Китай: обзор политико-экономических событий в февралe 2017 года

Содержание
[-]

Внутренняя и внешняя политика страны

Осознавая важность конструктивного сотрудничества между США и КНР, руководство этих стран стремится не усложнять своих отношений. Так, по инициативе американской стороны 3 февраля с. г. состоялись телефонные переговоры советника президента США по национальной безопасности М. Флинна и члена Госсовета КНР Ян Цзечи. Во время переговоров они достигли соглашения, что у США и Китая имеются общие интересы и значительный потенциал для углубления своих связей. Была также выражена надежда, что проблемы в двухсторонних отношениях будут решаться посредством активизации контактов на высшем уровне.

В этот же день в интервью агентству «Синьхуа» кандидат на должность посла США в Китае Терри Бренстед (бывший губернатор штата Айова) заявил, что Соединенные Штаты Америки и в дальнейшем будут активно развивать сотрудничество с КНР в торгово-экономической сфере. Он пообещал использовать для этого «весь свой многолетний опыт дружбы с Китаем».

Т. Бренстед не один год лично знаком с лидером КНР Си Цзиньпином и считает его своим другом. Выбор кандидатуры Т. Бренстеда на должность посла США в КНР был положительно воспринят в МИД Китая, где отметили его «давнишнее дружеское отношение к Китайской Народной Республике». В конце февраля — начале марта 2017 года международный комитет сената США должен утвердить назначение Т. Бренстеда на должность посла США в КНР.

Необходимо отметить, что в отношениях между США и КНР пока что сохраняются определенные существенные проблемы. Например, у них разные подходы к вопросу принадлежности спорных островов в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Пекин также негативно реагирует на усиление американского военного присутствия в западной части Тихоокеанского региона. В частности, 3 февраля с. г. на пресс-конференции для СМИ официальный представитель министерства иностранных дел КНР Лу Кан призвал США не подвергать сомнению китайских прав на архипелаг Дяоюйдао, чтобы не нагнетать вокруг него напряженность. Он раскритиковал «Договор о безопасности между США и Японией», назвав его продуктом «холодной войны». По словам китайского дипломата, Вашингтон и Токио не должны использовать этот Договор для нарушения территориального суверенитета и законных прав и интересов Китая.

Лу Кан также осудил действия США по развертыванию системы ПРО THAAD на территории Южной Кореи, призвав остановить этот процесс. По мнению Китая, реализация этих планов не уменьшит ракетно-ядерную угрозу со стороны Северной Кореи и навредит интересам стратегической безопасности стран региона, в т. ч. Китая. Заявление официального представителя МИД КНР стало ответом на визит министра обороны США Д. Меттиса в Токио и Сеул в начале февраля этого года. Во время визита Д. Меттис изложил позицию Вашингтона, касающуюся распространения действия американо-японского договора на архипелаг Дяоюйдао, подтвердил планы по размещению системы ПРО в Южной Корее в текущем году (решение по данному вопросу было принято в 2016 году и предусматривает развертывание на территории Южной Кореи системы высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности).

Отметим также, что министерство иностранных дел Китая продолжает выражать обеспокоенность по поводу указа президента США Д. Трампа об усилении жесткости иммиграционной политики Соединенных Штатов Америки. По оценкам МИД КНР, реализация таких намерений возведет дополнительные препятствия в двухстороннем сотрудничестве.

***

С учетом того, что КНР считается на международной арене ведущей державой, а также исповедуя национальные интересы, руководство Китая демонстрирует свою готовность к сотрудничеству со всеми потенциальными партнерами. Это подтвердил 10 февраля текущего года Председатель КНР Си Цзиньпин в телефонном общении с президентом США Д. Трампом, а также министр иностранных дел Китая Ван И во время встреч с лидерами ведущих стран на саммите глав внешнеполитических ведомств стран-членов «большой двадцатки» (G20) 16-19 февраля с. г. в Мюнхене (ФРГ).

В частности, Си Цзиньпин и Д. Трамп достигли договоренности об углублении диалога между двумя странами по вопросам, представляющим взаимный интерес. При этом Д. Трамп с уважением высказался о политике «одного Китая». Такие намерения сторон были подтверждены главой МИД КНР Ван И и государственным секретарем США Р. Тиллерсоном. В связи с этим отмечалось, что есть все экономические основания для сотрудничества между КНР и США. В частности, на Китай и США приходится около 25 % населения Земли, более 33 % объема мировой торговли, а их двухсторонний товарооборот составляет 20 % общемирового показателя.

Руководство КНР заинтересовано также в укреплении связей с Россией. По мнению министра иностранных дел Китая Ван И, высказанном во время переговоров с главой МИД РФ С. Лавровым, КНР и в дальнейшем будет укреплять китайско-российские отношения. Для этого в мае текущего года во время международного форума «Один пояс — один путь» в Пекине планируется встреча Председателя КНР Си Цзиньпина и президента РФ В. Путина. Будет рассматриваться широкий круг политических, экономических и торгово-экономических вопросов, в т. ч. перспектива участия России в реализации китайского проекта «Нового Шелкового пути».

Одновременно в поле зрения КНР пребывают отношения с ЕС, который после США является вторым по мощности торговым партнером Китая. Взаимный интерес демонстрирует и руководство Европейского Союза. Например, Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Ф. Могерини сообщила о намерениях Европейской комиссии завершить ратификацию 15-й статьи протокола о вступлении Китая в ВТО (статья предусматривает признание рыночного характера китайской экономики). Она поддержала политику «одного Китая», выразив готовность ЕС укреплять стратегическое сотрудничество с КНР в разных сферах, в т. ч. по Сирии, Афганистану и Корейскому полуострову.

В рамках саммита глав внешнеполитических ведомств стран-членов G20 министр иностранных дел Китая встретился и с главами внешнеполитических ведомств отдельных стран-членов ЕС, в частности, Б. Джонсоном (Великобритания). Стороны подтвердили свои намерения, касающиеся реализации совместных проектов в торгово-экономической сфере, в т. ч. строительства в Великобритании французско-китайской АЭС Hinkley Point.

Правда, отмечалось, что все еще наблюдаются некоторые проблемы в отношениях между КНР и США, а также некоторыми странами Азиатско-Тихоокеанского региона из-за спорных островов в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях.

Так, 10 февраля с. г. на совместной пресс-конференции с премьер-министром Японии Синдзо Абэ в Вашингтоне президент США Д. Трамп поддержал японскую позицию по островам Сенкаку/Дяоутай в Южно-Китайском море. В свою очередь, государственный секретарь США Р. Тиллерсон во время выступления в американском Сенате расценил действия КНР по созданию искусственных остров в Южно-Китайском море (в районе спорного с Вьетнамом архипелага Спратли), как нарушение международного права. В частности, он сказал, что необходимо заблокировать доступ КНР к упомянутым островам.

В ответ МИД КНР «напомнил» Соединенным Штатам о положениях Каирской декларации от 1943 г. и Потсдамской декларации от 1945 г., которыми предусматривается возвращение Китаю его территорий, в т. ч. островов Дяоутай, захваченных Японией во время Второй мировой войны. При этом особенно упоминалось о тогдашней позиции США, которые как раз и способствовали восстановлению суверенитета КНР над архипелагом. Более острая реакция Пекина была изложена в китайском издании «Global Times», где предупреждалось о возможности вооруженного конфликта в том случае, если США попытаются заблокировать доступ КНР к искусственным островам в Южно-Китайском море.

Экономика

В рамках реализации стратегии по усилению своего присутствия в мировой экономике КНР наращивает объемы внешних инвестиций. Так, в 2016 году объем китайских инвестиций в страны Северной Америки и Европы составил 94 млрд долл. США, что на 130 % больше, чем в прошлом году (41 млрд долл. США). Вместе с тем, китайские эксперты констатируют, что в инвестиционной и торговой деятельности КНР в США и Европе возникают дополнительные проблемы. В основном из-за усиления протекционистских мер руководства Соединенных Штатов Америки и европейских стран. В частности, в 2016 году общие объемы экспорта Китая сократились на 7,7 % (до 2,097 трлн долл. США), а импорта — на 5,5 % (до 1,587 трлн долл. США). К тому же по итогам января 2017 года объемы прямых нефинансовых инвестиций КНР в зарубежных странах уменьшились на 35,7 % (до 7,73 млрд долл. США) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Наблюдается также снижение заинтересованности иностранных инвесторов в дальнейшей работе в КНР. По данным исследований, проведенных компанией Bain&Company совместно с Американо-китайской торговой палатой, около четверти американских предпринимателей уже или закрыли свой бизнес в Китае, или собираются вскоре это сделать.

Причины следующие: увеличение налогов для иностранных предпринимателей; стремительный рост стоимости рабочей силы; усиление конкуренции со стороны местных предпринимателей. Кроме того, Китай повысил требования к иностранным инвесторам, работающим в сфере высоких технологий, а также отменил ряд льгот, предоставленных им ранее.

Негативно сказываются на работе американского бизнеса в КНР и проблемы в отношениях между США и Китаем, обострившиеся после избрания Д. Трампа президентом Соединенных Штатов Америки. Имеется в виду введенные США финансово-экономические санкции против некоторых китайских персон и компаний, работающих в Иране. Пекину, судя по его реакции, это не понравилось.

При таких обстоятельствах КНР пытается принять соответствующие меры по диверсификации своих внешнеэкономических связей, в т. ч. выискивая новые возможности для выхода на европейский рынок, а также пытаясь развивать сотрудничество с Россией и странами «третьего мира».

Так, 14 февраля 2017 года Китай впервые экспортировал в Европейский Союз энергетическое, собственного производства оборудование для атомных электростанций. В частности, для нужд АЭС, построенных французской компанией «Electricite de France» («Ed»), поставлены нагреватели низкого давления, разработанные и изготовленные китайской компанией «Dongfang Electric (Guangzhou) Heavy Machine Co., Ltd».

В свою очередь, 15 февраля с. г., по итогам встречи члена Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, заместителя премьера Государственного совета КНР Чжан Гаоли и главы российской компании «Газпром» А. Миллера, была достигнута договоренность о подготовке новых совместных проектов в энергетической области, в т. ч. по выработке электроэнергии из природного газа, строительству подземных газовых хранилищ, обслуживанию нефтяных месторождений и изготовлению технологического оборудования для энергетики.

Планируется также углублять сотрудничество между КНР и Россией в области высоких технологий. Для этого правительства двух стран подписали соглашение о разработке и производстве гражданского тяжелого вертолета AHL (предварительно подписано в мае 2016 года). Вертолет (взлетная масса 38 тонн) предназначен для эксплуатации в любых природных и погодных условиях. Сборка вертолета такого класса планируется на территории КНР, а его эксплуатация — только в Китае. При этом китайская сторона не исключает, что для вертолета будут поставляться украинские двигатели компании «Мотор Сич».

Кроме того, вопреки санкциям США, не прекращается развитие экономических отношений между Китаем и Ираном. 15 февраля 2017 года китайская компания «Wuhan Company» и иранское предприятие «Masjed Soleyman Petrochemical Industries Co.» (MIS) подписали соглашение, согласно которому Китай инвестирует 3,6 млрд долл. США в нефтеперерабатывающий завод MIS (в начале февраля 2017 года Иран сообщил о своих намерениях построить 12 новых НПЗ).

В рамках модернизации китайской экономики, а также с целью уменьшения ее зависимости от импорта нефти и газа, правительством КНР принимаются меры по развитию технологий выработки возобновляемых источников энергоносителей. Так, в 13-й пятилетке (2016-2020 гг.) планируется реализовать 3150 крупномасштабных проектов, связанных с производством метана из биосырья в сельской местности. Всего на эти цели будет истрачено 7,3 млрд долл. США. На этом фоне КНР сокращает объемы импорта угля, а также консервирует лишние угольные предприятия.

***

Правительство КНР продолжает процесс реализации стратегических проектов по созданию т. н. «Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути 21-го века». По оценкам Центра изучения России и Центральной Азии при университете «Фудань», важно, чтобы в рамках этих проектов КНР принимала участие в модернизации сельского хозяйства стран Центральной Азии. Имеется в виду, прежде всего, освоение пахотных земель региона.

По информации Центра, сегодня ресурс пахотных земель Центральной Азии составляет 38 млн гектаров, из которых доля Казахстана составляет 28 млн гектаров (около 74 %). Если же к реализации сельскохозяйственных программ региона будет привлекаться КНР, то общая площадь этих пахотных земель увеличится до 60 млн гектаров, а годовой урожай зерна составит 225 млн тонн. При этом потенциальный объем экспорта достигнет 160 млн тонн.

Эксперты Центра считают, что зерно из Казахстана можно перевозить в Китай через КПП Алашанькоу, а затем транспортировать в пакистанский порт Гвард и дальше в страны Южной Азии и Африки, где ощущается дефицит продовольствия. Созданный «зерновой коридор» также будет способствовать как покрытию дефицита зерна в самом Китае, так и развитию сотрудничества в области производственных мощностей между КНР и странами Центральной Азии. Китай будет способствовать странам региона в увеличении урожая зерновых, однако для этого необходимо организовать более рациональное использование водных ресурсов и выделить значительные средства для внедрения водосберегающих технологий.

Одновременно руководство КНР пытается снизить зависимость страны от импорта энергоносителей. К 2020 году Китайская национальная нефтегазовая корпорация планирует увеличить объемы производства сланцевого газа на юге провинции Сычуань до 10 млрд кубометров за год. Для этого в текущем году в Сычуани планируется начало строительства новых производственных мощностей.

В течение 13-й пятилетки (2016–2020 гг.) в Сычуани планируется пробурить 600 новых скважин, 100 из которых появятся уже в этом году. Также в 2017 году планируется построить 19 буровых платформ, что позволит увеличить объем добычи газа на 1,5 млрд кубометров.

В провинции Сычуань создана образцово-показательная зона по производству сланцевого газа, где проложены трубопроводы длиной 220 км, введены в эксплуатацию 120 скважин, годовая добыча которых превышает 2,5 млрд кубометров.

Кроме того, активно развивается транспортная инфраструктура Китая. В июле текущего года на авиастроительном заводе в г. Тяньцзинь планируется начать сборку первого самолета Airbus A320-neo, и уже в сентябре его получит заказчик. С 2017 года предполагается наладить сборку 4 самолетов данного типа ежемесячно.

Завод, построенный в 2007 году в Тяньцзине как совместное предприятие с участием корпорации «Airbus», Китайской корпорации авиационной промышленности «АВИК» и Тяньцзиньской зоны свободной торговли, с 2008 года собрал более 300 самолетов А320.

Вопросы безопасности и силовые структуры

Учитывая усилившуюся напряженность вокруг спорных островов в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, КНР продолжает принимать меры по наращиванию своего военного присутствия в регионе. По данным американского Центра стратегических и международных исследований, Китай практически создает военную инфраструктуру и разворачивает группировку войск на восьми спорных островах Парацельского архипелага. В частности, строит хорошо защищенные гавани, которые могут принимать крупные военно-морские корабли и гражданские суда. На самом большом из островов Дункан уже развернута полноценная авиабаза, а на других — вертолетные площадки. До конца текущего года планируется закончить сооружение второго авианосца «Type 001A» (улучшенный аналог авианосца «Ляонин», построенного на базе тяжелого авианесущего крейсера «Варяг»).

Отметим, что усиление военной активности КНР и США в Южно-Китайском море угрожает возникновением вооруженных инцидентов между сторонами. Например, 10 февраля с. г. в воздушном пространстве над Южно-Китайским морем на опасное расстояние приблизились разведывательные самолеты ВВС США P-3C Orion и КНР KJ-200, пролетев друг от друга в 300 метрах над спорным рифом Скарборо.

В это же время, предотвращая угрозу международного терроризма, усиливается контроль иностранных граждан, прибывающих в Китай. На основании закона о въезде и выезде в КНР введено обязательное правило о снятии отпечатков пальцев. На начальном этапе (с 10 февраля с. г.) такое правило будет действовать в аэропорту города Шэньчжэнь (провинция Гуандун), а вскоре оно распространится на все пропускные пункты. Нововведение коснется всех иностранцев в возрасте от 14 до 70 лет, прибывающих в Китай, за исключением владельцев дипломатических паспортов.

***

По сообщениям китайских СМИ, в КНР реализуется масштабная, рассчитанная до 2049 года, программа реформирования вооруженных сил страны (Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Главная ее цель — предоставление вооруженным силам новых, с применением информационных технологий возможностей для успешных действий в современных конфликтах. Исходя из этого, основным направлением модернизации НОАК на современном этапе является информатизация и компьютеризация вооруженных сил, усиление их боевых возможностей путем улучшения взаимодействия их видов при проведении совместных операций. В результате реформы вооруженные силы КНР будут способны выполнять эффективное ядерное сдерживание, успешно действовать в современных высокотехнологичных войнах, а также проводить миротворческие и контртеррористические операции. При этом, с учетом невысокой вероятности глобальных ядерных войн, предусматривается обеспечение готовности НОАК к участию прежде всего в локальных войнах.

Поэтому в вооруженных силах КНР ведется активная работа по созданию высокомобильных сил для действий в локальных конфликтах на границах страны, а также для оказания помощи полиции.

В общем, Военной доктрине КНР присущ преимущественно оборонительный характер. Считается, что основные угрозы в сфере военной безопасности возможны вследствие посягательства на государственный суверенитет страны сепаратистских сил, выступающих под лозунгами независимости Тайваня, Восточного Туркестана и Тибета.

Одновременно достаточное внимание уделяется наращиванию военного присутствия США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому принимаются превентивные меры для усиления группировки НОАК (в первую очередь ВВС и ВМС) на юге страны.

С соответствующим развитием своего научно-технического потенциала КНР стремится занять передовые позиции в мире в области освоения космической техники.

В 2020 году с космодрома «Вэньчан» (провинция Хайнань) запланирован запуск с помощью ракеты-носителя «Чанчжэн-5» («Великий поход-5») первого китайского зонда для исследования Марса. Впоследствии будет запущен еще один зонд для изучения геофизических условий на Марсе, а также доставки на Землю образцов марсианского грунта (дата запуска пока не определена).

Кроме того, Китай планирует отправить зонд для исследования системы планеты Юпитер.

Наука и технологии

Руководство КНР продолжает реализацию масштабных программ по освоению космического пространства. В 2017 году планируется запустить:

6 телекоммуникационных спутников для обеспечения связи, в т. ч. для работы скоростного беспроводного Интернета; первый китайский грузовой корабль «Тяньчжоу-1» к космической станции «Тяньгун-2» (доставит на орбиту около 6 тонн грузов); спутник дистанционного зондирования земной поверхности «Лоцзя-1-01» с различающей способностью до 100 м.

А в первой половине 2017 года запланирован первый испытательный полет пассажирского самолета С919 производства Китайской корпорации коммерческих самолетов (COMAC). В нем 150 пассажирских мест, стандартная дальность полета — 4 тыс. км. Он должен составить конкуренцию доминирующим сегодня на китайском рынке модернизированным самолетам «Airbus 320» и новому поколению «Boeing 737». По состоянию на конец 2016 года COMAC получила заказ от 21 заказчика на более чем 500 самолетов C919. Всего компания намерена продать до 2000 лайнеров этого типа.

Другие события

3 марта 2017 года в Пекине откроется 5-я сессия Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК) 12-го созыва, а 5 марта 2017 года — 5-я сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 12-го созыва. Будут обсуждаться стратегические вопросы развития КНР, в т. ч. роль и место страны в процессах мировой глобализации. 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.03.2017. Просмотров: 124

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta