Каждый в бой иди! А бой решит судьба... Сергей Ролдугин, виолончелист, дирижер и педагог

Содержание
[-]

Каждый в бой иди! А бой решит судьба... 

Дирижер и оркестрант – это классовые враги. Но в этом противоречии и рождается конфликтная ситуация, которая приводит к шедеврам. Дирижер, безусловно, должен быть деспотом. Самодержавным деспотом

Свою главную задачу Санкт-Петербургский Дом музыки реализует весьма успешно: за первые десять лет здесь распахнули занавес мировой сцены классической музыки перед десятками российских молодых солистов. Инициатива создания этого трамплина для талантов со всех регионов России принадлежит Сергею Ролдугину – известному виолончелисту, дирижеру и педагогу. Начав свой путь в качестве артиста симфонического оркестра Ленинградской филармонии под управлением легендарного Евгения Александровича Мравинского, за свою более чем сорокалетнюю карьеру музыкант выступал как солист и приглашенный дирижер с лучшими оркестрами мира, входил в жюри главных международных музыкальных конкурсов. Два года был ректором Санкт-Петербургской государственной консерватории, а также входил в Общественный совет холдинга «Национальная медиа группа».

Идея создания Дома музыки была поддержана президентом России Владимиром Путиным – другом юности Сергея Ролдугина. В своих предыдущих интервью музыкант рассказывал, что познакомился с будущим политиком через своего брата Евгения – они учились вместе в Краснознаменном институте КГБ СССР. «Брат дал мне номер телефона Володи, когда я отправился в Ленинград служить в армии. «Хороший парень, вам надо познакомиться», – сказал. Правда, криминальный несколько оттенок носило наше знакомство с Путиным: я ему позвонил, когда сбежал в самоволку, – вспоминает Сергей Ролдугин. – Перелез через забор. Позвонил, и Володя приехал. На «Запорожце» без глушителя! Мы катались всю ночь».

В 2005 году для размещения нового учреждения культуры был практически из руин восстановлен уникальный памятник архитектуры – дворец Великого князя Алексея Александровича на набережной реки Мойки, дом 122. Сегодня здесь проводятся экскурсии, в Английском зале проходят концерты. Но главное – здесь дают мастер-классы юным российским талантам настоящие звезды классической музыки со всего мира. О том, как в Доме музыки находят и ограняют будущие музыкальные бриллианты России, в интервью «Эксперту Северо-Запад» рассказывает художественный руководитель Сергей Ролдугин.

«Эксперт Северо-Запад»: – Музыка, как и язык, – важный аспект самовыражения нации, ее национального достояния. Есть ли русские композиторы, произведения которых созвучны сегодняшней России?

Сергей Ролдугин: – История классической академической музыки охватывает почти 400 лет – это сравнительно небольшой срок. Но представьте себе, что каждый год в мире выпускаются миллионы профессиональных музыкантов, и многие из них пишут музыку. А играются на большой эстраде произведения лишь человек 30-40. Не только родом из первых трех веков, но и более современных – Рахманинова, Шостаковича... Но по факту, они – это доля процента от всех композиторов мира. Сколько же нужно просто хороших талантливых композиторов, чтобы родился один Моцарт? Или Чайковский, которого весь мир признает, просто не может не признать, такой силе таланта просто невозможно сопротивляться! Здесь, как у Некрасова: «Пускай наносит вред врагу не каждый воин, но каждый в бой иди! А бой решит судьба...» Надо неустанно растить музыкантов, композиторов, чтобы единицы из них становились великими.

Вообще, в мире есть музыканты и не музыканты, а других нет. Что значит музыка? Это значит мир, который открывается тебе, когда резонирует твоя душа, твой мозг, когда фантазии влетают в твою голову, и ты создаешь новое. Хотя я мало верю в иррациональные вещи, но постепенно я все больше и больше начинаю думать, что композиторы не выдумывают музыку – она на них снисходит.

Талантливые композиторы в России сегодня есть. Но композиторы и великие произведения всегда отражают драматичную и конфликтную действительность. Некоторые авторы сегодня говорят: нельзя же писать музыку «цык, тык, бам, др…». Но другие говорят, что именно такая музыка отражает сегодняшний надлом, коллизии. Этот спор рассудит время.

– Санкт-Петербургскому Дому музыки в этом году исполнилось десять лет. Какие результаты этого десятилетия для вас самые важные?

 – Условия для расцвета талантливых российских музыкантов, особенно молодых, еще недавно были недостаточными. Но в рамках Дома музыки мы создали такие проекты, как «Музыкальная сборная России», «Молодые исполнители России», «Посольство мастерства», «Музыка звезд», «Река талантов». Только за 2015 год мы дали 191 концерт в России и за рубежом, которые посетили 45 тыс. слушателей. А за десять лет мы смогли обеспечить «трамплин» на мировую сцену десяткам талантливых российских музыкантов.

Санкт-Петербургский Дом музыки в России единственный в своем роде. Я не знаю аналогов и за границей. Да, есть университеты, частные школы музыкальные, которые примерно этим же занимаются. Но конкретно мы занимаемся тем, что отбираем по всей стране молодые таланты в сфере классической академической музыки и берем на себя подготовку солистов к международным музыкальным конкурсам и фестивалям.

– Как это работает?

– Дважды в год мы проводим очные прослушивания, но обычно нам присылают видеозаявки. Все записи я смотрю лично. Принять участие может любой студент, аспирант или выпускник музыкального училища или вуза России с наработанным классическим репертуаром для фортепиано, струнных, духовых или ударных инструментов, являющийся гражданином России в возрасте 16-30 лет. Самых перспективных музыкантов мы приглашаем в Дом музыки, при необходимости оплачивая им дорогу и проживание. И в зависимости от профиля подбираем для них самых лучших педагогов. Среди наших постоянных гостей множество народных артистов и заслуженных деятелей искусств России, профессора Санкт-Петербургской и Московской консерваторий, профессора музыкальных академий и университетов Вены, Берлина, Хельсинки, Парижа, Цюриха…

Лучших из лучших мы начинаем готовить к международным профессиональным конкурсам – своего рода воротам в будущую исполнительскую концертную деятельность. К сожалению, выйти на мировую арену музыкант сегодня может главным образом через конкурсы и соревнования. Это как в спорте, но правила Олимпийских игр или чемпионатов мира более просты и, главное, объективны, чем механизмы конкурсов мира искусства. Здесь оценивается не только техника, виртуозность, но и артистизм, и темперамент музыканта, и многие другие нюансы, среди которых большинство – субъективные. И если солист победил на конкурсе высокого уровня, нельзя сказать что он играет лучше всех в мире, скорее – не хуже всех. Но победы характеризуют степень таланта музыканта.

Первым итогом мастер-классов становится публичный концерт молодого исполнителя, например, в рамках проекта «Река талантов» – путешествия с концертами по городам Поволжья. Затем, после прохождения высших исполнительских курсов, наши протеже, как правило, становятся победителями или лауреатами конкурсов, признанных значимыми Всемирной федерацией международных музыкальных конкурсов или ассоциацией России и других стран. Тогда музыкант переходит на другой уровень – входит в «Музыкальную сборную России», где готовится к самым крупным мировым конкурсам. А затем участвует и в других наших проектах.

– Такой проектный подход сильно отличается от традиционного академического образования…

– Да, и я думаю, что мы правильным путем идем. У нас есть результаты. И нет никаких склок, противоречий и закулисной борьбы – мы максимально открыты. Когда я был ректором консерватории, я был вынужден входить в методический совет, и видел, какие там документы представлены. Это что-то преступное. То, что там написано, настолько устарело, что совершенно неактуально. С одной стороны, я совершенно согласен, что музыкант должен быть широко образованным человеком, с прекрасным кругозором – если рассуждать абстрактно. Но если хоккеиста заставлять учить стихи Пушкина, вбивать в него философию, экономику, то когда он выйдет на лед, он ничего не сыграет. В первую очередь ему надо тренироваться-тренироваться-тренироваться, умно тренироваться. Я своим ученикам объясняю, что без знания гармонии сложно понять структуру музыки, сложно читать ее. И, когда они возвращаются домой, они сами берут нужные учебники, понимая, что эти знания необходимы. Возможно, методисты со мной не согласятся, но мне некогда с ними спорить.

А сейчас у меня счастливое положение: мы в Доме музыки свою программу выстраиваем так, как мы считаем нужным. И доказательством нашей правоты являются реальные результаты.

– Среди учеников Дома музыки не только юные петербуржцы и москвичи?

– Да, разумеется, наши звездочки представляют практически все регионы России. И, став выдающимися музыкантами, молодые люди понесут славу не только России, но и своего региона, родного города, первого педагога. Самые сильные музыкальные школы, конечно, в Санкт-Петербурге и Москве. Здесь очень сильные педагоги, и рано или поздно сюда переезжают талантливые ученики со всей России. А среди региональных школ, пожалуй, лидируют Казань и Екатеринбург. В рамках концертной деятельности мы стараемся не выпускать регионы из внимания – там играют наши лучшие ребята. Чтобы явить пример, как прекрасно, если человек служит музыке! Чтобы все увидели, как люди, которые выходят на сцену, счастливы! Это и есть пропаганда высококультурного образа жизни, не на словах.

– Вы курируете молодое поколение в Доме музыки и сами регулярно проводите мастер-классы в разных странах. Как вы считаете, Россия сегодня может гордиться своими юными музыкантами на мировом уровне?

– Конечно! Уровень российских академических музыкантов сегодня очень высокий, очень. Всех перечислить невозможно, приведу только пару примеров из тех, кто первым вспомнится. Скрипач Андрей Баранов является победителем Международного конкурса королевы Елизаветы, победителем конкурсов скрипачей имени Бенджамина Бриттена в Лондоне и имени Генри Марто в Германии, завоевал призы на более чем 20 различных международных конкурсах. Первые уверенные шаги делает 17-летний пианист Арсений Мун, уже ставший лауреатом целого ряда конкурсов, проходивших в России, США, Эстонии, Казахстане, Украине. И таких выдающихся примеров множество! Это музыканты, с юных лет востребованные на Западе, в мире, – мне нет необходимости нахваливать их вычурными эпитетами, их международная карьера говорит сама за себя.

Как музыкант-виолончелист с опытом дирижирования лучшими оркестрами мира скажите, каким является идеальный дирижер для оркестра, и оркестрант – для дирижера?

– На самом деле, если сказать вульгарно, то дирижер и оркестрант – это классовые враги. Но в этом противоречии и рождается конфликтная ситуация, которая приводит к шедеврам. Дирижер, безусловно, должен быть деспотом. Самодержавным деспотом. Иначе не добиться единства среди множества людей в оркестре, а оркестранты тоже люди, какие-никакие, со своими очень разными интересами. Но бывает и так, что в оркестре сидят очень талантливые люди, поталантливее и самого дирижера. Тогда, конечно, надо искать компромисс.

Если рассуждать глобально, то позиция дирижера очень важна, ведь он не только руководит оркестром. Дирижера можно назвать режиссером спектакля культурной жизни города, местности, региона, государства. Даже министр культуры должен соизмерять свои магистральные планы и стратегическую концепцию в области музыки с ведущими дирижерами страны. Потому что дирижер – это руководитель, у которого в руках не только административное руководство, но руководство духовным развитием местности так, как он считает приоритетным. Но важна личность самого дирижера. Он должен иметь широкие взгляды, быть высокообразованным. Мы сталкивались с примером, когда один из дирижеров оркестра довольно крупного города попросил: «Вы ко мне не присылайте молодых музыкантов, исполняющих Прокофьева, – я его не люблю». Это возмутительно! Это ужасная позиция, она неприемлема.

Сказываются ли негативные политические и экономические внешние факторы на международном сотрудничестве, развитии Дома музыки?

– Да, конечно, особенно санкции. Санкт-Петербургский Дом музыки – государственное учреждение. Но бюджетных средств хватает только на содержание самого дворца. А все остальное – это поддержка спонсоров: банка «Россия», «Газпрома», «Роснефти» и других компаний, попавших под европейские санкции. Раньше они финансировали практически любые наши проекты. Сейчас у компаний, конечно, все равно средств много, если рассуждать с обывательской точки зрения, но даже в благотворительных целях расходуют они их более экономно. И мы стараемся максимально оптимизировать свои расходы. По сложившейся традиции мы в ответ на их помощь организовываем для гостей наших партнеров – зарубежных бизнесменов – закрытые камерные концерты и экскурсии по дворцу. Подчас игра наших ребят вызывала слезы у этих богатейших людей мира, которым доступны любые развлечения. За рубежом уже давно доступ в высшее общество и элитарные клубы открывается только тем, кто занимается благотворительностью. Постепенно этот подход становится естественным и в России.

Что касается политических противоречий, то на уровне сотрудничества музыкантов они почти не ощущаются. В прошлом году наш Дом музыки дал 85 концертов за границей в рамках госпрограммы по линии Россотрудничества. Ответственность за содержательное наполнение программы тоже доверили нам. И мы честно отбираем самых лучших молодых музыкантов, отправляем их на гастроли в культурные центры Российской Федерации разных стран. И вот эта так называемая мягкая сила, она так действенна! Только что из Америки нам прислали видео, как американцы искренне аплодируют нашим воспитанникам. И если музыкант потрясающе играет – как можно сдержаться, даже если ты ненавидишь его родную страну? Ты вдруг поймаешь себя на том, что искренне им восхищаешься! Влиянию музыки просто невозможно противостоять. Это та сфера, где нет границ!

Год музыки, в продолжение Года литературы и Года кино, нужен в России?

– Провозглашать Год музыки, потом Год спорта или Год манной каши – это не главное. Это наша жизнь, я считаю, что она должна быть многогранна каждый день, и внимание к культуре, спорту и условной «манной каше» не должно зависеть от формальностей.

– Каковы музыкальные предпочтения президента России?

– Владимир Владимирович очень любит классическую музыку, у него потрясающая коллекция записей. И обе его дочери прилично играют на скрипке. Он очень деликатно относится к их способностям, не превознося их, но я видел приватную запись их исполнения – это действительно талантливо и проникновенно. И «эстраду» они тоже хорошо исполняют. Владимир Владимирович ходит на концерты классической музыки. Он всегда с интересом следит за Международным конкурсом им. П.И. Чайковского, в этом году присутствовал на торжественном гала-концерте лауреатов. Он имеет свое представление, свой вкус в музыке. Однажды мы были вместе на концерте, и, когда закончилась объявленная программа, музыканты стали исполнять дополнительные произведения, не перечисленные в программке. И вдруг он говорит мне: «О, это интермеццо Брамса!» А ведь это произведение не из популярных. Он и сам любит играть на фортепиано! Но чтобы уверенно владеть инструментом, надо постоянно заниматься, но у него, к сожалению, в силу занятости нет времени. В неформальной обстановке, если он оказывается в помещении с роялем, он обязательно подойдет и что-то наиграет. Из последнего, что я слышал в его исполнении, – произведения Баха.

***

На музыкальном хозяйстве

Сергей Павлович Ролдугин родился 28 сентября 1951 года на Сахалине, с пяти лет начал обучаться игре на фортепиано, с восьми – на виолончели. Окончил музыкальную школу в Риге, затем – Ленинградскую консерваторию, здесь же аспирантуру. С 1974 по 1984 год – артист Академического симфонического оркестра Ленинградской филармонии им. Д.Д. Шостаковича под управлением Е.А. Мравинского.

С 1984 по 2003 год – первый солист-концертмейстер группы виолончелей оркестра Мариинского театра. Профессор, в 2003-2004 годах – ректор Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. С 2004 года занялся дирижерской деятельностью. Приглашенный дирижер Мариинского театра, также выступает с ведущими симфоническими оркестрами в России и за рубежом. Как музыкант-солист выступает в России и Европе, ежегодно проводит серии мастер-классов в разных странах. Принимает участие в работе жюри национальных и международных конкурсов.

Народный артист России (2005 год), награжден орденом Почета (2011 год).

С 2006 года – художественный руководитель созданного по его инициативе и под патронажем президента России Владимира Путина Санкт-Петербургского Дома музыки. Федеральное учреждение культуры ведет подготовку молодых российских солистов классических специальностей к международным музыкальным конкурсам и фестивалям. Специально для размещения Дома музыки был отреставрирован дворец Великого князя Алексея Романова на набережной реки Мойки, дом 122 (на эти цели из бюджета города было выделено порядка 800 млн рублей).

С 2008 по 2015 год – член Общественного совета холдинга «Национальная медиа группа». С 2009-го – президент благотворительного фонда «Алексеевский» (поддержка и развитие Санкт-Петербургского Дома музыки). Акционер банка ОАО «АБ «РОССИЯ» (3,22%).

Крестный отец старшей дочери президента России Владимира Путина Марии.

 


Об авторе
[-]

Автор: Марина Скляренко

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.04.2016. Просмотров: 208

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta