Как в России придумали объявлять каникулы в разгар пандемии и что из этого вышло (на примере Севастополя)

Содержание
[-]

Локдаун «все включено»

Россия — один из мировых лидеров по избыточной смертности с начала пандемии. От вируса могло погибнуть 635–750 тысяч человек — в пересчете на душу населения это в разы выше, чем в большинстве европейских стран. При этом с марта 2020 года Россия провела на строгом карантине 43 дня, в то время как страны ЕС — в среднем по 186 дней. Издание «Новая газета» разбиралось, почему власти предпочитают объявлять «каникулы» вместо локдауна, готов ли коечный фонд российских курортов к наплыву туристов и стратегия какой страны оказалась самой успешной в сдерживании инфекции.

Выходные на койке

В России начались «нерабочие дни с сохранением заработной платы». Закрыты рестораны, фитнес-центры, госучреждения. Сентябрьская смертность стала самой высокой для этого месяца со времен Великой Отечественной войны. С 20 октября в России ежедневно от коронавируса погибают более тысячи человек в день. Однако, говоря о локдауне, представители власти используют «успокаивающую» терминологию:

  • нерабочие дни (Владимир Путин);
  • эпидемиологические каникулы (заммэра Москвы Анастасия Ракова);
  • длинные выходные (мэр Москвы Сергей Собянин, летом 2021 года);
  • домашний режим (Сергей Собянин);      
  • незапланированный отпуск (Сергей Собянин).

Власти упорно отказываются говорить страшные слова: «карантин», «локдаун», «изоляция». «В Москве нет и не планируется локдауна», — специально акцентировал на этом внимание пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. «Я не люблю слово «локдаун». У нас — ограничения», — вторит ему губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов.

Фактически за полтора года пандемии в стране был введен только один жесткий локдаун. Он пришелся на самое начало вспышки — апрель-май прошлого года. Тогда строгие ограничения позволили затормозить распространение вируса, подготовиться к эпидемии и сберечь множество жизней, говорилось в докладе фонда «Либеральная миссия».

После этого власти сменили стратегию с «итальянской» на «шведскую». Второй «нерабочий» период власти объявили только в этом году, когда в столицы уже попал более заразный и смертоносный штамм «дельта». Но строгих ограничений власти больше не вводили, хотя с каждой новой волной пики заболеваемости и смертности становились все выше.

Люди устали от темы ковида, а власти не хотят подталкивать рост недовольства, говорит политолог Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика». «Власти не хотят ссориться ни с ковидоборцами, ни с ковидоскептиками. Складывается ощущение, что для управленческой системы ковид — не совсем приоритет. Не случайно на следующий день после объявления длинных выходных прозвучало выступление на Валдае, тематика которого звучала более эмоционально и значимо для власти, чем тематика ковида», — говорит эксперт.

«Чтобы люди сидели в локдауне, надо чтобы они почувствовали серьезность ситуации. Серьезность угрозы в нашей стране измеряется не статистикой — никто ей не верит, — а заявлениями официальных лиц. А заявления официальных лиц содержат двойное послание: «Все серьезно, но не очень». И люди реагируют соответственно — едут на шашлыки, покупают билеты в Сочи, в Египет», — объясняет Александра Архипова, социальный антрополог и фольклорист. Петербурженка Ольга Н. с 30 октября окажется безработной — ей не получить QR-код, а без него она как индивидуальный предприниматель, не может водить экскурсии по городу

Карантин для слабаков

В России не только не говорят «локдаун». Страна по сравнению с другими государствами Европы вообще отличается мягкими ограничениями. Всего россияне провели в режиме «нерабочих дней» 53 дня, включая выходные и праздники. Из них только 43 дня длился строгий карантин. Для сравнения: страны ЕС в среднем провели в жестком карантине с ограничением выхода из дома 186 дней. В Британии только последний, третий локдаун тянулся более полугода с постепенным ослаблением ограничений. А в Италии почти все время пандемии — около 600 дней — хотя бы в одном регионе страны был объявлен запрет на выход из дома, кроме поездок на работу, занятий спортом.

КАК МЫ СЧИТАЛИ

Россия — одна из стран с самыми мягкими антикоронавирусными мерами в Европе. В основном в нашей стране рекомендуют снизить социальную активность людям 65+. При этом избыточная смертность в России в расчете на миллион жителей — самая высокая из показанных государств. Она в 6,8 раза выше, чем в Германии, и в 1,6 раза выше, чем в Польше.

По оценке «Новой» (достаточно консервативной), с начала пандемии из-за коронавируса могло погибнуть уже 635 тыс. человек. По оценке математика Дмитрия Кобака из Тюбингенского университета, избыточная смертность в России превысила 750 тыс. человек. Это на 43% выше ожидаемого уровня и в разы больше, чем в других странах Европы. В странах Западной Европы в целом работает правило: чем выше заболеваемость и смертность — тем строже карантин, объявленный государством. В них вводили жесткие локдауны вплоть до запретов выходить из дома без необходимости.

Рекордсмен по длительности строгих ограничений — Италия. При этом уровень избыточной смертности на душу населения именно в этой стране оказался самым высоким в Западной Европе: почти 2,3 тыс. на миллион жителей. То есть погиб один из 500 жителей страны.

Страны Северной Европы выбрали другую стратегию. Швеция, Норвегия, Финляндия, Дания вообще не вводили строгих запретов на выход из дома, ограничиваясь рекомендациями. Другие жесткие меры, такие как закрытие ресторанов, перевод школьников и офисных сотрудников на удаленку, вводились, но часто — только на региональном уровне и также часто были рекомендованными.При этом именно североевропейские страны борются с ковидом эффективнее всего.

Лучший результат демонстрирует Норвегия. По данным Университета Джонса Хопкинса, с начала пандемии в этой стране от коронавируса умерли 900 человек. При этом общая смертность, по сравнению с 2015–2019 годами не выросла, а даже снизилась. То есть в стране вообще нет избыточной смертности.

КАК ТАК ВЫШЛО?

В России же локдаун воспринимается как внеочередные выходные ― и это напрямую связано с тем, как о пандемии говорит власть, уверена Александра Архипова. «В других европейских странах выше доверие к институтам власти и есть гражданское общество. Поэтому если возникает какое-то недовольство, то оно немедленно канализируется в прямое взаимодействие гражданского общества и власти. У нас такого взаимодействия нет — любое недовольство канализируется не в публичные разборки, а в символическое сопротивление, обман и читерство».

Редактор: Арнольд Хачатуров / «Новая газета»

Автор Антонина Асанова, специально для «Новой газеты»

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/02/lokdaun-vse-vkliucheno

***

Приложение. Там, за блокпостами

Севастополь на три дня отгородился от России из-за коронавируса, запретив въезд и выезд из города без QR-кода. Как выглядел эксперимент, который наверняка еще повторится?

Начало локдауна выдалось солнечным, сухим и безветренным. Как бабье лето, только ярче — деревья в осенних сполохах, виноградники в багровых и желтых разводах. Время для прогулок на природе, но на дорогах — пусто. Обычно в выходные на всех развязках Севастополя пробки, а тут — тишина. Еще в полночь 30 октября на подъездах к городу развернули восемь блокпостов: так город-герой выставил заслон туристам, решившим провести внеплановые выходные в Крыму. Чтобы попасть в Севастополь или выехать из него, нужно было предъявить QR-код, свидетельствующий о прохождении полного курса вакцинации либо о недавно перенесенном коронавирусе. Ни медотвод, ни наличие антител проверяющих не интересовали.

Как работали эти меры? И что происходило внутри закрытого периметра?

Дырявый щит

В первый день локдауна, 30 октября, на железнодорожном вокзале Севастополя поймали семерых непривитых: пять человек сняли с утреннего поезда, прибывшего из Санкт-Петербурга, еще двоих — с пригородных электричек. В сопровождении полиции их отвели к билетным кассам и отпустили лишь после покупки обратных билетов.

На автомобильных постах за два дня развернули больше 320 машин. Причем около 60 ехали не в Севастополь, а из него. Об этом «Новой газете» рассказал глава общественной организации «Блокпост Севастополь» Иван Крыжановский. Его люди вместе с казаками и полицией круглосуточно дежурят на подъездах к городу.

— Если у человека нет документов и он севастополец, мы его не выпускаем, — решительно говорит Крыжановский.

— И как реагируют?

— А как бы вы отреагировали, если бы собрались на шашлыки?

Подъезжаю к первому посту на дороге у села Терновка. Машин нет, обе полосы свободны. Открываю окно, пожилой мужчина в камуфляже мельком смотрит сертификат на экране смартфона.

— Документы проверять не будете?

— Так то ж на выезд! — удивляется он. — На выезд мы выпускаем всех. А вот при въезде, если у вас документов не будет, вас развернут. Правда, на въезде проверка тоже оказывается формальной: пожилой казак в кумачовой кубанке лишь спрашивает: «Код есть?» И тут же командует: «Проезжайте!»

О том, что коды проверяют поверхностно, пишут и в соцсетях. «Интернет плохой, — пожимают плечами контролеры. — Коды не грузятся». Правда, на двух постах у меня все-таки сканируют QR и проверяют документы. При мне казаки останавливают рейсовый автобус. Внутрь заходят двое, один идет по салону, второй говорит с водителем. Через две-три минуты выходят: нарушителей нет.

«Люди думают, пересидят»

Автовокзал в Севастополе будто вымер: у касс пусто, на перроне у автобусов — всего пара человек. При покупке билетов QR-код не спрашивают, но что делать, если будет проверка, в кассе не знают. «Мы только продаем, остальное — не наше дело», — отрезает кассир. Водители непривычно пустых автобусов говорят, что у них за выходные пассажиров без QR не было. Шофер автобуса «Бахчисарай–Севастополь» признается: пару «несертифициронных» в субботу на блокпосте поймали, но высаживать не стали, обошлись предупреждением.

«Подходит любая бумажка — QR-код, справка из поликлиники — лишь бы что-нибудь было, — объясняет он. — Я сам сначала испугался, хотел официальную бумагу с «Госуслуг» распечатать, но потом начальство сказало, это тоже подойдет», — показывает он видавшую виды ксерокопию печатного сертификата, что выдавали в Севастополе в самом начале прививочной кампании. Водители признают, что трафик между городами Крыма и Севастополем упал в разы. «Раньше я двадцать–тридцать человек [из Севастополя] забирал, а сегодня два-три всего поедет, — говорит водитель бахчисарайского маршрута. — Люди как думают: всего неделя самоизоляции, пересижу. Но карантин продлят, я уверен».

«Зачем бурду колоть?»

«Это все нужно, только чтобы принудить нас, севастопольцев, привиться. Но мы не сдадимся», — пишет в комментариях к новости о блокпостах жительница Севастополя, и ее реплика тут же набирает десятки лайков. Севастополь вакцинироваться не спешит. По словам губернатора города Михаила Развожаева, в городе привились 140 тысяч человек, после чего кампания практически остановилась.

На площади Нахимова у передвижного прививочного пункта в воскресенье — около 40 человек. Ждать своей очереди приходится порядка четырех часов. А вот в прививочном пункте торгового центра «Муссон» пациентов всего десять. И лишь один из них говорит, что пришел на ревакцинацию. Остальные — впервые и не привились бы, если бы не работа. «Я по работе вынужден ездить по всему Крыму, — говорит молодой мужчина в очереди, — плюс у меня ребенку три месяца. [Если бы не ввели блокпосты] не стал был прививаться. Нет доверия к нашим вакцинам. Если бы это Pfizer какой-нибудь был…

Очередь на вакцинацию в Севастополе похожа на стихийный сход антипрививочников. Говорить о своих убеждениях открыто люди стесняются, но прямо заявляют: их вынудили сюда прийти. «На работе потребовали привиться до 8 ноября, — рассказывает жительница города Юлия. — Если нет хотя бы первой дозы вакцины, сказали даже не появляться. Если бы не работа, не прививалась бы. Почему? Это же неизученный, неиспытанный препарат!» «Зачем всякую бурду в себя лить?» — почти шепчет молодая женщина рядом. Спрашиваю, почему же она пришла: «Выхода нет, трудоустроена официально. Еще у нас на работе говорят, что скоро в магазин без кода не войдешь…» — отвечает она.

«Врачи — мои герои»

Жительница Севастополя Надежда в октябре болела коронавирусом и лежала в инфекционной больнице Севастополя с двусторонней пневмонией. «Из пятнадцати человек, с которыми я успела полежать в одной палате, привитых было всего трое. Двое болели совсем легко — выписались раньше меня, а одной женщине стало хуже, ее перевели в более тяжелое отделение. Когда врачи узнавали, что человек привит, у них явное облегчение на лицах было. Но я не могу утверждать, это мои личные наблюдения».

Сама Надежда привиться не успела: сначала долго лечилась от аллергии, потом дважды болела бронхитом. Из-за того, что ей пришлось все лето ходить по врачам, женщина уверена: четвертая волна в Крыму — не миф. «Первый раз я заболела в июне, испугалась, вдруг ковид, пошла сразу в поликлинику, в кабинет неотложной помощи, а там вообще нет людей. Второй раз в августе заболела, пошла сдавать тест — в очереди пять-шесть человек. А в октябре пришла — у кабинета уже десять-двенадцать человек. Я два часа прождала и в этот день к врачу не попала, пришлось наутро еще раз идти», — рассказывает она.

После того как Надежда получила положительный результат теста, ей стало хуже. В последующие дни она дважды вызывала скорую и, не дождавшись врача, отменяла вызов. Медики приехали лишь на третий раз, когда женщине было уже трудно дышать, и увезли ее в больницу. В стационаре, несмотря на загруженность, врачи были к ней очень внимательны, рассказывает женщина. Медперсонал по пять раз в день мерил больным температуру, сатурацию, давление. «Врачи — мои герои, — говорит она. — Неизвестно, когда они отдыхают вообще. Мой лечащий врач уходила с работы в одиннадцать ночи, а приходила к семи утра. И так каждый день».

Врачей в Севастополе не хватает, а те, что есть, — вынуждены мириться с серьезными переработками. Каждый день в Севастополе фиксируется уже около 350 новых случаев заболевания. Коечный фонд — около 1200 мест — занят на 95%. По данным горздрава, на дому от коронавируса лечится около 4000 человек, из них 500 — дети. Участковые терапевты и педиатры вынуждены работать на приемах по 12 часов, за это время они осматривают десятки пациентов. Каждый день колл-центры поликлиник фиксируют 50 и более вызовов врача на дом. Естественно, прийти к каждому возможности нет.

Недавно вице-губернатор Севастополя Александр Кулагин обратился к медикам из других регионов, специалистам частных медицинских центров и врачам-пенсионерам с просьбой помочь Севастополю в борьбе с коронавирусом. В «красных зонах» севастопольских больниц не хватает 47 врачей, 59 медсестер, 69 санитаров. Нет терапевтов, рентгенологов, инфекционистов, педиатров, анестезиологов. Скорая не справляется с потоком вызовов: 720 вызовов в сутки на 19 бригад — такие цифры приводил в октябре местный ОНФ.

Недавно общественная организация «Наш Севастополь» обнародовала журнал вызовов скорой (без личных данных пациентов), из которого видно, что одни и те же бригады ездят на вызовы к пациентам с ковидом и без. А еще эксперты ОНФ отмечали, что среди медиков скорой помощи и инфекционной больницы — самый низкий процент вакцинированных. Правда, врачи из ковидариев говорят, что без прививки в «красную зону» не пускают.

Несмотря на рост заболеваемости, в понедельник губернатор Севастополя Михаил Развожаев заявил о прекращении работы блокпостов. «Достигнут тот эффект, который был необходим, — снижение туристического потока. Сейчас в большей степени посты приносят сложности севастопольцам, которые защищены прививкой и которым нужно выехать и въехать в город. Я предлагаю сегодня работу блокпостов завершить».

В самом городе такое решение связывают с ожидаемым визитом на День народного единства президента России Владимира Путина. Свободу передвижения севастопольцам он, кажется, уже подарил. Поможет ли глава государства своим присутствием избавить город от коронавируса?

Автор Екатерина Резникова

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/02/tam-za-blokpostami

***

Горы, море, ИВЛ!

В Крыму переполнены морги, но туристы все равно устремились туда на «период нерабочих дней»

Полуостров сгорает в пожаре пандемии. Статистика заражений зашкаливает: в Крыму и Севастополе ежедневно заболевает около тысячи человек, при этом места в больницах заканчиваются, а морги — уже переполнены. Вводятся жесткие ограничения — вплоть до блокпостов на въезд и выезд, но полуостров все равно остается одним из самых популярных туристических направлений на время недельного локдауна. Местные уверены, что после нерабочей недели ограничительные меры не отменят.

Не хватает только медиков

Уже более недели в Севастополе ежедневно коронавирусом заболевает от 300 до 337 человек и фиксируется от 10 до 16 смертей. Прирост впечатляющий: еще месяц назад официальная статистика фиксировала порядка 150 новых случаев COVID-19 в день. В соседнем Крыму ситуация не лучше: за последний месяц число заражений также выросло в два раза: с 360 до 670 случаев в день. Эти цифры становятся намного страшнее, если учесть, что официально в Севастополе проживает 500 000 человек, в Крыму — 1,9 млн, а на соседней Кубани, где зарегистрировано 5,6 млн человек и куда идет значительно больший турпоток, ежедневный прирост за последнюю неделю — 250–260 заболевших, а количество погибших от COVID-19 колеблется в пределах 30–40 человек в день.

Власти Крыма признают проблему. Врио министра здравоохранения республики Константин Скорупский заявил, что власти «ищут способы разгрузить морги». Свободно только 10% ковидных коек. Как сообщили «Коммерсанту» в региональном минздраве, нагрузка на систему здравоохранения за последний месяц увеличилась в десять раз. В Севастополе свободно всего 5% коек в пяти ковидных отделениях. Об этом сообщал губернатор Михаил Развожаев. Медиков не хватает. Севастопольские больницы укомплектованы медперсоналом только на 75–85%.

«На данный момент у нас 1191 койка, фонд заполнен почти полностью, — сообщили «Новой газете» в департаменте здравоохранения Севастополя. — На прошлой неделе открыли 40 коек в Инкермане, на этой планируем открывать еще 200 коек в городской больнице № 1». Есть дефицит и работников скорой помощи. Ежедневно от 28 до 34 бригад скорой обслуживают от 330 до 440 вызовов в сутки. До трети от общего количества вызовов — к пациентам с коронавирусом. Департамент здравоохранения и кадровая служба скорой помощи ведут поиск сотрудников. Также идет поиск врачей и среднего медперсонала в больницы.

Осторожно, город закрывается

Севастополь на время нерабочей недели снова сделали закрытым городом — как при Советском Союзе. 25 октября на заседании оперативного штаба губернатор Михаил Развожаев сообщил, что на въезде в город будут установлены блокпосты. Прибывающих будут проверять на железнодорожном вокзале и автостанции. Для въезда в Севастополь и заселения в отели необходимо будет предоставить три документа на выбор: сертификат о вакцинации, подтверждение о перенесенном COVID-19 в течение полугода или медотвод, подтвержденный ПЦР-тестом, сделанным не позднее чем за трое суток до предъявления. Такие же документы необходимы для того, чтобы покинуть Севастополь, причем не только для туристов, но и для местного населения. Также с 30 октября по 7 ноября закрываются все рестораны и учреждения сферы услуг.

Севастополь уже разворачивал блокпосты во время первого локдауна, тогда людей, которые прибывали в город, на две недели размещали в пансионатах-обсерваторах, причем на платной основе: это стоило 25–40 тысяч рублей. Сейчас к этой практике пока не планируют возвращаться, а пансионаты могут приспособить под новые ковидные отделения. «В настоящее время нет возможности разместить всех контактных в обсерваторах, — поясняют «Новой» в департаменте здравоохранения. — Планируется усилить контроль за соблюдением самоизоляции для «контактных» с заболевшими коронавирусом». В связи с существенным ростом смертности (до 15 человек в сутки) закономерно увеличилась нагрузка на судебно-медицинскую экспертизу и на патологоанатомические отделения, но пока морги работают в штатном режиме, заверяют в депздраве Севастополя.

Сергей Аксенов заявил, что не планирует пока закрывать Крым по севастопольской модели и не видит необходимости отгораживаться от соседей по полуострову. В Республике Крым на время нерабочей недели вводятся более мягкие ограничения, чем в Севастополе. В места общественного пользования — кафе, кинотеатры, торговые центры — можно будет попасть по QR-коду о вакцинации, справке о перенесенном COVID-19 или ПЦР-тесту. Такая же система будет действовать и для заселения в отели. Всех жителей полуострова старше 65 лет посадили на обязательную самоизоляцию.

И в Крыму, и Севастополе власти призывают население к массовой вакцинации. Впрочем, как и по всей стране. Общественник Александр Талипов в разговоре с «Новой» отметил, что на территории республики количество пунктов вакцинации не соответствует спросу. Из-за чего возникают огромные очереди, где не соблюдается социальная дистанция. Ужасающая статистика по коронавирусу — последствия предвыборной кампании и курортного сезона, когда региональные чиновники зазывали туристов в Крым.

Летом проводили многочисленные массовые мероприятия и фестивали. После проведения Djazzfest в Коктебеле коронавирусом заболел организатор фестиваля Дмитрий Киселев, а чуть позже в больнице в тяжелом состоянии оказалась побывавшая в Алуште телеведущая Лариса Гузеева. И это только селебрити. «Это последствия песен и плясок в курортный сезон, которые мы будем сейчас разгребать», — уверен Александр Талипов. По его словам, если смотреть статистику по полуострову в целом, то Крым и Севастополь будут в топе по смертности и заболеваемости в стране. Даже в соседнем Краснодарском крае с населением более 5 млн человек в четыре раза меньше заболевающих ежедневно по сравнению с полуостровом, где официально проживает 2 млн человек.

Талипов считает, что ограничительные меры, которые начали вводить власти, запоздали. Они уже не помогут остановить рост количества заболевающих ежедневно и уменьшить количество смертей. Введение QR-кодов в отелях и гостиницах не остановит поток туристов на время недельного локдауна — все, кто не хочет сдавать ПЦР-тесты и прививаться, могут снимать жилье в частном секторе. «Единственный способ остановить дальнейший рост — установить блокпосты на Керченском мосту и в аэропорту Симферополя», — говорит Талипов.

Блогер Александр Горный рассказал «Новой», что к ковидным каникулам в Крыму увеличивается туристический поток. Даже сейчас самолеты в Крым забиты под завязку, а цена на билеты резко выросла. По его словам, большинство приезжающих в Крым — туристы, которые хотят пересидеть надвигающийся локдаун не в Москве и северных регионах, а в теплом южном климате. «Несколько дней назад возвращался из Москвы в Крым, рейс задержали, и я успел пообщаться с людьми, которые летят на полуостров, — рассказывает Горный. — Многие воспользовались коронавирусными каникулами, так как понимают, что они могут продлиться как минимум на две-три недели».

А где поддержка?

Работники туриндустрии и общепита локдауну не рады. Региональный представитель Общенационального союза индустрии гостеприимства (ОСИГ) в Крыму, председатель Ассоциации малых отелей Крыма (АСМОК) Наталия Стамбульникова в разговоре с «Новой газетой» отметила, что нерабочая неделя и ограничения пока не сильно повлияли на заполняемость отелей. Если еще утром 26 октября номеров было забронировано на 20% больше, чем обычно в это время этого года, то уже к вечеру туристы начали отменять бронь и прирост составил всего 10%. Если нерабочие дни продлятся не неделю, а несколько месяцев, то гостиничный бизнес в Крыму может пострадать, поэтому необходимо разрабатывать меры поддержки для отельеров как пострадавшей отрасли.

«Дело в том, что даже выплаты для сотрудников в размере МРОТ не спасут — этого хватит только на «Доширак» с хлебом, — объясняет Стамбульникова. — Если во время первого локдауна впереди был сезон, что немного обнадеживало, то сейчас впереди зима, это страшно. Предприниматель может закрыть свой объект, но потеряет команду. А им надо платить. Вот у меня семь человек, то есть каждый месяц 210 тысяч выложи, а их же надо еще заработать. Чтобы содержать команду, нужны ресурсы, финансовая подушка, а она есть только у крупных отелей. Но и у них есть риск потерять специалистов, которые уволятся».

По словам Наталии Стамбульниковой, продление нерабочих дней ударит по малому и среднему бизнесу, особенно по тем предпринимателям, которые взяли кредиты и арендуют помещения. Кроме того, уже после первого локдауна в отрасли наступил кризис кадров: многие специалисты уже ушли из общепита и гостиничного дела в охрану и такси. Отельеры готовят обращение к представителям власти для разработки компенсационных мер для гостиниц и общепита. Из-за введения системы QR-кодов в общепите выручка за день в заведениях уже упала в десять раз.

Еще в более тяжелом состоянии общепит Севастополя, который полностью закрывается на время нерабочей недели. Глава Союза рестораторов Севастополя Денис Штукатуров говорит, что если локдаун продлится дольше недели, то рестораторы вновь окажутся на грани разорения. «Наши финансовые запасы не дают возможности покрывать издержки [от локдауна], мы находимся в постоянном состоянии стресса. Когда все это происходит на фоне пандемии, хочется поддержки государства. Но пока мы получили только список санкций и штрафов за нарушение ограничительных мер».

По словам Штукатурова, уже сейчас рестораторы обсуждают компенсации с департаментом экономического развития Севастополя. Если ограничения продлятся — будут писать обращение к губернатору. На крымском фронте без перемен. Как и в прошлом году, во время локдауна полуостров наводняют туристы со всей России. Куда повернет кривая заражений после их отъезда? И смогут ли они сами уехать из «всесоюзной здравницы» здоровыми?

Автор Надежда Исаева, корреспондент "Новой газеты"

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/10/27/gory-more-ivl


Об авторе
[-]

Автор: Антонина Асанова, Екатерина Резникова, Надежда Исаева

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.11.2021. Просмотров: 31

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta