Концепция Глобального потепления — многомиллиардная афера мировых бюрократов

Содержание
[-]

Нас возьмут тепленькими

Президент США Дональд Трамп вышел из Парижского соглашения по климату. И я попытаюсь объяснить, почему это совершенно правильный поступок и почему учение Глобального потепления — самая большая афера наших дней, по сравнению с которой мощи Николая Угодника или там аннексия Крыма — детские шалости.

Сторонники этого Учения утверждают: человек является причиной потепления, и по этому поводу существует «научный консенсус», а каждый, кто в этом сомневается, куплен «ExxonMobil», и что отрицать этот факт — это все равно, что отрицать Холокост. Так вот — это вранье.

Во-первых, этого консенсуса нет. Во-вторых, настоящая наука не имеет никакого отношения к консенсусу. Формула E=mc2 выработана не в результате консенсуса. Она выработана в результате открытия.

К консенсусу прибегают, когда доказывают, что «все должны верить в Триединого Бога», или что «все должны строить коммунизм». Апелляция к консенсусу — это шаромыжничество. Как заметил по этому поводу Майкл Крайтон: «Консенсус — это первое прибежище негодяев. Это способ избежать обсуждения, заявив, что вопрос уже решен».

Сторонники Учения говорят, что климат Земли стал отклоняться от «нормы». Это ложь. Никакой «нормы» для климата не существует. Единственной нормой климата является изменение.

Жизнь на Земле существует 3,8 млрд лет, и все эти 3,8 млрд лет на Земле менялся климат. В истории земли (вероятно) был период, когда она была одним ледяным шаром. В истории Земли были периоды, когда на полюсе можно было выращивать огурцы. Даже на протяжении истории существования человека как вида климат менялся в более широких пределах, чем сейчас.

В ээмском периоде (130—115 тыс. лет до н.э.) уровень моря был выше на 4—6 метров, а на Темзе водились гиппопотамы. В климатическом оптимуме голоцена (9—5 тыс. лет до н.э.) летние температуры в Сибири были на 2—9 градусов выше. Тысячу лет назад температура была такая же, как сейчас. «Вероятно, сейчас так же тепло, как тысячу лет назад». Последняя фраза — это цитата. Более того, это цитата от одного из столпов Учения глобального потепления — палеоклиматолога Кейта Бриффа. Просто это цитата не из его публичных выступлений, а из его вскрытой хакерами переписки — Бриффа и коллеги обсуждали вопрос, как лучше подделать научные данные.

Любой разговор о причинах перемены климата должен начинаться с перечисления факторов, которые влияют на климат. Таких факторов очень много. К примеру, климат на Земле зависит от наличия суши на полюсах. Если на обоих полюсах нет суши, то Земля гораздо теплее. Если суша будет на обоих полюсах — Земля замерзнет вся.

Радикальное похолодание, начавшееся на Земле 40 млн лет назад, как раз связано с тем, что Антарктида встала на Южный полюс. На протяжении большей части истории Земли суши на полюсах не было, и вообще материки кучковались на экваторе (Пангея, Гондвана), и Земля была значительно теплее.

На климат влияет запыленность атмосферы. 250 млн лет назад на Земле начались трапповые извержения в Восточной Сибири, температуры упали, и результатом было пермско-триасовое вымирание видов: в море они вымерли на 95%. 60 млн лет назад Мексиканский залив долбануло метеоритом, и вымерли динозавры.

***

Вы скажете, — это дела давно минувших дней.

В самом деле, колебания температуры вроде средневекового климатического оптимума, имевшего место 1000 лет назад, и Малого ледникового периода 14—16 вв. не объясняются ни материками, ни метеоритами.

Их причину, а также вообще причину того, что на Земле есть жизнь, может видеть каждый желающий, подняв глаза. Эта причина называется Солнце. Солнечная активность колеблется, с большими периодами в 1500 лет и малыми — в 30 лет. Спокойное солнце приводит к похолоданию, а активное — к потеплению.

Поразительно, но ни в одном докладе IPCC (Международной комиссии по изменению климата) вы не найдете перечисления причин, от которых зависит климат.

Почему? Ответ очень прост. Дело в том, что с того момента, когда человечество начало регистрировать температуру и наблюдать за солнцем (приблизительно последние 400 лет), 30-летние колебания температуры Земли совпадали с 30-летними солнечными циклами.

В частности, в XX в. температура росла с 1900 по 1940 гг., падала с 1940-х по 1970-е (в это время нас даже пугали Глобальным похолоданием) и начала расти с 1970-х. Вам говорят, что температура росла весь XX в. и к концу его выросла почти на градус? Это ложь. Температура в XX в. колебалась вместе с активностью солнца. График активности солнца и средней температуры по Земле начал расходиться только в начале 1990-х.

Вот! Вы радостно скажете, — тогда-то и началось Глобальное, из-за человека случившееся, потепление.

«Нет, — возражу я, — тогда-то и была создана IPCC. — Вам не кажется странным, что сначала был создан международный бюрократический орган, чье могущество зависело от признания Глобального потепления угрозой человечеству, и только потом графики температуры начали расходиться с активностью солнца?»

Знаете ли вы, данные скольких метеостанций использовала американская NOAA (National Oceanic and Atmospheric Administration) в 1960—1980-х годах в своих расчетах? Ответ: 6 тыс. Знаете ли вы, данные скольких метеостанций NOAA использует сейчас? 20 тыс. — ввиду опасности Глобального потепления, предположите вы, — и ошибетесь.

NOAA для своих расчетов теперь использует всего 1500 станций. За последние 40 лет из расчетов были исключены преимущественно станции на высоких широтах, на больших высотах и в сельских районах — то есть все, которые показывают более низкую температуру. В Канаде, например, есть сто станций, расположенных за полярным кругом. NOAA учитывает данные только с одной аномально теплой станции Юрека, более известной как «Сад Арктики».

Эти новые наблюдения не согласуются с данными спутников, и поэтому для спутников вводят поправку, т.н. «cold bias» — предубеждение в пользу холода. То есть несовершенные метеоспутники в 1980-х годах все показывали правильно, и все согласовывалось. А вот нынешние, совершенные, постоянно ошибаются на 0,3o, — приходится поправлять!

Знаете ли вы, кто разработал теорию Глобального потепления? Все научные теории в мире, согласитесь, созданы учеными: Ньютоном, Максом Планком, Эйнштейном. Кто тот Ньютон, который впервые догадался, что Земля греется, и происходит это от человека? Кто тот гигант мысли, который заявил, что изменения климата — это не норма, а повод для административного регулирования?

Ответ: этот гигант мысли называется IPCC — Международная комиссия по изменению климата при ООН. Таким образом, теория Зависящего от человека глобального потепления — это первая в мире научная теория, созданная не ученым, не группой ученых, а бюрократическим институтом.

IPCC создали в 1988 году — с тем, чтобы решить: Опасно ли текущее потепление или нет? Можно ли его отнести на счет человека или нельзя? Можно ли с ним бороться или невозможно? Если комиссия отвечала хотя бы на один вопрос «нет», бюрократы, составлявшие ее, лишались работы. Если бы она ответила на все три вопроса «да», то ученые и бюрократы этой комиссии получали почет, уважение, статус, деньги на исследования и — в перспективе — возможность регулировать мировую экономику.

Вы будете смеяться, они на все три вопроса ответили «да». Но не без сложностей.

***

В черновике первого отчета IPCC ученые, составлявшие часть членов комиссии, написали, что у них нет никаких оснований полагать, что человек влияет на климат. Бюрократы вычеркнули этот текст и написали ровно противоположный: у нас есть все основания полагать, что нынешние изменения климата связаны с человеком.

С тех пор нас пугают превращением Земли в Венеру, катастрофами, ураганами, и пр., и — о ужас! — увеличением содержания CO2 в атмосфере.

Содержание CO2 в атмосфере Земли действительно увеличивается. Дальше что? Можно самый простой, самый тривиальный вопрос? Мы сжигаем уголь и нефть и выбрасываем CO2 в атмосферу. А откуда взялся этот самый CO2 в угле и нефти? Ответ — из атмосферы. Уголь и нефть — это гигантская свалка природных отходов, остаток глобальной катастрофы. Биосфера не смогла переработать все, что росло, и огромная часть строительного материала, составлявшая основу ранней роскошной флоры Земли, была омертвлена.

Содержание CO2 в Кембрии в воздухе было в 12 раз выше нынешнего, в Ордовике — в 7 раз. Как же мы тогда не превратились в Венеру?

Доклады IPCC утверждают сами про себя, что они являются научной истиной в последней инстанции и результатом обобщения самых безупречных научных работ. На самом деле они являются пропагандистскими страшилками.

Хотите пример? Я приведу только один.

IPCC постоянно стращает нас тем, что по мере роста потепления будет возрастать число природных катастроф. Так вот — это вранье. Более того, безосновательность этого утверждения признает и сама IPCC. Так, основной текст четвертого доклада IPCC сообщает, что количество природных катастроф в мире не выросло. В частности, исследования по паводкам не выявили «никаких явных трендов», а «общее количество тропических циклонов мало изменилось за последние четыре года».

Однако, кроме основного текста, у IPCC есть еще и «резюме для политиков». И вот там IPCC говорит о «весьма вероятном росте» природных катастроф в будущем. Чувствуете разницу? В основном тексте мы видим утверждение, что ничего такого нет. А в «резюме для политиков», которое политики только и читают: «вероятно, возможно». А при этом руководители IPCC, — такие, как ее экс-глава, бывший железнодорожный инженер Раджендра Пачаури, постоянно бьют во все колокола и дают интервью вроде этого: «Это происходит сейчас — наводнения, засухи, растущая нехватка воды в разных частях мира… Как человек, как личность, я просто не могу молчать перед лицом неоспоримых доказательств».

Учение Глобального потепления — это на самом деле не наука, а идеология. Это идеальная идеология для глобальной бюрократии, которая хочет регулировать вся и все. В этой идеологии обращают на себя два момента. Первый — она строится ровно на том же принципе закошмаривания обывателя, что и идея Апокалипсиса, Второго пришествия и Страшного суда. Теологи Глобального потепления пугают человечество тем же, чем Иоанн Богослов: засухами, потопами, водами, обратившимся в кровь и саранчой с золотыми венцами.

Второй — она строится ровно на том же принципе недоверия к бизнесу, что и коммунизм. Учение Глобального потепления совершенно не случайно родилось сразу после краха Глобального коммунизма. Левые всего мира больше не могли рассказывать о том, что Проклятые Капиталисты Отнимают Прибавочную Стоимость, и они стали рассказывать что Проклятые Капиталисты Уничтожают Окружающую Среду.

***

И напоследок — еще несколько моментов. Так, для общего ликбеза.

Первое. Когда обывателю говорят, что «Земля теплеет», он склонен полагать, что это теплеет вся Земля. От Северного полюса и до Сахары. Так вот: Сахара не теплеет. Потепление касается только умеренных климатических зон. Сахара остается Сахарой, а вот, если нам повезет, то зимой в высоких широтах, действительно, может стать теплее. Единственное, к чему может привести потепление в высоких широтах — это к уменьшению числа ураганов, потому что ураганы в самом общем случае возникают из-за разницы температур воздушных масс на экваторе и в умеренных широтах.

Второе. Похолодание ведет к засухе, а потепление — наоборот, к дождям. Механизм тут очень прост: при похолодании влага изымается из атмосферы и осаждается в виде ледяных шапок на полюсах. Вся растительность, как известно, любит влагу. Чем теплее — тем больше дождей.

Третье. В истории человечества неоднократно бывали и похолодания, и потепления, и катастрофой для человечества неизменно оказывалось именно похолодание. Климатическая катастрофа 536 г. вбила кол в гроб Римской империи. Голод 1315—1317 гг. и последовавшая за ним чума 1348 превратили Европу в кладбище. То, что катастрофа — это именно холод, человек прекрасно интуитивно чувствует. У Джорджа Мартина человечеству, к примеру, угрожает Долгая Зима. А вовсе не Долгое Лето. Суметь продать увеличение осадков и удлинение вегетационного периода как Страшную Опасность — это ж надо суметь!

Вклад «парникового эффекта» в колебания температуры Земли есть, но он очень мал по сравнению с влиянием активности солнца. Заниматься регулированием того количества CO2, которое выбрасывает в воздух человек, бессмысленно, если учесть, что мы не можем регулировать все остальные источники CO2, включая вулканы, флору и фауну. А самое главное — чем больше CO2 будет в воздухе, тем зеленее и сочнее будет наша планета. Никакого от него, CO2, вреда, окромя пользы.

Ну, и последнее. Значит ли все сказанное, что человечеству не угрожает экологическая катастрофа?

Ответ: разумеется, угрожает. Человек, как вид, меняет природу, и, как следствие, эти изменения часто приводят к экологическим катастрофам.

К примеру, прямо на наших глазах человек убил Аральское море. Большая часть одного из самых больших озер планеты превратилась в соляную пустыню, и там, где процветали рыбацкие поселки, — теперь зона экологического бедствия. Но пересыхание Арала не связано с потеплением. Оно связано с забором вод Сырдарьи и Амударьи.

То же самое — знаменитая гора Килиманджаро. Как известно, ледники на ее вершине тают. Алармисты любят приводить этот пример в качестве подтверждения теории Глобального потепления. Однако на самом деле температура на вершине Килиманджаро уже несколько десятилетий остается неизменной. А почему же она тает? Потому что нищее африканское население вырубает на ней лес.

Эти два маленьких примера — Арал и Килиманджаро — наилучшим образом иллюстрируют собой то, что является самой большой ложью Глобального потепления.

Экологические катастрофы возможны. Экологические катастрофы реальны. Более того, целые цивилизации в истории человечества становились жертвами экологических катастроф. Междуречье — колыбель человеческой цивилизации — превратилось в бесплодную пустыню в немалой степени в результате таких катастроф, вызванных засолением почв, наступившим вследствие перенаселения и примитивного орошения.

Но в том-то и дело, что все экологические катастрофы локальны, а главной их причиной является невежество, перенаселенность и нищета. В Северной Корее, где населению нечего есть, оно распахивает горные склоны, и они обрушиваются вниз, лишившись лесов. На Гаити, где нет электричества, население сожгло для приготовления еды все кусты, и поэтому каждый тропический ливень вызывает там оползни, убивающие людей.

И адепты Глобального потепления, вместо того, чтобы бороться с главной причиной экологических катастроф — невежеством и нищетой — борются против единственного их лекарства — Прогресса.

Автор - Юлия Латынина, oбозреватель «Новой»

***

Комментарий: Почему Юлия Латынина ошибается, когда говорит о климате

Климатологи говорят не о самом процессе, а о его скорости — сейчас идет уникально быстрый рост концентрации СО2 в атмосфере. Такого не было как минимум 800 тысяч лет

В прямой полемике с Юлией Латыниной (см. «Новую газету»,  № 35 от 04.04.2016. — «В России вводят налог на воздух») нет смысла. Не ведем же мы дискуссию о том, имеет Земля форму шара или же является плоской. Многие научные дисциплины за последние десятилетия обросли глубоким математическим аппаратом. Они анализируют тонкие физические обратные связи, а на них смотрят, как на умозрительную географию XVIII века.

В своей колонке Латынина совершенно правильно пишет, что диоксид углерода (CO2) — часть атмосферы, которая нужна для жизни на планете. Также автор верно пишет, что климат постоянно меняется, и у него «нет нормы». Однако из этого делается абсолютно неправильный вывод о том, что изменение климата не опасно.

При этом изотопным и другими видами анализа точно доказано, что этот рост происходит из-за сжигания ископаемого топлива. Сжигая уголь и нефть, мы возвращаем изъятый из атмосферы при образовании газа и нефти углекислый газ, пишет Юлия Латынина, и биосфера, по мнению автора, «становится зеленее и пышнее». Вот только скорость изъятия углекислого газа была в сотни тысяч и миллионы раз меньше, чем скорость возврата при сжигании ископаемого топлива. Океан и наземные экосистемы не успевают отреагировать — поглотить СО2, поэтому примерно 50% CO2 накапливаются в атмосфере и усиливают парниковый эффект.

Далее Латынина утверждает, что теорию глобального потепления создала «бюрократическая организация» — Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC), и «по сравнению с отчетами IPCC Дмитрий Киселев выглядит жалким придумщиком». Однако эта организация не разработала ни одной теории и не сделала ни одного открытия. Группа лишь делает научные обзоры на базе статей в рецензируемых научных журналах. Саму теорию изменения климата еще в 1970-е годы разрабатывал в СССР академик Михаил Будыко. Затем академики Юрий Израэль, Георгий Голицын и другие советские ученые продолжили его работы. Эти же люди стояли у истоков создания в 1988 году IPCC.

Революция в климатологии произошла благодаря созданию в конце XX века глобальных математических моделей физики атмосферы и океана. Они объясняют изменения климата за последние 30—50 лет, включая и «скачки» температуры и осадков. Эти модели показывают, как антропогенные факторы влияют на изменение климата, объясняют рост числа и силы опасных гидрометеорологических явлений (наводнений, пожаров, засух и т.д.) — очень важного следствия изменения климата. Этот рост является экспериментальным фактом.

Пытаясь убедить, что потепление — вещь неопасная, Юлия Латынина утверждает, что все самые известные в истории «климатические катастрофы» были связаны с похолоданием. Однако это не совсем так. Есть работы, в которых утверждается, что вспышки чумы были связаны с потеплением. А эти события уносили намного больше жизней, чем погибало из-за неурожаев в холодные годы.

Да, есть немало информации, что благоприятные для древнего человека более теплые климатические условия помогли ему развиться. А сейчас человек другой. Ему не важно, хорошо ли растет трава в степях Казахстана. Человеку современному нужно, чтобы на огромных территориях, где он живет сейчас, было меньше засух и наводнений. И то, что в тропиках температура меняется слабо, никак не говорит о благополучной ситуации в регионах этой зоны. Именно там более сильные засухи и растущий дефицит воды действительно сильно влияют на сельское хозяйство и жизнь людей.

Поэтому заключительные слова Латыниной о том, что «на южном берегу Карского моря будет расти виноград», выглядят как издевка над сотнями миллионов людей, страдающих от недостатка воды и продовольствия в Азии и Африке, и теми, кто живет на малых островах, которые будут полностью затоплены. Тем более что и у Карского моря все будет не в порядке: территорию ожидают эрозия берегов, таяние мерзлоты, разрушение зданий. В целом нашей стране грозят резкое увеличение числа лесных пожаров, все более изменчивая погода.

Автор - Алексей Кокорин, руководитель программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы (WWF)


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Латынина, Алексей Кокорин

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.06.2017. Просмотров: 27

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta