Казахстан, 2015 год: даешь местную общественно-политическую продукцию!

Содержание
[-]

Казахстан, 2015 год: даешь местную общественно-политическую продукцию! 

Надоело зависеть от ситуации у соседей… Тем более, что проблемы соседей скоро станут нашими проблемами.

Конец года демонстрирует те же тренды, что и были в начале. Когда в стране застой, мы обращаем больше внимания на международные факты, на наших соседей и понятно, что тренды в этом и предстоящем году задали внешние факторы. Есть необходимость производить свою отечественно-политическую продукцию: это могут быть выборы, неожиданные резонансные события… Так что нашей политической элите есть над чем задуматься. Об этом шел разговор за круглым столом ведущих политических и экономических экспертов страны. 

Расул Жумалы: Если посмотреть на те или иные внутриполитические тренды, то они же тоже задаются не сколько изнутри, а, скорее, как рефлекс на происходящее «снаружи». То финансовый кризис, то падение цен на нефть, то девальвация российского рубля, то ситуация с Украиной, то критика в отношении к ЕАЭС… Мы видим, что все наши решения – это не более чем ответ на внешний вызов.

Досым Сатпаев: И, кстати, если продолжить тему родственной связи между внешними и внутренними фактами, то даже вопрос о девальвации некоторые эксперты связывают с вероятностью выборов. Дескать, какой смысл проводить девальвацию до выборов, с точки зрения политтехнологий это глупо. Сначала нужно провести выборы, а потом «обрадовать» народ девальвацией.

Расул Жумалы: Один из руководителей финансовой системы заявлял о том, что после первой девальвации в начале года второй девальвации не будет. По этому поводу было немало стеба, но девальвационные настроения крепчают. Во-первых, только за октябрь порядка 10% вкладов из тенговых  переведены в долларовые. Многие задаются вопросом, когда наступит тот час Х? Настанет ли он сразу после Нового года, либо будут ждать этих «гипотетических выборов? Самое главное, что будет в ближайшие два месяца, поскольку удержание тенге в равновесии с российским рублём, который упал почти на 60%, я подозреваю, потребует колоссальных денег.

Досым Сатпаев:  Непонятна ситуация с минимальной планкой цены на нефть. Недавно  Бахыт Султанов заявил о том, что казахстанская экономика выдержит и 60-70 $, хотя у нас сейчас заложено 80 $ в бюджет 2015 года. Но он упомянул, что если падение будет и дальше, то и корректировка будет соответствующей. Видимо, здесь присутствует некая недоговоренность, нет чёткой и ясной позиции.

Расул Жумалы:  Председатель Нацбанка К. Келимбетов озвучивал как критическую цифру в 40 рублей за один доллар и, по-моему, 60 или 70$ за баррель нефти.  Видимо, обжегшись на этом, сейчас такие вещи он уже не озвучивает. Видно, что экономика и ценообразование регулируются не совсем  понятными для него  закономерностями.  Все это похоже не на здравые экономические расчёты, а на самоуспокоение и гипноз, в формате: даю установку на благополучный результат. Но к реальной экономике это, действительно,  отношения имеет мало.

Андрей Чеботарев: Расул, ты как раз в тему. Сегодня я прочёл интервью с одним из участников «Битвы экстрасенсов» Александровским, который заявил о том, что движения с валютой (он не сказал слова девальвация), начнутся в середине февраля или начале марта. Недавно я тоже ссылался на Бахыт Жуматову, которая говорила, что доллар подскочит до 220 тенге.

Досым Сатпаев: Пока у нас молчат официальные структуры, эту нишу активно заполняют экстрасенсы. В прошлый раз мы правильно шутили, предлагая вместо спикеров и секретарей ввести в штат госструктур экстрасенсов, потому что им верят больше и они более активны на информационном поле.

Расул Жумалы: Опять-таки, если гипотетически брать слова экстрасенсов о том, что доллар может стоить 220-250 тенге, то это с нынешнего уровня уже 30% девальвации, в то время, когда российский рубль уже упал на 60 % и даже больше. Если вспомнить последние две девальвации, то они как раз шли вслед за девальвацией российского рубля и девальвировались настолько, насколько девальвировался российский рубль в условиях открытых границ, Таможенного Союза, перетекания товаров. Таким образом, доллар может вырасти и до 300 тенге.

Досым Сатпаев: Так мы и сейчас наблюдаем мини- сценарий, пока только регионального масштаба, когда жители приграничных регионов нашей страны скупают почти все в России. Уже даже российские СМИ заявляют о массовом нашествии казахстанцев, которые сметают все подряд.

Расул Жумалы: Но и наши казахстанские бизнесмены хватаются за голову, поскольку они завезли российскую продукцию по их ценам, а цены на автомобили упали ниже закупочной цены. Более того, сейчас весь наш несырьевой сектор будет абсолютно неконкурентноспособен по отношению к рынку России в режиме девальвации.

Досым Сатпаев: Парадокс в том, что если до этого Лукашенко заявил о том, что воссоздал приграничную границу с Россией в ответ на обвинение в реэкспорте и сейчас там грузовики проверяют и с той, и с этой стороны, то совсем недавно, в связи с ажиотажем на севере Казахстана, некоторые информационные агентства предложили восстановить таможенную границу. В противном случае, капиталы уйдут в Россию, что, опять-таки, серьезно ударит по казахстанскому бизнесу.

Расул Жумалы: Видите, как наш третий партнер по ТС,  Беларусь, которая находится в схожих кабальных условиях в зависимости от российского рубля, от экономики и финансовой системы, очень предусмотрительно, пускай и запоздало, восстанавливает таможенную границу. Сам Лукашенко заявил о том, что они будут срочно переориентироваться от деградирующей российской экономики на европейские рынки. Мне кажется, здесь он очень искренен, прагматичен и очень правильно поступает. На этом фоне особенно обескураживает молчание наших государственных органов, отвечающих за экономику, финансовую систему и валюту.

Досым Сатпаев:  У нас только один человек с определенной периодичностью делает эпатажные заявления — это Гани Касымов, который сегодня заявил о необходимости приостановить Таможенный союз. Несмотря на то, что это больше напоминает махание кулаками после драки, но аналогичные прогнозы делали многие скептики еще в начале этого года, когда просили власть не торопиться подписывать майский договор. Но, опять же, возникает ощущение, что заявление Гани Касымова является его собственной позицией, а не официальной, потому что недавно глава Казахстана заявлял о том, что в любом случае в январе 2015 года ЕАЭС будет запущен. И кстати, 23 декабря будет встреча глав государств Евразийского совета, где будут принимать участие президенты Кыргызстана и Армении. Я пошутил в одной из своих стаей, что если ранее у нас были «лебедь, рак и щука», которые телегу тащили, то сейчас в телегу добавились Армения и Кыргызстан.

Расул Жумалы: Так уж сложилось, что мы еще больше загнали себя в угол зависимости, несмотря на  ценность многовекторной политики. Ответы на наболевшие вопросы многие ожидали от вчерашней встречи Владимира Путина с обширным журналистским корпусом. Три с лишним часа шла встреча, но вместо внятных четких ответов был эффект Кашпировского в виде установки, что все неминуемо будет хорошо. Путин несколько раз повторял: российская экономика встанет с колен, поднимется, кризис пройдет, надо только перетерпеть это время, вот основной посыл. При этом и внешняя, и внутренняя экономическая политика российского руководства останется прежней, т.е., новых реформ или изменений ожидать не приходится.

Досым Сатпаев: И кстати, довольно странно его заявление о том, что в любом случае участники ТС выйдут с плюсом из этого кризиса.

Андрей Чеботарев: Может быть,  Беларусь выйдет не только из кризиса, но и из Таможенного Союза. Я тебе больше скажу: тот же экстрасенс Виктор Александровский предсказывает это уже в  следующем году.

Досым Сатпаев: Я слушал Путина и автоматически переносил на Казахстан те же самые проблемы:  сырьевая зависимость, отсутствие диверсификации, провал экономических реформ. Даже многие российские чиновники стали признавать, что не только внешние факторы, но и они сами ничего не сделали для того, чтобы российская экономика была независимой от этих ценовых колебаний и т.д. Интересно, что бы мы сделали, если бы Казахстан, не дай Бог, оказался бы в такой же ситуации, как Россия?

Расул Жумаулы: Я думаю, тогда ситуация была бы более трагична, чем в России. Вопрос санкций и многогранный, и относительный. Многие государства, с гораздо меньшим потенциалом, чем Россия, живут в режиме санкций. Взять тот же Иран… вот уже тридцать пять лет… Там санкции куда более жесткие, объемлющие и тотальные, запрещено буквально все, и они выстояли. Хватило всего полгода облегченных санкций, чтобы продемонстрировать, что Россия — это всего лишь колосс на глиняных ногах:  обрушилась валюта, вывоз капитала из страны, доверие к российскому рублю и экономике упало, прекращены внешние инвестиции…

Досым Сатпаев: Россия- это не Иран. Иранцев объединила идея: весь мир против нас, но в любом случае мы одержим победу. Хотя, были и свои митинги, и демонстрации, и оппозиция, более жесткая диктаторская система управления, более харизматичные лидеры. При всех экономических минусах правления Фиделя Кастро, там не было революций, его харизму никто не подверг сомнению. Находясь под боком такого гиганта как США, Куба так и не приползла на коленях в Вашингтон, а дождалась, когда сам Барак Обама отменил санкции.

Расул Жумалы: Последняя неделя вообще примечательна геополитическими сдвигами. Спустя пятьдесят с лишним лет началось потепление отношений между США и Кубой. И это, мне кажется,  целенаправленная политика Вашингтона и Белого Дома на «окучивание» последних союзных с Москвой государств, формировавших постсоветский пророссийский блок. Мы заметили подобное заявление со стороны Евросоюза и США и в отношении Беларуси. Я также заметил аналогичные признаки в отношении последнего союзника России в Латинской Америке — Венесуэле, которая вместе с другими проамериканскими лидерами приветствовала сближение Кубы с Америкой.

Досым Сатпаев: Узбекистан также попал в поле зрения американцев. Не успел встретиться Каримов с Путиным, выторговав хорошую скидку, как тут же Каримов встречается с высокопоставленным представителем американского руководства, где заявляется о необходимости партнёрского сотрудничества по афганской теме.

Расул Жумалы: Посмотрите, союзные государства восстанавливают определённую самостоятельность своих позиций не на словах, а на деле. Узбекистан не идёт к России, держится особняком —  и Россия прощает им многомиллионный долг. Куба тоже на 30 миллиардов в плюсе, Беларусь, долгое время не имевшая льготных цены на энергоносители, сейчас их получила. Может быть, и Казахстану есть смысл держать более самостоятельную позицию?

Андрей Чеботарев: Кстати, мы уже имеем такую позицию, хотя опять, возможно, мечемся между какими-то крайностями. Недавно прошло заседание Совета глав правительств и там наш премьер-министр заявил о том, что чуть ли не десятки китайских предприятий придут к нам устанавливать свои мощности, что будут контракты на миллиарды. Теоретически, это хорошо. Но кто  знает, на каких условиях они сюда войдут?  На том условии, что на китайских предприятиях должны работать китайские граждане?

Досым Сатпаев: Безусловно, традиционно китайский бизнес выстраивается только на таких условиях. Да, мы выдаём вам кредиты, да, мы помогаем вам строить заводы, но при условии, что вы покупаете наше оборудование, где-то даже наше сырье, приглашаете наших специалистов. Деньги в любом случае возвращаются в Китай. Я думаю, те 14 млрд. долларов, которые наши чиновники показали, как гигантский успех, подписывая соглашение, в основном вернутся в Китай, конечно же. Здесь можно понять наше правительство, которое должно показать главе государства, что реализуют индустриально-инновационную программу, что китайцев приглашают не только в сырьевой сектор, но и в сектор инноваций, в сельское хозяйство, переработку…

Андрей Чеботарев: Переработку той земли, которую хотят отдать, но не могут, боясь-таки народного гнева, а тут по таким схемам можно получить такой же результат для китайских предприятий…

Досым Сатпаев: Но самое интересное, что наши чиновники не просто, скажем так, кланяются Китаю или России, они еще пытаются скрестить два этих живых существа под названием ЕАЭС и ШОС. Могли бы эти две организации установить хороший партнёрский диалог?

Андрей Чеботарев: Масимов заявил, что успешная интеграция в ЕАЭС будет стимулировать экономические проекты в ШОС.

Досым Сатпаев: Я думаю, что китайцы сильно задумались над тем, что же он имел в виду. Судя по новой концепции  Шёлкового пути, китайцы все-таки решили накачивать мощными финансами центральноазиатский регион…

Расул Жумалы: Примерно два месяца два назад российские представители заявили о том, что отныне между Китаем и Россией контракты будут обслуживаться в национальных валютах.  Китайские официальные представители отвергли это предложение и сказали, что по-прежнему будут придерживаться долларовых взаиморасчётов. А буквально во время встречи с Масимовым была достигнута договорённость, что между Казахстаном и Китаем расчёты будут производиться в национальных валютах — юанях и тенге. Возможно, это определённый кредит доверия к нашей национальной валюте, но это проявление лояльности по отношению к Казахстану и наоборот не доверия по отношению к падающему курсу российского рубля. Это тоже возможный реверанс в сторону Казахстана. Другое дело, любой контракт многомиллионный, миллиардный, четырнадцати миллиардный, должен заключаться в прозрачном поле, при участии отечественных экспертов, экономистов.

Досым Сатпаев: Это по аналогии с СРП (соглашении о разделе продукции), которые подписывались  с нефтегазовыми компаниями в 90х годах, и мы до сих пор не знаем, что в них?  Какой-то чёрный ящик.

Расул Жумалы: Та же практика продолжается до сих пор. Нам в сухом остатке объявляют конечную  сумму и о чем, а в каких деталях кроется дьявол, мы до сих пор не знаем. Есть очень большой риск повторить кабальные контракты по Тенгизу. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Андрей Чеботарев: И, кстати, интересно, что на этом фоне время от времени, всплывает почти забытая тема Кашагана. Недавно было заявлено, что акционеры все-таки договорились с правительством. Но, помните, что Кашаган — это наша «Санта-Барбара» или «Богатые тоже плачут».

Расул Жумаулы: То есть никакой отдачи, но много слез, много денег, подпорченная экология… И все только потому что все эти контракты подписывались и заключались в закрытом режиме. То есть, на собственной же нефти, на собственной земле мы умудрились оказаться в долгах иностранцам, да и еще с туманными перспективами, когда сериал дойдёт до своего логического конца и начнёт давать прибыль. И самое обидное в этих условиях, что и мы, и Россия продолжаем наступать на одни и те же грабли.

Андрей Чеботарев: На этом не особо веселом фоне радует, что мы отметили очередную годовщину Независимости Казахстана, что некоторые эксперты нам обещают хороший Новый год, экстрасенсы нам обещают выборы в апреле предстоящего года, а значит, для наших политологов будет над чем поработать. Тогда давайте смотреть с оптимизмом, или с разумным пессимизмом на все наши перемены.

Оригинал 

 


Об авторе
[-]

Источник: exclusive.kz

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.01.2015. Просмотров: 223

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta