Как реагирует Калининград на военную спецоперацию России в Ураине

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Готовность к торгово-транспортной блокаде  

***

Блокады нет, но мы к ней готовы  

Калининградская область обеспечивает свою транспортную и продовольственную безопасность, уверен глава региона Антон Алиханов.

«Мы предлагали помощь, но наши предприниматели сами быстро перестраивались на азиатские поставки или другие рынки. Учить наших предпринимателей взаимодействию с иностранными партнерами не нужно. Они опытные ребята», — говорит глава Калининградской области Антон Алиханов

Особенно уязвимым среди всех российских регионов на фоне серьезного международного обострения в последний месяц кажется положение Калининградской области. Западного форпоста страны, отсеченного от «материковой» России территорией недружественной Прибалтики. Именно там грозят устроить эксклаву торгово-транспортную блокаду. Глава Калининградской области Антон Алиханов в эксклюзивном интервью «Эксперту» рассказал, что изменилось в жизни региона с начала спецоперации.  

Журнал "Эксперт":В первую очередь беспокоимся о логистике. Попала ли Калининградская область в блокаду? 

Антон Алиханов: — Транспортная ситуация никаким образом не поменялась. Мы продолжаем автомобильный и железнодорожный транзит. Авиационный претерпел определенные изменения, потому что небо закрыто у нас. Летают все равно самолеты, просто теперь мы делаем такой крюк над водами Балтики. И теперь не 1:30‒1:40 из Шереметьево лететь, а 2:10. Но, в любом случае летают активно. В общем, никаких кардинальных изменений здесь не произошло. 

Понятно, что закрыто авиасообщение с рядом европейских государств, видимо, как и со всей Россией. По логистике, по грузам здесь возникли какие-то проблемы? 

— Нет, никаких проблем не возникло. Авиационные грузы к нам ввозились и ввозятся. Но их доля незначительна. И в основном так ввозятся какие-то специальные и дорогие грузы. И на них даже вот это удлинение пролета через море не влияет значительно. 

С точки зрения приграничной торговли какие-то изменения произошли? 

— Вы знаете, мы же живем в режиме закрытых границ уже не первый год. По сравнению с ковидными временами ничего не изменилось. Но, наверное, к сожалению. Мы обратились в федеральное правительство, потому что наши соседи открыли уже возможность пересекать их границу, но пока это не сделано с нашей стороны. У нас тоже надо снять определенные ограничения, для того чтобы иметь возможность выезжать из Калининграда на автомобиле. 

Активно развивается проект грузопассажирской паромной переправы Усть-Луга — Балтийск. Только что в Турции построены два ультрасовременных железнодорожных парома для этой линии. Предполагается ли заказывать новые паромы? 

— Действительно, у нас расширились возможности паромного сообщения с основной территорией России. Вышел на линию еще один недавно построенный паром «Маршал Рокоссовский». Его брат-близнец, паром, который будет носить имя генерала Черняховского, планируется вывести на линию в сентябре 2022 года. Мы ожидаем еще один паром, из другого моря, скажем так. Его поставят на линию где-то ко второй половине апреля этого года. 

Мы понимаем, какой объем грузов нам, если будет все-таки принято какое-то решение на уровне Евросоюза о блокаде, нужно перевезти для обеспечения жизнедеятельности и производственных мощностей. Это примерно десять паромов — шесть железнодорожных и четыре автомобильных. Это полностью перекрывает потребности региона. То есть три сейчас на линии, четыре уже в пути. Еще один будет в сентябре. 

В принципе, мы проработали вместе с Минтрансом этот вопрос. Мы понимаем, где есть свободные паромы, где есть свободные суда. Есть вопросы со стоимостью этого вида транспорта. В случае необходимости будем обращаться за субсидированием к федеральному правительству, потому что это объем небольшой в плане средств. Сейчас не буду его называть, но расчеты у нас уже соответствующие готовы. 

Транспортной безопасности мы будем особое внимание уделять в ближайшее время. Например, мы кредитуем Калининградскую компанию для приобретения вагонного парка, чтобы у нас было больше независимости даже от других российских владельцев вагонов, чтобы мы могли самостоятельно здесь принимать решения, исходя из нужд региона. 

Никакой блокады нет. Есть разные политические заявления о том, что этот вопрос рассматривается. Но тем не менее есть обязательства, которые являются частью права Евросоюза, что должен быть обеспечен свободный транзит для Калининграда и из Калининграда. Такие решения не могут быть приняты ни одной прибалтийской страной, ни всеми тремя. Это решение уровня Европейского союза.  

Продовольственная безопасность

Если выдохнуть и посмотреть на уже более чем сорок дней спецоперации, что изменилось в жизни области, на что приходилось срочно реагировать? 

— Было несколько направлений. Первое — это ажиотажный спрос на некоторые виды продовольственных товаров. Второе направление — это, собственно говоря, разрыв логистических цепочек для наших производителей, поиск альтернативных путей доставки и поставщиков. Мы активно с региональным правительством работали, создали штаб, собирались. Иногда по несколько раз в день. Разбирали конкретные ситуации. Но эта, скажем так, напряженность, немножко повышенная чувствительность первого времени уже прошла. 

Я даже делаю выводы на основании тех совещаний, которые еженедельно провожу с бизнесом: количество вопросов сильно сократилось. Бизнес подстроился под текущую обстановку. Мы уже решили благодаря нашим обращениям в федеральное правительство и в Центробанк большое количество вопросов. Сейчас больше концентрируемся на подборе проектов, которые нам нужны с точки зрения импортозамещения и дальнейшего углубления локализации производства на территории региона. 

— Например? 

— Есть у нас производство колясок для инвалидов. Редукторы хотим производить самостоятельно. Джойстики раньше заказывали в Англии, теперь будем локализовывать и делать свои. Пока покупаем на других рынках, но понимаем, что лучше локализоваться полностью. 

История с нашими сельскохозяйственными производителями: их тоже дополнительно субсидируем и помогаем в ускоренном строительстве теплиц. У нас каждый год теплицы вводятся. Замахиваемся на самую крупную теплицу в регионе сейчас. 

Есть конкретные живые примеры. Стараемся их как можно быстрее реализовать, чтобы, с одной стороны, помочь локализоваться, усилить рыночные позиции наших не очень больших предприятий. С другой стороны, обеспечить дополнительную продовольственную безопасность. Хотя с 2014 года мы очень много этим занимались, много чего сделано. Но есть направления, на которые мы просто делаем теперь больший акцент. 

— А по разрыву цепочек бизнес сам решил вопросы? Или где-то пришлось помогать? 

— Да, да, в основном сам. Мы предлагали им помочь, но наши предприниматели сами быстро перестраивались на азиатские поставки или другие рынки. Все-таки Калининград и внешняя экономическая деятельность — это практически синонимы. Учить наших предпринимателей взаимодействию с иностранными партнерами не нужно. Они опытные ребята. 

А если бы пришлось? Я имею в виду чисто теоретически, чем регион мог в этом плане помочь? 

— Взаимодействием с торговыми представительствами. Обычная поисковая работа через разные каналы, через министерства, через торгпредства и так далее.

Продовольственная безопасность. Обеспечивает ли себя область основными продуктами питания? Есть ли элементы критической зависимости в части продовольственного обеспечения от ЕС? 

— Конечно, есть зависимости. Например, от импортного посевного материала. Свиноводство наше тоже зависит от импортного генетического племенного материала. Здесь пока сказать, что региональными силами можно эту зависимость устранить, наверное, я не берусь. 

Хотя у нас есть интересные проекты, в частности селекционно-генетический центр по крупному рогатому скоту молочной породы. У нас есть быки. Мы теперь производим сексированное семя. Это значит, что вероятность рождения самки выше 70 процентов. И это тоже новый продукт, которым Калининградская область может обеспечить другие российские регионы. 

То есть у нас есть проекты, в частности в генетике, в селекции, которые были реализованы до всей этой ситуации. Мы исходили из того, что когда-нибудь наступит момент и нам нужна будет независимость по этому направлению. То, что смогли региональными силами реализовать, то и реализовали. 

Конечно, есть у нас разные региональные инструменты, субсидии, которые мы уже реализуем. Общий объем дополнительных денег, которые мы выделили после начала специальной операции сельскому хозяйству, — 800 миллионов рублей. Это и субсидирование кормов. И помощь в закупке на годы вперед, например, посевного материала для овощей и ряда других культур. Уже есть понимание, как себя обеспечить и обезопасить на длительный период, чтобы думать не только об этом урожае 2022 года, но и об урожаях 2023 и даже 2024 года. 

Можно ли говорить, что в области проблема с плодородностью северных почв? 

— Нет. У нас есть проблема с мелиорацией, почвы у нас переувлажненные, ими надо заниматься, особым образом отводить воду. Но у нас урожайность одна из самых высоких в стране за счет использования наилучших европейских линий, в том числе по растениеводству, и хорошей техники. И по кукурузе, по рапсу мы вообще занимаем первое место. По другим позициям входим в тройку, в пятерку. По молоку, в частности, мы на втором месте в стране по надоям на одну корову. То ест, у нас показатели лидерские. Калининград очень эффективный регион в плане инвестиций в сельское хозяйство. 

Люди активно идут в сельское хозяйство? 

— Да, это один из локомотивов инвестиционной привлекательности. 

Перспективы кредитов

Президент анонсировал послабления по бюджетным кредитам, а также большую гибкость для регионов в финансовых вопросах. Есть ли у вас план, как это использовать? Я помню, что в области все нормально было с финансовой стабильностью в последние годы. 

— Мы действительно начали в 2016 году с уровня долга 73 с лишним процента, сейчас у нас уже 43 процента от собственного дохода. И три года из пяти работы моей команды мы снижали в абсолютных цифрах уровень долга. Не только в относительных величинах, наращивая, по сути, доходы, но и сокращали в абсолютных числах долг. 

Мы, конечно, рады решению президента. Собственно, тоже предлагали и формулировали определенные моменты, которые хотели бы увидеть. Для меня сейчас самое важное — увеличение в два раза лимита по казначейским кредитам. Это дает возможность маневрировать и иметь ликвидность на счетах. Списание коммерческих кредитов, замещение их бюджетными кредитами — это тоже важная история, с учетом текущего уровня ставки, существенная помощь для региональных бюджетов. 

Вы помните, у нас реструктурируют бюджетные кредиты, если мы направляем их на различную инфраструктуру? Сейчас, в том числе благодаря нашим предложениям, приняты изменения, которые дают возможность списывать эти бюджетные кредиты, если мы вкладываем их в инвестиции промышленные, то есть привлекаем промышленные предприятия и потом дальше субсидируем создание промышленной инфраструктуры на их площадках. Это дает нам возможности, с одной стороны, поддержать инвестиционную активность, а с другой стороны, разгрузить за счет этого региональные бюджеты от долгов перед федеральным бюджетом. 

Очень важно, конечно, удержать эту позитивную тенденцию по всем региональным бюджетам, которая наметилась за последние пять-шесть лет, такой, может быть, жесткой, но тем не менее понятно на что ориентированной политикой Минфина и руководства страны. Мы не видим сейчас каких-то негативных моментов, но понимаем, что возможно и существенное снижение, особенно в части налога на прибыль по итогам первого полугодия. Пока рано что-то говорить более конкретное. Но думаю, что негативные эффекты будут видны не раньше чем в июне-июле. А потом, соответственно, либо ситуация будет усугубляться, либо мы сможем ее переломить. Конечно, мы рассчитываем на второе. Сейчас очень важно поддержать инвестиционную активность, чтобы не создавалась пауза инвестиционного характера. 

В завершение: уже пришлось пообщаться с военными на предмет обороноспособности эксклава? 

— Можно сказать, что мы, народ и армия едины, вот и все. Мы находимся в плотном контакте и с Генеральным штабом, и с командованием флота. Благодарны им за взаимодействие и помощь в разных сложных ситуациях, они ее всегда оказывают, когда нам это нужно. 

Ну а мы, со своей стороны, будем оформлять решение о различных мерах поддержки для военных, для ветеранов боевых действий, для семей, где, к сожалению, ребята погибли или были ранены. Здесь у нас плотная работа, взаимодействие, взаимопонимание.

Автор Петр Скоробогатый, заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2022/15/blokady-net-no-my-k-ney-gotovy-kak-reagiruyet-kaliningrad-na-spetsoperatsiyu/


Дата публикации: 12.04.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 273
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta