Конфликт в регионе Персидского залива: участники и их интересы

Содержание
[-]

 Опасная ситуация в регионе Персидского залива

И без того опасную ситуацию в регионе Персидского залива подогревает целый ряд других региональных конфликтов. DW знакомит с важнейшими игроками на региональной политической арене.

В международных водах между Объединенными Арабскими Эмиратами и Исламской Республикой Иран в четверг, 13 июня, предположительно, подверглись нападению два танкера. Госсекретарь США Майк Помпео расценил это как "явную угрозу миру во всем мире". Одновременно он указал, кого считает виновником - Иран.

Однако и через несколько дней после предполагаемого нападения остается неясным, как оно произошло и кто несет за него ответственность. Данный инцидент встревожил мировое сообщество. Дело дошло до обсуждения в Совете Безопасности ООН. Прямо или косвенно в различных конфликтах в регионе участвует целый ряд государств.

Иран и США

Иран в настоящее время вовлечен сразу в несколько международных конфликтов, в том числе с США. В апреле США отправили в направлении Персидского залива авианосец USS Abraham Lincoln. Некоторые говорят, что эта операция планировалась уже давно, другие же отмечают, что Белый дом использует запланированные операции для политических жестов.

Майк Помпео обосновал данный шаг "эскалацией активности Ирана". Однако Иран чувствует в этих действиях угрозу, особенно в свете того, что США с тех пор направили в регион еще один корабль и зенитно-ракетный комплекс Patriot.

После того, как США при президенте Трампе в одностороннем порядке вышли из международной атомной сделки с Ираном, напряженность в отношениях между двумя странами усилилась. Соединенные Штаты также ввели против Исламской Республики масштабные экономические санкции.

Иран и Саудовская Аравия

Одновременно Иран уже давно вовлечен в конфликт с Саудовской Аравией, которая так же, как и он сам, претендует на лидерство в регионе. Два государства преследуют различные интересы в Сирии, где Тегеран поддерживает Асада, а Эр-Рияд - оппозиционные силы, и в Йемене, где Иран помогает повстанцам-хуситам, а Саудовская Аравия - регулярной армии. Иран и Саудовская Аравия также проводят различную политику в отношении Израиля.

Эксперт по Ближнему Востоку берлинского фонда "Наука и политика" (Stiftung Wissenschaft und Politik) Гидо Штайнберг (Guido Steinberg) уверен в том, что за обоими предполагаемыми нападениями на танкеры в Оманском заливе стоит Иран. "К такому выводу подталкивают обстоятельства нападения. Кроме того, иранцы хотят показать США, что они могут атаковать нефтяную торговлю в Персидском заливе и Ормузском проливе", - пояснил он в интервью DW.

Если Иран действительно несет ответственность за эти нападения, то его послание очевидно: такая атака сильно повлияла бы на глобальную нефтяную промышленность. Глава МИД Ирана Джавад Зариф называет обвинения в адрес его страны беспочвенными. Со своей стороны, другой эксперт фонда "Наука и политика" Маркус Каим (Markus Kaim) полагает, что Иран не может быть заинтересован в вооруженном столкновении с США, поскольку в военном отношении он безнадежно слабее.

Соединенные Штаты Америки

Президент США Дональд Трамп не убежден в том, что атомная сделка с Ираном дала желаемый результат. В мае 2018 года он назвал этот договор "катастрофическим". Трамп неоднократно критиковал иранское правительство за предполагаемые нарушения сделки. Президент США придерживается той точки зрения, что Иран, заполучив ядерное оружие, станет неприступным и в результате станет вести себя в регионе еще агрессивнее.

Эту обеспокоенность разделяют и два ближайших союзника США в регионе - Саудовская Аравия и Израиль. Они состоят в тесной дружбе с Вашингтоном. США же заинтересованы в безопасной транспортировке нефти.

Оманский залив - это игольное ушко. Через него проходят все суда, которые загружают нефть на восточном побережье Аравийского полуострова, и США хотят обезопасить этот маршрут. В то же время Трамп не желает нового витка эскалации в Оманском заливе. Это подтвердил и премьер-министр Японии Синдзо Абэ в ходе визита в Тегеран.

Саудовская Аравия

Саудовское королевство обеспокоено угрозой иранской экспансии. Вражда между Ираном и Саудовской Аравией зиждется не на одном лишь межконфессиональном конфликте. На карту поставлено политическое лидерство на Ближнем и Среднем Востоке. В Эр-Рияде наблюдают, как Иран расширяет свое влияние то военным, как в Сирии или Йемене, то дипломатическим путем, как в Ираке. Чтобы противостоять этому, новый могущественный лидер Саудовской Аравии - наследный принц Мухаммед бен Сальман четыре года назад создал международную коалицию.

С тех пор эта коалиция сражается в Йемене с повстанцами-хуситами, которые получают поддержку от Ирана. Однако после убийства в октябре в саудовском консульстве в Стамбуле критика саудовского режима Джамаля Хашогги, эта война лишь подрывает и без того подорванную репутацию Саудовской Аравии. Поэтому Эр-Рияд заинтересован в том, чтобы этот конфликт не разрастался.

Израиль

У Израиля уже много лет крайне напряженные отношения с Ираном. Тегеран воспользовался войной в Сирии, чтобы прочно закрепиться в этой стране в военном отношении. Бойцы поддерживаемого Ираном ливанского радикального движения "Хезболлах" уже прорвались вплоть до оккупированных Израилем Голанских высот. Бойцы Корпуса стражей иранской революции (КСИР) стоят на позициях примерно в 100 километрах от израильской границы. ВВС Израиля уже неоднократно наносили ракетно-бомбовые удары по иранским целям в Сирии.

"Иран превратил Сирию в новый фронт против Израиля, в плацдарм для завоевания Израиля", - заявила тогдашний министр юстиции Израиля Аелет Шакед в интервью газете Frankfurter Allgemeine Zeitung еще в апреле 2018 года. При этом она предупредила, что "Израиль не будет сидеть сложа руки, наблюдая, как Иран устанавливает контроль над Сирией".

В настоящее время Саудовская Аравия и Израиль совместно действуют против режима мулл в Тегеране. Израиль приветствовал и выход США из атомной сделки с Ираном, которая уже давно была для него бельмом на глазу. В Израиле опасаются, что Иран может тайно продолжить разработку атомной программы.

Пророчество аятоллы Хаменеи

По сообщению агентства Reuters, духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи в мае опубликовал на своем сайте заявление, в котором говорится, что сегодняшняя молодежь еще станет свидетелем падения Израиля. Перед лицом такой угрозы Израиль надеется на то, что США усилят военное давление на Иран.

В то же время премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху стремится использовать конфликт с Ираном в собственных интересах. "Нетаньяху политик, и у меня нет сомнений в том, что как минимум часть его стратегии в отношении Ирана направлена на сохранение собственной власти. Он может использовать эту тему, чтобы представать в израильском обществе как единственный политик, способный противостоять Ирану. В то же время я считаю, что Нетаньяху действительно рассматривает Иран как угрозу для существования Израиля, и его риторика в отношении Тегерана продиктована не одной лишь предвыборной борьбой", - полагает сотрудник израильского Института национальных стратегических исследований Рас Циммт.

Угроза вооруженного столкновения

Эксперт берлинского фонда "Наука и политика" Маркус Каим полагает, что угроза прямой вооруженной конфронтации между США и Ираном невелика. По его мнению, ни та, ни другая сторона в этом не заинтересована. При этом Каим считает, что нельзя исключать случайной эскалации конфликта.

"Представьте, что иранский катер приблизится к американскому крейсеру. Это приведет к не желаемой сторонами перестрелке, которая обострит ситуацию, и тогда уже ни одна из сторон не захочет отступать. Именно такой вариант должен вселять в нас беспокойство", - указывает эксперт.

Автор: Керстен Книпп

https://p.dw.com/p/3KW66

***

Дуэль США – Иран приобретает шизофренический характер

США подготовили план по сколачиванию международной коалиции, которая «будет обеспечивать свободу судоходства как в Ормузском проливе, так и в Баб-эль-Мандебском проливе». Американцы обещают такой коалиции предоставить свои ноу-хау и средства наблюдения за судоходством. Получится ли?

На днях глава американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд после встреч с исполняющим министра обороны Марком Эспером и государственным секретарем Майком Помпео сообщил, что подготовлен план создания коалиции, которая «будет обеспечивать свободу судоходства как в Ормузском проливе, так и в Баб-эль-Мандебском проливе». Американцы обещают этой коалиции предоставить свои ноу-хау и средства наблюдения за судоходством. Потенциальные союзники должны будут патрулировать воды вблизи американских штабных кораблей и сопровождать торговые суда, ходящие под флагами своих стран.

Но при этом Данфорд уточнил, что «мы работаем с несколькими странами, чтобы понять, сможем ли мы собрать коалицию» и «в ближайшие пару недель мы поймем, у каких стран есть политическая воля для поддержки этой инициативы, после чего мы будем работать непосредственно с военными для определения конкретных сил и средств для поддержки этой инициативы». Словосочетание «сможем или не сможем», используемое генералом в процессе политического употребления — это не игра слов. Здесь предполагается использование определенных эвфемизмов, таких свойств языка, как оценочность и способность, а также отсутствие точности в системе вводимого понятия. Что делается не случайно. Хорошо известно, чем завершилась широко разрекламированная американцами идея создания направленного против Ирана так называемого «арабского НАТО», альянса MESA (Middle East Strategic Alliance), членами которого должны были стать шесть участников Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива — Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Кувейт, Катар и Оман, и помимо них Египет и Иордания.

Проект не был запущен, прежде всего, в силу раскола, существующего внутри стран арабского мира, и разногласий между ними в отношении выстраивания отношений с Тегераном. Арабы понимают, что Вашингтон, выступая с проектами разных коалиций, стремится перенести на своих арабских союзников не только ответственность за принятие решений по Ирану, но и заставить их выполнять «грязную работу» в регионе. А что сейчас? Помпео заявляет о возможном участии в предполагаемой коалиции около 20 стран. Однако эксперт Германского общества внешней политики (DGAP) Себастиан Зонс считает, что предложение американцев может вызвать позитивный отклик лишь у ключевых игроков в Персидском заливе и то не у всех, что точно, никак не у 20 стран. Возможно, госсекретарь рассчитывает, что к участию в антииранской коалиции удастся привлечь кого-то из европейских союзников, но это маловероятно даже после инцидентов с танкерами.

Поэтому напомним слова Данфорда, «масштабы кампании будут зависеть от количества стран, которые примут в ней участие — с небольшим числом участников у нас будет небольшая миссия». При этом он предполагает, что «мы будем расширять коалицию по мере увеличения количества стран, которые захотят принять в ней участие». Но есть ли и будут ли такие желающие? Тем более что в отношении Европы американцы стали всё больше и больше использовать иранскую тактику. Как сообщает агентство Bloomberg, Трамп заявил, что США намерены бороться с INSTEX, инструментом, созданным Францией, Великобританией и Германией в качестве способа обойти запрет Вашингтона на торговлю с Ираном, и пригрозил им исключением из американской финансовой системы. В этой связи еврокомиссар по внешней политике Федерика Могерини сообщила, что «она энергично работает вместе с главами МИД Франции, Великобритании и ФРГ над тем, как обходить американские санкции против Ирана». По ее словам, результат может быть уже через считаные недели.

Пять оставшихся участников соглашения призывают Тегерана не нарушать условия договоренности, чтобы создать условия европейским союзникам США уладить вопросы, связанные с выходом Вашингтона из соглашения. Напомним, что 7 июля представитель иранского правительства Али Рабей объявил, что его страна снимает с себя обязательство по Венскому ядерному соглашению, предусматривающее запрет на обогащение урана до уровня выше, чем 3,67 процента. В свою очередь, представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камальванди сообщил, что Тегеран собирается приступить к поэтапному повышению степени обогащения урана до 20 процентов. При этом иранцы заявляют, что остаются открытыми для дипломатических усилий по спасению ядерной сделки, хотя европейские страны-подписанты затрудняются предложить какое-либо решение проблемы. Но может ли этот кризис в данный момент перерасти в открытый конфликт между США и Ираном?

Вряд ли. Тем более что Тегеран объявил, что не будет принимать меры против судов, проходящих через Ормузский пролив, узкое устье Персидского залива, через которое транспортируется около 20% всей нефти. Вашингтон, грозя Ирану «существенно ужесточить санкции», не знает, что делать дальше, и подчеркивает готовность к новым переговорам с Тегераном без предварительных условий, даже допускает «возможность полной нормализации отношений». Более того, выдвинутый Трампом на пост нового председателя Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли, выступая на слушаниях в Сенате, отрицательно ответил на вопрос о том, изучает ли американское правительство идею отправки в Иран 150 тысяч солдат, как это было в случае с Ираком. Наконец, Белый дом решил пока не вводить санкции в отношении министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа.

Точные причины отказа от введения санкций против главы иранского МИД неизвестны. Однако, по мнению Reuters, такой шаг может сигнализировать о готовности американской администрации к поискам дипломатического решения на фоне напряженности вокруг иранской ядерной программы. Одним словом, отношения между Вашингтоном и Тегераном приобретают амбивалентный характер, всё больше скатываются исключительно в плоскость широкого политико-психологического противостояния. Видимо, прав сотрудник DGAP Хеннинг Рике, который считает, что «для американцев никогда не был важен сам по себе вопрос ядерной программы Ирана — их претензии к Тегерану всегда были комплексными». Конкретных результатов такая политика в отношении Тегерана не дает, но она держит в напряжении не только весь Ближний Восток. Однако, возможно, большего на данном этапе США и не нужно.

Автор: Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/2664887.html

***

Величайшую загадку внешней политики США еще предстоит разгадать

Вашингтон продолжит оказывать давление на Иран, возможно, даже попытается наладить канал связи с Тегераном. При этом Трамп будет всячески избегать военной конфронтации с Ираном. Станет ли Тегеран играть по его правилам, это ещё предстоит выяснить.

Чем в конечном итоге закончится противостояние между Ираном и США — это одна из самых больших загадок внешней политики администрации президента США Дональда Трампа, пишет Аарон Дэвид Миллер в статье для издания The Hill.

В чём заключается конечная цель? В подписании нового более выгодного ядерного соглашения, как заявил государственный секретарь США Майк Помпео, или в крахе иранского режима или его смещении, на которое намекнул советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон? Чего именно хочет президент Соединённых Штатов, который колеблется между угрозами в адрес Ирана и многочисленными предложениями о начале переговоров с иранским президентом?

Наиболее вероятный ответ заключается в том, что Трамп не знает, что ему делать с Ираном. Даже если он знает, чего именно он хочет от Ирана, политика его администрации до сих пор не предоставила чёткого ответа на данный вопрос. Трамп знает, что военный конфликт с Ираном или рискованные переговоры, в ходе которых Тегеран может потребовать от Вашингтона уступок, — это плохая политика, которая не годится для укрепления его поддержки со стороны электоральной базы или противодействия демократам на фоне приближающихся президентских выборов в 2020 году.

Во время предвыборной кампании 2016 года Трамп выступил против ядерного соглашения с Ираном, чтобы оказать противодействие кандидату в президенты США от Демократической партии Хиллари Клинтон, сплотить свою электоральную базу и подготовить почву для последующего укрепления связей с Израилем и Саудовской Аравией, которые просто ненавидят иранское ядерное соглашение. Ранее Трамп неоднократно хвастался своим умением вести переговоры и заключать сделки. Трамп заявил, что он никогда не смирился бы с соглашением, которое, по его словам, является худшим соглашением в истории человечества.

Его первые советники были разумными людьми: бывшие министр обороны Джеймс Мэттис, государственный секретарь Рекс Тиллерсон и советник по национальной безопасности Герберт Макмастер. Они убедили его не выходить из ядерного соглашения. Однако в мае 2018 года, стремясь исполнить своё предвыборное обещание и подстрекаемый новыми советниками — Болтоном и Помпео, — Трамп в одностороннем порядке вышел из ядерного соглашения.

Проблема заключалась в том, что кроме кампании максимального давления на экономику Ирана у Трампа не было никакого плана «Б». На этой неделе Иран нарушил очередное положение ядерного соглашения, превысив лимит на запасы низкообогащённого урана. Теперь Иран угрожает через 60 дней поднять уровень обогащения урана.

Трамп знает о том, что ему нельзя начинать новую войну, особенно на фоне надвигающегося выборного периода, поскольку своим избирателям он обещал вывести американские войска из бесконечных военных конфликтов. Длительный военный конфликт с Ираном приведёт к росту цен на нефть и газ, а это определённо проигрышная экономическая карта для Трампа. Переговоры с Тегераном о новом ядерном соглашении также будут непростыми. Команда Трампа занимается самообманом, если считает, что она может вести переговоры с Ираном, не дав ничего взамен. К тому же Трамп не может вернуться к статусу-кво, поскольку назвал нынешнее ядерное соглашение худшим в истории.

Мне кажется, что Трамп хотел бы, чтобы иранская проблема просто испарилась в воздухе. Война с Ираном окажется дорогостоящей, а подписание нового соглашения кажется невозможным. Кроме того, Иран не вписывается в представление Трампа о большой победе. Глава Белого дома стремится достигнуть большую победу на переговорах с КНДР. Этот подвиг, вероятно, принёс бы ему Нобелевскую премию мира. Его достижение вошло бы во все учебники по истории и позволило бы Трампу затмить всех своих предшественников.

Вашингтон продолжит оказывать давление на Иран, возможно, даже попытается наладить канал связи с Тегераном. При этом Трамп будет всячески избегать военной конфронтации с Ираном. Станет ли Тегеран играть по его правилам, это ещё предстоит выяснить.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2665214.html

***

Интервью: Нужно готовиться к военному конфликту США и Ирана

После инцидента в Оманском заливе, в ходе которого было совершено нападение на танкеры, эскалация конфликта между США и Ираном усилится и может привести к войне, считает немецкий эксперт Гидо Штайнберг.

США возлагают ответственность за инцидент в Оманском заливе на Иран. К чему это приведет и какие последствия для региона будет иметь, рассказал в интервью DW эксперт по Ближнему Востоку и проблемам терроризма из берлинского фонда "Наука и политика" Гидо Штайнберг (Guido Steinberg).

DW: - США считают, что ответственность за инцидент в Омане лежит на Иране. Вы полагаете, это убедительно?

Гидо Штайнберг: - Я в этом убежден. Но не столько из-за аргументации США. К такому выводу подталкивают обстоятельства нападения. Кроме того, иранцы хотят показать США, что они могут атаковать нефтяную торговлю в Персидском заливе и Ормузском проливе - это типичные для Ирана действия. Но вместе с тем он не атакует напрямую. Я полагаю, что существуют четкие признаки того, что за инцидент в Оманском заливе несет ответственность Иран.

- Военно-морской флот США сейчас находится в регионе. И это на фоне усиливающегося напряжения в отношениях между Вашингтоном и Тегераном. Как вы думаете, в каком направлении будет развиваться ситуация?

- Этого я пока не знаю. В мае, после последней эскалации ситуации, страх перед военным конфликтом между США и Ираном был велик. Затем напряжение несколько ослабло, потому что президент Трамп сказал, что лично он в этом не заинтересован. Его советники Болтон и Помпео могли быть заинтересованы в эскалации (конфликта с Ираном. - Ред.), Трамп - нет. Поэтому я думаю, что опасность не является такой конкретной, как это было примерно шесть недель назад. Но в любом случае она есть.

Эти атаки были намного серьезнее, чем 4 недели назад. На мой взгляд, за ними стоит Корпус стражей иранской революции (КСИР), который подогревает ситуацию. Они создают эскалацию, потому что находятся под постоянным давлением США и должны, согласно своему мировоззрению и менталитету, демонстрировать, что не поддадутся этому давлению.

Это самые радикальные элементы иранской военной элиты. Они на протяжении 15 лет борются против Израиля, Саудовской Аравии и других сил в регионе. И они просто хотят показать, что это они, их рук дело. В случае если США, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты захотят напасть на них, тогда они могут перекрыть Ормузский пролив, по которому осуществляется экспорт нефти. Это четкий сигнал.

- Насколько важен и уязвим этот регион и маршрут, по которому осуществляется экспорт третьей части мировых запасов нефти?

- Да, это регион, где расположены одни из самых крупных запасов углеводородов на планете и где находятся крупнейшие экспортеры нефти и газа: Саудовская Аравия, Кувейт, Катар. Ормузский пролив довольно узкий. Иран, используя морские магнитные мины и торпедные катера, может препятствовать осуществлению транспортировки нефти. Поэтому произошедший инцидент так опасен. И если ситуация будет оставаться такой, как на протяжении двух последних месяцев, то в конце нынешнего президентского срока Трампа может произойти военная эскалация.

- Значит, нужно готовиться к военному противостоянию США и Ирана?

- Да, мы должны к этому готовиться, если случайно произойдет что-то в Персидском заливе, Оманском заливе или Ормузском проливе. Но это еще не все. Иранцы предъявили европейцам ультиматум. Если Европа не предоставит им возможности улучшения финансовой ситуации, они с 7 июля возобновят добычу урана. И тогда в игру вступят не только военно-морские силы США, но и военно-воздушные силы Израиля.

Источник - https://p.dw.com/p/3KQvu

***

Комментарий: В войне в Персидском заливе будут только проигравшие

США обвиняют Иран в атаках на танкеры в Ормузском проливе. Насколько обоснованны обвинения США? Могут ли за этим стоять другие силы? Комментарий Райнера Золлиха.

Черно-белое видео американских военных, на котором показаны, как утверждается, солдаты из Корпуса стражей исламской революции в быстроходном катере в Ормузском проливе. Согласно американской версии, иранские солдаты – военная элита страны, снимают с борта танкера Kokuka Courageous невзорвавшуюся магнитную мину, которую сами же и установили. Ликвидация этого доказательства иранцами показывает, что Тегеран стоит за атаками на оба танкера в Ормузском проливе. Во всяком случае такова позиция США.

Является ли это действительно доказательством преступления, и приведет ли оно к военным действиям? Можем ли мы верить содержанию видео и истории его возникновения, которую предлагают США?

Ложные утверждения не в первый раз

Сомнения вполне уместны, поскольку война против иракского диктатора Саддама Хусейна в 2003 году тоже началась с ложных утверждений американского руководства. Мы живем сегодня в мире цифровых технологий, в котором с помощью высокопрофессиональных манипуляций можно создать любое видео или любые другие доказательства. На первый взгляд, кажется нелогичным то, что Иран, и даже его самые рьяные представители, выступающие против США, по собственной воле предоставил США возможный повод для войны, в которой, учитывая военный потенциал и расстановку сил, Тегеран проиграет.

С другой стороны, эксперты указывают на то, что Корпус стражей исламской революции имеет опыт обращения с магнитными морскими минами. И Тегеран в прошлом неоднократно угрожал саботажем в Ормузском проливе в случае возникновения конфликта, заявляя, что может препятствовать передвижению судов, что негативно отразилось бы на мировой торговле и экспорте нефти. Атаки на танкеры можно интерпретировать как попытку Ирана поиграть мускулами. И тем самым показать США, что у Тегерана есть собственные методы борьбы, и он не потерпит никакого принуждения.

Но это домыслы. Как и предположения, что за атаками на танкеры стоят американские, израильские или саудовские силы, как утверждает Иран и пишут в соцсетях многие антиамерикански настроенные пользователи в Германии и арабских странах.

И правда: возможные мотивы для того, чтобы путем манипуляций дело дошло до казус белли, можно найти - если принять во внимание их внешнеполитические и стратегические интересы - как в США, так и в Израиле и в странах Персидского залива. Но имеется и столько же доводов, которые столь же убедительно говорят об обратном, в частности, это касается американского президента. Сторонники Дональда Трампа избрали его президентом, среди прочего, для того, чтобы вывести американские войска с Ближнего Востока. Однако война с Ираном, очевидно, привела бы к потерям, и ее было бы не выиграть без сухопутных войск. Если же при этом погибнут американские солдаты, то это не увеличит шансы Трампа на переизбрание в конце 2020 года.

Силы, которые сознательно идут на войну

В конце концов остается горькое осознание: кто бы ни стоял за провокацией в Ормузском проливе, в нынешней конфликтной ситуации есть силы, которые, вопреки всем политическим и гуманитарным соображениям, сознательно идут на риск войны, а в худшем случае даже стремятся к ней как к "решению" своего конфликта с другой стороной. От этого можно только предостеречь.

Война в Персидском заливе, вероятно, будет иметь разрушительные последствия для многих стран региона, особенно для тех, в которых уже сегодня действуют финансируемые Ираном формирования, таких как Йемен, Сирия, Ирак и Ливан. Вероятно, пострадают также Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты - последние два государства уже подвергаются нападениям поддерживаемых Ираном хуситов из Йемена. В такой войне могут быть только проигравшие. Следует сделать все возможное для того, чтобы предотвратить ее, в том числе со стороны Германии и Европы с их ограниченными средствами. Тем не менее есть опасения, что война, которая якобы никому не нужна, приближается.

Автор: Райнер Золлих   

https://p.dw.com/p/3KUVH

***

Приложение. Тупики и горизонты тегеранской дипломатии

В и без того опасную ситуацию в регионе Персидского залива начинают вклиниваться новые тревожные сюжеты, которые стали обозначаться после визитов в Тегеран министра иностранных дел Германии Хайко Мааса и премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Хотя цели этих визитов была различны, два политика призвали Иран «проявлять терпение», не спешить с выходом из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе, подписанного в июле 2015 года.

Напомним, что США заявили об одностороннем выходе из соглашения в мае 2018 года, вступили на путь введения санкций против Ирана, что резко осложнило обстановку. В формате состоявшегося в Душанбе саммита Шанхайской организации сотрудничества прошла встреча президента Ирана Хасана Рухани с его российским коллегой Владимиром Путиным, на которой помимо других острых проблем региона обсуждалась, конечно, и ситуация, складывающаяся вокруг соглашения по ядерной программе Ирана. Детали этих обсуждений не преданы гласности. Но на саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) в Душанбе Путин выступил с призывом, как надо полагать, адресованным в том числе и Ирану, «придерживаться СВПД», указывая на то, что «единственное разумное решение — продолжение выполнения участниками плана своих обязательств», и на то, что «решение США выйти из договора негативно сказывается на общей обстановке в отношении режима нераспространения ядерного оружия».

Дело в том, что ранее представитель Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Бехруз Камальванди сообщил о второй серии шагов, нарушающих обязательства страны в рамках СВПД. По его же сообщению, «с 27 июня Иран превысит лимит запасов обогащенного урана на территории страны в 300 кг», что может стать станет первым конкретным шагом Ирана в нарушение соглашения. При этом он не исключил вероятности возвращения к соблюдению ограничений, если европейские страны-подписанты (Франция, Великобритания и Германия) согласятся не соблюдать американские экономические санкции, введенные в ноябре 2018 года. Напомним, что ранее Тегеран предоставил другим участникам два месяца на то, чтобы европейские подписанты соглашения приступили к исполнению своих обязательств в экономической части соглашения в обход американских санкций.

Время поджимает, сроки «иранского ультиматума» истекают, и все застыли в ожидании мер, которые в дальнейшем может предпринять Европа. Пока конкретного ничего нет, проходят закрытые и открытые консультации. По словам Мааса, «Брюссель намерен подождать реакции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) на заявление Тегерана». На публичном уровне ЕС уже отверг требования Ирана. Соответствующее заявление было озвучено 9 мая верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини, а также главами МИД Франции, Германии и Великобритании. Они призвали Иран продолжать выполнять свои обязательства в соответствии с СВДП. В то же время в Брюсселе становится популярной точка зрения, согласно которой «ультимативная политика» Ирана выстраивается под воздействием прежде всего внутренних политических факторов, нейтрализовать которые возможно при помощи разработки новых условий, позволяющих Тегерану «сохранить лицо».

Тут просматривается два варианта действий. Первый: вступить в переговорный контакт с Вашингтоном, добиться от него согласия на отмену некоторых санкций, затем «наводить мосты» таким образом, чтобы Тегеран согласился на модернизацию условий ядерного соглашения. На этом направлении предстоит немалый объем политико-дипломатической работы, успех которой во многом будет зависеть от относительно благоприятного ситуационного фона, прежде всего, конечно, в Персидском заливе. Второй вариант: Брюссель начинает абсолютно самостоятельную «игру» с Тегераном. При этом выставляется главное условие: Иран отказывается от нарушения ядерного соглашения, что создает возможности для маневра и шансы для выигрыша времени, в течение которого можно было бы снизить накал эскалации, расширить «дипломатический фронт» через подключение и других государств Ближнего Востока, стимулируя их хотя бы к позитивным символическим жестам в адрес Тегерана. Но даже и в этом случае речь можно будет вести только о так называемой «гибридной дипломатии» с подключением Вашингтона, так как конкретная политическая реальность демонстрирует отсутствие у Европы достаточного суверенитета.

Что дальше, ведь никто не знает, даст ли какой-либо результат иранская «ультимативная политика», как станет реагировать ЕС, да и вообще в каком направлении станут дальше развиваться события? На наш взгляд, США будут продолжать действовать вокруг Ирана, идя на обострение и держа эту страну в эпицентре различных потрясений. Маловероятно, что они решатся на вооруженное вторжение в эту страну по образцу Ирака в 2003 году. Как считают некоторые израильские эксперты, американцы будут широко использовать отработанную методику «изменяющихся обстоятельств при решении конфликтов, типа иранского», выставляя на каждом рубеже заведомо невыполнимые для Тегерана условия, заявляя при этом о готовности к переговорам. Нельзя исключать, что именно в «формуле переговоров» при определенных условиях для Европы будут создаваться «коридоры возможностей, в основном политико-психологического свойства. Но достигнет ли Иран главной цели — оказывать давление на Европу, чтобы та сняла санкции и возобновила торговлю с Ираном, шантажируя созданием атомной бомбы? Вопрос не риторического свойства.

Автор: Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/2649577.html


Об авторе
[-]

Автор: Керстен Книпп, Станислав Тарасов, Максим Исаев, Райнер Золлих

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.07.2019. Просмотров: 77

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta