Как устроены в России криминальные колл-центры, которые крадут у клиентов банков миллиарды рублей

Содержание
[-]

Зона уверенного отъема

Количество денег, украденных у россиян мошенниками, которые маскируются под банковские колл-центры, растет по экспоненте. А расположены такие колл-центры в российских СИЗО и тюрьмах. То есть там, где, по идее, не то что мобильный телефон, муха не пролетит.

Еще в 2012 году основным видом мошенничества с картами был скимминг — мошенники крепили к банкомату считывающее устройство, узнавали номер карточки и пин-код и снимали деньги. Однако уже в 2017 году начался резкий рост «социальной инженерии». Это когда вам, к примеру, звонят и говорят: это служба безопасности вашего банка, у нас в банке работают мошенники, ваши деньги в опасности, вы сейчас, чтобы их спасти, должны срочно пойти к банкомату, и мы сообщим вам номер безопасного счета, на который вам надо их перевести. И человек идет и переводит. И когда ему звонит настоящая СБ банка, которая отследила подозрительную трансакцию, отвечает: «Да, я хочу перевести эти деньги на этот счет. И вообще меня предупреждали, что сейчас мне будут звонить мошенники, чтобы удержать от перевода».

Чтобы был понятен размер проблемы. В «Сбере» с начала года зафиксировано 2,9 млн обращений клиентов о попытке мошенничества. Это вдвое больше, чем за аналогичный период прошлого года. За первые 8 месяцев 2019 года антифрод-система «Сбера» спасла от перевода 25,3 млрд клиентских рублей. За первые 8 месяцев 2020 года эта же сумма составила 42,4 млрд руб.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Объем мошенничества растет при полном бездействии правоохранителей. Вот если ты пластиковый стаканчик бросил в полицейского — то все. А если речь идет о мошеннических колл-центрах, хорошо организованных, с бухгалтерией, с отчетностью, с обучением персонала речевым техникам и способам развода клиентов, с закадровой музыкой, со специально подобранными номерами, похожими на официальный номер банка (такие номера покупают у фирм, занимающихся SIP-телефонией), то никто мошенника в тюрьму не посадит. И знаете почему? Потому что он уже там сидит.

То есть, конечно, сидят не все. Какая-то часть звонков идет с Украины. Но огромная часть звонков идет именно из СИЗО и колоний. «Сбер» считает, что «тюремный колл-центр» есть в каждом третьем учреждении ФСИН. Ольга Романова и «Русь сидящая» — что он есть в половине. Как это стало известно? Как ни странно, довольно просто. Криминал есть криминал, и если клиента не удалось раскрутить, то «звонари» иногда переходят на тюремный жаргон, а иногда и признаются.

В «Сбере» рассказывают про звонок: мошенника вывели на чистую воду, он в ответ признался, что он сидит в колонии на диване в теплом и чистом месте и должен давать норму. Если он ее не выполнит, его пошлют на менее приятные работы. Ольга Романова приводит еще один чудесный пример: мошеннику дали понять, что он мошенник. Он в ответ тихо: «Это ИК-47. Если я не буду звонить, мне не будут давать воды, еды, будут бить».

Главный удар на себя, разумеется, принял «Сбер». Он ведь — 60% банковского рынка России. Когда стало ясно, что МВД-ФСБ-ФСИН не делает ровным счетом ничего, «Сбер» взвыл и обратился к сотовым операторам. Он дал им номера телефонов мошенников и координаты учреждений ФСИН. «Сбер» попросил операторов привязать координаты исходящих звонов к координатам тюрем. И составил карту. За август 2020 года из такого-то учреждения ФСИН совершено свыше 600 удачных мошенничеств, а из такого-то — свыше 500, а из московского СИЗО № 1, более известного, как «Матросская Тишина», — всего 225.

И знаете, что тут прекрасно? Что ровно в предыдущем месяце, в июле, по настоянию «Сбера» «Матросскую Тишину» ошмонали. Изъяли симки и оборудование. И объявили, что колл-центр был организован рядовым инспектором и опером, а начальство об этом знать не знало. Ну конечно… И что? И ничего. Колл-центр из СИЗО «Матросская Тишина» после ареста якобы главарей продолжил работу как ни в чем не бывало.

Отметим здесь две вещи.

Первое: ковид никак не затронул этого экспоненциального роста мошенничеств. ФСИН всегда объясняла: это-де родственники и адвокаты проносят телефоны. Теперь адвокаты ходить не могут, а оно растет как на дрожжах.

Второе. Бизнес, заметим, почти безрасходный. Потому что у любого бизнеса одна из главных статей расходов — это зарплата работникам. А тут работников содержит государство. Обеспечивает их пайкой и шконкой. А если работник не выдает на-гора результат, его лишают пайки. Даже рабовладельцы так хорошо не устраивались, им, бедолагам, приходилось раскошеливаться на рабов.

При этом «звонари», т.е. те, кто собственно звонит клиенту, — не имеют доступа к деньгам. Все, что у них есть, — это номер карточки, на которую надо сделать перевод. Карточка — это другая часть криминального бизнеса. Те, кто занимается карточками, известны как «дропперы». Это люди, которые преобразуют деньги на карточке в наличку. Они, к примеру, сажают десять человек в микроавтобус, и этот микроавтобус едет по банкам, а каждому человеку выдают по пять карт. Если банк заблокирует одну карточку, у них всегда будет еще. То есть это целая разветвленная бизнес-структура. Части бизнеса отданы на аутсорсинг. И у этой структуры все рассчитано.

Помните, у Юлия Дубова был роман «Варяги и ворюги» — о том, как в начале перестройки зэки и начальство приватизировали зону? Вот это оно. Как вы думаете, что случилось, когда «Сбер» и сотовые операторы показали ФСИН схему, на которой координаты телефонов были привязаны к координатам колоний? Правильно — ничего. «Сбер» запустил в начале года сервис: любой клиент может пожаловаться на попытку обмана, и собрал 550 тыс. жалоб. По жалобам было заблокировано 30 тыс. номеров (система фиксирует номера подозрительных карточек — клиент, например, может вбить номер карточки и проверить, не была ли она замечена в мошеннических действиях).

Согласитесь, что этот сервис должен быть подарком для МВД. МВД может взять все эти 550 тыс. жалоб — и у него будет огромная база. Как вы думаете, взял МВД в работу эту базу? Ха, держи карман шире. У нас опера и следователи с ума сошли, добавлять себе 550 тыс. висяков? То есть оцените красоту бизнес-конструкции. Она сложная. Она предполагает аутсорсинг, имеет ноль расходов на содержание живой силы. Она защищена от внезапных обысков и шмонов. Всюду может ворваться СК. Пилить болгаркой дверь свидетеля Ирины Славиной — ради бога. Но две вещи для СК, как известно, недоступны. Это дом Геремеева, некогда подозреваемого в убийстве Бориса Немцова, где им не открыли, хотя они стучались, — и система ФСИН.

А когда «Сбер» и сотовые компании сделали часть работы за государство, то им сказали, что они ошибаются. А когда «Сбер» вынес проблему на Совет безопасности, то ФСИН предложила удивительное решение — дать ему на глушилки 3 млрд руб. Освоить 3 млрд руб. — штука, конечно, хорошая. Есть только одна проблема — глушилкой серьезный колл-центр заглушить нельзя. Глушилки работают в заданной полосе частот. Современные же средства связи используют такую широкую полосу частот, что закрыть их всех глушилками — очень дорого.

Вместо того чтобы тратить 3 млрд руб. на глушилки, можно поступить гораздо проще. А именно: посадить тех сотрудников ФСИН, которые получают деньги от этого бизнеса. Если взять ту же «Матросскую Тишину», то непонятно, почему после обыска ее начальник не был уволен. Согласитесь: или он не знал о подпольном колл-центре в подведомственном учреждении и тогда должен быть уволен за вопиющую некомпетентность, или знал — и тогда это уже не некомпетентность.

В нормальной стране стены колонии существуют затем, чтобы отделять преступников от законопослушных граждан. А у нас, получается, это стены разбойничьего замка. Они оберегают криминал внутри. Не надо лезть в форточки, рисковать жизнью, даже считывающее устройство на банкомат не надо вешать. Для этого бизнеса главное — найти людей, готовых безопасно нарушать закон. Вот мошенники и перешли на удаленку.

Автор Юлия Латынина, oбозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/19/87594-zona-uverennogo-ot-ema

***

Комментарий: А чего от денег отказываться?

ФСИН готова освоить 3 млрд рублей, выделенных на борьбу с телефонными мошенниками. Только тюремные call-центры после этого не закроются.

Федеральная служба исполнения наказаний планирует попросить 3 миллиарда рублей на борьбу с телефонными мошенниками, орудующими из тюремных камер и бараков колоний. На эти деньги собираются установить технику, создающую помехи сотовой связи. 3 миллиарда рублей на установку аппаратуры в 711 колониях и в 214 СИЗО, входящих в систему ФСИН, — вроде бы не так уж и много. Чуть больше 3 миллионов рублей на одно учреждение. Но эффективность этих трат вызывает сомнения. И вот почему.

Справедливости ради надо сказать, что это инициатива не тюремного ведомства. Идея была озвучена на коллегии МВД, состоявшейся еще 1 ноября 2019 года, когда полицейское ведомство предложило ФСИН, ФСБ и Роскомнадзору поработать совместно и до 30 июля 2020 года выработать план действий для ликвидации нелегальных call-центров, львиная доля которых работает на территории исправительных учреждений. Тогда-то и была озвучена идея блокирования сотовой связи.

Руководство МВД еще год назад фактически признало, что все очаги телефонного мошенничества работают под «крышей» руководства колоний.

Потому что call-центры не могут работать без мобильных телефонов, которые в тюрьмах и колониях запрещены. Но, несмотря на запрет, мобильники попадают в камеры и бараки. И проносят их в основном сотрудники исправительных учреждений. Они же создают и условия для спокойной работы «операторов» call-центров. Чтобы никто не беспокоил мошенников, когда они обрабатывают доверчивых клиентов банков.

Однако в МВД, похоже, посчитали, что проще блокировать сотовую связь, чем вычислять места, откуда идут массовые звонки. Притом что эти места находятся на очень локальной территории, ограниченной колючей проволокой и вышками. А оперативники тюрем и колоний прекрасно знают, у кого из арестантов есть мобильные телефоны. Которые периодически даже изымаются.

Председатель думского комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн в прошлом году после коллегии МВД привел такую цифру: ежегодно в исправительных учреждениях изымается порядка 60 тысяч мобильных телефонов. Но, думаю, что столько же снова оказывается на руках у отбывающих наказания и находящихся под следствием. Как это происходит, не раз видел своими глазами, когда десять лет назад отбывал в ИК-10 (Татарстан) наказание по ст. 282 УК за разжигание социальной розни «по отношению к социальной группе представителей региональной власти».

В нашем отряде все активисты (так называемые красные — те, кто обслуживает интересы администрации) пользовались сотовой связью, даже особо не скрываясь. Периодически в барак наведывались с внезапными проверками сотрудники оперчасти. И изымали десятки мобильников. Но проходило всего несколько дней, как у всех «красных» снова появлялись телефоны. Часто — те же самые мобильники, которые всего несколько дней назад были отобраны.

Так что информация о том, что ФСИН решила попросить 3 миллиарда рублей на установку в колониях и тюрьмах приборов блокирования сотовой связи, признаюсь, меня сильно удивила. Потому что это выглядит признанием того, что руководство ФСИН не контролирует оперативную обстановку в подведомственных учреждениях, что оно не в состоянии справиться с «перегибами на местах» и покончить с порочной практикой проноса в тюремные камеры и бараки мобильных телефонов.

Правда, узнав подробности планов ФСИН, немного успокоился. Руководство ведомства, похоже, и знает, и контролирует ситуацию на местах. Потому что ФСИН не планирует установку в тюрьмах и колониях постоянных генераторов помех — постоянное излучение, оказывается, может негативно влиять на здоровье сотрудников тюрем и контингента. И поэтому помехи будут создаваться периодически (на время перерыва в работе «операторов» в тюремных робах?).

Все это наводит на подозрение, что после прошлогодней коллегии МВД ФСИН решила не переубеждать полицию, ФСБ и Роскомнадзор в том, что блокирование сотовой связи в колониях поможет покончить с нелегальными call-центрами. Зачем же от денег отказываться?

Автор Ирек Муртазин

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/03/87357-a-chego-ot-deneg-otkazyvatsya-fsin-gotova-osvoit-3-mlrd-rubley-vydelennyh-na-borbu-s-telefonnymi-moshennikami-tolko-tyuremnye-call-tsentry-posle-etogo-ne-zakroyutsya


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Латынина, Ирек Муртазин

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.11.2020. Просмотров: 42

Комментарии
[-]
 socialagen | 26.11.2020, 07:07 #
Budget, the big B that modifications all choices. Always try and negotiate with some of, don’t determine a name and stay with it. media agencies in mumbai In cases wherein the variety is non-negotiable attempt bargaining for exclusive contractual clauses just like the stabilization clause or sunset clause and so forth.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta