Какой должна быть политика Украины по непризнанию российской оккупации в Крыму и на Донбассе

Содержание
[-]

У России есть время, а у Украины – лишь часы, которые стремительно приближают самые негативные сценарии будущего.

Попытавшись аннексировать Крым, Россия нарушила настолько фундаментальные нормы международного права, что пошатнулась вся «Вавилонская башня» мироустройства, которую Объединенные нации долго и настойчиво отстраивали после Второй мировой войны, пишет LB.ua. Международное сообщество отреагировало на это геополитическое землетрясение вполне прогнозируемо: насильственное приобретение территории не может быть оправдано и признано. Россию подвергли санкциям и международной изоляции.

В условиях блокирования Россией Совета Безопасности ООН лидерство в формировании ответа на российскую агрессию взяла на себя Генеральная Ассамблея. 27 марта 2014 года она приняла резолюцию 68/262 «Территориальная целостность Украины», которой призвала не признавать любое изменение статуса Автономной Республики Крым и города Севастополя и воздерживаться от любых действий или шагов, которые могут толковаться как такое признание.

Сжатая и ёмкая формула, характерная для документов международных организаций, нуждалась в развитии. Фактически Украине как государству, которое больше всего пострадало от российской агрессии, вручили «томос коллективного непризнания» и благословили наполнить его реальным содержанием. Именно Украина должна была определиться и сориентировать международное сообщество, какие действия относительно оккупированного Крыма являются приемлемыми, а какие – недопустимыми, на что она может согласиться из гуманитарных, правозащитных или иных соображений, а что будет рассматривать как нарушение своего суверенитета при любых обстоятельствах.

К сожалению, за годы, прошедшие с момента принятия резолюции, мы так и не удосужились разработать комплексную и консолидированную политику в данной сфере. Тезис о «непризнании аннексии Крыма» надёжно вошел в лексикон многих украинских политиков, однако, остался общим местом в их речах, не воплотившись в соответствующие законопроекты и внешнеполитические инициативы. Более того, частота и неуместность его использования свидетельствует о том, что политические деятели нашего государства не очень хорошо понимают, что имеется в виду.

На самом деле речь идёт о задаче чрезвычайной важности. Если Украина хочет, чтобы в вопросе непризнания аннексии Крыма все международные игроки играли по правилам, то она должна их чётко установить, сделать достоянием общественности, ввести ответственность за нарушение и, что самое главное, сама добросовестно их соблюдать.

Пока что последние пять лет международные партнёры в лучшем случае руководствуются собственным пониманием правил игры, подгоняя их под свои интересы и геополитические императивы, в худшем – играют в тёмную. Показательной стала печально известная история с поставкой газовых турбин немецкого концерна Siemens, которые вместо заявленной российской Тамани оказались в оккупированном украинском Крыму.

Безусловно, разработка таких правил усложняется отсутствием единого, международно-правового акта, который кодифицировал бы институт международного признания, закрепил бы на международном уровне его основные элементы. Источником вдохновения в данном случае должна послужить международная практика, сформировавшаяся на протяжении почти 90 лет его применения в ответ на серьезные нарушения международного права. Вспомним аннексию Ираком Кувейта, оккупацию Марокко Западной Сахары, захват Индонезией Восточного Тимора, арабо-израильский конфликт. Анализ этих и многих других ситуаций, связанных с Северным Кипром, Приднестровьем, Абхазией и Южной Осетией, Нагорным Карабахом, даёт возможность набросать эскиз политики непризнания аннексии Крыма.

- Какие же элементы могут и должны лечь в основу политики непризнания?

В сфере официальных отношений чрезвычайно важным и абсолютно логичным элементом является обязанность всех государств-членов ООН, международных организаций и специализированных учреждений воздерживаться от дипломатических, консульских, а также иных официальных сношений, которые повлекли бы за собой признание суверенитета РФ над временно оккупированной территорией Автономной Республики Крым и города Севастополя.

Такая обязанность хотя и носит общий характер, тем не менее, имеет много конкретных проявлений. Прежде всего, все государства и международные организации должны прекратить деятельность своих представительств, учреждений, миссий на оккупированной территории и отозвать из Крыма свой персонал. Дипломаты, консулы, международные чиновники, аккредитованные в Москве для работы на территории РФ, не имеют права действовать на оккупированном полуострове.

Исполнение любых дипломатических функций или совершение консульских действий относительно жителей Крыма, включая выдачу им виз для въезда на территорию других государств, должно осуществляться исключительно на материковой территории Украины. И наоборот, иностранные государства и международные организации не должны аккредитовать должностных лиц, если они направляются як официальные представители т.н. «Республики Крым», соглашаться на открытие представительств Крыма як субъекта РФ в любой форме.

Несомненной обязанностью государств должны стать запрет оккупационной власти Крыма выступать истцом в национальных судах и отказ признавать её действия в этом качестве. Россия также не может быть наделена правом представлять АРК или Севастополь в иностранных национальных и международных судах или арбитражах как истец. В этой связи позитивным опытом можно считать рассмотрение дела о возвращении на территорию Украины «Скифского золота», которое экспонировалось в музее Алларда Пирсона. Ни Российская Федерация, ни бутафорская «Республика Крым» не смогли стать оппонентами Правительства Украины в ходе судебного производства в Окружном административном суде Амстердама. Противная сторона была представлена лишь «крымскими музеями».

Иным аспектом непризнания на официальном уровне должно быть чёткое требование Украины не признавать т.н. «выборы» в Крыму, организованные и проведённые оккупационной властью, а также не признавать «должностных лиц», избранных на этих выборах как в местные органы управления, так и в федеральные органы власти РФ. Для таких псевдочиновников должны раз и навсегда закрыться двери международных организаций, конференций, других международных форумов. Украине по силам добиться, чтобы ООН, ОБСЕ, Совет Европы, ЕС воздерживались от направления наблюдателей для наблюдения за т.н. «выборами» на оккупированных территориях. Присутствие международных наблюдателей, даже при условии подготовки абсолютно объективного и жёсткого отчёта по итогам, будет неизбежно использовано Кремлём для легитимации аннексии.

На официальном уровне непризнание должно проявляться в представлении информации относительно АРК и Севастополя как части территории Украины в статистических и других официальных документах, а также их надлежащем обозначении на электронных и печатных картах, на фото- и видеоматериалах, в печатных изданиях, корректном упоминании во время теле- и радиоэфиров. С юридической точки зрения значимость подобных вещей довольно ограничена, при этом с точки зрения ежедневной коммуникации и аудиовизуального восприятия обязанность надлежащим образом обозначать Крым является одной из важнейших.

По определению не подлежат признанию любые акты, решения, документы, совершённые или выданные российской оккупационной властью на территории АРК и Севастополя, и в первую очередь, любые документы, которые удостоверяющие личность, устанавливающие факты, фиксирующие изменение права собственности и т.п. Подписи и печати «крымских» судей, прокуроров, адвокатов, нотариусов должны превратиться в чёрную метку для государственных органов и коммерческих структур иностранных государств. Их заведомая ничтожность не должна вызывать сомнений.

Непременной составляющей непризнания является избежание любых контактов и сотрудничества с оккупационной власть в Крыму, в частности официальных поездок в нарушение законодательства Украины о въезде в Крым/выезде из Крыма иностранных высокопоставленных чиновников, политиков, активистов, учёных, экспертов, бизнесменов, а также недопущение участия представителей российской оккупационной власти в Крыму, созданных и управляемых ею предприятий, учреждений и организаций в международных мероприятиях.

На уровне международных организаций политика непризнания должна проявляться, прежде всего, в последовательном и корректном использовании терминологии, введенной резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 68/262, 71/205, 72/190, 73/194 и 73/263 относительно Российской Федерации как оккупационной власти, АРК и Севастополя как временно оккупированной территории. Эта терминология должна звучать повсюду вместе с подтверждением приверженности суверенитету, независимости и территориальной целостности Украины в пределах её международно признанных границ. На каждое российское «Крымнаш» Украина и её партнеры с разных трибун должны напоминать, что международное сообщество не признало попытку России аннексировать АРК и Севастополь, а любые действия РФ, направленные на оправдание и легитимацию этой аннексии, являются ничтожными.

Основываясь на политике непризнания, Украина должна требовать изъятия/отказа от размещения на веб-сайтах или других электронных ресурсах международных организаций информации (докладов, графических материалов, документов), которая могла бы истолкована как признание изменения статуса АРК и Севастополя. Если же это невозможно в силу процедурных или иных объективных причин, каждая такая публикация должна сопровождаться разъяснениями или оговорками с упоминанием соответствующих резолюций ГА ООН.

Под давлением Украины международные организации должны обеспечить, чтобы их деятельность, а также деятельность их руководящих и рабочих органов в пределах утверждённых мандатов покрывала территорию АРК и Севастополя исключительно как неотъемлемую часть территории Украины. Визиты международных чиновников на Крымский полуостров могут осуществляться только по приглашению или по разрешению украинской стороны при условии строгого соблюдения законодательства Украины. Любые рекомендации, доклады или оценки ситуации в АРК и Севастополе должны предоставляться в рамках украинских мониторинговых / оценочных циклов и адресоваться, в первую очередь, компетентным органам государственной власти Украины. В то же время сотрудничество международных организаций с РФ не должно распространяться на временно оккупированную территорию: на крымских курортах не могут проводиться мероприятия под их эгидой.

В сфере заключения и применения международных договоров политика непризнания также призвана установить свои «красные линии». Так, все двусторонние международные договоры с Российской Федерацией должны применяться только по отношению к территории РФ в пределах её международно признанных границ, то есть без учёта АРК и Севастополя. Стратегическое задание Украины состоит в том, чтобы как можно больше государств нотифицировали такую позицию российскому МИД.

Что же касается многосторонних договоров, участником которых является Украина, то логичным проявлением политики непризнания должны стать соответствующие оговорки (отступления, заявления об ограниченной юрисдикции) на период временной оккупации Россией АРК и Севастополя. Помимо прочего, в этих оговорках должно содержаться требование рассматривать любые документы или запросы, направленные оккупационной администрацией РФ, должностными лицами любого уровня самопровозглашенных органов Крыма, как неправомерные и ничтожные, вне зависимости от того, направлялись ли они непосредственно или через компетентные органы РФ. Таким образом действие положений конвенций, которые предусматривают прямую коммуникацию или взаимодействие с территориальными органами Украины в АРК и Севастополе, будет приостановлено.

Аналогичными соображениями следует руководствоваться во время проведения переговоров и заключения новых двусторонних и многосторонних договоров. В идеале каждый международный договор, который заключается Украиной, должен содержать положения, ограничивающие его действие на оккупированной территории АРК и Севастополя, а документ о присоединении Украины к любой конвенции – оговорку о невозможности гарантирования надлежащего применения её норм в АРК и Севастополе на период их военной оккупации Россией.

Сферой, в которой политика непризнания наиболее тесно переплетается с санкциями и контрмерами, была и остаётся экономика. В этой области чрезвычайно сложно провести границу, где заканчивается одно и начинается другое. Вместе с тем, есть случаи, когда такое разграничение возможно. Например, именно политика непризнания требует, чтобы предприятия, принадлежащие иностранным государствам или находящиеся под их контролем, прекратили свою экономическую деятельность на оккупированной территории АРК и Севастополя, расторгли любые деловые отношения с субъектами предпринимательской деятельности Крыма, отказались от участия в инвестиционных проектах на территории полуострова.

Частью политики непризнания является также обязанность государств прекратить финансовую поддержку своих физических и юридических лиц (субсидии, дотации, льготы) в тех случаях, когда такая поддержка будет способствовать торговле или экономическому сотрудничеству с оккупированной территорией. Непризнание может проявляться в отказе государств защищать инвестиции и концессии своих граждан и юридических лиц на оккупированной территории от исковых требований Правительства Украины.

Проявлением политики непризнания может стать и запрет на импорт товаров, произведенных в Крыму и Севастополе, без сертификата происхождения, выданного украинскими органами власти. Напротив, распространение запрета осуществлять экономическую и предпринимательскую деятельность в Крыму на частный сектор следует расценивать скорее как санкции, нежели проявление политики непризнания.

Отдельным и исключительно важным направлением политики непризнания является обеспечение соблюдения запрета на заход судов под иностранным флагом в закрытые порты АРК и Севастополя. В июне 2014 года Украина закрыла морские порты в Керчи, Феодосии, Ялте, Евпатории и Севастополе до возобновления конституционного порядка Украины на оккупированных территориях. Иностранные государства были уведомлены о факте закрытия как на двусторонней основе, так и с использованием механизма Международной морской организации (IMO). Несмотря на это суда продолжают заходить в закрытые порты Крыма.

Действенность политики непризнания требует реальных, а не декларативных шагов по привлечению к ответственности судовладельцев, капитанов, судов-нарушителей. Важно, чтобы в фокусе оказалась вся цепочка «морской индустрии»: крюинговые компании, страховые компании, морские и речные реестры… Как и любой другой бизнес, эта индустрия основана на репутации, поэтому взаимодействие со страховиками, которые откажутся страховать морские суда, заходящие в закрытые порты Крыма, может быть не менее эффективной, чем уголовное преследование судовладельцев или команды.

В области воздушного сообщения политика непризнания должна развиваться по меньшей мере в двух направлениях.

Во-первых, соблюдения запрета на использование закрытых аэропортов Крыма, в частности, аэродромов «Севастополь (Бельбек)», «Заводское», «Симферополь», и на использование воздушного пространства над Крымским полуостровом, закрытого Украиной от поверхности до высоты в 8500 метров.

Во-вторых, защиты исключительного права Украины на аэронавигационное обслуживание в Симферопольском районе полётной информации над территорией АРК и Севастополя, прилежащими водами, а также в части воздушного пространства над акваторией Чёрного моря. В рамках данного сегмента отчаянные попытки РФ узурпировать полномочия Украины на регулирование полётов в пределах Симферопольского РПИ должны систематически блокироваться на уровне ICAO, Евроконтроля, Black Sea Task Force, а борты, осуществляющие незаконные авиационные перевозки на оккупированный полуостров, – преследоваться за нарушение норм международного права и национального законодательства Украины.

Список элементов, как и перечень сфер, где должна применяться политика непризнания, не носят исчерпывающего характера. По большому счёту она должна проявиться в каждой области и с учётом её специфики дать необходимый результат. К примеру, в области культуры одним из проявлений политики непризнания является запрет экспонировать на территории иностранных государств культурные ценности, незаконно вывезенные Россией из оккупированного Крыма. Вряд ли картины мариниста Ивана Айвазовского, вывезенные в Третьяковскую галерею, смогут продолжить свой выставочный путь в ведущие музеи Европы или Америки, а даже, если они там и окажутся, то ни одно государство не предоставит им иммунитеты и гарантии, необходимые для защиты от исковых требований Украины.

В начале 2014 года никто не мог представить себе, что произойдет в Крыму. Сценарий захвата полуострова был лишь одним из многих возможных, а в сценарий его аннексии не верилось вообще. Тем не менее, сегодня мы отмечаем уже пятую годовщину этих печальных событий. Что бы там не предрекали Ванги и Нострадамусы от политики, никто наверняка не знает, когда оккупация завершиться. Следом за Отто фон Бисмарком Путин провозгласил знаменитое «Блаженны владеющие» и вряд ли так легко отступит от своих слов. Отказ от Крыма для него обернётся мгновенным и разгромным поражением.

Советская оккупация балтийских государств длилась пятьдесят лет, негласная оккупация россиянами Приднестровья длится более двух десятилетий, грузинские регионы Абхазии и Южной Осетии оккупированы «российскими миротворцами» уже более десяти лет… На этом фоне очевидно, что российская оккупация Крыма – это надолго. Россия видит себя в роли восточного мудреца, сидящего на берегу и ожидающего, пока мимо него не проплывёт труп украинской государственности, чтобы подобрать суверенитет над Крымом, а возможно и над другими регионами Украины. Сколько уже было таких случаев, когда противоправно приобретенная территория вследствие давности владения становилась частью государства-захватчика…

У России есть время, а у Украины – лишь часы, стрелки которых стремительно приближают самые негативные геополитические сценарии будущего. Остановить их бег может активное, а желательно – проактивное, противодействие нашего государства легитимации аннексии Крыма. Его краеугольным камнем должна стать последовательная, системная и консолидированная политика непризнания. При чём наполнить эту политику конкретным содержанием должна именно Украина, а не США, ЕС или «Большая семёрка». Её разработка и эффективная реализация являются не меньшим тестом на международную правосубъектность Украины, чем создание боеспособных вооруженных сил или обеспечение макрофинансовой стабильности.

Автор: Максим Кононенко, дипломат; опубликовано в издании  LB.ua

http://argumentua.com/stati/kakoi-dolzhna-byt-politika-ukrainy-po-nepriznaniyu-rossiiskoi-okkupatsii

***

Приложение 1. Партия войны испытывает Зеленского на прочность

Трехсторонняя контактная группа, продолжившая 2 июля работу в Минске, должна была обсуждать урегулирование в Донбассе. Накануне мониторинговая миссия ОБСЕ подтвердила, что стороны развели силы у Станицы Луганской. Но в повестке дня появились другие вопросы: в понедельник и во вторник были обстреляны украинские санитарные автомобили.

Первый инцидент произошел 1 июля у Водяного (Донецкая область). По сообщению украинского штаба Операции объединенных сил, по машине с красным крестом нанесен удар управляемой противотанковой ракетой. Погибли водитель и женщина-медик, один человек ранен. Секретарь Совета нацбезопасности и обороны (СНБО) Украины Александр Данилюк заявил о нарушении международного гуманитарного права.  Он потребовал рассмотреть ситуацию на встрече в Минске, поскольку «подобные проявления агрессии угрожают свести насмарку все усилия по мирному урегулированию».

Контактная группа еще не успела начать работу, когда появилось новое сообщение украинской стороны: утром 2 июля под снайперский огонь на шоссе Марьинка–Красногоровка (Донецкая область) попал санитарный автомобиль волонтеров. Два человека были ранены. Президент Украины, который в эти дни находится с визитом в Канаде, расценил ситуацию как «позорную и подлую попытку сорвать тяжелый переговорный процесс по прекращению огня в Донбассе».

Накануне визита Владимир Зеленский с оптимизмом прокомментировал отчет миссии ОБСЕ о завершении отвода войск и вооружений у Станицы Луганской. «Не хочу обещать, что завтра будет мир, завтра мы прекратим войну. Но мне кажется, что хрупкая надежда на начало завершения горячей фазы войны, эта надежда появилась», – сказал он.

И ходя предыдущая встреча в Минске, состоявшаяся 19 июня, завершилась без каких-либо прорывных решений, но представители украинской делегации намекали на возможность прорыва 2 июля. По словам источников «НГ», планировалось сосредоточить внимание на гуманитарных вопросах. Леонид Кучма, отвечая на вопросы журналистов, подтвердил, что велась подготовка к обмену удерживаемыми лицами: «У меня была возможность провести такие, можно сказать, частные переговоры с теми, от кого в какой-то степени это зависит… И есть желание начать этот процесс (обмена. – «НГ»), потому что на это смотрит весь мир». Кроме того, готовились к обсуждению инициативы по отмене торгово-экономической блокады Донбасса с украинской стороны.

Источники в Киеве утверждают, что речь шла не о разрозненных решениях, а о целом комплексе мер экономического и гуманитарного характера, которые могли бы стать фоном для переговоров о режиме безопасности. О том, что обсуждают в команде Зеленского, можно судить по интервью секретаря СНБО Александра Данилюка изданию «Левый берег». Он сказал, что Минский процесс зашел в тупик, но украинская сторона не намерена отказываться от Минских соглашений, а хочет «перезагрузить» их.

«Наша задача – двигаться по гуманитарному направлению… Это большой плюс для местного населения и хоть какой-то прогресс. Без уступок, в том числе и территориальных. Просто строить прифронтовую инфраструктуру. Показать людям на оккупированных территориях, что до нормальной жизни рукой подать», – сказал он. Данилюк ответил и на вопрос об экономической блокаде: «Я знаю, что отмена так называемой блокады озвучивалось как одно из требований с той стороны. Что мы можем требовать взамен?» По словам Данилюка, Киев может потребовать освобождения пленных, отмены решения о выдаче российских паспортов жителям ДНР/ЛНР, отмены рублевой зоны в Донбассе, возвращения украинским собственникам тех предприятий, которые были национализированы в ДНР/ЛНР после начала блокады.

Примечательно, что в то же время глава офиса президента Украины Андрей Богдан допустил возможность предоставления русскому языку в Донбассе статуса регионального языка (правда, представитель президента в Верховной раде Руслан Стефанчук заявил, что Богдан выразил свое личное мнение, а не позицию президента и его команды). Предложение вызвало бурю обсуждений и шквал критики в Украине. Тон задал пятый президент Украины Петр Порошенко, который ведет свою новую партию «Европейская солидарность» на парламентские выборы. Он считает, что договориться о мире путем уступок с украинской стороны не удастся: «События развиваются так, что ползучий пророссийский реванш становится все более очевидным. Но «торговля языком» не принесет Украине никаких дивидендов. И не остановит Россию. Потому что Россия пришла не за Луганском, не за Донецком и даже не за Крымом. Она пришла, чтобы остановить движение Украины к членству в ЕС и в НАТО, чтобы вернуть Украину в сферу влияния России, всю Украину – от Донбасса до Галичины».

Председатель Верховной рады Андрей Парубий, который идет на выборы в команде Порошенко, сказал в эфире телеканала ICTV, что даже разведение сил у Станицы Луганской не следует воспринимать как шаг к миру: «Я считаю, что отвод войск у Станицы Луганской – это неправильный шаг. Даже когда апеллируют к каким-то договоренностям, то там был целый ряд пунктов, и первый из них – прекращение огня… В то время, когда убивают наших военных каждый день, в то время, когда под огонь попала машина скорой помощи, я считаю это шагом к капитуляции, а не к миру».

Аналитик украинского Института мировой политики Николай Белесков в комментарии «24 телеканалу» отметил, что разрозненные заявления, озвучиваемые командой украинского президента, позволяют допустить отсутствие четкого плана действий у Зеленского. Политолог Михаил Басараб в колонке для «Апострофа» предположил, что новая команда власти умышленно избегает ответов, которые позволили бы составить представление о ее планах. «Чтобы не терять электоральный ресурс (к парламентским выборам. – «НГ»), Зеленский избегает ответов на вопросы, которые могли бы отпугнуть часть его избирателей. Именно поэтому он не озвучивает никакой принципиально новой позиции противодействия российской агрессии. Мы не слышим каких-либо прорывных идей в этом направлении – все обходится декларативными заявлениями, чтобы задобрить жителей оккупированных территории, не сильно раздражать Москву, а с другой – не сильно разозлить ту часть общества, которая не воспринимает уступок Кремлю и капитуляции. Поэтому если вы сегодня спросите рядового избирателя о том, а какова стратегия Зеленского для победы в войне с Россией, возвращения оккупированных территорий, то получите очень разные ответы, очень разные представления», – написал Басараб.

Эксперты обращают внимание, что команда Зеленского регулярно повторяет только один тезис – о необходимости скорейшего прекращения боевых действий. Секретарь СНБО считает, что в зоне конфликта возможно прекратить огонь, если действовать по четкому плану. По его словам, проекты обсуждаются, но на данном этапе не готовы к обнародованию.

Источники «НГ» отмечают, что отвод сил у Станицы Луганской должен был стать сигналом к тому, что стороны готовы к продолжению разговора о «дорожной карте» урегулирования. Но обстрелы санитарных автомобилей могут сорвать начало диалога. Некоторые эксперты в Киеве предполагают, что партии войны с обеих сторон по разным причинам невыгодно прекращение конфликта. Другие говорят, что Владимира Зеленского испытывают на прочность.

Ситуацией воспользовались политические противники  Порошенко и Зеленского. Представитель партии «Оппозиционный блок – За жизнь» (занимает второе место в предвыборных опросах) Нестор Шуфрич сказал телеканалу «112 Украина», что новая команда, как и прежняя партия власти, напрасно надеется на разрешение конфликта путем переговоров в Минске. «На встречах трехсторонней контактной группы собираются представители сторон, посланники. Они не вправе принимать решения. Решения принимают главы ДНР и ЛНР – с ними и надо договариваться. А Кучма ездит разговаривать с делегатами без полномочий. Они поговорят и разъедутся, все. Поэтому на сегодняшней встрече, как и на любой другой подобной, ничего не решается и не может решаться. Результат для обмена пленными и мирного урегулирования конфликта могут дать только прямые переговоры с лидерами непризнанных республик», – заявил он.

Ранее Владимир Зеленский исключил возможность прямых переговоров между Киевом, Донецком и Луганском. Представители новой команды говорят о необходимости разговора с президентом РФ. Соратники Порошенко убеждены, что Зеленский не готов к такому разговору. 

Автор: Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

http://www.ng.ru/cis/2019-07-02/1_7612_ukraina.html

***

Приложение 2. Если президент признает "внутренний конфликт" в Донбассе, в стране может начаться майдан

На этой неделе в РФ и Украине прозвучали заявления, которые могли бы задать рамки урегулирования в Донбассе. Их общий знаменатель – признание  боевых действий «внутренним конфликтом». Москва всегда придерживалась этой линии. В Киеве первым рискнул заявить о «гражданском конфликте» бизнесмен Игорь Коломойский, которого ранее связывали деловые и дружеские отношения с нынешним президентом Владимиром Зеленским.

Впервые Коломойский публично высказал крамольную для Украины мысль в начале мая, после президентских выборов. В интервью проекту журналистских расследований Bihus.info он сказал, что в Донбассе «гражданский конфликт, можно сказать и гражданская война, но это слишком глобально».

Коломойский обосновал свой вывод тем, что на востоке «воюют украинцы с украинцами», а Россия «поддерживает одну часть украинцев». Он отметил, что на востоке страны конфликт находится в горячей фазе, но взаимная ненависть, охватившая разные группы граждан, означает «холодную фазу по всей стране».

На бизнесмена набросились с обвинениями, ведь прежняя команда украинской власти считала предателями и называла «пятой колонной» всех, кто осмеливался говорить о войне на востоке как о внутреннем конфликте. Напомним, в январе 2018 года Верховная рада приняла предложенный президентом Петром Порошенко закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей». В законе прямо указано, что Украина признает Россию «государством-агрессором». Кроме того, в документе констатируется, что «Россия оккупировала часть украинской территории». Местные власти неподконтрольных Киеву регионов признаны «временными оккупационными администрациями».

Соответственно Киев категорически отрицал возможность прямых переговоров с такими администрациями, включая руководство ДНР и ЛНР. Кстати, команда Владимира Зеленского в ходе предвыборной кампании придерживалась той же линии. В середине апреля руководитель предвыборного штаба Зеленского Дмитрий Разумков (сейчас возглавляет партию «Слуга народа», которая занимает лидирующую позицию в предвыборных рейтингах) сказал: «Так называемые администрации ДНР и ЛНР не являются субъектами переговорного процесса, а лишь объектами. Ведь все ключевые решения принимаются в РФ». Новая команда объявила, что рассматривает возможность прямых переговоров с российским руководством, но не с Донецком и Луганском.

На этой неделе Владимир Путин обозначил условия, при которых встреча с Владимиром Зеленским может состояться и быть результативной. Накануне визита в Италию он сказал в интервью газете Corriere della Sera: «Конструктивный диалог с Киевом возможен, если Зеленский начнет выполнять свои предвыборные обещания, в том числе вступит в прямые контакты со своими согражданами в Донбассе, перестанет называть их сепаратистами. Если украинские власти будут выполнять Минские соглашения, а не игнорировать их».

Российский президент отметил, что Москва готова к развитию отношений на основе прагматичного сотрудничества и взаимопонимания с Киевом. И перечислил, решения каких проблем ожидают от новой команды украинской власти: «Насильственная украинизация, запреты на использование родного для миллионов граждан Украины русского языка, включая преподавание на нем в вузах и школах; разгул неонацизма; гражданский конфликт на юго-востоке страны; попытки прежних властей разрушить хрупкий межконфессиональный мир – это лишь малая часть неприглядного «багажа», с которым придется разбираться новому президенту».

Прозвучавшее среди прочего определение «гражданский конфликт» имеет принципиальное значение. От того, примет ли такую формулировку Зеленский, зависит как урегулирование в Донбассе (либо курс на легитимизацию ДНР/ЛНР, либо продолжение прежнего курса на ликвидацию республик), так и развитие украинско-российских отношений.

По стечению обстоятельств как раз сейчас бизнесмен Игорь Коломойский снова акцентировал внимание на своей позиции. В интервью журналу «Новое время» (номер только готовится к печати, но издание обнародовало отрывки материала) он повторил свой прежний тезис: «Что произошло в Донбассе?.. Это внутренний гражданский конфликт». По мнению Коломойского, схватка на востоке назревала с 2004 года, когда противостояние Виктора Ющенко и Виктора Януковича на президентских выборах вылилось в оранжевую революцию.

Размышляя о внутренней природе конфликта, он признал: «Мы говорим, что военные российские присутствуют в Донбассе. Это факт. Они, правда, переодеты… В ДНР/ЛНР Первый и Второй (армейские) корпуса, во всяком случае, то, что касается офицерского состава, то на 100% там много российских военнослужащих, которые поехали в «отпуск» или в «командировку»  – выполнять интернациональный долг…» А военнослужащих ВСУ тренируют западные инструкторы, напомнил Коломойский. Точно так же, по его словам, с вооружениями: «Она и сейчас там есть, российская техника, и будет. Пока будет конфликт, будет там российская техника. Это реалии жизни. Да, она там есть. А у нас американская техника с этой стороны есть. И что с того?» По мнению бизнесмена, США предоставили Украине военную технику, «чтобы поддерживать конфликт в Донбассе», потому что «Америке выгодно держать санкции против России». «Во всяком случае, при предыдущем президенте так было. А нынешний президент (Дональд Трамп) – по-моему, у него другая точка зрения, но как выйти (из ситуации. – «НГ»), он не знает…» – отметил Коломойский.

Два месяца тому назад он заявлял Bihus.Info: «Конфликт в Донбассе спровоцировала и организовала Россия. С одной стороны. А с другой стороны тоже не все было благополучно». Сейчас в интервью «Новому времени» бизнесмен утверждает, что конфликт «никем не инспирирован, никакой Россией».

Известный в Украине блогер, экономист Сергей Фурса, которого цитирует издание «Главком», обратил внимание на то, что заявления российского президента и влиятельного украинского бизнесмена в данный момент близки по содержанию. Он предложил свое объяснение: «Коломойского так прижали американцы, что он теперь готов транслировать любую российскую пропаганду. Просто у него нет выбора. И это понятно. Тут – либо он уведет Украину в русский мир, либо Украина отведет его к прокурору. Причем американскому». Фурса считает, что «спрятаться нынче от американского правосудия можно только в России, потому что после Израиля (где Коломойский жил ранее. – «НГ») в Иран не поедешь».

Сергей Фурса добавил, что глава офиса президента Украины Андрей Богдан делает заявления, которые отчасти созвучны позиции Коломойского. Но никто не понимает, какой точки зрения придерживается сам Зеленский, а также – имеет ли Коломойский влияние на позицию президента Украины. Напомним, в период президентской предвыборной кампании Петр Порошенко назвал Зеленского «марионеткой Коломойского». Однако источники «НГ» утверждают, что ситуация никогда не была столь однозначной. На днях один из лидеров партии «Оппозиционный блок – За жизнь» (занимает второе место во всех предвыборных соцопросах) Вадим Рабинович заявил, что во всех органах власти Украины работают «люди Сороса». В Украине считают, что американский финансист дружен с другим крупнейшим бизнесменом – Виктором Пинчуком. Источники «НГ» утверждают, что Коломойский не определяет позицию Зеленского. Вопрос в том, есть ли в данный момент такая позиция вообще.

Сергей Фурса отметил, что у Зеленского не получится отмалчиваться. И что новому президенту в любом случае предстоит пройти «тест Коломойского». Если он примет предложение считать конфликт на востоке внутренним, то это может привести к «майдану, какого еще не видели» и «может уничтожить украинскую государственность».

В целом эксперты в Киеве склоняются к тому, что Зеленский не должен соглашаться на план «мир в обмен на территории» (обычно под этим подразумевается фактическое, а не юридическое признание российского статуса Крыма и реинтеграция ДНР/ЛНР на условиях предоставления им автономного статуса с правом влиять на политику Киева). Эксперт аналитического центра «Украинский институт будущего» Игар Тышкевич сказал изданию «Сегодня»: «Задачи России остаются неизменным с 2015 года: вернуть Донбасс Украине на своих условиях. Расколоть украинское политическое поле и максимально ослабить украинские государственные институты. России не нужен Донбасс или Крым, ей нужна вся Украина, на которую можно влиять. Это не значит, что Россия хочет поглотить Украину. Если Россия будет иметь влияние, она будет удовлетворена. При этом даже Украина не является самоцелью Москвы. Кремль хочет «большой договор» о распределении сфер влияния, и Украина – лишь одна из точек».

По мнению эксперта, Украине «в этих условиях нужно действовать по российскому сценарию: формально уступать, но в реальности не поступиться ничем». Этой тактики он рекомендует придерживаться  до завершения парламентских выборов и формирования нового правительства.

К моменту сдачи номера в печать президент Украины не ответил российскому лидеру и не прокомментировал заявление Коломойского. Накануне в рамках визита в Канаду он заявил, что «Донбасс и Крым – это Украина». «Весь мир должен сказать это во весь голос. Без устали.  Потому что возвращение Крыма и мир в Донбассе – это залог спокойного сна в Европе и в мире», – сказал президент. 

Татьяна Ивженко, cобственный корреспондент "НГ" в Украине

http://www.ng.ru/cis/2019-07-04/1_7615_ukraina.html

***

Комментарий: Конфликт в Донбассе - "удавка" для президента Зеленского

Отсутствие четкой стратегии возвращения оккупированного Донбасса под контроль Украины может лишить Владимира Зеленского президентского будущего, считает Сергей Руденко.

Спустя полтора месяца после вступления в должность президента у Владимира Зеленского нет четкого представления, каким образом он собирается прекратить войну в Донбассе. Взаимоисключающие заявления его соратников и публичный конфликт президента с главой МИД Павлом Климкиным свидетельствуют о том, что никакого плана по урегулированию конфликта на востоке страны у команды Зеленского попросту нет.

Потерянные иллюзии украинцев

Во время президентской кампании Владимир Зеленский многократно повторял: чтобы завершить войну в Донбассе, надо просто прекратить стрелять. До сих пор новый президент, похоже, был уверен: его личного обаяния будет достаточно, чтобы по-мужски с Путиным "порешать" все вопросы. Но не тут-то было. На деле "прекратить стрелять" означает одно - лишить украинских военных возможности отвечать стреляющим со стороны "ЛНР" и "ДНР". Первая инициатива президента Зеленского - развести стороны в районе станицы Луганской - мира не принесла. Обстрелы украинских позиций не прекратились, военные продолжают гибнуть.

Дальше этих инициатив и общих фраз о том, что Донбасс и Крым - это Украина, президент Зеленский, к сожалению, так и не пошел. Да, было обещание вернуться к минским соглашениям и заседаниям "Нормандской четверки". Да, экс-президент Кучма опять стал главным переговорщиком от Украины в белорусской столице. Но публично Зеленский так и не озвучил свой план деоккупации Донбасса, а Крым вообще находится за скобками повестки дня "команды Зе". Этому может быть только две причины: первая - такого плана попросту не существует, и вторая - этот план есть, но он предполагает существенные уступки России со стороны Украины.

Отсутствие политического опыта у Зеленского позволяет рисовать в воображении украинцев самые невероятные сценарии решения вопросов по тому же Донбассу - от создания там автономных республик, на чем настаивает Россия, до постепенного перехода этой части Украины под контроль Кремля. Нынешний президент в отличие от своего предшественника не был и никогда не станет драйвером внешней политики государства. Без серьезной команды дипломатов Зеленский, а вместе с ним украинцы, обречены превратиться из субъекта в объект международной политики. И это прекрасно понимают в той же России.

Зеленский против всех

С момента вступления в должность президента Украины Зеленский умудрился публично поссориться со всеми - с парламентом, правительством и лично с министром иностранных дел Павлом Климкиным. Владимир Александрович уверен: 72 процента  украинцев, проголосовавших за него на выборах, дают ему право действовать жестко и беспощадно по отношению к "бывшим". Но парадокс в том, что именно с этими "бывшими" до формирования новой Рады и правительства он вынужден тесно работать. И речь идет не только о персональных амбициях Зеленского, но и о политике украинского государства.

Попытки нового президента отправить в отставку правительство закончилась ничем - Верховная Рада отказалась распустить команду Владимира Гройсмана, в которой находится и Павел Климкин. Вот с последним Зеленский и пошел на обострение отношений на прошлой неделе. Поводом для этого стала нота МИД Украины в ответ на заявление МИД России по пленным украинским морякам. Президент был вне себя от того, что Климкин без его согласия послал депешу в Москву. В результате - Зеленский призвал правительство привлечь министра к дисциплинарному взысканию, а тот взял и ушел в отпуск.

Можно сколько угодно повторять мантру о том, что Зеленскому не дают проводить кадровые ротации, например, в том же МИД или Минобороны, или что назначенцы Порошенко ему продолжают вредить. Но очевидно, что у Владимира Александровича отсутствует опыт поиска компромисса при решении сложных задач, которые стоят не лично перед Зеленским или Климкиным, а перед всем государством. Топать ногами, злиться и пытаться наказать министра - проигрышная позиция для президента. Слабый глава государства выглядит смешным не только внутри страны, но и за ее пределами. Слабых не любят, их используют. А тем более во время войны в стране.

Заложник Донбасса

Сегодня президент Зеленский является заложником своих предвыборных обещаний по Донбассу. Избирателям он обещал мир. Пришло время действовать. Но очевидно, что любой из ныне существующих вариантов деоккупации востока Украины может поставить точку в его президентской карьере. С одной стороны, вступив в переговоры с лидерами так называемых "ЛНР" и "ДНР", как настаивает на этом Владимир Путин, Зеленский получит серьезную патриотически настроенную оппозицию внутри страны. С другой, продолжение войны будет постепенно убивать его президентский рейтинг.

Что происходит сейчас за кулисами украинско-российских отношений, точно неизвестно. Публично активность проявляют кум Путина - Виктор Медведчук, Леонид Кучма и олигарх Игорь Коломойский, который делает реверансы в сторону хозяина Кремля. В то же время команда Зеленского упорно пытается сейчас "шунтировать" общественное мнение по поводу русского языка как регионального на территории Донбасса, двухпалатного парламента, референдумов по НАТО и ЕС. Негативная реакция украинцев на эти вбросы вынуждает офис президента уточнять, что все это - личная позиция авторов заявлений, а не главы государства. В тоже время сам Зеленский не спешит опровергать возможность реализации каждой из этих идей.

Как бы то ни было, будущее шестого президента Украины, да и в целом - страны, решит Донбасс. От того, на каком варианте решения проблемы остановится Зеленский, будет зависеть многое. Ошибка будет смерти подобна. Похоже, теперь это уже понимает и новый президент Украины. 

Автор: Сергей Руденко

https://p.dw.com/p/3LeWD


Об авторе
[-]

Автор: Максим Кононенко, Татьяна Ивженко, Сергей Руденко

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.07.2019. Просмотров: 32

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta