Каких перемен ждать в Китае после XIX съезда Компартии страны

Содержание
[-]

Послесловие к съезду китайских коммунистов

Завершившийся в Пекине XIX съезд Компартии Китая, пожалуй, даже разочаровал иных из большой толпы освещавших его журналистов.

Разочарование объяснимо: сенсации, которые прогнозировали эксперты, не состоялись (не был сокращен с семи до пяти человек постоянный комитет политбюро ЦК КПК, в уставе КПК не появилось особого титула — "ядра" партии для генерального секретаря), никто не пытался совершить самосожжение или какое-нибудь другое медийно впечатляющее действо в центре китайской столицы, как это бывало прежде. Да и в целом Пекин, скупо украшенный композициями из цветов и зелени, являл достаточно мирное зрелище — без броневиков и спецназа с полной боевой выкладкой на перекрестках. Даже пресловутый робот-полицейский, замеченный вблизи Дома Народных собраний, больше смахивал на самодвижущийся пылесос, чем на робокопа из голливудских блокбастеров. Хотя, говорят, это творение китайской полицейской мысли способно поразить нарушителя разрядом тока. Не летальным, а так, для острастки.

Иностранные корреспонденты, правда, пытались обыграть детали. Про то, как кормили делегатов — без трепангов и акульих плавников, в соответствии с лозунгом "жить одной жизнью с массами". Или

подсчитывая, сколько раз зевнул и посмотрел на часы сидевший в президиуме бывший руководитель партии и государства Цзян Цзэминь (хотя в его 91 год вполне простительны некоторые признаки утомления от 3,5-часового отчетного доклада, с которым выступил нынешний генеральный секретарь ЦК и председатель КНР Си Цзиньпин). Да, еще обратили внимание на момент: одного почтенного старца на каталке увезли со сцены среди речи...

Традиции и новации

Между тем "ветеранский фактор", акцентированный на съезде, вовсе не случайность: их присутствие было призвано продемонстрировать преемственность и политическое единство властных поколений. Кроме Цзян Цзэминя вместе с действующими руководителями в первом ряду президиума сидел еще один предшественник Си Цзиньпина на высших постах — Ху Цзиньтао, а также бывшие главы правительства Ли Пэн, Чжу Жунцзи и Вэнь Цзябао. Старейшему из присутствовавших бывших членов постоянного комитета политбюро (ПКПБ) Сун Пину исполнилось 100 лет.

Впрочем, понятие "действующие" для многих деятелей уже звучало условно. Нынешнее руководящее поколение (пятое, отсчет идет по лидерам — Мао Цзэдун, Дэн Сяопин, Ху Цзиньтао, Цзян Цзэминь, Си Цзиньпин) заступило к партийно-государственному кормилу в 2012 году и теперь, можно сказать, перешло символический экватор своего десятилетия во власти. Преодолеть эту условную точку удалось не всем: в ПКПБ, например, осталось лишь двое из семи заступивших на вахту на прошлом съезде. Немалые подвижки произошли и на местах, о чем говорили новые имена в списках делегаций от регионов.

Чинно и с хорошей пенсией уйти на покой по достижении возраста "выше 67, ниже 68" удается не всем. Единственным отсутствующим на съезде из ныне живущих бывших членов ПКПБ оказался экс-министр общественной безопасности и куратор спецслужб Чжоу Юнкан, отбывающий пожизненное заключение за взятки и "разглашение государственной тайны". Он самый высокопоставленный, но не единственный наказанный за коррупцию, которой в докладе Си Цзиньпина было уделено особое место. За последние годы, как сообщил представитель партийной спецслужбы — Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины, "сотни тысяч кадров стали объектом расследований, а также понесли наказание за ненадлежащее поведение и коррупцию при исполнении служебных обязанностей".

Си Цзиньпин и его команда стремятся воспрепятствовать идейному и организационному распаду партии, ее расползанию по региональным элитам, росту национализма в ее звеньях, короче, всему тому, что погубило "старших братьев" из КПСС в эпоху перестройки

На открытии форума журналисты обратили внимание на новшество — красную ковровую дорожку, по которой проходили в партер делегаты. Некоторые из них останавливались и рассказывали избранным представителям прессы о делах в своих городах и деревнях, об успехах на производстве, в армейской учебе, об обстановке на культурном фронте. Журналисты усмотрели в красной дорожке элемент "политического шоу" и признаки большей открытости партии.

О последнем свидетельствовал и "день открытых дверей", который провели многие делегации. Участники собраний непременно отмечали вклад Си Цзиньпина в развитие партийной теории и практики, после чего информировали о достижениях и проблемах в регионах и отраслях. Занятная деталь: представители граничащих с Россией провинции Хэйлунцзян и автономного района Внутренняя Монголия говорили о растущих торгово-экономических и культурных связях с Россией.

Все будут жить красиво?

Важнейшим моментом на съезде стало заявление Си Цзиньпина о вступлении "социализма с китайской спецификой" в новую эру, хотя это положение уже всячески обыгрывалось в ходе подготовки к форуму. "Партия должна объединить все национальности китайского народа, повести их к завершению построения общества средней зажиточности и одержать великую победу при вступлении в новую эру социализма с китайской спецификой",— сказал генсек. Основным противоречием китайского общества на новом этапе, отметил он, стало "противоречие между постоянно растущими потребностями народа в прекрасной жизни и неравномерностью, неполнотой развития", в связи с чем на передний план выдвигаются задачи удовлетворения "изо дня в день растущих" потребностей народа. Казалось бы, суть здесь — в окончательном отказе от прежних "классовых" подходов в пользу сугубо экономических. Но требуется расшифровка. Как отметил заместитель главы канцелярии рабочей группы ЦК по финансам и экономике Ян Вэйминь, "мы не станем ставить целью только обеспечение экономического роста как такового, вместо этого будем повышать качество, эффективность, а также изменять драйверы роста".

Разъяснения по этим позициям еще интереснее. "Новая эра ознаменовалась для нашего общества трансформацией ключевых парадоксов, в частности, заключающихся в усиливающемся стремлении китайского населения жить хорошо на фоне несбалансированного и не в достаточной мере оптимального развития,— заявил на итоговой пресс-конференции съезда глава канцелярии по изучению документации ЦК КПК Лэн Жун.— Мы наблюдаем за трансформацией спроса на материально-культурные ценности в спрос на красивую жизнь, и теперь нам приходится иметь дело не с отсталостью, а с проблемой дисбаланса".

Иными словами, "красивая жизнь" народа зависит не столько от выплавки стали и добычи угля, сколько от более тонкой настройки социально-экономического бытия, чем и собираются заниматься в КНР в обозримый период. В ход здесь идут и сравнительно свежие для Китая концепции "экономики предложения", и информационные технологии "социального анкетирования", которые иные наблюдатели рассматривают как инструменты сугубого китайского "тоталитаризма", хотя ничего особо китайского в них нет (занимаются этим не спецслужбы, а крупные компании, хотя и при государственном контроле — как же без него).

Новые моменты в теории и практике КПК, прозвучавшие в отчетном докладе ЦК, отразились в уставе партии. Идея Си Цзиньпина о новой эре социализма с китайской спецификой теперь вписана в перечень идеологических основ деятельности партии. Таким образом, товарищ Си стал третьим после Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина, чье имя фигурирует в ключевом абзаце партийной "конституции", и вторым после Мао, кто упомянут в этом документе прижизненно. Нашлось место в уставе и для инициативы "один пояс, один путь" (современная версия Великого шелкового пути), инициатором которой также является нынешний председатель КНР. И еще важный вклад — на съезде в устав введены положения об "абсолютном руководстве" со стороны партии над вооруженными силами страны (что призвано в корне исключить военную оппозицию) и о продолжении борьбы с коррупцией.

Пятеро новых

Особый ажиотаж у журналистов вызвал первый пленум ЦК нового созыва, состоявшийся на следующий день после закрытия форума. Более двухсот его участников избрали политбюро из 25 человек и его постоянный комитет. Члены последнего встретились с китайскими и иностранными корреспондентами, которые своим мощным напором чуть не вынесли двери торжественно украшенного зала.

До самого последнего момента не было ясно, кто же выйдет на помост с трибуной под красным партийным флагом и сколько их будет. Впрочем, стоявший со мной рядом довольно известный комментатор западной медийной корпорации заблаговременно вынес вердикт, объявив хорошо поставленным голосом на камеру в задних рядах: "Новый состав высшего органа компартии свидетельствует об утверждении в Китае абсолютной власти Си Цзиньпина". А сидевший с другой стороны китаец из правительственной пресс-службы посчитал своим долгом пояснить мне важность укрепления централизованного руководства: "Это нужно и для партии, и для государства, и для народа, это веление времени".

И вот семь мужчин в строгих темных костюмах выстроились на фоне красочного панно с Великой китайской стеной. Си Цзиньпин в центре, по правую руку — глава канцелярии ЦК КПК Ли Чжаньшу, которому в марте следующего года прочат пост председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей — высшего законодательного органа. По левую — глава правительства Ли Кэцян.

В ПКПБ также вошли партийный босс экономического центра Китая — Шанхая Хань Чжэн, вице-премьер Госсовета Ван Ян (недавно награжденный российским орденом Дружбы за "вклад в укрепление связей") и ведущий теоретик и идеолог партии, глава центра политических исследований ЦК Ван Хунин. Заведующий организационным отделом ЦК Чжао Лэцзи перешел на пост секретаря Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины. Он меняет на этой должности прежнего "главного Цербера" в борьбе с коррупцией — Ван Цишаня, который ушел по возрасту на пенсию. Чжао Лэцзи, занимавшийся на прежней должности кадровыми вопросами, знает руководящих партийцев как облупленных, и скрыться от его всевидящего ока нарушителям партдисциплины будет нелегко. Впрочем, в своем первом выступлении на новом месте он пообещал сосредоточиться на профилактике коррупции как наиболее эффективном методе ее искоренения.

Как и ожидалось, первый пленум ЦК КПК переизбрал Си Цзиньпина генеральным секретарем ЦК и председателем его Военного совета — главного партийного органа по военным делам, по составу совпадающего с государственным Центральным военным советом. Есть ясность и по экономическим делам: в ходе первой пятилетки во власти Си Цзиньпин через ключевые профильные рабочие группы ЦК КПК взял в свои руки важнейшие направления финансово-экономической политики, а теперь создаются еще четыре партийных руководящих группы. Это усиливает "технический" характер кабинета, и уже понятно — в недрах верхнего звена сформирован партийный Госплан.

Все еще впереди

Важные назначения в этой верховной семерке будут произведены в марте будущего года, в ходе "двух сессий" — Всекитайского собрания народных представителей и Народного политического консультативного совета Китая.

Тут, конечно, большой соблазн поговорить о том, кто какие группировки в высшем эшелоне партии представляет — региональных "шанхайцев" или пресловутых "комсомольцев". Премьер Ли Кэцян и вице-премьер Ван Ян, например, по некоторым раскладам считаются протеже Ху Цзиньтао, некогда руководившего Коммунистическим союзом молодежи Китая. Но Си Цзиньпин уже достаточно смешал прежние дефиниции, стремясь к выстраиванию новой иерархической вертикали под слоганом "строгого управления" партией и вычищая из местных элит "коррупционеров", хотя и компромиссы нельзя исключать.

Лучше всех обозревателей о ситуации в КПК после съезда написала китайская партийная газета "Жэньминь жибао": "В новую эру нужно иметь мощное руководящее ядро, которое вдохновляло бы всю партию, сплачивало народ, одерживало победы над вызовами, устремлялось вперед как волна, обеспечивая от начала до конца твердую руководящую силу партии в деле социализма с китайской спецификой. Сегодня, принимая на себя историческую судьбу новой эры, еще лучше ведя великую битву, осуществляя великий проект, продвигая великое дело, реализуя великий замысел, наша партия еще более нуждается в твердом руководящем ядре, в центральном руководящем коллективе. Только твердо защищая авторитет и единое руководство ЦК с товарищем Си Цзиньпином в качестве ядра, твердо защищая место генерального секретаря Си Цзиньпина как ядра ЦК партии, как ядра всей партии, можно воплотить мудрость членов ЦК, членов Политбюро, воплотить мудрость всех более чем 89 млн членов партии, можно сплотить воедино их силу на пути реализации китайской мечты".

Если сейчас и можно говорить о противодействии чиновников и рядовых партийцев, то оно носит пассивный характер. И, кажется, даже слишком пассивный, что заставляет идти на послабления для наименее опасных внутрипартийных "нарушителей".

"Начиная с XVIII съезда (состоялся в 2012 году.— "О") внутрипартийные дисциплинарные методы были ужесточены до беспрецедентного уровня, в итоге удалось решить ряд проблем неадекватной работы кадров. На этом фоне проявилась проблема бездеятельности среди чиновников, некоторые из которых руководствуются принципом "чтобы ничего не произошло, лучше ничего не делать"",— признал на пресс-конференции по итогам съезда член правительственного комитета по контролю и управлению государственным имуществом Цзян Цзиньцюань. Теперь предполагается сочетать "нулевую терпимость" к коррупционерам с "умеренно терпимым" отношением к просчетам в государственной деятельности, "совершенным по неосторожной инициативе".

Очень интересно выдвижение на самый верх Ван Хунина — ученого-правоведа, ведущего партийного теоретика с середины 90-х годов прошлого века, который разрабатывал идеологию и при Цзян Цзэмине, и при Ху Цзиньтао. Очевидно, будут новые подвижки в теории и практике строительства социализма с китайской спецификой. Включение в политбюро видного экономиста Лю Хэ позволяет ожидать смелых шагов в экономике. А избрание в тот же орган главного китайского дипломата, нынешнего члена Госсовета Ян Цзечи предполагает большую активность Срединного государства на международной арене.

И все же съезд оставил впечатление недосказанности — что будет делать обновленное китайское руководство? Как будет делать? Ясно, что Си Цзиньпин и его команда стремятся воспрепятствовать идейному и организационному распаду партии, ее расползанию по региональным элитам, росту национализма в ее звеньях, короче, всему тому, что погубило "старших братьев" из КПСС в эпоху перестройки. Методологически вроде бы все просто: вместо либерализации — борьба с коррупцией и другими излишествами нехорошими, вместо "общечеловеческих ценностей" — возвращение к традиционным нравственным устоям. Возможно, поэтому в пекинской интеллектуальной среде Си Цзиньпина называют "конфуцианцем". А по-нашему он — продвинутый государственник.

Но и подводные камни видятся впереди эдакими бурунами на чистой воде. Как, к примеру, вовлечь в общегосударственное экономическое строительство предпринимательские слои, не отпугнет ли состоятельных людей борьба с "экстравагантностью", по сути, закрывающая им доступ в партию? Согласитесь, легче верблюду пройти в угольное ушко, чем владельцу заводов и пароходов отречься от золотого "ролекса" и пусть даже не самого роскошного "бентли".

Практика покажет. Она, как любят напоминать китайские коммунисты,— единственный критерий истины.

 


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Кириллов

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.11.2017. Просмотров: 39

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta