Как ведет себя европейский газовый рынок в условиях кризиса и что это значит для российского «Газпрома»

Содержание
[-]

Газа слишком много

В середине мая закончился долгосрочный контракт на транзит российского газа через Польшу. Это подстегнуло цены на газ, которые достигли в мае своего исторического минимума. Впрочем, до стабилизации рынка пока далеко: простой экономики, вызванный карантином, теплая зима и заполненность европейских газохранилищ заставляют «Газпром» терять деньги.

17 мая истек 25-летний контракт на поставку российского газа в Европу через Польшу по газопроводу «Ямал–Европа». С прошлых выходных объем газа по трубопроводу начал резко снижаться, достигнув нуля к утру вторника. С полудня во вторник поставки газа возобновились в небольших объемах. Новый долгосрочный контракт заключен не будет: Польша не раз говорила, что не хочет связывать себя долгосрочными обязательствами с Россией. Отныне объем поставок будет определяться на основании аукционов. В частности, на июнь объемы трубопровода уже зарезервированы на 93%, на третий квартал года — на 80%.

Для «Газпрома» трубопровод «Ямал–Европа», который проходит через Беларусь, Польшу и Германию, важен, в первую очередь, как транзитный путь для российского газа в Европу. Доля российского газа в импорте самой Польши постепенно снижается: если в 2018 году она составляла 69%, то в 2019 году уменьшилась до 60%. Это результат политики диверсификации польской государственной энергетической компании PGNiG: в 2015 году заработал СПГ-терминал в Свиноуйсьце, куда приходят танкеры с сжиженным природным газом из Катара и США, с которыми у Польши действуют долгосрочные контакты. К 2022 году должен быть достроен газопровод Baltic Pipe, который свяжет Польшу с Данией и позволит принимать скандинавский газ. В этом же году истечет долгосрочный Ямальский контракт об импорте Польшей российского газа. И в руководстве страны, и в руководстве компании PGNiG не раз повторяли, что не намерены его продлевать — напротив, задача свести долю российского газа в импорте к нулю.

При этом транзитный коридор «Ямал–Европа» выгоден и России, и Польше. До сих пор Польша зарабатывала на российском транзите фиксированную сумму в 5,4 млн долларов в год. После истечения контракта «Газпром» будет платить в зависимости от объема использованных мощностей: так, компания-оператор трубопровода на польском участке Gaz-System установила тариф в 8,8 доллара за тысячу кубометров на третий квартал — это в несколько раз ниже, чем стоимость транзита через Украину.

Помимо этого, в отсутствии контракта «Газпром» не связан обязательствами по объемам транзита — это позволяет загружать газопровод по мере необходимости. «Переход Польши к бронированию мощностей через аукционы, а также заключение пятилетнего контракта с Украиной на условиях «качай или плати» делает маршрут через Беларусь и Польшу для «Газпрома» балансирующим, то есть потенциально наиболее волатильным по объемам», — предсказывает аналитик агентства Fitch Дмитрий Маринченко.

Возможность менять объемы в зависимости от спроса сейчас особенно ценна. По данным Международного энергетического агентства, потребление электроэнергии в мире снизится на 6% в этом году, в частности, на 11% в Евросоюзе. Таковы последствия эпидемии и резкого снижения экономической активности: по данным агентства, в тех странах, которые пошли по пути жесткого карантина, потребление энергии упало на 20% и больше.

В условиях неопределенности альтернативные источники энергии начинают вытеснять традиционные — нефть, газ и уголь. «Это влияет на спрос на электроэнергию, полученную из угля и газа, которые сейчас зажаты между низким спросом на электроэнергию в целом и растущим влиянием альтернативных источников», — отмечают в агентстве.

Впервые после 10 лет непрерывного роста спрос на газ упал, причем сразу на 5% — это самое масштабное падение, начиная со второй половины двадцатого века. И это плохая новость для экспортеров газа, в частности, «Газпрома».

Кроме кризиса, на падение спроса в Европе повлияла относительно мягкая зима в этом году. Помимо этого, прошлым летом, готовясь к возможному провалу переговоров о транзите российского газа через Украину и ожидая перебоев в поставках, европейские страны заранее забили собственные газохранилища практически под завязку. Перебоев в поставках не случилось, холодов тоже, а производства частично остановились из-за кризиса — в результате к весне в европейских хранилищах осталось порядка 52 миллиардов кубометров газа или около 60% возможного объема, значительно больше, чем остается обычно к концу отопительного сезона. Брокерская компания Emstream прогнозирует, что к концу июня-началу июля европейские страны, пользуясь низкой целой на газ, снова полностью заполнят свои хранилища.

Цена на газ, тем временем, начали падать в середине мая вслед за ценой на нефть: 22 мая цена на голландском хабе TTF опустилась до исторического минимума в 26,5 долларов за тысячу кубометров. Некоторые трейдеры даже предсказывали, что цена может в какой-то момент стать отрицательно. «Интерфакс» тогда подсчитал, что для «Газпрома» рентабельная цена продажи газа в Европу начинается со 100 долларов за тысячу кубометров. После новостей о прекращении поставок по газопроводу «Ямал-Европа» цена на газ снова стала расти и достигла 45,8 долларов за тысячу кубометров на хабе TTF, все еще оставаясь убыточной для «Газпрома».

При этом с некоторыми покупателями у «Газпрома» действуют контракты, в которых зафиксирована цена. В остальных случаях «Газпрому», как и остальным поставщикам газа, остается надеяться на относительно быстрое восстановление экономики и более холодную зиму в следующем году.

Автор Мария Епифанова

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/29/85590-gaza-slishkom-mnogo

***

Россия: Вторая жизнь "Северного потока - 2"

***

ФРГ не вывела "Северный поток-2" из-под норм ЕС: что это значит для проекта?

Федеральное агентство по сетям Германии не освободило "Северный поток-2" от правил Третьего энергопакета ЕС. Это не заставит "Газпром" отказаться от проекта, но сулит ему трудности и задержки.

"Северный поток-2" столкнулся с новыми трудностями, теперь в Германии. Федеральное агентство по сетям (Bundesnetzagentur) в пятницу, 15 мая, отказало компании Nord Stream 2 AG - оператору проекта - в освобождении строящегося газопровода от соблюдения норм Третьего энергопакета ЕС.

Что решил немецкий регулятор

Газовая директива ЕС (часть Третьего энергопакета) предусматривает освобождение от ее правил тех газопроводов из третьих стран, которые были "готовыми" 23 мая 2019 года. "Поскольку "Северный поток-2" по состоянию на тот момент не был полностью проложен, Федеральное агентство по сетям Германии отклонило запрос Nord Stream 2 AG на освобождение от действия норм директивы. Таким образом, "Северный поток-2" после введения в эксплуатацию будет подчиняться немецкому законодательству и европейским нормам анбандлинга, доступа к трубопроводу и регулированию тарифов", - говорится в решении немецкого регулятора.

В ведомстве уточнили, что придерживаются технического понимания "готовности" трубопровода. В Nord Stream 2 AG, собственником которой является "Газпром", настаивали на другой интерпретации. По ее мнению, следует принимать во внимание не дату технической готовности проекта, а дату, когда были приняты решения о миллиардных инвестициях в него. Как известно, соглашение о финансировании "Северного потока-2" было подписано еще в 2017 года.

Перед вынесением решения Федеральное агентство по сетям провело консультации со всеми государствами ЕС. В агентстве отметили, что ни одно из них не согласилось с аргументацией "дочки" "Газпрома". Представители регулятора также добавили, что Nord Stream 2 AG имеет право обратиться в суд для проверки его решения.

В самой компании заявили DW, что "не согласны" с вердиктом регулятора. Теперь Nord Stream 2 AG будут решать, какие шаги предпринять для защиты своих интересов. В частности, рассматривается возможность обратиться с иском в немецкий суд. В то же время решение регулятора, подчеркнули в компании, "не имеет никаких последствий для завершения строительных работ".

Последствия для "Северного потока-2"

Таким образом, если "Северный поток-2" удастся достроить, для введения газопровода в эксплуатацию его оператору придется выполнить ряд требований Третьего энергопакета ЕС. Эти нормы распространили на газопроводы из третьих стран в 2019 году. Они действуют только в территориальных водах стран ЕС, но ситуацию это кардинально не меняет. Что эти требования означают на практике?

Если в "Газпроме" все же решат запускать новый газопровод, для этого придется создавать новую компанию-оператора. Причина в том, что правила Третьего энергопакета содержат требование анбандлинга. Оно состоит в том, что транспортировкой газа не может заниматься та же компания, которая его добывает и продает. Nord Stream 2 AG под это правило не подходит.

Согласно, Третьему энергопакету должен быть обеспечен доступ других компаний к газопроводам. Новый оператор должен быть всецело независимым от "Газпроме" по целому ряду критериев. Решение о сертификации независимого оператора принимает Федеральное агентство по сетям. При этом если оператора контролируют лица из стран, не входящих в ЕС, то национальный регулятор запрашивает мнение Еврокомиссии о том, как повлияет сертификация на энергетическую безопасность всего Евросоюза.

Второе требование - доступ третьих компаний к газопроводу. Например, если фирма из ЕС захочет купить газ в Центральной Азии, то независимый оператор не сможет отказать ей в прокачке такого газа по "Северному потоку-2". Также нельзя будет запретить и российским частным компаниям, например "Новатэку", транспортировать по этому трубопроводу газ в ЕС. Если "Газпром" откажется прокачивать чужой газ по "Северному потоку-2", то требование доступа третьих компаний не будет выполнено. В таком случае оператору "Северного потока-2" придется держать до 50 процентов мощностей трубы пустыми.

Кроме того, тарифы на транспортировку газа по территории Германии должны быть недискриминационными. Их будет устанавливать немецкий регулятор. Последнее требование - газопровод должен работать прозрачно, то есть компания-оператор должна предоставлять информацию, например, о безопасности поставок.

Возможно ли еще получение исключения для "Северного потока-2"?

Для газопроводов, завершенных после 23 мая 2019 года, предусмотрена другая процедура вывода из-под действия норм Третьего энергопакета. Такое решение принимает также национальный регулятор. Впрочем, исключение не освободит "Северный поток-2" от следования правилам ЕС, но может, например, разрешить другую модель анбандлинга. Кроме того, окончательное решение об исключении принимает Еврокомиссия. У "Газпрома" остается еще один вариант - подписание межправительственного соглашения между Евросоюзом и Россией. Однако Брюссель едва ли согласится менять свои нынешние правила.

Станут ли правила ЕС проблемой для "Газпрома"?

Брюссельские эксперты по энергетике, с которыми пообщалась DW, не считают решение немецкого регулятора фатальным для "Северного потока-2". Марко Джули, работающий в Брюссельском свободном университете, полагает, что "Газпром" будет пытаться продолжить строительство газопровода своими силами - напомним, что после введения США очередного пакета санкций против России швейцарская компания Allseas прекратила прокладку труб в Балтийском море. Джули прогнозирует также дальнейшие судебные споры вокруг "Северного потока-2". "Я не ожидаю, что из-за произошедшего сегодня от трубопровода откажутся. Я думаю, что он не мертв, но задержки (с вводом в эксплуатацию. - Ред.) будут происходить еще долго", - добавил он.

Эксперт аналитического центра Bruegel Георг Цахманн (Georg Zachmann) также не считает, что подведение "Северного потока-2" под нормы ЕС станет непреодолимым препятствием для "Газпрома", хотя это и будет представлять "неудобство". "Это может послужить для него возможностью сохранить лицо в случае остановки этого не имеющего коммерческого смысла проекта. Но это убьет проект только в том случае, если "Газпром" сам решит от него отказаться", - указал Цахманн. И обратил внимание на то, что теперь, после подписания пятилетнего контракта на транзит российского газа через Украину, "Газпрому" некуда спешить с завершением "Северного потока-2", в котором, по выражению аналитика, "никогда и не было физической потребности".

Автор Юрий Шейко

https://p.dw.com/p/3cHs2

***

Что может сделать «Газпром», чтобы достроить «Северный поток-2» и не потерять рынок сбыта

На фоне неконтролируемого пике цен на энергоносители на глобальных рынках, вызванного развалом сделки ОПЕК+ и эпидемией коронавируса, появились еще две новости, знаковые для наиболее громкого экспортного проекта России последних лет — газопровода «Северный поток-2».

Первая — это то, что после почти трехмесячного вояжа вокруг Азии, Африки и Европы в Германию прибыло российское судно-трубоукладчик «Академик Черский», которое после модернизации должно достроить оставшиеся сто с небольшим километров трассы газопровода в исключительной экономической зоне Дании.

Вторая новость менее позитивная — германский регулятор (Бундеснетцагентур) намерен отказать в предоставлении «Северному потоку-2» исключения из принятых в прошлом году поправок в законодательство ЕС о необходимости резервирования половины мощности трубы для третьих поставщиков.

Другие требования ЕС — такие как независимый от производителя газа газотранспортный оператор или прозрачная методика установления тарифа — не должны вызвать сложностей у «Газпрома». Проблема только в доступе третьих лиц, которые в случае морского газопровода могут получить доступ только на входе в газопровод, т.е. в России, где экспорт трубопроводного газа монопольно закреплен за «Газпромом».

Один на один с потерями

В сегодняшних реалиях у «Газпрома» и его партнеров остается фактически два сценария действий. Первый — согласиться на работу по новым европейским правилам, оставив пустой половину трубы мощностью 55 млрд куб. м в год, и растянуть срок окупаемости проекта с нынешних 7‒8 лет (только морская часть) до как минимум 15 лет при озвученных тарифных ставках.

Можно, конечно, поднять транспортный тариф, но тогда теряется весь смысл бестранзитного газопровода — ведь он изначально должен был быть значительно дешевле транзита через Украину. Да и при сегодняшних падающих рыночных ценах на газ в Европе удорожание хоть одного элемента цепочки поставок может оказаться критичным.

В рамках второго сценария «Газпром» может предпринять какие-то юридические действия для обхода европейского законодательства. Это могут быть оспаривания в европейских судах (длительный процесс с неочевидным результатом), какие-то надстройки над проектом, такие как создание независимого оператора на отдельном участке газопровода или виртуальной точки сдачи газа в Балтийском море, или даже частичная либерализация экспорта из России — в последнем варианте право собственности на газ может переходить от «Газпрома» к другим игрокам уже в Усть-Луге в моменте входа в газопровод.

Тактически такая игра в «кошки-мышки» с европейскими регуляторами может оказаться успешной. Ведь у «Газпрома» уже есть прецедент с соблюдением судебного предписания о блокировании 50% транзитной мощности германского газопровода OPAL. В результате российский концерн просто подал больше газа в альтернативные газопроводы ФРГ, и решения судов по OPAL никак не повлияли на загрузку первого «Северного потока».

Однако как юридические игры сработают стратегически — большой вопрос. В свое время было много возражений со стороны российской монополии о неправомерности европейского третьего энергопакета (вспоминаем историю «Южного потока»), но в итоге «Газпром» в Европе работает полностью по европейским правилам.

Из-за череды громких судебных исков, политических заявлений, небывалого лоббизма, санкций отчетливее проступает все труднее скрываемая усталость стран уже «старой Европы», а не только «младоевропейцев» от порядком затянувшегося проекта. Иллюстрацией этого является трехмесячный поход «Академика Черского»: «Газпром» теперь во многом один на один со своими проблемами — такой политической поддержки из европейских столиц, как раньше, больше не стоит ожидать.

Конечно, у «Газпрома» остались хорошие деловые отношения со своими традиционными европейскими партнерами, но поддержки на уровне бизнеса недостаточно для решения головоломки с санкциями США, которые потенциально могут заблокировать завершение проекта, или для противостояния законодательной машине Брюсселя.

Позиция Бундеснетцагентур — это очередное доказательство того, что для Германии европейская солидарность важнее наличия энергетической оси с Россией, особенно теперь, когда эпидемия коронавируса снизила деловую активность и спрос на энергоносители, а энергорынки переполнены дешевым предложением.

Вторая жизнь потока

Надо учесть, что в ближайшие пять лет собственная добыча газа в Европе может снизиться почти в два раза. И что, даже несмотря на стремительный рост сектора возобновляемой энергетики, еще предстоит заместить значительные мощности угольной генерации, и при текущих ценах на газ этот процесс, по всей вероятности, может значительно ускориться.

Европе для этого переходного периода могут потребоваться значительные объемы газа от внешних поставщиков. По крайней мере — на среднесрочную перспективу, согласно линии ЕС на декарбонизацию. Но эти аргументы теряют значение, когда главной повесткой в области энергетики для Европы становится климатическая, а текущая конъюнктура, видимо, в течение ближайших нескольких лет будет позволять покупать партии сжиженного газа на спотовом рынке фактически по внутрироссийским ценам.

Конечно, и цены такие низкие явно не навсегда, а будущая энергосистема Европы, помимо своей экологичности, должна быть еще и устойчивой, и диверсифицированной, то есть иметь надежные традиционные энергоносители наряду с возобновляемой энергетикой. Но такие аргументы уже оказывают все меньшее воздействие на европейских политиков.

Для того чтобы «Северный поток-2» перестал быть клином между европейскими странами, а, напротив, превратился в объединительный мотив для формирования новой, «зеленой» Европы будущего «Газпрому», возможно, стоило бы провести ребрендинг своего главного европейского проекта.

Например, можно позиционировать газопровод как магистраль для новой энергии. И задел у концерна для этого есть. Уже на протяжении нескольких лет «Газпром» говорит о своей водородной стратегии будущего. «Газпром» предлагал, что в качестве первого шага природный газ может замещать мощности угольной энергетики, затем в Европу будет подаваться уже не просто природный газ, а смесь метана и так называемого «серого» водорода (произведенного из природного газа и предполагающего выбросы СО2 в процессе производства), а на последнем этапе — уже «бирюзовый» водород (получаемый методом пиролиза метана без выбросов СО2).

Говорит «Газпром» и о том, что «бирюзовый» водород можно получать из российского природного газа и на европейском «конце» магистральной трубы, после чего подмешивать его в распределительную сеть (водород уже дозированно подмешивают в локальные распределительные сети в Великобритании, Германии, Италии, Нидерландах). И в результате, в соответствии с этой концепцией, к 2050 г. — целевому году для климатической стратегии ЕС — Европа смогла бы обеспечить поставки водорода для своей экологически чистой энергетики, а Россия — сохранить за собой объемы европейского энергетического рынка.

Зеленый «Газпром»

Однако эта концепция сталкивается с несколькими проблемами. Первая и главная: для ЕС водород — это в первую очередь средство декарбонизации, что исключает возможность выбросов СО2 при его производстве. В лучшем случае возможен временный компромисс на несколько лет. Но в целом на уровне Еврокомиссии и национальных правительств активно обсуждается вопрос, что именно относится к «декарбонизированным» или «возобновляемым» газам — окончательное решение ЕС по данному вопросу должно выйти в ближайшее время, и вокруг него уже ломается много копий: ведь только «возобновляемые» газы получат поддержку и регуляторные исключения.

Во-вторых, идея конверсии метана на территории Европы тоже пока не встречает энтузиазма со стороны европейских потребителей, подход которых состоит в том, что если уж производить водород самим, то это должен быть «зеленый» водород (получаемый методом электролиза с использованием электроэнергии, вырабатываемой на европейских мощностях возобновляемой энергетики).

У самого «Газпрома» промышленных наработок в области производства водорода, выходящих за рамки лабораторных «пилотов», тоже пока нет, но это при наличии политической воли и инвестиций — только вопрос времени. Причем в первую очередь нужна именно политическая воля: решения такого масштаба должны приниматься на самом высшем уровне.

Россия может в этом случае представить Европе пошаговую программу действий на новом этапе декарбонизации европейской энергетики, своеобразную «энергетическую перезагрузку» взаимоотношений, синхронизированную с европейской стратегией New Green Deal (достижение 100% климатической нейтральности государствами Евросоюза к 2050 г). И «Северный поток-2» мог бы стать основой этой программы — первым магистральным трансграничным газопроводом, по которому в перспективе будут подаваться метано-водородные смеси.

Кстати, по оценке самой компании, «Северный поток-2» теоретически может поставлять газ с содержанием водорода до 80%. Однако это потребует коренной модернизации оборудования, поэтому в обозримой перспективе скорее реалистично постепенно наращивать долю водорода до 20%.

Никто не ждет таких поставок завтра или даже послезавтра — в этом году вообще нужды в новых газопроводах нет, учитывая экономический спад на рынке из-за COVID-19, да и экономическое восстановление Европы займет какое-то время.

Однако четкий план действий на ближайшие пять-десять лет нужно иметь уже сегодня. В таком случае новый трубопровод будет уже не просто копией своего газового брата — первого «Северного потока» — а новым словом в газовой промышленности. И, судя по всей европейской дискуссии, жесткие законодательные нормы ЕС, регулирующие рынки природного газа, не будут применяться к поставкам «декарбонизированного газа», а значит, и к этому «Чистому потоку».

Хотелось бы верить, что в стратегическом планировании российской газовой отрасли на новом этапе будут учтены и такие важные составляющие, как запрос Европы на чистую энергию. В противном случае угроза того, что титанический труд российских газовиков на месторождениях за полярным кругом и в многочисленных «трансгазах» будет обесценен простым росчерком пера европейского регулятора, возрастает многократно.

Автор: Сергей Капитонов, аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления «Сколково»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/12/85350-bolshe-chem-truba

***

США вновь тормозят "Северный поток-2" - почему?

Вашингтон грозит новыми санкциями российскому трубопроводу. У Соединенных Штатов несколько причин мешать "Северному потоку-2".

Проект газопровода "Северный поток-2" из России в Германию по дну Балтики был почти завершен, когда его заморозили санкции США. С декабря 2019 года работы замерли, пока в начале мая не появились сообщения о том, что Россия собирается закончить строительство без иностранных подрядчиков - с помощью судна "Академик Черский", которое встало на якорь в акватории немецкого порта Мукран.

В ответ на эти сообщения США пригрозили новыми санкциями совместному проекту "Газпрома" и нескольких европейских энергокомпаний. Штрафные меры могут быть приняты быстро, заверил посол Соединенных Штатов в Германии Ричард Гренелл в интервью газете Handelsblatt, опубликованном во вторник, 26 мая. Почему США выступают против газопровода, по которому российский газ должен поступать в Европу? DW приводит три основные причины.

Политические аргументы Вашингтона против "Северного потока-2"

"Северный поток-2" в Вашингтоне рассматривают не столько как экономический, сколько как политический проект. Поэтому свою позицию против второй ветки трубопровода - первая ветка "Северного потока" эксплуатируется с 2011 года - Вашингтон объясняет прежде всего политическими соображениями.

Целью санкций Вашингтон называет сдерживание России в Европе, роста влияния которой в случае реализации проекта газопровода опасаются в США. Неслучайно тот же посол США в ФРГ Гренелл в связи с угрозой санкций призвал федеральное правительство в Берлине переосмыслить политику в отношении России. Он считает, что Германии следует "прекратить кормить зверя": Москва, утверждают в Вашингтоне, направит получаемые от продажи газа миллиарды евро на дестабилизирующую внешнюю политику.

Вторая декларируемая цель США - поддержать европейских партнеров. США утверждают, что санкции против российского газопровода носят не столько антироссийский, сколько "проевропейский" характер. Ранее, например, Гренелл назвал "Северный поток-2" "бесцеремонной попыткой российских властей усилить удушение европейских союзников и партнеров в плане энергоснабжения". А президент Дональд Трамп в свете дискуссии о "Северном потоке-2" неоднократно критиковал Германию за то, что Берлин "рассчитывает на защиту от России, но заключает очень крупные сделки по нефти и газу с Москвой и платит ей ежегодно миллиарды долларов". Германию американский президент считает "заложницей" России.

Однако утверждение о "проевропейском" характере санкций вызывает согласие далеко не у всех лидеров ЕС. Внутри Евросоюза отношение к проекту газопровода неоднозначное: часть стран выступает за реализацию проекта, включая власти Германии, часть против, например, Польша. Санкции со стороны США вызвали трения между Берлином и Вашингтоном. Также спорным является вопрос, усилится ли зависимость ЕС от поставок из РФ на фоне того, что проект не освободили от правил Третьего энергопакета ЕС.

Геополитические причины: на стороне Украины

Очевидно, что своими санкциями США уже помешали реализации геополитического плана России прекратить транзит своего газа через Украину.

Первоначальной датой ввода в строй "Северного потока-2" был конец 2019 года. Это совпадало с окончанием десятилетнего контракта на поставки газа из России в ЕС через украинскую газотранспортную систему. Однако на фоне невозможности реализовать проект в срок Москва в конце 2019 года вынужденно договорилась с Киевом о продлении поставок еще на пять лет.

Крупные газопроводы - "Северный поток" и "Турецкий поток" - призваны обеспечить доставку российских энергоресурсов независимо от Киева, с которым Кремль находится в многолетнем конфликте, в том числе по поводу транзита газа. Именно геополитическая составляющая проекта, вероятно, и сделала его важной темой международной повестки дня и вызвала особый интерес в России. Затормозив реализацию "Северного потока-2", США выступили на стороне Украины в ее многолетнем споре с Россией и помогли ей сохранить выручку от газового транзита.

Россия видит в санкциях протекционизм, США - конкуренцию

Для многих сторонних наблюдателей, в том числе и из Германии, санкции США преследуют прежде всего экономическую цель - помочь собственному экспорту сжиженного газа (СПГ) на европейский рынок. "В основном, это связано с коммерческими интересами. Американцы хотят продать свой сжиженный газ в Германии и Европе", - заявил, например, в интервью DW глава Германо-российской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп (Matthias Schepp).

Объемы поставок СПГ из Соединенных Штатов за рубеж резко растут с 2016 года, так что страна вышла на третье место в мире после Катара и Австралии. По прогнозу Международного энергетического агентства, США могут уже к 2024 году выйти на первое место. При этом Европа играет важную роль: на европейский рынок приходится около 40 процентов поставок американского СПГ. Однако в сравнении с Россией США - пока второстепенный игрок на газовом рынке ЕС. Здесь Москва неоспоримый лидер: ей принадлежит 39,4 процента всего импортируемого в ЕС газа против 3,4 % у США, по данным Еврокомиссии за первое полугодие 2019 года.

"Газпром" настроен оптимистично

В администрации США заверяют, что европейские потребители только выиграют от роста конкуренции. "Мы ожидаем, что многие страны продолжат закупки газа у России", - заявил CNBC заместитель госсекретаря по энергетическим ресурсам Фрэнк Фэннон. - "Ну и отлично, если это основано на конкурентной модели бизнеса, когда есть прозрачность в ценовой политике, есть рынок. Но у вас не может быть рынка, если есть только один поставщик". Чиновник добавил, что, по его мнению, Россия "боится" роста экспортного газа из США.

В руководстве России штрафные меры в отношении "Северного потока-2" считают протекционистскими, а американский газ называют неконкурентоспособным. Однако, судя по спросу европейцев на сжиженный газ - в том числе из США - это не так.

Какими могут быть новые санкции США, о которых заговорил посол страны в ФРГ Ричард Гренелл, пока неизвестно. По версии Handelsblatt, речь может идти о мерах в адрес фирм, обслуживающих газопровод, или компаний, которые будут принимать поступающий из России газ. На телефонной конференции с инвесторами 26 мая руководство российского концерна "Газпром" подтвердило, что рассчитывает завершить строительство "Северного потока-2" до конца 2020 года.

Автор Михаил Бушуев

https://p.dw.com/p/3crSE


Об авторе
[-]

Автор: Мария Епифанова, Юрий Шейко, Сергей Капитонов, Михаил Бушуев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.06.2020. Просмотров: 43

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta