Как создатели американского фильма "Заражение" предсказали эпидемию COVID-19

Содержание
[-]

Сценарист и консультант-вирусолог о том, чего на самом деле стоит бояться человечеству

В сентябре 2011 года вышел фильм Стивена Содерберга «Заражение», события которого практически предсказали появление и развитие коронавируса.

Журналист Нелли ХОЛМС поговорила с автором сценария фильма Скоттом БЕРНСОМ и научным консультантом проекта вирусологом Иэном ЛИПКИНОМ об их провидческой работе.

– Скотт, вы помните тот день, когда придумали идею фильма о вирусе?

Скотт БЕРНС: Я хорошо помню этот день. В начале нулевых мы с отцом разговаривали о птичьем гриппе: мой отец хотя и не был ученым, его всегда волновала проблема вирусных эпидемий. И я помню, как думал, что хочу снять фильм о пандемии, руководствуясь самыми новейшими научными сведениями. Фильм о мире, который подвержен глобализации и буму туризма при серьезном неравенстве доходов. В тот день, когда мы выпустили «Информатора», Стивен приходил ко мне и спрашивал: «Что ты хочешь делать дальше?» И я презентовал ему идею нового фильма. Не успел я описать и половину замысла, как он сказал: «Я в деле».

Один из вопросов, который мне задавали довольно часто с момента появления этого вируса, – каким образом фильм «Заражение» оказался таким дальновидным и почему он такой точный? Ответ прост: когда я презентовал сценарий Содербергу, я сказал, что хочу сделать фильм только в том случае, если он будет точным и основанным на фактах, потому что я знал, что мы находимся в эпохе пандемий. Потому я связался с Иэном, лучшим вирусологом в нашей стране. И он сказал мне то же самое – я помогу вам с фильмом только в том случае, если он будет тщательно и досконально основан на фактах и науке и это не будет какая-то заговорщицкая ерунда о вирусе, пришедшем из лаборатории или прилетевшем по радио с вышки сотовой связи. Думаете, я знал, что похожее произойдет через 10 лет? Нет. Но каждый эксперт, с которым я разговаривал, говорил, что весь вопрос не в том, случится ли эпидемия, а в том, когда это произойдет.

– Доктор Липкин, вас называют главным охотником на вирусы. Как идет охота?

Иэн ЛИПКИН: К сожалению, мы используем старые методы, как в средние века для борьбы с чумой. До тех пор пока у нас не будет вакцины или недорогих лекарств, которые каждый может принимать перорально, мы будем ограничены сегодняшними мерами: изоляция инфицированных, тестирование, поиск людей, вступивших в контакт с инфицированными, и их изоляция.

Скотт и я решили работать вместе, потому что, во-первых, он хорошо понимает, что эта проблема важна. И фильм «Заражение» прозвучал, потому что он был основан на фактах, беседах с экспертами. Я до сих пор использую клипы из фильма, у меня есть трехминутная версия, которую я демонстрирую, когда выступаю с речью о здравоохранении.

Национальный консультативный подкомитет по бионадзору выпустил отчет, который очень бы помог в сегодняшней ситуации, еще в 2010 году. Я отправил его в New York Times, но они не были заинтересованы в публикации. Лишь после выхода «Заражения» они связались со мной: «О, мы хотели бы услышать о том, каково это – работать над таким фильмом». Я тогда сказал: хорошо, если я смогу вставить рекомендации Национального консультативного подкомитета по бионадзору. Потому что, с моей точки зрения, весь смысл фильма заключался в том, чтобы попытаться снизить риски эпидемий в США и во всем мире.

– Когда, по вашему мнению, появится вакцина? Какие методы лечения вы считаете перспективными?

И.Л.: Напомним, что существует три этапа создания вакцины. Тестирование безопасности для здоровых людей, тестирование на эффективность и, наконец, тестирование на долгосрочную безопасность и эффективность для большого числа людей. Только после прохождения последних трех этапов вы инвестируете в производство и распространение, потому что цена вопроса составляет порядка миллиарда долларов. Обычно называются сроки от полутора до двух лет, я думаю, что мы справимся за год.

Мы, вирусологи, сотрудничаем и обмениваемся данными очень интенсивно. Еще до того как статья появится в научном журнале, ее данные будут помещены на открытый сервер, чтобы каждый мог их посмотреть.

Я усиленно продвигаю метод плазмотерапии, сейчас провожу большое испытание этого метода в нью-йоркском госпитале на 450 пациентов. Это очень, очень старый метод. Первая Нобелевская премия по физиологии в медицине была присуждена немцу фон Берингу за работу, которую он проделал с немецким ученым еврейского происхождения по имени Пауль Эрлих. Эрлих не получил никакого признания по историческим причинам, в которые я не хочу углубляться. Но суть в том, что этот метод, который восходит к 1890-м годам, работает для дифтерии, работает для гриппа с 1918 года, он будет работать и здесь.

– Скотт, ситуация в фильме и в реальности развивается все-таки не идентично. У нас еще не было ни восстаний, ни голода. Вы думаете, что мы просто не достигли этого момента или реальность другая? (Интервью было записано до сегодняшних событий в США. – «НГ»).

С.Б.: Насколько я понимаю, сейчас цепочка поставок в США не сломана, хотя она, безусловно, напряжена. И поэтому я не думаю, что мы сейчас находимся в ситуации, когда нам нужно беспокоиться о еде. Тем не менее вы видите эти вспышки на мясоперерабатывающих заводах, и вы видите, что некоторые из компаний, которые управляют этими мясоперерабатывающими заводами, возможно, не предоставляли надлежащие средства защиты для своих работников. Вчера я слышал историю из Айовы, где одна компания даже не хотела признавать количество зараженных.

В фильме болезнь была гораздо более смертельной, чем эта. Я думаю, что люди, которые заняты в ключевых для страны службах, могут выполнять свою работу, если они должным образом защищены. Бунты, к сожалению, были в этой стране, и очевидно, что пандемия повлияет на дальнейший раскол. Есть некоторые люди, которые считают, что это нормально для пожилых и уязвимых людей – взять и умереть ради нашей экономики. Если мы не сможем со временем прийти к скоординированному подходу к действиям в условиях пандемии, то подобные проблемы будут сохраняться. В новостях я увидел что-то действительно душераздирающее: в Колорадо медсестра противостоит группе вооруженных протестующих, которые говорят, что, если она хочет коммунизма, ей следует валить в Китай. Что за уровень дискурса и глубина невежества в стране, что мы угрожаем медицинским работникам, которые нам сейчас так нужны? Если мы будем продолжать разжигать эти темы, если мы не будем очень, очень осторожны, начнутся социальные волнения.

– Предыдущая пандемия была сто лет назад – испанский грипп. Но если посмотреть все фильмы, сделанные на тему пандемии, то источник ее всегда находится вне стран первого мира. В Азии, Латинской Америке или Африке.

С.Б.: Не секрет, что рынки в Китае – настоящая проблема, они стали источником SARS. Но есть и более глобальные вещи, о которых я говорил ранее, и фильм, кстати, затрагивает эту тему. Люди вторгаются в природу и сталкиваются с неизвестными животными и явлениями, перед которыми они уязвимы. Как происходит начало эпидемии «Заражении»? Компания, которая рубит деревья, заставляет летучую мышь улететь из мест своего обитания. Это наша, американская проблема. Не так просто сказать, что во всем виноват третий мир, потому что зачастую освоение этих диких мест ведется в бедных странах, но под знаменем индустриального колониализма. Таким образом, есть болезни, которые приходят и из Америки.

– Доктор Липкин, вы переболели коронавирусом. Что вы чувствовали?

И. Л.: Я могу вам сказать, это очень неприятная болезнь. У вас высокая температура, кашель, который не проходит в течение двух недель, очень сильная головная боль, усталость. Был только один день, когда у меня была одышка, но это было страшно. Был период, когда наблюдалось некоторое оживление, когда иммунная система начала работать, потом снова становится хуже. К счастью, я прошел через все это и теперь в теории невосприимчив к вирусу. Хотя я предпочел бы сделать прививку. Будут люди, которые сейчас начнут говорить, что у нас должны быть COVID-вечеринки, где нужно подвергнуть себя воздействию вируса, потому что вы молоды и здоровы и быстро приобретете иммунитет. Предвижу этот момент безумия.

– Как вы думаете, почему так много бессимптомных пациентов? Или это обычное явление при пандемии? Я знаю, что вы были в Китае – какие там настроения?

И.Л.: Это необычно, что есть бессимптомное течение болезни и люди становятся распространителями вируса. Почему так происходит, мы еще не знаем. Что касается Китая, то я не был в Ухане, но ездил в Гуанчжоу и в Пекин. Там люди относились к эпидемии очень серьезно, с самого начала они носили маски, перчатки, они соблюдали физическое дистанцирование – все, что мы сейчас рекомендуем.

– Скотт, какой провидческий проект нам ждать?

С.Б.: Сейчас я работаю над парой проектов, один из них имеет отношение к происходящему. Это сериал об изменении климата. Об этой проблеме я призываю подумать, так как, на мой взгляд, пандемия и изменение климата – это параллельные проблемы. Есть ученые, которые говорят, что это реальная угроза и что грядут природные катаклизмы, но общество не делает соответствующие инвестиции, чтобы быть готовым отразить худшее. Я уверен, что в будущем в связи с изменением климата число эпидемий увеличится.


Об авторе
[-]

Автор: Нелли Холмс

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.06.2020. Просмотров: 37

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta