, результаты онлайн-опроса, проведенного Фондом ВЦИОМ и «Национальным агентством развития квалификаций» (НАРК) среди 4131 респондента из числа работодателей: руководителей предприятий, линейных руководителей и сотрудников HR-служб. Главной целью онлайн-опроса, как сообщает портал «Экономика и жизнь», была оценка эффективности адаптационных мер, осуществляемых предприятиями в сложившейся ситуации и их последствиями для рынка труда.

B привычном режиме трудилась половина (48%) принявших участие в опросе руководителей, тогда как другая половина работала в удаленном режиме — 44%, что больше, чем показывают результаты упомянутого выше опроса Boston Consulting Group для иностранных компаний (там — 40% персонала работает/работало в удалённом режиме).

По результатам опроса ВЦИОМ-НАРК, 98% опрошенных руководителей свои рабочие места сохранили, в то время как лишь на 84% предприятий (см. Рис.2) сокращений или не планируется, либо даже рассматривается возможность дополнительного набора персонала. То есть, получается, что эффективность менеджмента российских компаний даже выше, чем самооценка сотрудников иностранных фирм, опрошенных Boston Consulting Group, 75% которых считают, что за время пандемии их эффективность или не снизилась, а то и вовсе — повысилась.

При этом подавляющее большинство компаний работают в период пандемии и не планируют сокращения сотрудников (81%), а 3% даже увеличили или планируют увеличить штат в нынешней ситуации. О полной остановке деятельности организации сообщили 8% респондентов. Работают, но сократили (или планируют сократить) численность сотрудников значительно и незначительно по 2% респондентов соответственно.

В целом перспективы спроса на квалифицированных сотрудников после окончания пандемии, по оценке авторов исследования, выглядят оптимистично: 63% работодателей считают, что спрос не изменится, а 13% ждут его роста; «однонаправленный» ответ в сумме набирает 76% «позитива». Такой результат совпадает с выводом BCG, сообщившей о том, что 75% выведенных на надомный режим сотрудников инофирм уверены, что им удалось сохранить, а то и повысить свою производительность.

Всё вышесказанное верно при сохранении нынешних, ставших уже привычными, условий. То есть условий «плато-режима» пандемии COVID-19. Который, впрочем, выглядит весьма шатким, и «пошатнуться» может не только в сторону своего смягчения. Так, владельцы и топ-менеджмент московского малого и среднего бизнеса (ресторанов с отелями, фитнес-центров и прочего), боятся второй волны коронавируса, о которой время от времени упоминают СМИ. По данным исследования, проведенного по заказу ТАСС независимой консалтинговой компанией IFORS, второй волны ожидают 78% предпринимателей. При этом 83% респондентов считают, что она может случиться в сентябре-октябре. По мнению 42% принявших участие в опросе бизнесменов, ее последствия будут гораздо более масштабными, чем у первой, а еще 33% говорят, что примерно такими же. То есть масштаб последствий «второй волны» 75% предпринимателей оценивают негативно, либо очень негативно, как последние для своего бизнеса, несмотря на предпринятые городскими и федеральными властями меры.

Для справки: уровень безработицы в России в январе 2020 г. составил 4,7%; в апреле — уже 5,6%, в июле вырос до 6,3%. Тенденция роста безработицы очевидна, как и деформация права на труд граждан необъятной и очень богатой (ресурсами) страны. Меры по исправлению ситуации, как известно из СМИ, и разрабатываются, и «озвучиваются», и средства (на то выделенные) «осваиваются». То есть всё возможное в заданной системе социально-экономических координат уже сделано. Приходит время нестандартных для нашей страны эволюций. Какими они будут?

Автор Андрей Сафонов

https://regnum.ru/news/economy/3048996.html

***

Карантин навсегда: Почему даже появление вакцины не вернет нас в мир до пандемии

До недавнего времени и бизнес, и граждане считали, что после массовой вакцинации все проблемы, связанные с эпидемией COVID-19, останутся в прошлом и жизнь постепенно вернется к состоянию начала марта 2020 года. Но появление документально подтвержденных данных о вторичном заражении вирусом заставляет задуматься о том, что вакцинация вполне может оказаться неэффективной. Если это действительно произойдет, то и бизнесу, и гражданам придется очень серьезно пересмотреть свои стратегические планы. И пересмотр этот будет непростым, нелегким и небыстрым.

Общий принцип работы вакцин прост: в организм вводится ослабленный возбудитель болезни (т.н. живые вакцины) или его фрагмент (как правило, фрагмент белка возбудителя). В ответ организм вырабатывает иммунитет. Иммунитет может быть пожизненным (как к вирусу оспы) и временным (столбняк — на 10 лет, грипп — примерно на год).

В любом случае задача вакцинации — сильно снизить риск заражения на определенный период. Повторные заражения всего через 4 месяца, если они будут достаточно частыми, поставят под вопрос эффективность вакцинации. А это значит, рухнут и надежды на возвращение докоронавирусной экономики. Прежние времена могут не вернуться никогда.

Пока надежно подтвержденных случаев повторного заражения достаточно мало и делать статистически надежные выводы рано. Но и ранее сделанные исследования по измерению концентрации антител в крови переболевших, и данные о повторных заражениях указывают на то, что эффективность вакцины может быть очень кратковременной — 3–4 месяца. Соответственно, для надежной защиты вакцинацию придется проводить ежеквартально, а то и чаще.

Для значительной доли людей это окажется сложно. Даже логистика поставок вакцины в таких объемах — очень непростое дело, не говоря о стоимости и нежелании части граждан вакцинироваться в принципе. Таким образом, вполне вероятен сценарий, при котором надежды на вакцину как решение проблемы коронавируса может и не оправдаться. Придется как-то приспосабливаться к жизни с его присутствием. Опыт карантина весны — лета 2020 года тут мало поможет: бесконечно раздавать деньги гражданам и бизнесу никакое государство не сможет.

Рост числа заболевших коронавирусом в мире не прекращается, вслед за снижением заболеваемости в некоторых странах вновь начинается ее рост. Идут дискуссии о том, что такое этот рост — т.н. вторая волна или же продолжение первой… А тем временем безработица остается высокой, бизнес несет убытки, у банков падает качество кредитных портфелей и растет просрочка. У государств растет госдолг и дефицит бюджета. Все это увеличивает риски дефолтов на всех уровнях — от домохозяйств и фирм до муниципалитетов, регионов и государств.

Карантин, ограничения на передвижение, закрытие предприятий сферы услуг и запрет массовых мероприятий — это меры, которые позволили снизить скорость распространения болезни. Но полностью ее подавить они не могут в принципе. Даже в странах с жестким отслеживанием контактов и суровым карантином все равно возникают новые случаи заболевания. Современная экономика глобальна, и полностью прекратить перемещения граждан через санитарные кордоны не удается никому, даже Китаю. А вместе с людьми перемещается и вирус.

Это заставляет задуматься о целесообразности жестких ограничительных мер в целом. Или как минимум — об их смягчении. Рост рисков массовых дефолтов и безработицы вынуждает политиков идти на компромиссы. С одной стороны, сохраняются многие ограничения (которые сами по себе часто носят ритуальный характер), что демонстрирует электорату заботу со стороны властей, с другой — наиболее мешающие бизнесу ограничения снимаются.

Компромисс между снятием и сохранением ограничительных мер очень сложен этически. В разных странах он разрешается по-разному. Почти идеальный пример диаметрально разных подходов — Швеция и Норвегия. Почти полное отсутствие ограничений в Швеции и жесткие ограничения — в Норвегии. При этом особенно показательно, что граждане этих стран имеют достаточно схожий менталитет и культуру. Выводы об эффективности выбранной этими странами модели поведения можно будет делать не ранее чем через несколько лет (в идеале — после устойчивого восстановления экономики). Но в любом случае этот кейс будет очень интересным.

С тактической же точки зрения поведение властей большинства стран довольно схожее. Медленно и постепенно ограничительные меры смягчаются. Там, где возникают новые вспышки, вводятся очень локальные ограничения (иногда — масштаба отдельного города или района). Но на возврат жесткого карантина масштаба страны, скорее всего, не решится уже никто: экономика может этого просто не выдержать. Поэтому вне зависимости от успеха или неуспеха вакцин нас ждет адаптация к новым условиям жизни и работы. И чем раньше пойдет этот процесс, тем лучше будет его результат.

Автор Сергей Хестанов, советник по макроэкономике гендиректора «Открытие брокер»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/09/02/86935-karantin-navsegda

***

Стоит ли жертвовать экономикой ради спасения человеческих жизней?

Сколько стоит жизнь в пандемию? Сразу хочу сказать тем, кого, возможно, возмутила сама постановка такого вопроса: человеческая жизнь, безусловно, бесценна, но с безэмоциональной точки зрения практической экономики люди (труд) — это фактор производства, ресурс. И, как и любой другой ресурс, он также имеет свою ценность. А раз так, то можно говорить и о стоимости этого ресурса — цене человеческой жизни, если человек умирает от COVID-19.

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) провел исследования «Экономические потери от преждевременных смертей людей от COVID-19», целью которого была оценка экономических потерь от пандемии коронавируса, но не всех, а именно тех из них, которые являются следствием смертности от этой инфекции.

Вообще экономические потери от COVID-19, которые, по понятным причинам, пока могут быть только промежуточными, складываются из прямых и косвенных потерь. Экономические потери от преждевременной смерти людей как раз и относятся к прямым потерям. Точно так же как сюда относятся и потери от заболеваемости, ухудшения здоровья переболевших людей, в том числе от инвалидизации части из них. А вот карантинные и т.п. ограничения, с которыми сегодня, прежде всего, ассоциируются экономические потери от COVID-19, — это косвенные потери. К косвенным же потерям следует отнести и экономические потери из-за резко возросшей неопределенности экономической ситуации, которая сильно ограничивает предпринимательскую активность.

Вернемся к прямым потерям, а именно к потерям от преждевременной смерти людей. Чтобы сделать соответствующие оценки, как раз и необходимо знать, сколько стоит жизнь человека в пандемию. Существует достаточно много методов (подходов) оценки стоимости статистической жизни: доходный метод, оценка на основе среднедушевого ВВП, актуарный подход, затратный подход, демографический подход, метод «готовность платить», косвенные подходы. Не буду останавливаться на каждом из них. Могу сказать только, что в наших целях лучше всего использовать так называемый доходный метод. Суть его проста: каждый занятый в экономике производит определенный доход, соответственно, если он преждевременно умирает, то этот доход произведен не будет. Значит, цена жизни человека как раз и будет выражаться в стоимостном эквиваленте этого непроизведенного дохода. Кстати, согласно последним подходам, используемым в мировой практике для расчета ВВП, домашний труд также должен учитываться соответствующим образом.

Чтобы рассчитать стоимость жизни в пандемию, надо ВВП на одного занятого в экономике умножить на число потерянных лет. Потерянные для экономики годы — это разность между ожидаемой продолжительностью жизни при рождении и средним возрастом смерти. Учтем и то, что многие умершие от COVID-19 — это пенсионеры, значит, введем понижающий коэффициент. Американский экономист Луиджи Зингалис еще в начале пандемии коронавируса предложил использовать стандартный дисконт, применяемый в США при оценке стоимости среднестатистической жизни людей старше 65 лет, равной 0,37. Соответственно понижающий коэффициент был принят равным 0,63. Простите меня за такой прагматизм, но, как я уже говорил, эмоционального отношения к подобным расчетам не должно быть.

Результаты получились следующие: стоимость жизни в пандемию в России составляет 326,6 тыс. долларов США (расчеты по данным Всемирного банка). В США среднестатистическая стоимость жизни умершего от коронавируса не сильно отличается от российского показателя — 341,1 тыс. долларов США. Почему так? Все просто: ВВП на одного занятого в экономике США (133,8 тыс. долларов США — 2019 год) значительно превосходит российский показатель (60,8 тыс. долларов США), однако число потерянных лет от преждевременной смерти (3,9 года) заметно меньше российского показателя (8,4 года). Не забываем о понижающем коэффициенте и как раз выходим на упомянутые выше оценки стоимости жизни. Кстати, один из самых высоких показателей — в Греции (652,8 тыс. долларов США). А все потому, что ВВП на одного занятого там заметно выше, чем в России (87,1 тыс. долларов США), и число потерянных лет тоже больше — 10,3 года.

Зная стоимость жизни в пандемию и число умерших, можно вычислить и текущие цифры общих экономических потерь от преждевременных смертей людей. В любом случае, в мировом масштабе на настоящий момент это будет несколько сотен миллиардов долларов США, в то время как общие экономические потери уже измеряются триллионами долларов США. Значит, мир масштабно пожертвовал экономикой ради спасения жизни людей, хотя экономическая рациональность, о чем свидетельствуют полученные оценки, диктовала иной подход.

Но вот вопрос: поступят ли таким же образом правительства в условиях, похоже, начинающейся второй волны коронавируса? Во всяком случае, когда слышишь о том, что останавливать экономику больше нельзя, складывается такое впечатление, что может быть избран и другой подход.

Автор Игорь Николаев, доктор экономических наук

https://novayagazeta.ru/articles/2020/08/25/86816-moralnyy-lokdaun


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Сафонов, Сергей Хестанов, Игорь Николаев

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.09.2020. Просмотров: 47

Комментарии
[-]
 Mike Rooney | 03.09.2020, 12:23 #
I am amazed by the way you have explained things in this article. This article is quite interesting and I am looking forward to reading more of your posts. Thanks for
sharing this article with us.
Michael Jackson Beat It Jacket

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta