Ким Пёнджин. На «историческом» съезде Трудовой партии Северной Кореи принята новая идеологическая догма

Содержание
[-]

Ким Пёнджин 

Ядерная бомба — превыше всего 

Участие в праздничных демонстрациях в Северной Корее требует немалой ловкости и изрядной физической подготовки. Знаменосцы с партийными и государственными стягами обязаны четкостью шага не уступать лучшим подразделениям почетного караула, но еще более замысловатая задача стоит перед теми, кто изображает как бы простых людей, пребывающих в состоянии непрерывного восторга. По праздничной площади требуется двигаться вперед левым боком и быть все время повернутым лицом к трибуне вождей, поскольку все остальное считается верхом непочтительности. Одновременно нужно в постоянном и убедительном экстазе ритмично потрясать зажатыми в руках искусственными цветами и флажками, дружно выкрикивать приличествующие моменту лозунги и при этом ни на сантиметр не нарушать дистанцию и расстояние между соседями.

Впервые в галстуке

Все эти замечательные навыки многие тысячи граждан КНДР отлично продемонстрировали 10 мая, когда на площади Ким Ир Сена прошла внушительная манифестация по случаю завершившегося накануне 7-го съезда Трудовой партии Кореи (ТПК), который считается в стране событием историческим. Дело в том, что предыдущее мероприятие такого рода состоялось 36 лет назад в совершенно другую эпоху, еще во времена дедушки нынешнего лидера Северной Кореи Ким Чен Ына, основателя КНДР — генералиссимуса Ким Ир Сена. Тогда в октябре 1980 года на предыдущий съезд прибыли более сотни зарубежных делегаций, а глава партии более пяти часов зачитывал отчетный доклад, в котором провозгласил, что направляющей и руководящей идеологией отныне будут «идеи чучхе» — националистическая концепция опоры на собственные силы. При этом Северной Корее фактически сообщили, что в стране устанавливается режим престолонаследия, а съезду в качестве будущего правителя представили сына основателя Народно-демократической Республики — Ким Чен Ира. К власти второй в династии пришел в 1994 году после смерти отца, а партийные съезды он не жаловал. Ким Чен Ир вообще не любил публично выступать, и его голос подданные практически ни разу не слышали. К тому же он без почтения относился к структурам ТПК, хотя и возглавлял ее в качестве генсека, а главное внимание уделял вооруженным силам и генералитету на основе выдвинутой им концепции «сонгун» — «армия превыше всего».

От такой манеры поведения и стиля правления теперь потихоньку отходит его сын, третий в династии, — Ким Чен Ын. Вслед за кончиной отца он правит с декабря 2011 года, обожает публичные мероприятия и во всем подражает деду, на которого весьма похож и привычками, и солидной комплекцией, и нарядами. На нынешнем съезде, кстати, молодой лидер (ему предположительно 33-34 года) впервые появился на публике в костюме западного типа с галстуком, хотя раньше всегда щеголял в наглухо застегнутом черном френче. Это соответствует стилю Ким Ир Сена и совершенно не похоже на привычки отца, который неизменно носил нечто вроде военизированной курточки защитного цвета на молнии.

От бомбы не откажемся

Стремление быть похожим на деда — не каприз, а сознательный расчет. Многие жители КНДР ностальгически вспоминают об эре первого вождя как о периоде относительно приличной жизни, поскольку до 70-х годов прошлого века Северная Корея и по экономическому развитию, и по уровню сытости даже опережала капиталистический проамериканский Юг. Все, как кажется людям, пошло наперекосяк при Киме Втором — социалистическое плановое хозяйство развалилось, а страну поразил чудовищный голод, унесший жизни миллионов людей. Теперь Ким Третий как бы обещает возвращение к золотым временам правления деда.

На съезде он провозгласил новую идеологию «пёнджин» — наращивания могучего ядерного потенциала и параллельного построения процветающего народного хозяйства. Время, как говорится, покажет, насколько осуществимы такие планы в бедной изолированной стране, находящейся под жесткими экономическими санкциями со стороны Совета безопасности ООН, а также США, Южной Кореи и Японии. Однако важно другое — Ким Чен Ын ясно дал понять, что Пхеньян от атомной бомбы отказываться никогда не будет. Он всячески требовал признать КНДР ядерной державой и обещал вести себя солидно — участвовать в режиме нераспространения ядерного оружия и применять его только для отражения вражеского нападения с использованием таких же вооружений.

На съезде молодой вождь признал, что у страны есть экономические трудности: например, указывалось на сохраняющиеся проблемы с продовольствием и электроэнергией (даже в процветающем по северокорейским меркам Пхеньяне свет отключают регулярно). Однако Ким Чен Ын заверил, что народное хозяйство развивается успешно, а будет еще лучше. Поскольку, мол, развитие технологий, необходимых для ядерного оружия и баллистических ракет, неминуемо поднимет и общий уровень экономики. Пункт о том, что «пёнджин» стал отныне вечной идеологией партии, внесен в пересмотренный устав ТПК. Там же изменена и должность вождя — теперь Ким Чен Ын стал председателем партии, а не первым секретарем, как прежде. Тем самым он как бы опять встал на уровень своего божественного деда-председателя, на которого во всем намерен походить.

Старички остаются

Кстати, на митинге 10 мая прозвучал и другой титул вождя — «великий лидер Трудовой партии Кореи, всегда побеждающий дорогой товарищ Ким Чен Ын». Его провозгласил глава номинального парламента КНДР 88-летний Ким Ён Нам, выкрикивая здравицу в честь лидера страны. Этот ветеран сохранил свои позиции в руководстве ТПК, что вызвало удивление у ряда экспертов: многие ожидали, что на четырехдневном съезде старичков отправят на покой, а к власти будет приведено новое поколение. Однако этого не произошло: в высшем эшелоне и после переизбрания руководящих органов партии по-прежнему доминируют прежние лица в возрасте от 65 лет и выше, что резко контрастирует с молодостью самого «дорогого товарища».

Судя по всему, он решил повременить с коренной перетряской правящей элиты, сделав ставку на сохранение стабильности и преемственности. Заметно, правда, смещение центра тяжести в высших органах власти от генералов к партийным функционерам. Ким Чен Ын, как полагают, последовательно сокращает политическое влияние вооруженных сил, которые чрезмерно усилились при его отце и, в частности, подмяли под себя наиболее прибыльные отрасли экономики.

Курс на стабильность и баланс не означает, конечно, что молодой вождь теперь откажется от репрессий, символом которых стала казнь мужа его родной тетки — некогда всесильного «серого кардинала» Чан Сон Тхэка. Жертвами чисток после этого стали, по неподтвержденным данным, десятки функционеров разного уровня. И на съезде Ким Чен Ын зловеще намекнул, что деятельность на этом направлении не окончена. Партия, заявил он, еще не довела до конца свою борьбу с негативными явлениями, которые поразили ее ряды. При этом были многозначительно названы некая «новая фракционность», бюрократический стиль и коррупция.

Впрочем, суровый «дорогой товарищ» иногда проявляет и милосердие: одной из сенсаций съезда стало появление в списке кандидатов в члены Политбюро ЦК ТПК бывшего начальника Генштаба Корейской народной армии Ли Ён Гиля. Раньше он считался одним из приближенных вождя, постоянно его сопровождал, однако в минувшем феврале имя этого военного внезапно перестало упоминаться. Аналитики в Сеуле пришли к выводу, что он репрессирован и, возможно, казнен. Однако, судя по всему, бывший начальник Генштаба просто провел несколько месяцев трудового перевоспитания за какие-либо проступки где-нибудь в провинциальном сельхозкооперативе и был прощен за примерное поведение.

Автор: Василий Головнин

***

Комментарий: Упущенный шанс Ким Чен Ына

Северокорейский лидер должен был объявить на историческом партийном съезде о смене парадигмы развития, чтобы вывести страну из добровольной изоляции, считает Александер Фройнд.

"Если вы хотите проверить характер человека, дайте ему власть", - сказал однажды Авраам Линкольн. Несмотря на пугающую полноту власти, молодой отпрыск из северокорейского клана Кимов за последние четыре года ничего особенно толкового не сотворил. Он полагает, что укрепил собственное господство, систематически избавляясь от противников в партии и армии, а также демонстрируя решительность, проводя испытания будто бы ядерного оружия, запуская ракеты - что удается лишь через раз. Однако свою собственную страну Ким Чен Ын лишь еще больше приблизил к катастрофе.

Упущенный шанс

Проблеском надежды стал партийный съезд, организованный впервые за 36 лет: еще до его начала было объявлено, что Ким Чен Ын сделает "значительное и важное заявление". Совсем как заслуженный государственный деятель он с большой трибуны провозгласил, что Северная Корея намерена использовать свой ядерный арсенал лишь для обороны, и выступает за ядерное разоружение во всем мире.

Может показаться, что мировое сообщество должно вздохнуть с облегчением, но на самом деле это лишь очередная попытка Северной Кореи продемонстрировать, что мы, мол, полноценная ядерная держава.

Одновременно "ответственное государство с ядерным оружием" планирует "качественно улучшить" экономическое развитие. Звучит также вполне разумно, но заявление это следует воспринимать, скорее, как попытку, несмотря на жесткие санкции, поднять настроение у населения и в первую очередь у партийных функционеров. По всей видимости, построенных недавно парков развлечений бедствующим подданным уже недостаточно.

Пряник и кнут

Настоящим сюрпризом на партийном съезде стало лишь заявление Ким Чен Ына о том, что Северная Корея будет стремиться к улучшению отношений со странами, до сих пор представляемыми как "враждебные". Направленные на установление доверительных отношений переговоры с братским южнокорейским государством, могли бы стать неплохим началом, даже если примирительные сигналы нацелены, скорее, на будущее правительство Южной Кореи, которое, вероятно, будет более способным к компромиссам, чем консервативный президент Пак Кын Хе.

Созывая впервые за последние 36 лет съезд Трудовой партии Кореи (ТПК), Ким Чен Ын мог воспользоваться этой исторической возможностью и деликатно повести Северную Корею в XXI век. В конце концов 33-летний лидер государства учился в Швейцарии и знает о том, как выглядит мир за пределами изолированного государства. На партийном съезде ему следовало бы снять с должностей политических динозавров и поставить на их место своих верных последователей, а также объявить о смене парадигмы.

Благодаря культу вокруг семьи Ким он мог бы заложить основы для постепенного открытия страны по китайскому образцу, при котором единая правящая партия, а не военные, имела бы все рычаги власти, и при котором стало бы возможным экономическое развитие. Но для этого Северная Корея должна полностью отказаться от агрессивных угрожающих жестов. Лишь таким образом Ким Чен Ын может предотвратить никому не нужный коллапс государства, положить конец изоляции и начать строительство страны, у которой есть будущее. Однако этот исторический шанс Ким Чен Ын упустил. Очевидно, ему не хватило воли или же способностей для того, чтобы воплотить этот замысел в жизнь.

Добровольная изоляция

Вместо этого Северная Корея все больше погружается в пучину изоляции. Своими постоянными испытаниями ракет и, по-видимому, ядерного оружия, Пхеньян бесцеремонно задел своего последнего союзника - Китай - и большой брат в этот раз присоединился к санкциям международного сообщества. С этого момента поток самых разных товаров и экспорт северокорейских полезных ископаемых полностью остановился. Так госаппарат лишился главного источника валюты, которая необходима Пхеньяну не только для реализации его ядерной и ракетной программ.

Кроме того, Южная Корея решила остановить производство и вывести своих сотрудников из совместной в КНДР индустриальной зоны Кэсон. И хотя трансформация за счет торговли по немецкой модели и является вполне желаемой целью, однако для достижения ее Южная Корея не готова платить любую цену.

Безусловно, было бы ошибкой недооценивать Северную Корею и семью Ким, поскольку государство и режим достаточно жизнеспособны и безжалостны, когда дело касается их собственного выживания. Но в то же время не стоит и переоценивать КНДР и семью Ким. Санкции оказывают свое действие, и у Северной Кореи остается все меньше пространства для маневров. Режим уже превентивно настраивает население на предстоящие лишения. Речь даже заходит об очередном "Трудном походе" - жуткий эвфемизм, которым описывался страшный голод в КНДР в конце 1990-х годов. На съезде партии режим должен был изменить собственный вектор движения. Но молодой северокорейский лидер, несмотря на всю полноту власти, очевидно, остается лишь недееспособным пленником архаичной системы.

Автор: Александер Фройнд

http://dw.com/p/1Il0m


Об авторе
[-]

Автор: Василий Головнин, Александер Фройнд

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.05.2016. Просмотров: 299

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta