Китай нашел экономически безопасные методы борьбы с пандемией коронавирусной инфекции

Содержание
[-]

Локальное военное положение позволяет сохранить бизнес большинства предприятий

Китай демонстрирует новые методы защиты экономики в условиях пандемии. Власти теперь вводят военный режим, но только на ограниченной территории, оставляя соседние предприятия работающими.

Поднебесная готова также отслеживать цепочки заражений, которые могли спровоцировать импортные поставки продовольствия. Власти Норвегии объявили о начале расследования экспорта партий своего лосося, на котором пока сходятся подозрения и которому в Китае объявлен бойкот.

Власти Норвегии готовы представить Китаю информацию о производстве лосося, сообщили в правительстве страны. Китайские власти запросили сведения от производителей о риске инфицирования при производстве свежего лосося после того, как обнаружили вирус на разделочной доске в отделе морепродуктов главного продуктового оптового рынка Пекина «Синьфади». «Мы хотим дать на это настолько быстрый и полный ответ, насколько это возможно, чтобы минимизировать негативные последствия для экспорта», – сказал министр рыболовства Норвегии Одд Эмиль Ингебригтсен. Власти Пекина стали уже опровергать «лососевую» версию, хотя еще в субботу супермаркеты и универмаги китайской столицы прекратили продажи лосося. При этом в 2019 году Норвегия экспортировала в Китай 23,5 тыс. т этой продукции на 147,5 млн евро. В 2020-м уже экспортировано 9,6 тыс. т рыбы.

Национальная комиссия здравоохранения Китая сообщает о десятках новых случаев заражения COVID-19. Это рекордный прирост заболевших коронавирусом в Китае за последние два месяца. Власти города не исключают риска дальнейшего распространения COVID-19 в Пекине. Власти закрыли не только рынок, но и посадили на временный карантин жителей соседних районов, для чего было введено даже военное положение в районе Фэнтай на юге города. Занятия в расположенных рядом с рынком трех начальных школах и трех детских садах, которые уже открылись, были снова прекращены. В расположенных вокруг рынка 11 жилых комплексах вновь вводится строгий контроль.

Рынок, кстати, занимает более 100 га, там продают десятки тысяч тонн овощей и фруктов, одного административного персонала там работало 1,5 тыс. В первое время мелким торговцам вообще запретили завозить продукты питания в столицу. В некоторых магазинах выросли цены, где-то была нехватка овощей. «Сейчас поставки стабильны, реакция рынка оказалась лучше наших ожиданий», – сообщил инспектор Пекинского торгового бюро Ван Хунцунь. Вслед за столицей военное положение из-за COVID-19 ввели в соседнем городе Баодин с населением более 11 млн человек, который тесно связан с Пекином и расположен в 150 км от него.

Китай, таким образом, не возвращается ко всеобщему закрытию экономики, к которому он прибег одним из первых еще в конце января. Благодаря жестким ограничительным мерам и применению современных технологий страна также одной из первых стала снимать ограничения и теперь, похоже, с одной стороны, не может себе позволить опять останавливать промышленность, а с другой – может позволить хирургически точно бороться с новыми проявлениями кризиса.

Промышленное производство в Китае в мае выросло на 4,4%, это выше показателя в апреле, когда промышленное производство показало рост на 3,9%, рост зафиксирован уже второй месяц подряд. И хотя по итогам пяти месяцев 2020 года промышленное производство упало в Поднебесной на 2,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, наметившийся значительный рост в последние месяцы в стране, очевидно, хотят сохранить.

«НГ» уже писала о том, что развитые страны переходят к особым инструментам подавления эпидемии, так как открытие экономик требует технологии купирования локальных вспышек COVID-19, которая пока не отработана в России (см. номер от 27.05.20). Такой опыт кроме Китая есть в Германии и Южной Корее, где врачи научились оперативно выявлять и изолировать сотни граждан, которые контактировали с каждым носителем вируса. Во вторник в Германии объявили, что, хотя и с задержкой, запускают долгожданное приложение, которое поможет пользователям определять возникновение контакта с зараженными. Южная Корея и КНР представили такие приложения еще в марте, Франция и Италия – в начале июня.

Руководитель Школы востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов не удивлен точечным ограничительным мерам, принимаемым сейчас в Китае. «Страна научилась очень хорошо разбираться в ситуации и управлять кризисами. Отличий от ситуации в России очень много. Китай использовал вариант резкой и быстрой остановки экономики и социальной жизни в самом начале эпидемии, за счет чего удалось так же быстро купировать ее последствия. Управляемое введение экономики в кому позволило так же быстро вывести ее оттуда, падение экономики получилось практически управляемым. Второе важное отличие – быстрое восстановление за счет поддержки потребительского рынка: были предложены кредиты под очень маленькие проценты – от 0,5 до 3% – на восемь лет, в наиболее пострадавшей провинции предприятиям был полностью отменен налог на добавленную стоимость, а в других провинциях его резко сократили, отменили налог на прибыль предприятиям, задействованным в борьбе с коронавирусом, отменили социальные выплаты за 2020 год и вернули за 2019-й.

Китай научился очень быстро и эффективно реагировать на кризисы, как в данном случае в Пекине: моментально были направлены бригады специалистов различного профиля, проведено тотальное тестирование жителей окружающих рынок районов, причем результаты тестов поступают уже через 15 минут. Очень эффективно действует разработанная китайскими компаниями система геолокации, приложение установлено фактически на каждом смартфоне в стране, так как оно является, по сути, электронной медицинской картой. Через нее же устанавливаются так называемые коды здоровья, если человек оказался в зараженной «красной зоне», что определяется автоматически, то человека помещают на карантин на 21 день. Сейчас, кстати, китайцы больше всего отслеживают приезжих из Европы, России, Бразилии.

«Российский опыт – это попытка добиться китайского результата без китайских ограничений и с европейским подходом, – сказал «НГ» президент Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич. – Однако проблема в том, что при существовании реальной угрозы здоровью людей и распространения вируса предприятия у нас не могут закрываться из-за «приказа сверху». Несогласованность действий властей, когда одни борются с распространением заболевания, а другие рапортуют о красивых цифрах в статистике, приводит не к победе над вирусом, а к распространению болезни, и в итоге закрывается и сажается на карантин не одно-два предприятия, а весь регион».

По мнению эксперта, проблема кроется и в эпидемиологическом расследовании. «Если в Китае строго отслеживаются все контакты с заболевшим, то в России можно полагаться только на слова самого инфицированного, при этом особого «расследования» никто проводить не будет, если только сам заразившийся не подаст сигнал о плохом самочувствии».

Китайские меры гораздо жестче, но эффективнее, говорит эксперт. «Правительство Китая, когда COVID-19 только обнаружился, обвиняли в нарушении прав человека на свободное передвижение. Однако затем этому примеру последовал весь мир, так как только эти меры помогали бороться с заболеванием, – говорит Манкевич. – При этом частичное, а не полное закрытие целых отраслей не так негативно скажется на прерывании цепочек поставок и развитии экспорта, как повальная заморозка работы производств. Локальная борьба наносит меньший ущерб экономике, ведь в Пекине в данный момент закрылись не промышленные, а спальные районы, то есть работа фабрик и заводов не прекращается».

Эксперт также отмечает, что у китайских властей все действия синхронизированы между собой, есть общая цель победить заболевание, а не выслужиться перед начальством, в то время как в России нет четкого плана или инструкции, поэтому каждое ведомство принимает не согласованные с остальными структурами решения.

Автор Анатолий Комраков

https://www.ng.ru/economics/2020-06-16/2_7886_china.html

***

Приложение. Какие меры в борьбе с коронавирусом оказались наиболее эффективными?

Ответить на этот вопрос попыталась международная группа исследователей под руководством Яна Браунера (Jan Brauner) из Оксфордского университета. Учёные впервые подробно оценили влияние отдельных ограничительных мер, направленных на противодействие распространения пандемии COVID-19. Оказалось, что не все они одинаково эффективны.

Горячая фаза пандемии во многих европейских странах сейчас подходит к концу, и меры по её сдерживанию ослаблены. В Германии многомесячные ограничения смогли эффективно предотвратить неконтролируемое распространение коронавируса SARS-CoV−2 и в результате избежать перегрузки системы здравоохранения. Однако такие меры вызвали серьёзные экономические и социальные последствия. В связи с этим возникает вопрос: можно ли было избежать такого результата – например, путём более целенаправленного выбора действий вместо полного или частичного введения ограничений.

Чтобы это выяснить, исследователи под руководством Яна Браунера изучают, насколько эффективными были предпринятые усилия, направленные на предотвращение распространения коронавируса.

В частности, учёные исследовали девять мер, включая ношение масок, тестирование всех пациентов с симптомами SARS-CoV−2, закрытие школ, всех не особенно важных для населения магазинов и предприятий, а также заведений только с высоким риском распространения инфекции, таких как рестораны, ночные клубы и спортивные залы. Эффективность комендантского часа и запрета на мероприятия с более чем 1000, 100 или десяти участников были также проанализированы. Все данные собрали в 34 европейских и семи неевропейских странах за период с 22 января по 25 апреля. Исследователи оценили данные о принятых мерах в различных комбинациях и сроках. Это позволило определить, насколько каждая из них снизила распространение вируса.

Оценка дала несколько неожиданных результатов. Закрытие школ оказалось на сегодняшний день наиболее эффективной мерой. Независимо от других мер, распространение вируса сократилось в среднем на 50%. Этот эффект был продемонстрирован независимо от порядка или комбинации предпринятых мер. По мнению учёных, такой результат предполагает, что роль школ и университетов в распространении коронавирусной инфекции, возможно, была недооценена. В связи с тем, что школы открываются или уже открылись во многих странах, они рекомендуют очень внимательно следить за тем, что происходит в учебных заведениях, и проводить дальнейшие исследования.

Оказалось также, что комендантский час сам по себе имеет сравнительно небольшой эффект – особенно если его измерять с учётом высокой социальной нагрузки. Согласно анализу, базовый репродуктивный показатель R (он показывает, сколько людей в среднем инфицирует один заражённый) снижается в среднем на 14%. Браунер и его коллеги считают, что можно было отменить комендантский час, сохранив при этом другие меры безопасности. Что касается магазинов, ресторанов, ночных клубов, спортивных залов и других объектов, характеризующихся интенсивным контактом, то их закрытие снижает распространение вируса на 26%.

С другой стороны, если все небольшие магазины, офисы и предприятия закрыты, то, согласно проведённому анализу, базовый репродуктивный показатель снижается на 34%. «Поэтому закрытие только заведений с высоким уровнем риска заболевания, таких как бары и рестораны, почти также эффективно, как и закрытие многих небольших предприятий, но гораздо менее напряжённо», – утверждает Браунер. С другой стороны, когда речь заходит о запрете собраний и различных мероприятий, не имеет большого значения, запрещены ли они для 100, 1000 или более человек: в первом случае это уменьшает распространение инфекции на 16%, во втором – на 17%. По данным исследователей, только ограничение менее чем на десять человек имеет более значимый эффект – это снижает распространение вирусов на 28%.

По мнению Браунера и его коллег, их выводы дают первоначальное представление о том, как можно достичь максимального сдерживающего эффекта при минимально возможной нагрузке на население и экономику. Однако учёные подчёркивают, что результаты их работы не должны рассматриваться «как окончательный ответ на вопрос об эффективности мер по сдерживанию коронавируса». Они говорят, что результаты – лишь один из вкладов, который следует рассматривать наряду со многими другими исследованиями и накопленным опытом.

Автор Александр Островский

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=26211&Itemid=13


Об авторе
[-]

Автор: Анатолий Комраков, Александр Островский

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.06.2020. Просмотров: 49

Комментарии
[-]
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta