Холодный мир: к чему подготовят президента Украины Зеленского два саммита с участием президента США Байдена

Содержание
[-]

Осторожный Альянс 

 

Саммит НАТО хоть и состоялся без Украины, завершился с коммюнике, которое вселило в оптимистов излишние надежды.

Впервые за 13 лет Альянс в итоговом документе констатировал, что Украина станет членом НАТО с ПДЧ. Там напомнили верность этому решению, принятому в 2008 г. в Бухаресте. Тогда просьбу о предоставлении ПДЧ подал президент Виктор Ющенко, премьер Юлия Тимошенко и спикер ВР Арсений Яценюк. Однако согласование не было получено от Франции и Германии. По Украине дали ободряющую формулировку о вступлении в Альянс через ПДЧ, хотя другого пути и нет. В течение 13 лет, впрочем, никто во время саммитов не напоминал и об этом.

Теперь же отсылка к давнему решению кажется победой. Но, однозначно - преждевременной. В коммюнике Украине напомнили о реформах, которые необходимо завершить, в сфере безопасности, в частности, реформе СБУ, децентрализации и борьбе с коррупцией. Подразумевается, что после окончания всех этих реформ возможен ПДЧ, а потом и членство в Альянсе. Вот только победа над коррупцией – процесс, который невозможно измерить. И обескураживает, что членами НАТО становились государства, которые коррупционный недуг не преодолели: Румыния, Албания, Северная Македония, Турция.

Настораживает, что в итоговом коммюнике, перед пунктом об Украине идет хвалебный пункт о Грузии. Там тоже вспоминают о решение Бухарестского саммита в 2008 г. о членстве через ПДЧ. Однако напоминают об это регулярно, а не через 13 лет, а ПДЧ Грузии предоставлять никто не спешит. «Кто мог претендовать сейчас на ПДЧ, так это Грузия, но, тем не менее, не получила. Почему? Это связано с внутренней политикой НАТО. Сейчас, даже если США скажут, что хотят видеть какую-то страну в Альянсе, это еще не значит, что в итоге это будет выполняться. Есть Франция и Германия со своим видением процесса. США вынуждены учитывать мнение внутри НАТО других стран, особенно тех, которые осуществляют наибольшие финансовые вложение в работу блока. У НАТО нет политического консенсуса по принятию, например, Грузии и Украины», - говорит кандидат политических наук Алексей ЯКУБИН.

Спикер ВР Дмитрий Разумков назвал десять лет теоретически возможным сроком для вступления Украины в Альянс. «Здесь зависит не только от меня, не только от украинской стороны, но и от многих факторов, которые сегодня находятся как в Украине, так и за ее пределами», - отметил Разумков. Таким образом, он дал понять, что помимо упреков в недостаточности реформ, и в самом НАТО нет консенсуса по Украине. Это понимание важно перед поездкой Владимира Зеленского в Вашингтон.

Oб Украине без Украины

Официальный Киев стремился ко встрече украинского и американского президентов до того, как 16 июня пообщались Байден и Путин. Однако не сложилось, и прозвучало пожелание не договариваться об Украине без Украины. Как сообщила заместитель Госсекретаря США Виктория Нуланд министру иностранных дел Дмитрию Кулебе, таких договоренностей и не было. На итоговых конференциях президенты США и РФ дали свое видение процесса выполнения Минских соглашений.

«Прежде всего, представить предложение по поводу политической интеграции Донбасса в украинскую правовую систему и Конституцию, там так прописано. Границей между РФ и Украиной начинаем заниматься на следующий день после проведения выборов, статья девять. Что предложила Украина? Она предложила первым шагом вернуть ВСУ к местам своей постоянной дислокации. Это означает, что войска Украины должны зайти на Донбасс. Второе – они предложили закрыть границу между РФ и Украиной, и третье – выборы провести через три месяца после этих двух шагов», - сравнил Путин свое видение пошаговки при выполнении «Минска» и вариант Украины, который он не приемлет.

Выслушав Путина, Байден тоже дал тезис по Минским соглашениям во время своей пресс-конференции:

«Я передал незыблемую поддержку Соединенных Штатов территориальной целостности и суверенитета Украины. Мы обсудили Минские соглашения, я выразил свой взгляд на них. Он не перечил мне, но, конечно, различия были».

В чем именно различия, Байден не уточнил. Поскольку для Украины принципиальна такая очередность: сначала контроль над границей, потом выборы, а не наоборот, возможно, американский президент держал в уме именно ее. «Думаю, ключевое различие - что раньше, граница или выборы - сохраняется, и дискуссии вокруг него продолжатся. Хотя ранее та же Виктория Нуланд поддерживала классическую формулу, и Украине будет сложно договориться о кардинальной смене принципов реализации соглашений», - считает директор Украинского института политики Руслан БОРТНИК.

А. Якубин напоминает, что Байден, еще будучи в администрации Барака Обамы, был «проминским». Однако в течение нескольких лет Штаты не стимулировали Украину к исполнению достигнутых там договоренностей. Теперь могут начать. Еще один посыл- безальтернативность соглашений. Другой вариант не рассматривается, хотя украинская сторона давно говорит о переформатировании. Впрочем, не все считают, что обсуждать другой формат – безнадежная затея. «Думаю, это одно из намерений, что к Нормандскому формату присоединятся США. Более точная формулировка, думаю, будет позже», - сказал первый президент Украины, глава украинской делегации в трехсторонней контактной группе Леонид Кравчук.

С поправкой на испытательный срок

На саммите в Женеве Байден и Путин договорились о возврате послов в Москву и Вашингтон, пролонгации диалога о контроле над ядерным вооружением. Также огласили намерение налаживать диалог по киберугрозам, обмене заключенными. В ходе общения Байден передал Путину список из 16 секторов, против которых неприемлемы кибератаки.

«Я посмотрел на эти 16 пунктов – там практически все. Вся экономика, инфраструктура», - сказал бывший разведчик КГБ СССР Юрий Швец. Этот список, по мнению разведчика, ставит Путина перед «красной линией», но и Байдена тоже. Если хакерские атаки будут, но не последует реакция США, это подорвет доверие к Байдену. Также Швец обратил внимание на то, что отрицания этих 16 пунктов со стороны президента РФ тоже не последовало. И если атаки будут, это может свидетельствовать об отсутствии контроля над страной с его стороны. Но для Украины важен еще один посыл, который прозвучал по итогам встречи.

Байден сказал, что в течение полугода станет ясно, могут ли оба президента улаживать проблемы. Также он назвал Россию крупной мировой державой, хотя предыдущий президент-демократ Барак Обама именовал ее региональной. Саммит в Женеве скорее дал намек на холодный мир, чем на холодную войну. «Украине, готовясь к встрече, необходимо учитывать, что отношения США и России переходят в новую фазу такого прагматичного реализма, при котором стороны очертили критические направления, в рамках которых атак не может быть. Все остальное остается зоной для конкуренции. США больше не считают возможной смену режима в России, а сегодня склонны договариваться и рационализировать отношения с ней. Это все Украине нужно учитывать. То, что для США ключевым конкурентом и проблемой в ближайшее время будет Китай, а Россию США пытаются нейтрализовать в качестве противника. В том числе, путем дипломатического диалога и тактических договоренностей. Давление на Россию со стороны Штатов, очевидно, уменьшится. На фоне роста цен на энергоносители, увеличения экономических возможностей РФ, военно-политического инструмента давления на Россию станет меньше», - считает Р. Бортник.

А. Якубин также обращает внимание на полугодовой «испытательный срок», который отмерил Байден. По его мнению, в этот период требовать того, что может разозлить Россию, на встрече Байдена и Зеленского будет бесполезно. Сюда можно отнести вопрос увеличения объема военной помощи со стороны США, предоставление статуса союзника вне НАТО. Зато, например, можно говорить о реструктуризации и списании долга, либерализации визового режима, инвестиционных проектах, но с обязательным юридическим подтверждением всех договоренностей.

Об ожиданиях от встречи с Баденом

О НАТО

«Я хочу от Президента США конкретики для Украины. Если мы говорим о ПДЧ в НАТО – я очень хотел бы получить конкретику относительно того, «да» это или «нет». Я понимаю, что это должна быть согласованная позиция стран Альянса. Но мы должны получить понятные даты и вероятность этого для Украины».

Об экономике

«У США есть возможность экономически поддержать Украину. Это не только о деньгах, это об инвестициях, об открытии предприятий. Есть список этих предприятий, наше желание, есть понятные направления, отрасли».

О компенсации за «Северный поток-2»

«Прекращение войны, спокойствие и стабильность на всей территории независимой Украины. А когда мы говорим «стабильность» – это и геополитическая стабильность, и устойчивое прекращение огня, и контроль наших территорий, и энергетическая безопасность».

***

Автор Анна Коваленко

https://uiamp.org.ua/holodnyy-mir-k-chemu-podgotovyat-zelenskogo-dva-sammita-s-uchastiem-baydena

***

Комментарий. Экс-посол США Стивен Пайфер: В 2020 году правительство Украины сошло с пути реформ

***

«Я не вижу готовности Европы увеличить России плату за ее агрессию».

После женевского саммита президента США Джо Байдена и главы РФ Владимира Путина 16 июня мнения экспертной среды разделились. Одни утверждают, что такая встреча была на руку Путину, другие - что Путин проиграл, пишет «Главком».

С одной стороны, Financial Times в статье «Байден наметил «красные линии», а теперь должен определить наказание, если Россия их нарушит», отмечает, что США занимают более жесткую позицию, чем это было раньше. Поэтому сначала должны измениться внешние цели Москвы. С другой стороны, бывший посол США в Украине (1998-2000 гг.), Ааныне старший аналитик Центра международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета Стивен Пайфер в статье для Atlantic Council считает, что ответ на многие вопросы, которые ставятся сейчас, можно будет дать точно через шесть месяцев.

В разговоре с изданием «Главком» журналисты спрашивали Пайфера о параллелях между Байденом и Рейганом, ядерном балансе между РФ и США, роли Вашингтона в «нормандском» формате и почему Киеву стоит отказаться от российского газа. Но первый вопрос был о сроке в шесть месяцев.

Издание «Главком»: - Почему именно столько времени он отводит для того, чтобы понять, какими будут дальнейшие российско-американские отношения? И не получится ли с «красными линиями» Байдена тоже самое, что произошло с «красными линиями» Обамы, которые он наметил в отношении Асада как предостережение на использование химического оружия против сирийской оппозиции?

Стивен Пайфер: - Что касается первого вопроса, - говорит Стивен Пайфер - то, по моему мнению, нужен определенный отрезок времени, чтобы увидеть, нарушает ли Россия «красные линии», вмешивается ли в американские процессы, что Россия делает в сфере кибербезопасности. Поэтому шесть месяцев - это хорошее начало, потому что это может занять и больше времени.

Один из положительных результатов саммита - это договоренность начать стратегический диалог, который должен стартовать в начале июля. А сложные вопросы заберут больше времени, поэтому я даю шесть месяцев, которые нужны администрации Байдена, чтобы собрать всю команду. Ведь до сих пор нет помощника госсекретаря по вопросам контроля над вооружениями. Поэтому с американской стороны должна быть сделана определенная подготовительная работа. Я еще хотел бы добавить относительно статьи в Financial Times, что если русские будут вмешиваться в политику США, или осуществлять какие-то кибератаки с целью саботажа, администрация Байдена должна отреагировать и рассмотреть в общем, каким может быть ответ. 

О том, что произошло при администрации Обамы, могу сказать, что неспособность тогдашнего президента соблюсти этот запрет, пожалуй, была самой большой ошибкой его президентства. Хотя, впрочем, это оказалось не так уж и плохо. Ведь с помощью России было достигнуто соглашение об уничтожении 95% сирийского химического оружия. Этого не случилось бы, если США нанесли ракетные удары по Сирии. Но ошибкой была потеря доверия к Обаме, который нарисовав «красную линию», не отреагировал на ее нарушение Асадом. И думаю, что большинство в администрации Байдена осознают это. 

«Нельзя ждать позитивных отношений между США и РФ, если не будет решен вопрос украинского Донбасса» 

- Бывшая сотрудница Совета нацбезопасности Фиона Хилл в упомянутой статье в Financial Times заявляет, что администрация Байдена должна говорить не о 16 областях критической инфраструктуры в США, запрещенных для кибератаки со стороны России, как об этом заявил президент на пресс конференции в Женеве, а о 1600. Мы помним, что президент Обама, вводя санкции против России за аннексию Крыма и агрессию на Донбассе, рассчитывал именно на то, что плата России заставит изменить расчеты Путина и тот в конце концов выйдет из Украины. Но прошло семь лет, и этого не произошло. 

- Хочу сделать несколько замечаний по этому поводу. Я не могу сказать, что это была ошибка назвать всего 16 областей, если мы не знаем, о каких именно 16 областях идет речь. 

- Но вопрос остается открытым, как повлиять на позицию Путина, чтобы он изменил отношения, особенно в отношении Украины, совершил откат и вернул под контроль Украины Донбасс, а также незаконно аннексированный Крым? 

- Это вопрос не только в США, но и к Западу в целом. Готов ли Запад повысить плату для России за продолжение оккупации Донбасса и Крыма? По моему мнению, легче будет решить выход России из Донбасса, чем из Крыма. И проблема, которая сейчас стоит перед нами, это то, что в данный момент я не вижу большой готовности со стороны Европы увеличить экономическую плату России за ее агрессию. Мне кажется, что ЕС делает переоценку своего подхода к России. И я не уверен, каким, в конце концов, будет результат. 

В данный момент трудно увидеть, как можно изменить подходы Кремля. Но я надеюсь, что Путин все-таки отреагирует на слова президента Байдена, что России выгодно сотрудничать с международным сообществом. И по моему мнению, это будет касаться темы сокращения ядерных вооружений и Афганистана. Нельзя ждать позитивных отношений между США и РФ, если не будет решен вопрос украинского Донбасса. Возможно, Путину важен этот вопрос, я не знаю. Возможно, в какой-то момент он захочет улучшить отношения с США и Западом, но это потребует изменения политики России в отношении Донбасса. 

- Мы помним, как Рейган твердо вел переговоры с Горбачевым, что привело к Соглашению о сокращении стратегических ядерных вооружений. А что можно сказать о нынешней ситуации в этой сфере в отношениях между США и Россией, которая вышла из Договора о ракетах малого радиуса действия, подписанного в 1987 году, а также соглашения о вооруженных силах в Европе. Которым сейчас является баланс с ядерными вооружениями и ракетными носителями между двумя странами? 

- Если говорить о ядерных вооружениях, в частности стратегических ядерных вооружениях, то, по моему мнению, существует баланс между США и РФ. Россияне модернизировали свои ядерные вооружения. Другой вопрос, что РФ и США не находятся в одном цикле модернизации. За последние пять лет россияне построили новые подводные лодки, новые баллистические ракеты, а США - нет. Но к 2026 году США построят новые подводные лодки, новые баллистические ракеты, а РФ - нет. Интересным здесь является другое. Что новое - не всегда лучше. Новые баллистические ракеты морского базирования под названием «Булава» оказались не лучше. Первых 20 пусков этой ракеты были неудачными. Между тем американская баллистическая ракета морского базирования Trident TD5 имела 150 успешных пусков. Для меня лучше иметь Trident TD5, которая находится на вооружении 25 лет, чем «Булаву», 

- Что может вынести Байден из опыта переговоров Рейгана с Горбачевым, в результате чего США и СССР подписали соглашение о сокращении стратегических вооружений? 

- Нужно иметь цель и готовиться быть терпеливым, а также быть готовым слушать другую сторону. Думаю, что переговоры будут сложными, потому что, как мне кажется, у обеих сторон - разные приоритеты. Вашингтон хочет начать переговоры с Москвой, которые должны охватывать все ядерные вооружения США и РФ, как стратегические, так и тактические, в общем все задействованные ядерные вооружения. Россияне предоставляют больший приоритет вопросам противоракетной обороны и традиционным ударным системам, которые применяют ракеты большой дальности. И потребуется немало времени, чтобы примирить эти приоритеты. 

- Можно ли увидеть какие-то параллели в том, как республиканец Рейган и демократы Байден строят отношения с Россией? 

- Мы это еще увидим, но если говорить о том, как Байден относится к России, то действительно существует много параллелей между Байденом и Рейганом. 

- В книге Роберта Зелика «Америка в мире» целая глава посвящена президенту Рональду Рейгану и его переговорам с Михаилом Горбачевым. Там отмечается, что тогдашний американский президент настаивал на ценностях, соблюдении прав человека и демократии, в которые он глубоко верил ... 

- Один из главных вопросов администрации Байдена это то, что демократия находится под сильным давлением со стороны многих авторитарных правительств. И демократия в мире должна делать все, чтобы защищать свои ценности. И это не только касается мира, мы в США должны сделать определенную работу по совершенствованию нашей демократической системы.

«Сейчас нет смысла проводить саммит ЕС-РФ, когда европейцы не имеют общей согласованной политики в отношении России» 

- Господин Пайфер, как вы оцениваете позицию канцлера Меркель, которую поддержал президент Макрона, о необходимости проведения саммита ЕС-Россия? Против чего решительно выступили страны Балтии и Польши, а также голландский премьер Марк Рютте. Последний, как известно, однозначно заявил, что не будет принимать участие в таком саммите. Приглашение Путина на такой саммит, который совсем не изменил свое поведение, может подорвать режим санкций против России? 

- Я не уверен, что понимаю, почему лидеры Германии и Франции выступили с таким предложением. Они агрументировали это тем, что президент Байден встретился с Путиным, то почему бы и им не встретиться с российским лидером ...Но надо при этом отметить, что это была первая встреча Байдена с Путиным. Между тем Меркель и Макрона неоднократно до этого встречались с хозяином Кремля. Мне кажется, сейчас нет смысла проводить саммит ЕС-РФ, когда европейцы не имеют общей согласованной политики в отношении России. Да, действительно, с Россией нужно вести определенный диалог, но, как отметил Байден, рядом с диалогом должно быть давление в ответ на плохое поведение России. И я считаю, что в ЕС есть определенное беспокойство, что Германия и Франция слишком активно выступают за диалог, но не делают ничего в части оказания давления. А именно это и нужно, чтобы прийти к согласию в политике Евросоюза. Страны Балтии и Польша, и другие страны, которые относятся с подозрением политики России, при более активной позиции ЕС относительно санкций и усиления давления, могли бы поддержать диалог с Москвой. 

- А теперь давайте поговорим о «Северном потоке-2». Вы шесть месяцев работали в Академии Роберта Боша в Берлине. Как вам объяснили немецкие эксперты и чиновники позицию федерального правительства, которое заявляло о коммерческом значении этого газопровода, который на самом деле имеет геополитическое значение? 

Могу сказать, что немецкие официальные чиновники заявляли мне о том, что их беспокоила экономическая составляющая этого проекта.

Во-первых, они отмечали: «Мы, в Берлине, понимаем, что Вашингтон выступает против «Северного потока-2». И собеседники добавляли, что США постоянно угрожали введением санкций, начиная с конца 2019 года, когда на тот момент газпровод был готов на 95%. Немцы объясняли, что если мы сейчас остановим «Северный поток-2», то возникнет вопрос, что немецкое правительство имеет обязательства по проекту стоимостью 10 млрд. евро, которые были инвестированы в этот газопровод. 

Во-вторых, немцы не имеют большого энтузиазма относительно «Северного потока-2». Но среди христианских демократов и социал-демократов есть значительная часть тех, кто поддерживает этот проект. И эта поддержка стала даже сильнее во времена администрации Трампа. Более того, политика Трампа вызвала обратный эффект и заставила Германию активнее выступать против США. Этот вопрос стал основой внутренней политики страны накануне федеральных выборов, запланированных на осень. 

Как по мне, «Северный поток-2» является геополитиним проектом и коммерчески было бы дешевле модернизировать украинскую ГТС. Я за то, чтобы «Северный поток-2» был остановлен, но я не хотел бы, чтобы правительство США начало накладывать санкции на немецкие и другие европейские компании. Это может спровоцировать большой раскол между США и Европой и, наконец, окажется очень вредным для Украины. Если США начнут войну санкций против ЕС, тогда будет труднее удерживать санкции против России, которые были введены за последние семь лет с начала российской агрессии против Украины. 

- Приходилось слышать ваши дискуссии о «Северном потоке-2» с Дэниелом Фридом в программе Brussels Sprouts на SoundCloud в апреле этого года. И там прозвучала мысль, что Германия должна понять обеспокоенность США, Польши, стран Балтии и Украины, которая может больше всего пострадать после завершения в 2024 году контракта с «Газпромом». Поэтому Германия что-то должна предложить противникам этого газопровода. Увидели ли вы, что в Берлине начали рассматривать этот вопрос? 

- Думаю, что у немецкого правительства есть определенные идеи по этому вопросу. Но самый большой вопрос - это канцлер Меркель. С одной стороны, она напоминает, что благодаря посредничеству Германии в декабре 2019 года «Газпром» согласился подписать соглашение с Украиной на поставку газа черед украинскую ГТС до 2024 года. И, как я услышал от немцев, канцлер считает, что она уже сделала что-то для Украины. С другой стороны, Меркель противится идее введения вторых санкций со стороны США против Германии. Она считает это неправильным. В конце концов, немецкое правительство имеет определенные идеи, но вопрос, согласится ли с ними канцлер Меркель. В правительстве ожидают ее визит в Вашингтон, который состоится 15 июля. Поэтому нам нужно подождать и увидеть, что будет в результате встречи Байдена с Меркель. 

«Для Украины было бы хорошо отказаться от российского газа, потому что Россия всегда будет иметь рычаг воздействия на нее» 

- То есть сейчас нет никаких гарантий, что после ввода «Северного потока-2» две ветви которого имеют способность поставлять 55 млрд. куб м газа в год, Украина будет иметь определенные постоянные объемы на поставки российского газа в Европу? 

- Текущий контракт с «Газпромом» истекает в 2024 году. Один способ обеспечить для Украины стабильные объемы газа - продление этого контракта на несколько лет. Другой способ - это когда немецкие и европейские компании договорятся с «Газпромом», что они будут покупать его газ, но на границе России и Украины, и будут платить за транспортировку газа в Европу. Это может быть одним из способов заставить «Газпром» использовать и в дальнейшем украинскую ГТС. 

Существует несколько способов, чтобы это сделать. Один из них, это - инвестирование Германией в улучшение в Украине энергоэффективности, использование возобновляемых источников энергии. С другой стороны, даже если Германия будет успешной в переговорах с «Газпромом», не думаю, что Украина должна полагаться на то, что российский газ будет вечно поставляться через ее территорию. И возможно, для Украины было бы хорошо отказаться от российского газа, потому что Россия всегда будет иметь рычаг воздействия на нее. От такой идеи Украина могла бы только выиграть. 

Подытоживая, многое будет зависеть от позиции Байдена, как тот объяснит Конгрессу, он не может ввести санкции против европейских компаний, а также разъяснит, что получает Украина. И это на данный момент важно. Когда я был в Германии, то слышал от многих немцев, что они в восторге от победы Байдена, и переживают, чтобы Трамп, или кто-то похожи йна него, не вернулись к власти. И они дали понять, чтобы хотели бы быть уверены в существовании связи с администрацией Байдена при формировании европейской и германской политики. 

- Переходя к американско-украинским отношениям, я хотел бы попросить вас прокомментировать новость о том, что администрация США временно заморозила военную помощь Украине на сумму $100 млн., которая должна была включать летальное оружие, средства противовоздушной обороны и тому подобное. Здесь интересным моментом является то, что издание Politico опубликовало эту новость буквально в считанные часы после завершения саммита Байдена и Путина. На следующий день пресс-секретарь Белого дома Псаки опровергла это сообщение, а через день советник президента США по вопросам национальной безопасности Джейк Салливан пояснил, что сообщение соответствует действительности, добавив, что речь шла о дополнительной помощи, которую выделяли в случае дальнейшего вторжения РФ. Итак, вопрос можно сформулировать так: это был позитивный сигнал Украине или России? 

- Действительно, речь идет о замораживании дополнительной помощи, которая не была утверждена Конгрессом, в случае дальнейшей российской агрессии. Но это совсем не похоже на то, что делал Трамп, замораживая военную помощь Украине, когда были средства, утвержденные Конгрессом. 

- Но, согласитесь, это действительно довольно странный сигнал для Украины. Возможно, лучше было бы все-таки выделить эти средства?

 - В этом году США предоставят Украине $300 млн. на военную помощь, и они рассматривают возможность предоставления дополнительной военной помощи. Очень хорошо для Украины, что Белый дом рассматривает планы на случай чрезвычайной ситуации и планировал выделить больше, чем утвердил Конгресс. 

- А что вы думаете об идее предоставления Украине статуса главного союзника США вне НАТО? Некоторые эксперты считают, что Украина должна просить этот статус, рассчитывая таким образом получать больше военной помощи, как это в случае таких главных союзников США как Израиль и Египет. 

- Я не знаю, что это еще даст Украине. Ведь этот статус не дает гарантий безопасности, как, например, членство в НАТО. Возможно, это незначительно увеличит возможности Украины по покупке вооружений в США. При этом речь может идти об определенных военных потребностях, которые Украина пока не получает от США. 

«Байден захочет услышать от Зеленского твердые и достоверные заверения преданности осуществлять реальные необходимые изменения» 

- Как известно, президент Зеленский во время телефонного разговора с Байденом получил приглашение посетить с визитом США в конце июля. Какие ожидания возлагают в Белом доме на эту встречу двух президентов? 

- На этой встрече будут главными два вопроса. Во-первых, российская агрессия против Украины. Я ожидаю, что во время переговоров и затем в публичных комментариях прозвучит очень сильное подтверждение поддержки Украины со стороны Соединенных Штатов. А какими будут конкретные договоренности между сторонами в этом плане, я не знаю. На данный момент даже при наилучших намерениях Украина и Запад не могут решить проблему Донбасса, если Россия не хочет ее решать. Сама Украина не может ничего изменить даже при существующих санкциях Запада. В конце концов, россияне должны согласиться на решение этой проблемы. 

Второй вопрос будет касаться того, как Украина справляется с внутренними реформами. Поэтому в данной ситуации для Украины важно, прежде всего, продолжать реформы и борьбу с коррупцией. Это будет способствовать росту экономики, повышать стандарты жизни, но также сделает Украину более устойчивой, сильной державой, способной противостоять российской агрессии. И россиянам будет значительно тяжелее на это влиять. При этом хочу отметить, что прошлый, 2020 год, с точки зрения Запада, был потерей для Украины в плане реформ. Правительство сошло с пути реформ. И выглядит так, что сейчас оно пытается вернуться на этот путь. 

Я считаю, что президент Байден захочет услышать от президента Зеленского твердые и достоверные заверения преданности осуществлять реальные необходимые изменения, чтобы украинская экономика росла и не сталкивалась с проблемами, которые существовали последние 30 лет. 

- Заместитель главы ОПУ Андрей Сибига, который отвечает за внешнюю политику, в интервью «Европейской правде» сообщил, что в ходе визита в Вашингтон планируется подписать ряд соглашений, часть которых касается блока политики и безопасности. О чем, по вашему мнению, речь может идти, или другими словами, какие политические оборонные соглашения могут быть подписаны в Вашингтоне? 

- Вполне возможно, что результатом саммита станет совместное заявление, в котором будет отражены основные принципы американо-украинских отношений. И в этом не будет ничего необычного. Но, конечно, переговоры будут касаться не только политико-безопасностных сфер, но и экономической. И было бы хорошо, если бы с украинской стороны прозвучало сильное заявление о ее преданности реформам и борьбе с коррупцией. 

Украина начинает догонять упущенное время. И только недавно ввела санкции и выдвинула обвинения против Фирташа и Медведчука, которые много лет назад были под санкциями США. И, кроме того, им было предъявлено обвинение. При этом хочу отметить, что украинские политики страдали от коррупционной деятельности. Примером этого является экс-премьер Павел Лазаренко, который в данный момент находится в США, а не в Украине. 

- Господин Пайфер, что вы думаете о привлечении США к «нормандскому» формату? Возможно, это даст импульс переговорному процессу? Возможно также подумать о назначении специального представителя по вопросам Украины, как это было раньше, когда такую должность занимал Курт Волкер? 

- Я поддерживаю идею назначения специального представителя, задачей которого было бы согласование политики США и ЕС. Думаю, также было бы целесообразно восстановить двусторонние контакты, как это было при администрации Обамы, когда помощник госсекретаря Нуланд общалась с Сурковым. Мои надежды заключаются в появлении понимания, что привлечение США на как можно более высоком уровне может помочь выйти из патовой ситуации. Я верю, что администрация Байдена будет готова присоединиться к «нормадському» формату. Но в данный момент такая возможности еще не появилась. 

Я знаю, что в Украине разочарованы тем, что «нормандский» формат не достиг большего. Поскольку к этому формату привлечены Германия и Франция, то благодаря этому существует база для санкций ЕС в отношении РФ. Я считаю, что Белый дом должен быть вовлечен на высоком уровне и работать с Германией и Францией. Но пока не возникнет ситуация, когда будет приветствоваться вовлечение США, чтобы произошли изменения, я не вижу смысла для Соединенных Штатов присоединяться к этому процессу.

«В Госдепартаменте и Министерстве обороны очень сильная когорта людей, которые понимают Украину»

- Возможно, вы знаете, кто может стать новым послом США в Украине и почему на этот вопрос пока нет ответа, как мне сказал знакомый чиновник в госдепе?

- Мне ничего не известно о какой-либо кандидатуре на эту должность. В Калифорнию, где я нахожусь, слухи не доходят так быстро, как в столице. Но я могу сказать, что временно исполняющий обязанности посла в Украине Кристина Квин фантастически справляется со своей работой. Относительно отсутствия ответа на вопрос о кандидатурах на должность посла в Украине, могу сказать, что подобная ситуация характерна для многих других европейских стран, в частности Германии.

По Украине в Госдепартаменте есть ряд людей, которые хорошо знают вашу страну. Это Виктория Нуланд, которая занимает должность заместителя госсекретаря, заместитель помощника держекретаря США по делам Европы и Евразии Джордж Кент. Майкл Карпентер, который займет должность постоянного представителя США при ОБСЕ. Селеста Валландер является номинантом на должность помощника министра по вопросам международной безопасности в Министерстве обороны. А также названная мною выше Кристана Квин.

Иными словами, в Госдепартаменте и Министерстве обороны очень сильная когорта людей, которые понимают Украину. И это очень хорошо. Но я тоже хотел бы видеть нового американского посла в Украине как можно скорее.

Автор Николай Сирук, опубликовано в издании Главком

http://argumentua.com/stati/eks-posol-ssha-stiven-paifer-v-2020-godu-pravitelstvo-ukrainy-soshlo-s-puti-reform

***

Мнение эксперта: "Мы страна третьего мира. Без технологий и верховенства права будем оставаться таковыми"

Даже несовершенная земельная реформа устраняет несправедливость. Нет ничего плохого, что паи будут покупать иностранцы. К большевикам они привезли сюда новейшие технологии - развили сахарную отрасль. Землю никто не будет вывозить. Она останется под государственным суверенитетом, - говорит инвестиционный банкир Сергей Фурса.

Журнал „КРАЇНА“: - 16 июня состоялась встреча президента США Джо Байдена с российским коллегой Владимиром Путиным. Могли ли они договориться по Украине, не учитывая наших интересов?

Сергей Фурса: - Не верю в это. Путин живет в прошлом, где надо поделить сферы влияния. А США - в современном мире. Когда вы прибегаете к таким разным ценностным категориям, не сможете договориться. Это как в переговорах Украины и России - позиции сторон такие разные, что надеяться на компромисс невозможно. Но страну с ядерным оружием нельзя игнорировать. С ней надо вести переговоры. 

- Перед встречей Штаты отказались от санкций против фирмы - оператора "Северного потока-2". Это попытка наладить диалог? 

- Это возвращение к партнерским отношениям между США и Германией. Трамп пытался остановить строительство газопровода, но вел себя как слон в посудной лавке. Продвигал интересы американских производителей газа на европейском рынке. Не понимал важности трансатлантического единства. Человек не из политики, а из бизнеса. Байдену приходится это исправлять. Для него партнерские отношения с Германией важнее. Особенно на фоне противостояния с Китаем, которое будет доминировать ближайшие лет 20. 

- Какие последствия для страны будет іметь вмешательство власти в корпоративное управление Нафтогаза? 

- Это создало нам негативный имидж в Вашингтоне. Американцы связани с этой реформой. Мы получили газовую независимость от российского Газпрома благодаря реверсу из Словакии. Долго не могли получить, потому что Россия давила на словаков. И только звонок Байдена, тогда еще вице-президента, к словацкому премьеру побудил их дать “добро”. США сейчас не видят в нашей власти союзника, который отстаивает те же ценности. Украина как государство имеет двухпартийную поддержку в Штатах. Но отношение изменится. У власти есть иллюзия, что нас будут поддерживать любой ценой. Но помогать можно по-разному - на пять капель и на ведерко. Байден понимает проблемы Украины, но относиться к нам с "жесткой любовью" - мы вам поможем, но вы прежде должны помочь себе сами. Потеряла ли Украина поддержку США при Януковиче? Нет. Потерял ли Янукович их поддержку? Безусловно. 

- Вы писали, что Украина должна выпрыгивать из штанов, чтобы Штаты вносили нас в свои приоритеты. Что нужно делать? 

- Рецепты прописаны в программе Международного валютного фонда. Это дорожная карта всех реформ. Не надо ломать сделанное, как в прошлом году с Национальным банком (Яков Смолий подал президенту заявление об увольнении с должности главы НБУ из-за политического давления. - ред.) и в этом году - с Нафтогазом. Следует двигаться вперед в судебной реформе, не разрушать антикоррупционную инфраструктуру. Ключевым сейчас является верховенство права. 

- Министр финансов Сергей Марченко заявил, что в этом году Украина планирует получить два транша по 700 млн долларов от Международного валютного фонда, которые пойдут на погашение долга. Каковы шансы получить эти деньги? 

- О них говорят с прошлого сентября. Не вижу, чтобы мы продвинулись в программе МВФ. Украина ничего не делает. Но мы этим летом получим от Фонда 2,8 миллиарда долларов - даже не в кредит. МВФ раздает 650 млрд всем своим акционерам. А это все страны мира. Эти деньги решают большинство проблем украинского бюджета в этом году. Дают уверенность кредиторам, что с Украиной все хорошо. Но это демотивирует нашу власть. 

- Вы говорили, что увольнение руководства Нафтогаза выгодно олигарху Дмитрию Фирташу и России. Что означает этот шаг власти? 

- Власть не понимает важности независимых институтов. Ее представители победили на выборах и считают, что теперь здесь главные. И когда кто-то демонстрирует независимость - это их бесит. Председателя правления Нафтогаза Андрея Коболева уволили, потому что он не отдал на дороги 2 миллиардов долларов. Это совпало с желаниями России, которая ненавидит Коболева. Или Фирташа, у которого война с руководством Нафтогаза. Но в этом нет никакой теории заговора. Хотя сейчас подняли тему "прощения долгов" (Верховная Рада 15 июня поддержала президентский закон о налоговой амнистии. Это позволит гражданам, уклонявшимся от уплаты налогов, открыть истинные состояния, избежав наказания. - ред.). Согласно этому документу, олигархам простят почти 110 млрд гривен долгов перед Нафтогазом. Из них +80 млрд - долги облгазов и газсбытов, то есть долги Фирташа перед государством. К этому ли привели изменения в руководстве Нафтогаза? Вроде бы не связанные вещи, но параллельные процессы, где Фирташ остается в выигрыше. 

- Налоговая амнистия решит проблему уклонения от налогов? 

- Наоборот, демотивирует платить налоги. Запрос на налоговую амнистию возник, потому что в банках заработал финансовый мониторинг. Депутаты часто декларируют сумасшедшие деньги наличными, потому что не могут принести деньги в банк. Там спросят: где взяли? Поэтому вы - богатый человек, а тратить никак. Вы можете ходить в ресторан, но не купите дом, не переведете деньги за границу. Это проблема для многих. Говорят: "Давайте сделаем налоговой амнистии". То есть люди задекларируют состояние и получат индульгенцию от финансового мониторинга. 

Налоговая амнистия имела бы смысл, если бы условно с 1 января начали жить по-новому - реформировали налоговую службу, установили прозрачные правила и начали все платить отчисления в бюджет. Однако исследования МВФ и Всемирного банка указывают, что нигде в мире налоговые амнистии не влияли положительно на экономики стран. Есть и другой риск. Мы не знаем, принесут ли люди деньги. Но представим, что принесли много. У власти, особенно популистской, есть соблазн, например, повысить пенсии. Но в следующем году этих средств не будет. В результате - огромный дефицит бюджета и еще больше государственный долг. 

- Чего ждете от деолигархизации Зеленского? 

- С олигархами надо бороться системно, структурными изменениями, верховенством права и антимонопольным законодательством. Сразу после Майдана провели реформы рынка газа и банковского сектора. Тогда очень упал уровень отечественного футбола. Потому что клубы всегда были игрушками олигархов, их лишили возможности просто так брать деньги у людей депозитами и тратить на спортсменов. 

Президентский законопроект о деолигархизации - это дешевый популизм. Мы не можем принять закон, после которого исчезнет коронавирус. Поэтому и этот - ни о чем. Пугают, что кого внесут в реестр олигархов. Это решение должен принять Совет национальной безопасности, который не имеет таких полномочий. И даже если кого-то включили в тот список - то что? Наймут юристов, чтобы те подавали декларации. Это небольшие потери. Олигархи имеют деструктивное влияние на экономику, сопротивляются реформам, потому что это отнимает у них "кормовую базу". Много положительных изменений дискредитировали их телеканалы. 

Нет простого решения сложных проблем. Долгиые системные реформы с построением независимых институтов дадут результат через три-пять лет. Надо сказать: "Ребята, пора играть по правилам. Больше не сможете зарабатывать на государстве". Людей, которые это будут делать, будет ненавидеть вся страна. Но только так можно победить олигархов. 

- Какие реформы действующей власти можно записать в актив? 

- Налоговая реформа с введением кассовых аппаратов для малого бизнеса была нужна. Отмена моратория на продажу земли - критически важна. Даже кастрированная земельная реформа убирает несправедливость. Украина была одной из стран, где не было рынка земли, рядом с Венесуэлой, КНДР, Конго, Таджикистаном и Кубой. Первые полгода новой власти были положительные шаги - аренда государственного имущества через систему Prozorro, малая приватизация, в частности Укрспирта - огромной коррупционной кормушки. 

- Как вы опровергаете миф о рынке земли - что, мол, иностранцы, выкупят ее и мы останемся ни с чем? 

- Когда кто-то покупает кукурузное поле - не важно, дядя Джон или дядя Вася - он получает его в собственность. Земля остается под украинским суверенитетом. Покупатель хочет работать и зарабатывать на ней. До большевиков землю можно было покупать. В том числе и иностранцам. Сахарную отрасль в Украине развили переселенцы из Европы, которые принесли сюда технологии. Затем появились украинские меценаты, такие как Терещенко. Нет ничего плохого, что зарубежные бизнесмены будут покупать землю. Никто ее не станет вывозить вагонами. 

Приход иностранцев - это вопрос стоимости земли. С 2015-го ее цена в долларах выросла втрое. Потому что после Майдана появились ожидания земельного рынка. Люди, которые сдавали наделы фермерам или агрохолдингам, получили втрое больше прибыли. И могли бы зарабатывать еще больше, если бы сейчас была либеральная модель (закон предусматривает лимиты. В первые 2,5 года с начала действия закона можно купить до 100 га в одни руки. С 2024-го лимит составит 10 тыс. га. - ред.). 

- Парламент разблокировал большую приватизацию, которую приостановили в прошлом году из-за пандемии. Планируют передать в частную собственность государственные активы, которые не являются стратегическими, но имеют значительную стоимость. Цена предприятия стартует от 250 млн гривен. Это пополнит бюджет и преодолеет бешеную коррупцию на госпредприятиях, убежден глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко. Согласны? 

- Это приватизация по прозрачному закону. Кто дал наибольшую цену, тот и победил. И прежде всего борьба с коррупцией. Государственные компании является ее центром. Также это сигнал инвесторам, что здесь их ждут. Потому что Украина не на их радарах. У нас был существенный приток инвестиций один раз. После продажи Криворожстали. Первый и чуть ли не единственный честный и прозрачный аукцион за всю историю Украины. В Борисполе была очередь из инвесторов. Третье преимущество - это деньги. 

Есть проблема с приватизацией. Почти нечего продать. Яркий пример - Центрэнерго. Компания может приносить доход. Но это уголь. Сейчас это харам (запрещено в исламе. - ред.). Весь мир закрывается от угля. Никто не хочет, чтобы в офис пришла Грета Тунберг (18-летняя шведская экологическая активистка, которая выступает за противодействие глобальному потеплению. - ред.) и устроила демонстрацию. Банки не кредитуют компании, связанные с производством угля. Ни один иностранный инвестор не купит Центрэнерго. А еще в 2015-м "Газ де Франс" хотел иметь долю в компании. И так с большинством государственных объектов. Они морально или физически устарели. 

- Какие отрасли в Украине считаете перспективными? 

- У нас теоретически все есть. Даже еще осталась наука. Но плохое образование. Мы страна третьего мира. Должны это признать. Без технологий и верховенства права будем оставаться таковыми. 

- Украина преимущественно продает сырье за границу. Эксперты отмечают, что надо производить продукцию с добавленной стоимостью. Тогда можно экспортировать в разы дороже. Что мешает? 

- Нет верховенства права. Можно продавать пшеницу и иметь определенную маржу. А еще выращивать злаки и держать коров рядом и продавать мясо. Но для второго варианта нужна перспектива на три-пять лет. И гарантия, что земля останется вашей. И что начальник районного СБУ не изменит правила. У нас развито птицеводство. Курица за 45 суток дает прибыль. А на длинный цикл сложно рассчитывать. Мы не уверены в будущем. 

- Как реформировать судебную систему? 

- Балтийцы в свое время набрали молодых. Пять лет те ошибались. Пусть - главное репутация. Судья - это прежде всего моральный авторитет. А когда этого нет, система не работает. В Украине есть честные судьи. Как в любой профессии - 80 процентов болота. Как скажут, так и будут делать. Можно брать взятки - будут. Нельзя - не будут. Есть 15 процентов негодяев, которые всем управляют. И 5 процентов тех, кто готов бороться и пришел туда за справедливостью. Нужно установить новые правила. Вычистить этих 15 процентов и набрать молодых. Взятки берут в политических и экономических делах. Их не так много. Когда судят, кто у кого украл корову, нормально решают. У нас нет института репутации и нерукопожатия. Все склоняются перед важным коррупционером. Очищение нужно и Высшей квалификационной комиссии судей, и Высшему совету правосудия. Поможет только привлечение международных экспертов с решающим голосом. Обновление будет долгим. Но через это надо пройти. 

- Мы заслужили кандидата наук Киву, министров Степанова и Шкарлета, депутата Тищенко. Они все там, потому что мы рады их там видеть, писали вы. Как это характеризует наше общество? 

- Украинцы нетребовательны к себе. И к власти тоже. Например, эксминистр здравоохранения Максим Степанов (проработал с 30 марта 2020 года до 18 мая 2021 года. - ред.) год занимался непонятно чем. И ему за это ничего не было. Люди всегда должны ставить высокие требования. Мы этого не делаем.

***

Наша справка: Сергей Фурса, 38 лет, инвестиционный банкир. Родился 21 марта 1982 года в Киеве. Мать работала техническим специалистом в банке. Отец - предприниматель. Окончил Национальный университет "Киевский политехнический институт", изучал прикладной системный анализ. С 2005-го по 2008-й работал аналитиком в Укрсиббанке. Затем - в инвестиционной компании Astrum Investment Management. Последние 10 лет продает ценные бумаги в инвесткомпании Dragon Capital. Холост. Занимается бегом, любит футбол

***

Авторы: Дмитрий Княжич, Татьяна Ковальчук; опубликовано в журнале КРАЇНА

http://argumentua.com/stati/my-strana-tretego-mira-bez-tekhnologii-i-verkhovenstva-prava-budem-ostavatsya-takovymi


Об авторе
[-]

Автор: Анна Коваленко, Николай Сирук, Дмитрий Княжич, Татьяна Ковальчук

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.07.2021. Просмотров: 37

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta