Китай ускоренными темпами наращивает ракетно-ядерный потенциал. Через десять лет мы проснемся в другом мире

Содержание
[-]

Российский академик Арбатов: «Китайские боеголовки полетят над территорией России»

26 июля, за сутки до начала российско-американских переговоров по стратегической стабильности в Женеве, американские ученые Matt Korda и Hans Kristensen, много лет исследующие изменения стратегического баланса в мире, опубликовали сенсационный материал об ускоренном строительстве в Китае двух новых районов развертывания ракет стратегического назначения.

Расположенные вдоль границы с Монголией (1340 км от Иркутска), базы ракет DF-41 имеют 110 и 120 шахт. В ближайшие годы они могут резко изменить тот самый мировой стратегический баланс, о котором эксперты РФ и США в Женеве начали разговор. Вполне возможно, что скоро этот разговор повернет в новое русло. Академик Алексей Арбатов, выступавший за начало женевских переговоров рассказал в оперативном комментарии «Новой газете», чем чреваты соседские грандиозные стройки для нашей страны.

Издание «Новая газета»: — Алексей Георгиевич, Китай, как третья ядерная сила, существует давно, но как скажется такое развитие китайского ракетно-ядерного комплекса на стратегическом балансе?

Алексей Арбатов: — Если эта третья сила будет иметь значительное количество стратегических вооружений, сопоставимое с Россией и США, то глобальный стратегический баланс поменяется в корне.

— Встречаются оценки, что при загрузке в новые шахты в Синьцзян-Уйгурском автономном районе и провинции Ганьсу ракет DF-41 общее количество китайских боезарядов на стратегических носителях может вырасти до 875.

— Это пока лишь догадки. Мы видим шахты и понимаем, что теоретически там могут быть ракеты — 230 штук. Мы знаем, что это ракеты DF-41, твердотопливные ракеты, сравнимые с MX Peacekeeper, стоявшей на вооружении США. На них может быть развернуто до десяти ядерных боеголовок в разделяющихся головных частях. Получаем умножением 2300 боезарядов. Это больше, чем сейчас разрешено иметь США и России по договору СНВ.

— В американской прессе отмечается, что эти ракеты ни разу не забрасывали на заявленную дальность 12 000 километров. Они всегда стреляли на 4500 км.

— Это межконтинентальная ракета дальностью до 14 000 км. На испытаниях им и стрелять на такую дистанцию некуда. Но характеристики известны, специалисты оценивают дальность DF-41 весьма точно.

— Мы знаем, сколько их произведут в ближайшее время?

— Сколько строится шахт, видно из космоса. Сама ракета уже производится и стоит на вооружении. Будут ли ракеты во всех этих шахтах, мы не знаем. Но можно предположить, что со временем, когда построят достаточно ракет, они будут стоять во всех шахтах. Есть вероятность, что не во всех, но в стратегическом планировании всегда рассчитывают на максимальный вариант.

— Сколько времени потребуется, чтобы произвести такое количество стратегических боеголовок?

— Оценки, сколько китайцы произвели делящихся оружейных материалов, очень разнятся. Мы не знаем, сколько они уже создали боеголовок. По некоторым оценкам, у Китая достаточно материала для двух тысяч боеголовок. Но материалы для производства и построенный боеприпас это не одно и то же, поэтому цифра может быть и больше. Китай ведь все держит в глубокой тайне, он и нам ничего не рассказывает. Но этими вопросами он занимается с 1964 года, в котором он провел свой первый ядерный взрыв. За это время вполне можно было накопить материалов на тысячи ядерных боеголовок.

— У разведки есть инструменты, чтобы понять, где какие стоят заводы и сколько они могут произвести ядерных ракет?

— Цифры понятны—- 230 новых ракет, двадцать старых, плюс 50 на подводных лодках. Темпы производства разведка, конечно, изучает, но это секретные данные и у нас, и в США: никто не хочет сообщать Китаю, насколько точно за рубежом оценивают их потенциал. А он очень солидный. Китай — единственная страна в мире, которая в случае принятия политического решения за десять лет может сравняться с Россией и США по размерам своего стратегического ракетно-ядерного потенциала.

— Значит, осталось десять лет до момента, когда наступит другая реальность?

— Если будет принято политическое решение сравняться, то Китаю ничто не помешает это сделать. Если только в ответ США, а вслед за ними и Россия не начнут форсированное наращивание своих стратегических потенциалов. Они могут это сделать, даже не производя дополнительно ни ракет, ни подводных лодок. Просто надо изъять со складов ядерные боеголовки, которые туда были отправлены в предыдущее время, и вернуть их на ракеты. Соединенные Штаты таким образом могут даже утроить свой стратегический потенциал, Россия может удвоить. И это, конечно, будет уже трехсторонняя гонка вооружений, со всеми вытекающими последствиями.

— А это политическое решение —сравнять ядерные потенциалы — в Китае будет принято секретно?

— Секретно, никому они о нем сообщать не будут. Точно так же, как они никому не сообщали о строительстве в своих пустынях более чем двухсот новых пусковых установок шахтного типа.

— На картах видно, что эти районы развертывания расположены на границах с Монголией, очень близко к нашей территории. А по какой траектории должны лететь американские боеголовки в Китай?

— Они могут лететь через территорию России, если США решат использовать свои ракеты наземного базирования. Но это не слишком вероятно, у них всего 400 наземных моноблочных ракет. Скорее всего, будут использоваться ракеты морского базирования. Китай будут атаковать из Тихого океана. А вот если китайцы будут запускать свои ракеты по США из новых шахт, они все полетят над территорией России.

— То есть такое развитие китайской стратегической инфраструктуры дестабилизирует сложившуюся ситуацию?

— В корне дестабилизирует. Я даже не знаю, какие теперь делать расчеты на переговорах, которые только начались. Американцы наверняка очень жестко поставят вопрос о том, что перспективы наращивания стратегического потенциала Китая ставят очень строгие пределы договоренностям, которые США могут достичь с Россией. Иными словами, Америка может не согласиться сокращать то, что им может понадобиться для противостояния с Китаем. Даже если им это не нужно для противостояния с Россией, с которой по взаимному согласию эти вооружения можно сократить.

— Ученые всегда оценивают последствия ядерного конфликта в различных сценариях. В том числе и для конфликта между Индией и Пакистаном, например. Теперь необходимо учитывать и возможные последствия для всего мира и России конфликта между Китаем и США?

— Да, конечно. Если Китай сделает по максимуму все, что сейчас можно предположить, учитывая и эти две новые большие ракетные базы, то обмен ударами между США и Китаем не оставит Россию в стороне. Все последствия такого обмена нас захлестнут по полной программе.

Автор Валерий Ширяев

https://novayagazeta.ru/articles/2021/07/29/akademik-arbatov-kitaiskie-boegolovki-poletiat-nad-territoriei-rossii

***

Мнение эксперта: Для чего Китай «создаёт этот огромный, огромный ядерный потенциал?»

Генерал Джон Хайтен: «Меня в первую очередь беспокоят конкретные возможности Китая, а не будущее Тайваня. Хотя Тайвань тоже является частью уравнения безопасности. Речь идёт о беспрецедентной ядерной модернизации [Китая], которая сейчас стала достоянием общественности».

Брукингский институт, влиятельный американский аналитический центр, 13 сентября 2021 года провёл мероприятие в формате видеоконференции с участием генерала Джона Хайтена, заместителя председателя Объединённого комитета начальников штабов Вооружённых сил США. В ходе обстоятельной беседы со старшим научным сотрудником института Майклом О'Хэнлоном была обсуждена обороноспособность страны, модернизация вооружённых сил, реализация Стратегии национальной обороны США, а также новые подходы главы Пентагона Ллойда Остина в решении данных вопросов.

Особый интерес представляет сделанная Джоном Хайтеном оценка стремительного роста стратегического ядерного потенциала Китая. Сотрудник института задал генералу вопрос: «Какой тип китайской угрозы является самым острым?» Уточняя его, Майкл О'Хэнлон сделал акцент на Тайвань. Однако ответ Джона Хайтена был на 100% посвящён стратегическому ядерному оружию КНР. Процитируем заместителя председателя Объединённого комитета начальников штабов ВС США как можно ближе к тексту: «Меня в первую очередь беспокоят конкретные возможности Китая, а не будущее Тайваня. Хотя Тайвань тоже является частью уравнения безопасности. Речь идёт о беспрецедентной ядерной модернизации [Китая], которая сейчас стала достоянием общественности. Когда я проходил службу в Стратегическом командовании, данный процесс уже имел место, это было известно, но информация поступала по очень секретным каналам, и мы не могли говорить об этом.

Теперь вы наблюдаете, как строятся сотни и сотни шахтных (стационарных) пусковых установок для межконтинентальных баллистических ракет. Вы можете их увидеть на коммерческих спутниковых снимках, которые попали в прессу в последние несколько месяцев. Похоже, каждые пару недель появляются всё новые фотографии новых шахтных пусковых установок».

Джон Хайтен сделал особый акцент на договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), который в начале февраля 2021 года был продлён на пять лет, до 5 февраля 2026 года. «И, кстати, нет никаких ограничений на то, что Китай может поместить в эти шахтные пусковые установки. Мы с Россией ограничены 1550 развёрнутыми ядерными боезарядами, поэтому мы должны решить, где мы хотим их разместить: на подводных лодках, межконтинентальных баллистических ракетах наземного базирования, стратегических бомбардировщиках. У Китая же нет никаких ограничений. Он может установить по 10 боеголовок на каждую из этих МБР, если захочет. Ничто не ограничивает эту его способность», — подчеркнул американский генерал.

Здесь для лучшего понимания следует уточнить. Известно, что Китай будет развёртывать в этих шахтных ПУ межконтинентальные баллистические ракеты DF-41 («Дунфэн-41»). Дальность полёта данных трёхступенчатых твёрдотопливных китайских МБР составляет 12−14 тысяч километров. Боевая часть ракеты разделяющаяся и включает от 6 до 10 ядерных боеголовок индивидуального наведения. Об этом и говорит Хайтен: может быть на каждой ракете 6 боеголовок, а может быть и 10. Далее в своём ответе заместитель председателя Объединённого комитета начальников штабов ВС США сравнивает, в том числе и образно, программу модернизации американской наземной компоненты ядерной триады (GBSD — Ground Based Strategic Deterrent) с китайской.

Хайтен приводит конкретные количественные параметры и сроки: «Если всё пойдёт хорошо, у нас будет 400 новых шахтных пусковых установок. Степень начальной операционной способности должна быть достигнута в 2030 году, а полное развёртывание — в 2035 году. Нам потребуется 10−15 лет, чтобы модернизировать 400 шахтных ПУ, которые уже существуют. А Китай строит почти столько же за ночь. Так что скорость изменения этой угрозы — это то, что действительно меня беспокоит». Заместитель председателя Объединённого комитета начальников штабов ВС США в конце своего ответа задаётся вопросом: «И когда вы смотрите на этот ядерный потенциал и смотрите на официальную политику Китая о неприменении ядерного оружия первым, то вы должны спросить у себя, для чего он [Китай] создаёт этот огромный, огромный ядерный потенциал быстрее, чем кто-либо в мире? Вот что меня действительно беспокоит».

Следует заметить, что кроме отсутствия договора по типу СНВ-3, у Вашингтона с Пекином нет никакого диалога по вопросам стратегической стабильности. Диалог напрочь отсутствует: китайцы всячески от него уклоняются. Кстати, в качестве позитивного момента Джон Хайтен отметил, что президент США Джо Байден и председатель КНР Си Цзиньпин в 2021 году трижды разговаривали по телефону. Очевидно, что американский президент всё-таки предлагал провести и личную встречу, хотя это сейчас публично отрицается его администрацией в связи с отказом Пекина.

Председатель КНР Си Цзиньпин со своей стороны пытается выиграть время, чтобы решить вопрос дальнейшего своего пребывания на высоком посту и чтобы сделать рывок в модернизации стратегических ядерных сил для достижения стратегического ядерного паритета с США. Тем более что переход к переговорам в условиях потери инициативы и преимущества — это типичная тактика англосаксов: поставить ситуацию на паузу, а за это время перегруппироваться и попытаться создать перевес сил.

В ответе на вопрос Майкла О'Хэнлона Джон Хайтен трижды употребляет слово «беспокоит». Всё это, конечно же, передаёт высокую степень тревожности руководства Пентагона в связи со стремительным наращиванием Китаем своего стратегического ядерного потенциала. Можно предположить, что американцы пока даже не представляют, на каком потолке по количеству развёрнутых ядерных боезарядов и стратегических средств доставки Пекин собирается остановиться. И это лишает их покоя и сна.

Автор Владимир Васильев

https://regnum.ru/news/polit/3372585.html

***

Мнение политолога: Китаю не одержать верх в гонке вооружений с США 

Столь многие шаги китайского лидера были направлены на то, чтобы избежать ошибок своих советских коллег. Однако если Китай в ближайшее время не изменит курс, он рискует повторить самые значительные из них.

После распада Советского Союза, произошедшего три десятилетия назад, руководство КНР, по некоторой информации, поручило своим ученым изучить причины такого развития событий. Китайские исследователи пришли к выводу, что одной из самых больших ошибок СССР было участие в дорогостоящей гонке вооружений с США, которая в конечном счете и обанкротила советскую экономику, пишет Миньсинь Пэй в статье, вышедшей 22 сентября в издании "Bloomberg".

Сегодня, по мере того как Вашингтон концентрирует свой военный потенциал в Восточной Азии, Китай сталкивается с аналогичной стратегической дилеммой. Попытка сравняться с США по военной мощи потребовала бы от Китая радикального увеличения оборонных расходов — то есть попасть в ту же ловушку, в которую попал СССР. Тем не менее из-за неспособности КНР противодействовать наращиванию военной мощи со стороны США Китай может оказаться в еще более небезопасном и уязвимом положении.

На фоне решения США поставить Австралии ударные подводные лодки с ядерными силовыми установками сложное положение, в котором оказывается Пекин, выступает со всей очевидностью. Этим далекоидущим стратегическим шагом США фактически бросают вызов Китаю в новой и, вероятно, астрономически дорогой гонке вооружений. Каждая американская подводная лодка класса «Вирджиния» стоит $3,45 млрд.

Китай сейчас находится в незавидном стратегическом положении, поскольку ему приходится одновременно противостоять объединенному военному потенциалу США и их союзников в Тихом океане. Если бы Китаю нужно было достичь приблизительного паритета с американскими военными, перед ним стояла бы трудная, но не совсем невыполнимая задача. На пике своего развития советская экономика была меньше половины экономики США. ВВП Китая в настоящее время составляет примерно 70% от ВВП Америки в долларовом выражении и, вероятно, превзойдет ее в течение 15 лет. В обозримом будущем Китай вполне может сравняться по военным расходам с США.

Но картина изменится полностью, если к уравнению добавить совокупный экономический вес стран Четырехстороннего диалога по безопасности — США, Японии, Индии и Австралии. Эта организация быстро превращается в военный альянс, созданный специально для сдерживания Китая. По данным Всемирного банка, с общим ВВП в $30 трлн по состоянию на 2020 год, объем экономики «четверки» вдвое больше, чем у Китая.

Если страны, входящие в «четверку», пойдут на то, чтобы выделять на оборону 3% от своего совокупного ВВП, бюджет армии организации смог бы составить $900 млрд. В таком случае Пекину, который в 2020 году потратил на оборону $250 млрд, если он не хочет отстать, придется почти в четыре раза увеличить свой военный бюджет.

Если учесть технологическое превосходство США, которые также накопили огромные запасы оружия после десятилетий чрезмерных военных расходов, для Китая было бы совершенно нереалистично думать, что он сможет выиграть следующую гонку вооружений благодаря росту объемов своей экономики и наращиванию технологических возможностей.

На этом фоне актуален вопрос о том, что же Китаю всё же делать. Китайский стратег и мыслитель Сунь-Цзы советовал избегать противостояния сильным сторонам оппонента, и эта рекомендация кажется особенно актуальной. Вместо того чтобы втягиваться в беспощадную гонку вооружений, Китаю следует сосредоточиться на дипломатии для повышения своей безопасности. США удалось собрать под свои знамена Японию, Индию и Австралию благодаря страху перед наращиванием военной мощи Китая. И Токио, и Индия, у которых с Пекином имеются территориальные споры, особенно заинтересованы в том, чтобы быть ближе к США.

Китай с большей эффективностью смог бы добиться своих интересов, если бы приложил серьезные усилия для урегулирования этих споров и разрядки напряженности со своими соседями. Хорошим первоначальным сигналом добрых намерений Пекина стало бы прекращение вторжений в воды спорных островов Сэнкаку — также известных как Дяоюйдао — и вывод войск из некоторых спорных районов на китайско-индийской границе. Если учесть, что взаимные недоверие и враждебность между США и КНР достигли опасного уровня, Пекину не менее важно было бы возобновить взаимодействие с Вашингтоном. Председатель Си Цзиньпин должен отказаться от явного нежелания встречаться с президентом Джо Байденом. Только дипломатическое взаимодействие на самом высоком уровне может замедлить порочный круг, который все более милитаризирует конкуренцию между США и Китаем.

Китаю следовало бы извлечь два дополнительных урока из советского опыта. Во-первых, советские лидеры продолжали вкладывать средства в проигрышную гонку вооружений, опасаясь, что США нанесут удар первыми. Оглядываясь назад, можно сказать, что такие опасения были совершенно необоснованными и экономически губительными. Сегодня невозможно представить, чтобы США предприняли превентивное нападение на Китай, обладающий ядерным оружием. Во-вторых, Советскому Союзу удалось предотвратить превращение Холодной войны в горячую, тесно сотрудничая с США в разработке протоколов и правил, позволяющих избежать случайного конфликта. Китай поступил бы разумно, если бы более надежно внедрил существующие китайско-американские протоколы и предложил новые.

Столь многие шаги китайского лидера были направлены на то, чтобы избежать ошибок своих советских коллег. Однако если Китай в ближайшее время не изменит курс, он рискует повторить самые значительные из них.

Автор Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/3379256.html


Об авторе
[-]

Автор: Валерий Ширяев, Владимир Васильев, Максим Исаев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.10.2021. Просмотров: 33

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta