Kакие проблемы создает в России политика низких доходов населения. Снижение уровня бедности

Содержание
[-]

***

Ради экономии 100 рублей власть пошла на искажение инвестиционных стимулов в агропроме

После нефтяного шока 2014 года в России фактически реализуется политика сокращения реальных зарплат, пенсий и доходов населения.

Таким способом финансовые власти пытаются балансировать бюджет и обеспечивать макроэкономическую стабильность. По формальным показателям цели сдерживания бюджетного дефицита и контроля над инфляцией более-менее достигаются. Но одновременно возникает цепь проблем, которые ставят крест на перспективах развития.

В новом Послании президент раскрывает проблему падающих доходов населения как необходимость дополнительных социальных выплат: «Главное сейчас – обеспечить рост реальных доходов граждан, восстановить его и обеспечить дальнейший рост, добиться ощутимых изменений в борьбе с бедностью. Прежде всего государство должно предоставить прямую поддержку семьям с детьми, которые находятся в сложной ситуации». Она определена предельно конкретно: разовая выплата по 10 тыс. руб. родителям каждого школьника. А о переходе к стимулированию устойчивого роста экономики с помощью новой политики наращивания доходов конкретики нет.

Но снижение доходов означает уменьшающийся потребительский спрос, который неизбежно приводит к сокращению производства и ВВП. Другое следствие – сокращение численности работающих. Сжимающиеся в валютном измерении зарплаты меньше привлекают трудовых мигрантов. Сокращение притока гастарбайтеров означает в наших условиях снижение абсолютного числа экономически активного населения. Сокращающиеся доходы не способствуют и решению проблемы обеспечения естественного прироста населения. А сохранение экономического потенциала страны в условиях сокращающегося населения – это уже из области фантастики. Снижающиеся доходы населения еще и подталкивают власти к регулированию цен, которое, в свою очередь, провоцирует снижение инвестиций и производства (в сельском хозяйстве и переработке). При этом «выгоды» домашних хозяйств от замораживания цен, например, на подсолнечное масло или сахар измеряются суммами в районе 100 руб. в месяц на семью из трех человек. Но сколько сэкономил среднестатистический гражданин? Даже если подъем цен мог быть двукратным, ежемесячная потенциальная экономия не превысила бы пары сотен рублей. Если бы в нашей стране сохранялся рост экономики и доходов населения, то экономия 100 руб. ценой деформации инвестиций в агрокомплекс скорее всего была бы признана абсурдным решением.

Но нынешняя политика ограничений зарплат, пенсий и доходов заставляет чиновников следить за каждым рублем в карманах малоимущих. И прибегать к опасным мерам по замораживанию цен. Накануне очередного президентского Послания Росстат вообще отложил публикацию данных о доходах населения, чего давно уже не наблюдалось. Сейчас государство можно сравнить с главой семейства, который восьмой год держит домочадцев на голодном пайке, экономя на их образовании, лечении и питании, сокращая выдачу карманных денег. Возможностей получить образование, найти хорошую работу и увеличить заработок у членов этого семейства становится все меньше. Семья становится все беднее. Точно так же сокращается экономический потенциал страны за годы проведения политики сдерживания доходов. С 2014 по 2021 год доля российской экономики в мировом ВВП упала с 2,6 до 1,8% (при сопоставлении стран по валютному курсу).

Многие ученые и экономисты уже поняли, что бюджетная экономия и сокращение доходов населения – это путь в тупик. Поэтому призывы запустить экономический рост с помощью стимулирования роста доходов и зарплат звучат из разных экономических центров – в том числе и принадлежащих к конкурирующим лагерям. Но чиновники не склонны критически оценивать результаты своей политики. А тем более ее пересматривать. Поэтому экономическая значимость России в мире, по-видимому, будет сокращаться и в будущем.

Пенсии все больше отстают от зарплат

В первые месяцы этого года страна получила одно из самых низких за 10 лет соотношений среднего размера всех назначенных пенсий к средней по экономике зарплате. В феврале оно составило 30,8%.

На эту проблему обратила внимание и Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР): она указала на «неадекватную цену труда», подрывающую формирование пенсионных накоплений – да и, можно добавить, в целом всю пенсионную систему. Но проблема обусловлена не только низким уровнем оплаты труда, но и недочетами социальной политики. За 10 лет рост пенсий существенно отставал от того увеличения зарплат, которое все же происходило. Это позволяет говорить об изначально заниженных параметрах индексации пенсий.

Росстат обнародовал данные о размере средней заработной платы за февраль, что позволило оценить, каким было в начале года соотношение среднего размера всех назначенных пенсий к заработкам россиян. В феврале оно составило 30,8% против январского показателя 31,8%. Среднестатистические российские работники, если ориентироваться на сводки Росстата, сейчас зарабатывают около 51 тыс. руб. в месяц, среднестатистические же пенсионеры получают почти 15,8 тыс. руб. в месяц. Соотношение пенсий и зарплат сокращается. Если сравнить февральское значение по годам, то выяснится, что сейчас мы имеем одно из самых низких соотношений за 10 лет. Причем, уточним, как правило, февральский показатель оказывается лучшим в течение года, в другие месяцы соотношение обычно опускается еще ниже, что приводит по итогам года к еще более удручающим показателям: так, по итогам 2019-го и 2020-го соотношение пенсий и зарплат уже составляло в РФ менее 30%.

На эту проблему уже обратили внимание, например, в ФНПР. «Неадекватная цена труда… означает занижение производительности труда, «утечку мозгов», невозможность привлечения квалифицированных иностранных работников… Низкие заработные платы подрывают формирование пенсионных накоплений – это наблюдается уже сейчас, когда соотношение средней пенсии со средней зарплатой снижается», – сообщил председатель ФНПР Михаил Шмаков на заседании генсовета федерации. По его уточнению, многочисленные попытки решить проблему пенсионного обеспечения «путем перенесения нагрузки с одной части населения на другую приводили к кризису системы и перманентной финансовой неустойчивости». В списке необходимых мер Шмаков упомянул в том числе восстановление и законодательное закрепление коэффициента замещения пенсией утраченного заработка.

Также он напомнил, что, по Конвенции Международной организации труда (МОТ), коэффициент замещения пенсией утраченного заработка должен составлять 40%, при этом «Европейская социальная хартия 1996 года предлагает считать минимальной нормой социального обеспечения по старости коэффициент замещения в размере 55–60%». «В России фактический коэффициент замещения трудовой пенсии по старости утраченного заработка за 30 последних лет никогда не достигал этой планки», – добавил Шмаков.

Как уточняется на официальном сайте федерации, председатель Пенсионного фонда России (ПФР) Андрей Кигим и директор департамента занятости Минтруда Михаил Кирсанов подчеркнули важную роль, которую сегодня играют профсоюзы в решении проблем в сфере пенсионного обеспечения и социально-трудовых отношений. Между тем если говорить непосредственно про соотношение пенсий и зарплат, про коэффициент замещения, то в ПФР на это скорее всего ответили бы, что многое зависит от того, как считать.

Напомним, ранее в пресс-службе ведомства сообщали «НГ», что ориентир на Конвенцию МОТ в России не просто выполняется, а даже в отношении некоторых типов получателей – перевыполняется. Причем в ПФР уточняли, что для подсчета коэффициента замещения используется определенная конвенцией методология, а не простое соотношение средней пенсии к средней зарплате: «Согласно конвенции, 40% утраченного заработка должна обеспечивать не пенсия, а сумма выплат в соответствии с нормами российского законодательства о социальном обеспечении и социальной защите».

Так что с миру по нитке – и тогда, когда это нужно, целевые показатели достигаются. Также стоит учитывать, что коэффициент замещения у каждого пенсионера свой: он зависит от индивидуального стажа и заработка. Кроме того, если брать неработающих пенсионеров, то в их случае пенсия оказывается выше. Как сообщал зампред правления ПФР Сергей Чирков, средний размер пенсии по старости неработающих пенсионеров составляет в 2021 году около 17,5 тыс. руб., и это 34% от средней по РФ зарплаты.

Однако, как при этом показывали ранее выкладки Счетной палаты, высокий коэффициент замещения у некоторых категорий пенсионеров свидетельствует не столько об их благополучии, сколько о том, что эти пенсионеры получали перед выходом на заслуженный отдых настолько скромную зарплату, что даже низкая пенсия покрывает большую ее часть. Поэтому мы действительно имеем дело с такой проблемой, как «неадекватная цена труда». Но это не единственный фактор. Также можно говорить о недочетах социальной политики. Потому что, по Росстату, зарплаты в стране за последние 10 лет в номинальном выражении выросли, росли и пенсии, однако разрыв между зарплатами и пенсиями не сокращался, а увеличивался.

Другими словами, индексация пенсий существенно отставала от увеличения зарплат: пенсии за 10 лет увеличились в номинальном выражении примерно в два раза, а зарплаты выросли за тот же период почти в 2,5 раза. Что свидетельствует об изначально заниженных параметрах индексации пенсий. Как пояснил аналитик компании «Фридом Финанс» Антон Скловец, для индексации пенсий у государства есть определяющий фактор – инфляция. Но, по официальной статистике, мы имеем невысокие темпы инфляции последние четыре года, обратил внимание эксперт.

Именно потому, что в расчет пенсий закладываются низкие официальные показатели инфляции, и не приходится рассчитывать на серьезный рост пенсий. Зарплаты же растут в зависимости от предприятий по-разному, и, как можно судить, они растут с более существенным опережением инфляции, чем пенсии. «Опираясь на статистику, у пенсии не было возможности «догнать» темпы роста заработной платы», – считает Скловец.

«Низкая эффективность работы государственного пенсионного фонда, а также негосударственных фондов, собирающих с трудящихся отчисления с целью их приумножения, приводит к тому, что аккумулируемых средств хронически не хватает на выплату пенсий, – считает аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. – В российских реалиях дополнительный негативный фактор – высокий уровень серой занятости». Хотя эксперт уточняет, что проблема несбалансированности пенсионной системы усугубляется не только в России.

Автор Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/economics/2021-04-21/2_8134_economics.html

***

Президент в Послании Федеральному собранию сосредоточился на поддержке малоимущих

Одной из тем президентского послания 21 апреля, по его собственным словам, поддержка нуждающихся, за которой — снижение уровня бедности. Бедность не дает развиваться экономике, ограничивая спрос, она делает людей униженными, а государство — несовременным.

 «Нужно отдельно поддержать те семьи, где мама и папа в одиночку воспитывают ребенка. И в свидетельстве о рождении (извините, что говорю о таких как бы бытовых вещах, но это то, чем люди живут) не указан один из родителей, либо родители разведены, и один из них имеет право на алименты. Поэтому с 1 июля текущего года детям в возрасте от 8 до 16 лет включительно, растущим в таких семьях, будет назначена выплата. Ее размер в среднем по стране составит 5650 руб.», – пообещал президент.

«Понимаю, что и сейчас многим непросто. Рынок труда и реальные располагаемые доходы граждан обязательно будут восстановлены, и мы дальше пойдем. Но этого еще не произошло. И в этой связи предлагаю провести еще одну единовременную выплату семьям, где растут дети школьного возраста, а именно: по 10 тыс. руб. на всех школьников. И более того, распространить эту меру на будущих первоклашек, на ребят, которые в этом году только пойдут учиться. Выплату проведем в середине августа, чтобы у родителей было время собрать ребенка в школу», – заявил глава государства. Министр труда и социальной защиты Антон Котяков, в свою очередь, сообщил, что около 17 млн человек смогут претендовать на единовременную выплату семьям с детьми школьного возраста. А глава Минфина Антон Силуанов оценил расходы на социальные инициативы из послания Путина в 400 млрд руб. за два года.

Куда президент пошлет бедность

Oценки российской бедности сильно расходятся, а чернила на рецептах ее преодоления довольно-таки расплывчаты. Впрочем, как рассказали expert.ru, у правительства план снижения бедности уже готов. Насколько можно судить, он ориентирован на социальное обеспечение, а, скажем, поддержка предпринимательства в нем не акцентирована.

Проводя 21 апреля совещание по подготовке послания Федеральному собранию, Владимир Путин публично обозначил две из его тем: социальную сферу и проекты инфраструктурного развития. «Нам нужно, чтобы и результат был максимальным с точки зрения развития экономики, поддержки предприятий, поддержки людей, особенно тех людей, которые нуждаются в поддержке со стороны государства… чтобы каждый рубль был эффективно использован и пошёл на пользу развития экономики и каждого конкретного человека, на поддержку которого эти средства будут направляться».

Собственно, знамя борьбы с бедностью глава государства поднял давно. И даже успел переставить флажок на временной шкале — с 2024 года на 2030-й (одна из причин этого — пандемия). Однако громко об этом крестовом походе заговорили относительно недавно. Причем и власть, и бизнес. В чем-то — в унисон (бороться надо), в чем-то — противореча друг другу, расходясь в оценках нынешней ситуации и перспектив ее разрешения.

Официальными подсчетами бедных в России занимается традиционно Росстат. На днях служба сообщила о том, что граждан с доходом ниже прожиточного минимума в стране сейчас, извините за каламбур, минимум — с 2014 года. В процентном соотношении речь идет о 12,1% россиян, в численном выражении это 17,8 млн человек.

На 100 рублей от бедности

Не все такую оценку восприняли с ожидаемым в некоторых кругах оптимизмом. Прозвучали альтернативные, гораздо более мрачные варианты и версии — бедных гораздо больше, речь может идти и о 80 миллионах человек. Так кто прав? Официальная статистика или скептики? Весь фокус в том, как считать, поясняют эксперты. В России используется абсолютная концепция определения бедности. То есть уровень бедности рассчитывается по отношению к прожиточному минимуму, величина которого зависит от стоимости минимальной потребительской корзины, включающей в себя продовольственные, непродовольственные товары и услуги.

 «Уровень бедности в России, оцениваемый в 17,8 млн чел. (12,1% населения страны), является лишь формальностью. На сегодняшний день величина прожиточного минимума составляет 11653 руб. на душу населения, и, если доход конкретного человека превышает эту сумму хотя бы на 100 руб., бедным он не считается. Такой подход очевидно занижает реальные показатели бедности в России», — поясняет преподаватель экономического факультета РУДН Алёна Массарова, добавляя, что в 2020 году среднедушевые денежные доходы населения России составили 35361 руб. И, если применить к нашей стране относительную концепцию определения бедности, которая используется во многих развитых странах (50% от среднедушевых денежных доходов — 17680,5 руб.), уровень бедности в России вырастет в разы.

Кстати, судя по статистике Росстата, реальные располагаемые денежные доходы населения — показатель очень нестабильный. В 2016 году они упали на 5,9%, в 2017 году снижение составило 1,7%, в 2018 году был рост — на 0,2%, в 2019 году — на 0,8%. В 2020 году снова было падение — на 3,5%. Почувствуйте разницу. Однако есть у нас один индикатор, который демонстрировал стабильную, хоть и не радующую многих россиян динамику уже 20 лет. Это курс рубля по отношению к доллару США. В апреле 2000 года он, по данным ЦБ РФ стоил 28 рублей 62 копейки. 20 апреля 2021 года американская валюта стоила уже 76 рублей и 26 копеек.

На днях заместитель председателя Совета безопасности Дмитрий Медведев напомнил, что 20 лет назад средняя зарплата по стране составляла 50 долларов и призвал «почувствовать разницу». И ведь прав Дмитрий Анатольевич. Тут есть, что почувствовать! Особенно, если объединить скачущие реальные доходы и вполне уверенно растущий курс доллара. «Реальные доходы населения снижаются, причем стремительно. Главная причина уменьшения реальных доходов — девальвация рубля и повышение цен практически на все: от товаров первой необходимости до жилищно-коммунальных услуг», — говорит Алена Массарова. По ее мнению, несмотря на широкое продвижение идеи о том, что уровень жизни россиян не зависит от курса рубля по отношению доллару и евро, думать так — ошибочно.

Доля импортной продукции, используемой в повседневной жизни, огромная: это бытовая техника и электроника, автомобили, фармацевтические товары и многое другое. И на все эти товары цены в рублях в последние годы выросли в разы. «При этом зарплаты и пенсии выросли незначительно даже в рублях, а если пересчитать доход в долларах, картина получится пугающей», — отмечает преподаватель РУДН. В досанкционный год доход, например, в 50 тысяч рублей составлял $1492,5 (по максимальной стоимости доллара в 2013 году, которая была зафиксирована в начале сентября и равнялась 33,5 руб.). На сегодняшний день те же 50 тысяч рублей — это $649,3. Если взять более короткий период, например, с 2018 по 2020 год, ситуация лучше не станет: средняя пенсия выросла на 1703 рублей, но уменьшилась на $38,3.

У правительства есть план

Недавно, отчитываясь о работе Счетной палаты у главы государства и в парламенте, глава контрольного ведомства Алексей Кудрин заявил, что реализовать задуманное можно будет и раньше. СП разработала соответствующий проект, который сейчас пристально изучает правительство. Но его содержание пока — тайна за семью печатями.

Однако у правительства уже готов и свой набор конкретных мер уже готов. Как рассказала expert.ru профессор кафедры экономики и финансов общественного сектора ИГСУ РАНХиГС Людмила Пронина, достижения уже обнародованного ранее показателя — снижения уровня бедности до 6,5% к 2030 году — помогут достичь прямые выплаты гражданам, адресная поддержка населения и активная демографическая политика. «Основные инструменты в борьбе с бедностью наряду с мерами по развитию экономики — это социальный контракт, поддержка семей с детьми, а также повышение уровня пенсионного обеспечения и занятости. Кроме того, этой цели служат увеличение МРОТ и рост доступности мер поддержки с учетом внедрения принципов социального казначейства», — объясила она.

Эти меры, говорит эксперт, содержатся в проекте постановления правительства об утверждении методик расчета показателей для оценки деятельности губернаторов. В общей сложности в документ вошло 38 методик по 20 целям.

Документ содержит подробный целевой план на каждый год до 2030-го по некоторым федеральным целям, в частности по уровню бедности. Достичь результата в 6,5% к 2030 году планируется не рывком, а постепенным снижением числа малоимущих. За точку отсчета был принят уровень бедности в 13% по итогам 2020 года. В 2021-м показатель должен сократиться на 0,9 п.п. — до 12,1%. Таким образом, сообщила Людмила Пронина, если брать за основу численность населения, которую прогнозирует Минэкономразвития на 2021 год (146,5 млн), черту бедности преодолеет 1,3 млн человек. А на последующие годы, по ее данным, ориентиры таковы: 2022 — 11,5%, 2023 — 10,9%, 2024 — 10,4%, 2025 — 9,9%, 2026 — 9,3%, 2027 — 8,8%, 2028 — 8,2%, 2029 — 7,5%, и 2030 — 6,5%.

Цель, обозначенная президентом, вполне достижима, считает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал, указывая на то, что для этого есть все ресурсы и возможности, причем, не только материальные, но и административные. Он приводит пример эффективных мер — то, как власти действовали в пандемию. «Были поддержаны наиболее уязвимые категории граждан — это семьи с детьми, которым были повышены выплаты (в зависимости от возраста ребенка), а также проводились целевые выплаты для широкого слоя семей с детьми до 16 лет — два раза по 10 тысяч рублей. Это значительно поддержало благосостояние граждан в сложных экономических условиях», — напоминает первый вице-президент «Опоры России».

«Социальная поддержка населения в условиях коронавируса в виде выплат была больше похожа на популизм и инструмент повышения рейтинга власти, чем на меру поддержки населения», — не соглашается Алена Массарова. Она указывает на то, что гораздо эффективнее были бы действительно адресные меры поддержки. А не массовая раздача определенной суммы денег всем, кто подходит по ряду простых параметров.

Страна феноменов

«В стране есть доля семей, хоть и не большая, которая не нуждается в социальной поддержке, — за счет экономии средств на этих случаях можно было увеличить размер выплат тем, для кого это было действительно решающим», — считает эксперт. Но тут есть одна проблема. Россия — страна феноменов. Один из них — «работающая бедность». То есть люди, отнюдь не безработные, получают за свой, зачастую тяжелый труд столько, что находятся за чертой бедности. Второй же феномен — это «бедные», приезжающие в соцзащиту на весьма приличных автомобилях в норковых шубах, чтобы оформить пособие.

«На пути к формированию четких условий для получения адресной помощи всплывает другая проблема: неформальная занятость, из-за которой часто сложно выявить нуждающихся. Люди, которые официально получают низкую зарплату (основная часть дохода «черная»), считаются малоимущими, при этом их реальные доходы могут быть на уровне среднего и выше среднего», — рассуждает Алена Массарова. Впрочем, Минтруда уже озадачился вторым феноменом (хотя должен бы и о первом всерьез задуматься). Ведомство предложило сузить круг потенциальных получателей господдержки за счет «подозрительно бедных семей», имеющих в собственности несколько автомобилей, домов, большие накопления. В министерстве полагают, что поддержка должна стать более адресной. Только вот в чем дело — до сих пор при оценке уровня бедности и доходов населения наличие имущества не учитывалось. То есть, система потребует серьезной перестройки.

Впрочем, о смещении вектора господдержки в сторону адресной помощи премьер-министр Михаил Мишустин говорил еще только вступая в должность, до пандемии. И, судя по тому, что именно он превратил ФНС в высокотехнологичную систему, представление о том, как будет составляться адресная книга, имеется. Однако пока, по словам Массаровой, в России применяются другие инструменты. «Иногда в погоне за сокращением уровня бедности в рамках стратегий социально-экономического развития власть не стремится к реальному повышению уровня жизни. Для достижения цели в стране просто снижается порог бедности (прожиточный минимум), таким образом, уменьшая уровень бедности: чем ниже порог бедности, тем меньше бедных. К такому способу "сокращения" бедности прибегает и Россия», — поясняет преподаватель РУДН.

Игры с цифрами

Магию чисел в процессе борьбы с бедностью, открыли для себя и китайские власти. Поднебесная уже гордо отчиталась об искоренении бедности. Только вот что именно она искоренила? «В Китае, который недавно заявил о полном искоренении бедности, целенаправленные программы проводились в несколько этапов, начиная с 80-х годов прошлого века. Однако стоит заметить, что уровень бедности в КНР составляет в два раза меньшую сумму, чем по стандартам ООН (1 доллар в день на человека вместо 1,9 доллара в день)», — рассказывает Павел Сигал, — «Получается, что Китай искоренил бедность, исходя из своих параметров. Если бы использовались стандарты ООН, то цифры могли бы быть другими — количество бедных в стране могло бы быть больше в два раза, чем считалось правительством КНР».

Конечно, в определенном смысле, Китай все-таки совершил прорыв. И сбрасывать со счетов его опыт, безусловно, не стоит. Однако учиться надо и у тех, кто не усиляет реальные меры играми со статистикой.

«Нельзя оценивать уровень бедности без рассмотрения целого комплекса показателей социально-экономического развития и качества жизни: бедность в Зимбабве и бедность в Швейцарии — разные вещи. Также стоит разделять количественный и качественный прогресс в борьбе с бедностью», — объясняет Алена Массарова, приводя в пример развитые страны, где уровень бедности сокращается низкими темпами, но качество жизни населения действительно повышается. В России же пляшут цифры на бумаге.

По мнению экспертов, превратить статистический перелом ситуации в реальный можно, учитывая и такие вводные, как отсутствие рабочих мест (промышленные предприятия либо закрываются совсем, либо сокращается численность работников в рамках программ оптимизации), низкие зарплаты и, как следствие, теневая занятость, приводящая к трудовой незащищенности. То есть, не всем нужно «помочь материально». Иным нужна не рыба, но удочка, которая обеспечит хороший улов, позволив человеку сохранить еще и чувство собственного достоинства. Такой удочкой является возможность заниматься предпринимательской деятельностью в условиях, когда государство прежде всего помощник, и только в крайних случаях — источник законных неприятностей, кредитные деньги доступны как таковые и по уровню процента, а налоги не разоряют. Это именно то, стремление к чему «наверху» декларируется уже много лет.

Автор Ирина Сидорина, корреспондент Expert.ru

https://expert.ru/2021/04/21/kuda-prezident-poshlet-bednost/


Об авторе
[-]

Автор: Анастасия Башкатова, Ирина Сидорина

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.05.2021. Просмотров: 30

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta