Как русскоязычное население в Финляндии сохраняет родной язык

Содержание
[-]

Финляндия: "Язык - это бесплатный подарок от матери и глупо его не использовать…"

«Выходя замуж и уезжая за границу, многие русские, русскоязычные женщины из России и стран СНГ не очень представляют себе, куда они едут и в какую авантюру впутываются». Им кажется, что это рай и золотые горы! А что это - реальность и как она устроена, многие не осознают», - так считает сегодняшний гость проекта «Окно в Россию» Кирилл Резник из Финляндии..

«Окно в Россию»: - Кирилл, прежде всего, хочу, чтобы Вы представились и рассказали немного о себе - кто Вы, чем занимаетесь?

Кирилл Резник: - Я живу в Финляндии тринадцать лет. Вольный художник в некотором смысле. Занимаюсь разными проектами, связанными как с историей, так и с социологией. И в частности, с историей русских в Финляндии.

-То, что Вас интересуют истории наших соотечественников, в некоторой степени нас роднит, ведь и наш проект «Окно в Россию» тоже занимается тем, что рассказывает о жизни наших людей в разных странах. Интересно, как Вы пришли именно к этому? Ведь можно было заниматься чем угодно, а не только историей наших русских в Финляндии?

- Меня всегда привлекала история как наука и история как изучение опыта, передаваемого от поколения к поколению. Я считаю, что знание истории помогает нам думать о будущем. И поэтому, когда меня пригласили в проект, которые придумали другие люди до меня, то я с большой радостью согласился. Мне это было интересно, и сам проект был связан как с сохранением истории и изучением сохранения языка у русскоязычного населения в Финляндии, так и в некотором смысле с социологией, с опросами. А поскольку, живя в Москве в 90-е годы, я очень активно занимался именно социологическими опросами и исследованиями, то все свои знания и опыт использовал в этом проекте, и это было очень интересно. И я так думаю, что это во многом уникальный опыт создания и реализация проекта для сохранения истории о тех людях, которые жили здесь сто-двести-триста лет назад, об их потомках, о том, как они сохраняли язык, культуру.

-Я посмотрела этот проект. Он, во-первых, сделан прекрасно, умно, красиво. И, во-вторых, все, что вы сделали - это огромный вклад в сохранение нашей русскости за рубежом, памяти о наших соотечественниках. Скажите, а Вы сами непосредственно общались с этими людьми?

- Да, конечно, я брал у них интервью. В проект вошли двенадцать семей. Хотя на самом деле я познакомился с гораздо большим числом людей. Но некоторые из них отказались давать интервью по причине возраста, некоторые не смогли. А у многих мы не смогли взять интервью по причине финансового характера, организационного, - просто не было возможности заниматься этим в разных частях Финляндии. У меня в проекте были люди, некоторые из которых уже ушли из этого мира. Так что очень вовремя были сделаны интервью. Люди уходят постоянно. И это большая проблема, что вместе с ними уходит история, которая невосполнима.

- А был ли у Вас среди этих людей самый любимый герой?

- Вы знаете, все герои любимы по-своему, потому что все они очень разные, и это тоже было целью проекта – взять интервью у разных людей. Там была, например, балерина Марианна Румянцева, любимица президента Урхо Кекконена, который бывал на всех ее репетициях, спектаклях, всегда приносил букеты цветов. Она в то время была одной из четырех прима-балерин финского балета. А это - русская школа, это те люди, которые уехали после революции из России, основали театр, привнесли сюда наши традиции. Были и другие интересные люди. Вы представляете себе Карельский перешеек, между Санкт-Петербургом и Финляндией? В 1939-ом году, когда началась советско-финская война, люди оттуда были эвакуированы вглубь Финляндии. Это были финские территории, но жили там, в основном, русскоязычные люди, бывшие крепостные, которых освободили еще в восемнадцатом веке, и туда привезли.

Так вот эти люди, так называемые «красносёлы», основали там гончарные промыслы. Кстати, и до сих пор существует город Красносельск под Санкт-Петербургом. Эти люди после эвакуации в Финляндию восстановили свои промыслы и до сих пор делают горшки, обжигают, лепят. Была одна женщина, которой, когда я с ней познакомился, было уже почти сто лет. И она сказала: «Ну что я вам могу рассказать? Я ничего не помню!». И как начала вспоминать, что в двадцать пятом году у них был учитель математики, и его кличка была «козел». А с мужем своим она познакомилась, когда он около Стокмана проходил - они все говорили «Штокман» - по улице в центре Хельсинки, он ее окликнул тогда, а это был 26-ой год…

- Да, это все безумно интересно!.. Вот почему мне сейчас очень интересно будет услышать Вашу историю. Уверена, что хотя Вы живете в Финляндии всего лишь тринадцать лет, Вам есть что рассказать.

- Я родился в Новосибирском Академгородке и после окончания школы поехал учиться в Эстонию, в известный Тартуский университет. В то время там преподавал замечательный филолог, ученый, специалист по Пушкину Юрий Михайлович Лотман. Но, что интересно, я поехал учиться не к нему, а на физический факультет, но договорился с Лотманом, что буду ходить на его лекции и спецкурсы. За время учебы в университете я отслужил два года в армии в Белоруссии, куда совсем недавно мы приезжали на Конгресс русской прессы - через 25 лет после того, как я уволился из вооруженных Сил, так что было очень интересно. После окончания в 91-ом году университета в Эстонии я приехал в Москву и десять лет занимался там компьютерными технологиями, скорее даже, компьютерная технология была оболочкой, а содержимым были социология, медицина, здравоохранение. Это были самые разные вопросы, в частности, опросы, связанные с историей. Я, например, участвовал в большом проекте, организованном совместно с Фондом Стивена Спилберга, по сохранению истории тех, кто пережил Холокост.

В Москве, в частности, проводились большие опросы. А вообще это несколько десятков тысяч человек по всему миру, с их воспоминаниями, видеозаписями. И вот этот опыт, я использовал потом здесь, и он помог мне составить анкеты, опросники. Я уже знал, как людей опрашивать, как сделать так, чтобы было наиболее комфортно для них, ведь люди часто многие вещи стараются обходить. А для русскоязычных, которые жили в Финляндии, было очень много сложностей, связанных с тем, что они были практически во вражеском окружении после Второй мировой войны, после Финской войны, и сохранение языка, сохранение русскости - это был тогда почти подвиг...

- Кирилл, а как Вы сами оказались в Финляндии и почему?

- Моя первая супруга имела финские корни. Это была одна из причин, почему мы оказались в Финляндии. В принципе у меня и в Москве неплохо все шло. И прежде всего, именно с работой было связано много интересного. Но у нас были проблемы с маленькой новорожденной дочкой, и в России мы не могли их никак решить. И поскольку была возможность уехать в Финляндию, мы приняли такое нелегкое решение оставить Россию и уехать.

- И как Вы там себя почувствовали?

- Эмиграция всегда нелегкий путь. Это была не экономическая эмиграция, не политическая, не бегство. Это было ход, связанный со здоровьем ребенка. Мы были молоды, и было ощущение, что всего можно достигнуть. И многое из того, что задумывалось, осуществилось, произошло. Но сложности были связаны с тем, что Финляндия - это страна непростая по языку, здесь язык не индоевропейской группы. У меня несколько языков в активе, но осваивать совершенно другой язык, по сложности почти, как китайский, было трудновато. Но мы нашли здесь свои ниши и устроились так, что жить нам стало интересно. Работы столько, активности и интересности столько, что 24 часов в сутках не хватает.

- Мне интересно узнать у Вас вот что. Уезжают наши соотечественники в другие страны, занимаются там своими делами, а откуда появляются среди них такие активные люди, которым обязательно нужно делать что-то, связанное с Россией? Откуда такое желание там заниматься всем этим?

- Я думаю, что во всех нас живут вещи, связанные в большей или меньшей степени с нашими корнями. Я кстати, знаю людей, которые никак не связаны с Россией, кроме как у них остались там родственники, родители. И они занимаются совершенно другими делами. Но язык никуда не деть. Знаю по опыту общения со старыми русскими, у которых я брал интервью, что многие из них использовали русский язык, как часть своей профессиональной карьеры, профессиональной деятельности. Одни становились переводчиками, многие участвовали в торговле, тогда еще с Советским Союзом, в каких-то деловых отношениях. Глупо не использовать вещи, которые тебе даны. Как сказал один человек - это бесплатный подарок от матери - язык.

- Но его еще надо сохранять, его еще надо передавать. И это очень сложно в современных условиях.

- Одна из целей проекта «Русская история Финляндии» была показать нынешней русскоязычной молодежи, живущей в Финляндии, которая приехала сюда в детстве или выросла здесь, родилась, что язык можно сохранить. Ведь есть люди, которые сто-двести лет в гораздо более сложных условиях, без всякого интернета, умудрялись сохранять язык, передавать его не только детям, но и внукам, правнукам и так далее. Я общался с семьями, которые жили и живут в Финляндии с конца 18 века. И они до сих пор сохранили богатый и очень красивый русский язык. А я смотрю по нашим детям - во многом они уже язык забывают. Дело в том, что раньше было в некотором смысле проще. Люди жили в замкнутых общинах и общались преимущественно русские с русскими. Они читали сказки, они устраивали театрализованные представления. Сейчас дети в хорошем смысле космополитичны: для них мир более открыт, они учат разные языки, захотели - поехали в одну страну, другую, третью... А русский язык для многих из них – это язык, на котором говорят в семьях, но все-таки язык общения у них, конечно, в основном, финский.

- Вы говорили о детях, которые сейчас живут в Финляндии. Правда ли, что они уже с детского сада знают, что есть телефон, куда можно позвонить, если мама или папа плохо себя ведут по отношению к ним? Ваши дети в курсе, какие  законы существуют в Финляндии и как их надо соблюдать?

- Мои дети это очень хорошо знают - у меня их двое - 10 и 14 лет. Но никакого телефона, куда звонить, они не знают. Мне кажется, в некотором смысле это вещи, придуманные СМИ. Нет никаких телефонов, куда можно позвонить, и не носят все дети в нагрудном кармане этого номера - такого нет. Дети знают, что можно всегда обратиться к учителю или воспитателю в детском саду или к кому-то еще и поговорить о своих проблемах. Это есть. Действительно, очень перенакрученная информация о том, что происходит в Финляндии, в реальности все совершенно по-другому.

- Мне хочется услышать Ваш взгляд на эту проблему.

- Ее просто вывели в политическую плоскость. Это все интересы политиков на межгосударственном, межполитическом уровне. Есть, действительно, непростые ситуации с детьми у некоторых русских семей. Но эти ситуации возникают, во-первых, не на пустом месте, а во-вторых, сами социальные службы никогда не относятся к русским семьям как-то по-другому, чем они относятся к финским или каким-то другим семьям. Дело в том, что, выходя замуж и уезжая за границу, многие русские, русскоязычные женщины из России и стран СНГ, не очень представляют себе, куда они едут и в какую авантюру они впутываются. Им кажется, что это рай и золотые горы! А что это реальность и как она устроена, многие не осознают. И когда возникают вот эти сложные ситуации, то русские жены, как их называют, оказываются перед дилеммой: или им оставаться, или уезжать. Но если уезжать, то возникают сложности. Если оставаться - тогда надо соглашаться с какими-то ситуациями. И получается, что они, с моей точки зрения, зачастую, в общем-то, неправильно себя ведут.

Я знаю тут огромное количество людей, русских семей, и никогда ни у кого не было никаких проблем с детьми. При том, что мы все по духу, по стилю русские - русскоязычные в некотором смысле отличаемся от финнов по тому, как мы общаемся с детьми. Мы заставляем их учиться, сидеть за учебниками, корпеть, поглощать знания. В Европе же немного другое отношение к подобным вещам, и наш стиль поведения зачастую вызывает некий дисбаланс, дискомфорт в глазах местных жителей. А нам кажется, что мы самые умные, что мы лучше всех на свете знаем как что надо. И при этом еще умудряемся учить других, как надо жить! Хотя со стороны не все умеют на себя посмотреть, рефлексировать, что и как. Я смотрю, как у меня дети растут в финской среде с детского сада, школы. Я общаюсь с учителями, с финскими родителями одноклассников своих детей. Я очень хорошо понимаю, как что устроено, и я вижу неблагополучные финские семьи, у которых дети так же могут оказываться зачастую в социальных домах, в социальных службах, которые ими занимаются. Здесь права ребенка действительно отслеживаются. Но совершенно нет какого-то специального отношения к русским мамам или к русским семьям.

- Кирилл, Ваш сегодняшний день – какой он? Чем Вы занимаетесь?

- Я занимаюсь русскоязычной газетой "Спектр". В данный момент мы сдаем очередной номер. Я сейчас сижу, гранки вычитываю - я тут как бы добровольный корректор в газете. Кроме того, многое связано именно с моими героями проекта о русских финнах.

- А он продолжает действовать?

- Нет, потому что он организационно и финансово закончился. Но я с этими людьми продолжаю периодически общаться, с одним, с другим, веду активную переписку, участвую в разных мероприятиях, которые они устраивают. Так что это все тоже продолжается, и это очень интересно. К тому же я собираю и архивные материалы, и есть разные планы по поводу того, что делать дальше. И, как всегда, традиционно, есть сложности с финансированием: чтобы что-то сделать, на одном голом энтузиазме далеко не уедешь. Необходимые затраты и с сайтом, и со сканированием документов, и покупкой каких-то услуг.

- Кирилл, а кроме работы, жизнь у Вас в Финляндии есть?

- Ой, да, и очень много. Летом в Финляндии проходит огромное количество разных фестивалей, мероприятий, турниров костюмированных турниров. Вот мы как раз сейчас обсуждаем поездки в разные города с детьми, на разнообразные средневековые постановки, где можно облачиться, например, в рыцарские латы, поучаствовать в разных боях. Ездим на рыбалки, собираемся на лошадях в конные маршруты отправиться. Очень много всего происходит вокруг. Надо просто не сидеть, что называется, на попе ровно, а быть активным и смотреть, что происходит вокруг. Мне часто мои друзья из России говорят: «Вот, у вас в Финляндии скучно, что к вам ехать?» А что такое «весело», по-вашему? Здесь, на самом деле, очень много всего происходит, надо просто уметь работать с информацией, узнавать, что и как, и быть активным. Гораздо проще, это мы все знаем хорошо, приехать домой, сесть перед телевизором и просто спокойненько посидеть, ничего не делая. Но это очень затягивает…

И еще я хотел бы сказать - жизнь прекрасна! Финляндия находится очень близко к России, сюда приезжает огромное количество туристов из нашей страны. И если бы здесь было скучно, плохо и у всех бы подряд отбирали детей, я думаю, что полтора-два миллиона туристов ежегодно сюда бы не ездили. Не покупали и не снимали бы здесь дачи, не путешествовали бы по Финляндии. Так что приезжайте в гости!

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Портал «Окно в Россию»

Источник: windowrussia.ruvr.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.10.2014. Просмотров: 316

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta