Как развивается политический кризис в Киргизии

Содержание
[-]

***

Главные игроки на политическом поле страны

Кто в Киргизии предложит путь из кризиса власти, возникшего после выборов в парламент? И чем нынешняя ситуация отличается от революционных процессов 2005 и 2010 годов? Эксперты отвечают на вопросы DW.

Очередная ночь в Бишкеке после введения там 12 октября президентом Киргизии Сооронбаем Жээнбековым повторного чрезвычайного положения прошла спокойно. Об этом во вторник, 13 октября, сообщили местные СМИ. Улицы столицы патрулируют силы правопорядка и добровольные дружины.

Президент Киргизии и выход из кризиса власти

Однако это не означает, что политический кризис, возникший в стране после выборов в парламент, преодолен. Напротив, все без исключения собеседники DW отметили, что ситуация гораздо больше напоминает тупиковую, чем даже 5 октября этого года, когда после обнародования результатов выборов вспыхнули протесты. А нынешняя расстановка сил на киргизском политическом ландшафте кардинально отличается от революционных событий 2005 и 2010 годов. В первую очередь, это связано с тем, что на сегодняшний день в республике нет ни одного института власти или фигуры, которые бы имели волю, силу и легитимность для осуществления той или иной решительной программы по достижению консенсуса между различными группами интересов. Притом, что есть несколько центров власти, которые должны были бы эту программу предложить. И первый из них - это президент страны.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Сооронбай Жээнбеков в разгар первой волны протестов, пик которых пришелся на ночь 6 октября, заявил, что рассчитывает на благоразумие их организаторов. А затем исчез. Позже он изъявил готовность провести повторные выборы в парламент, чего требовали оппозиционеры, а также уйти в отставку, когда ситуация в республике стабилизируется. Появились сообщения о том, что эта отставка вот-вот произойдет. Однако после того, как оппозиционный блок, составленный из партий, не прошедших в парламент, раскололся на группы, и вторая волна протестов (ее пик был 9 октября) оказалась во многом инспирирована борьбой этих групп уже между собой, позиция главы государства изменилась.

Десант на юг Мелиса Мырзакматова

7 октября после долгого пребывания в Турции в Киргизию вернулся бывший мэр Оша Мелис Мырзакматов. Он развил большую активность, провел переговоры с ведущими политиками юга страны, а также с президентом Жээнбековым (по телефону). И посоветовал последнему не покидать своего поста. Из заявлений Мырзакматова можно понять, что влиятельные кланы юга и те силы, которые может активировать этот влиятельный человек, готовы поддержать нынешнего главу государства. И это несмотря на то, что уже в начале протестов стало очевидно - кредит доверия у жителей юга к Сооронбаю Жээнбекову исчерпан. После этого президент решил показать силу. Он ввел режим ЧП в Бишкеке, а после того, как парламент это решение не утвердил, ввел его повторно.

"Позиция Сооронбая Жээнбекова для меня загадка. Сперва он исчезает, потом заявляет, что уйдет, когда ситуация выровняется. Да и сейчас представляется, что он лично не очень сильно держится за власть", - комментирует ситуацию научная сотрудница Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент (Beate Eschment).

"Я думаю, с Сооронбаем Жээнбековым за время, прошедшее с 6 октября, провели консультации и дали понять, что он должен остаться у власти и привести страну в более стабильное положение", - считает политолог Таалатбек Масадыков. В этой связи напомним, что глава государства встретился с заместителем руководителя администрации президента России Козаком и с экс-президентом Киргизии Отунбаевой, в сложной ситуации 2010-го года возглавившей временное правительство республики и пользующейся доверием западных политиков.

Премьер Садыр Жапаров и его легитимность

Другая фигура, которая вернулась в большую киргизскую политику во время протестов в ночь на 6 октября - это Садыр Жапаров. Будучи освобожденным протестующими из мест лишения свободы, Жапаров очень быстро оказался хозяином кабинета премьер-министра. И парламент его в этой роли утвердил. И первому, и второму обстоятельству способствовало то, что за спиной этого амбициозного политика оказалась группа силовой поддержки. Что это за люди, и кто из теневых авторитетов поддержал Жапарова, пока широкой публике не известно. "Я допускаю сговор с криминальным миром. Почему-то всех тех, кого протестующие освободили из тюрем, уже вернули по камерам или объявили в розыск, а его оставили", - поясняет заведующая кафедрой международных отношений и права дипломатической академии МИД Киргизии Айнур Джоробекова.

Утверждение Жапарова премьером в стенах парламента породило новую проблему. "Жапарова выдвинули еще до того, как президент подписал отставку прежнего премьера, далее, парламент не мог избрать премьера, так как для этого не было кворума. Кроме того, Жапаров за день до этого вышел из тюрьмы, на нем - приговор, и в Киргизии осужденный человек вообще-то не может быть избран в премьеры. Но за ним, судя по всему, стоят группы силовой поддержки. И он старается все больше взять ситуацию под свой контроль", - рассказывает Беате Эшмент.

"Сначала утвердили нового премьера. А затем пошла речь о его нелегитимности - при голосовании в парламенте не было кворума. Это что значит? Либо парламент некомпетентен, либо это сделано специально, чтобы его подставить. И тянуть время, чтобы президент успел укрепить свое положение и, со временем, выдвинуть своего кандидата", - рассуждает политолог Масадыков.

Трудовая биография Садыра Жапарова многообразна - тут и председательство в совхозе, и руководство нефтяной компанией, и работа в полиции, и бегство из страны на Кипр, и осуждение в 2017 году на большой срок за захват в заложники государственного служащего, и вот теперь - счастливое освобождение. Между тем 13 октября из Бишкека поступила информация, что президент Киргизии отказался подписать постановление о назначении Жапарова премьером и снова направил этот документ в парламент.

На что способен старый парламент Киргизии

Третий институт, который формально мог бы предложить выход из тупика - это парламент, Жогорку Кенеш. Пока легитимность сохраняет старый состав депутатов. Однако после провальных выборов доверие к нему подорвано. К тому же вице-спикер парламента Мирлан Бакиров подписал постановление о назначении Жапарова премьером. А вице-спикер Аида Касымалиева заявила, что все решения Жапарова в качестве премьера не имеют юридической силы. Так что говорить о единстве законодательного органа Киргизии в данный момент не приходится. При этом, по оценке Айнур Джоробековой, среди людей, сейчас поставленных руководить работой парламента, нет самостоятельных крупных политических фигур.

Однако особенностью нынешнего кризиса является не только отсутствие полноценно функционирующих институтов власти, ярких лидеров и ясных предложений по выходу из тупика. "В событиях октября я вижу немалую роль конфликта поколений. Среди тех, кто сперва вышел на улицы, было много молодых людей, разозленных несправедливыми выборами. Но они переругались между собой точно так же, как старшее поколение. Они тоже не в состоянии объединиться в действенную оппозицию - нового лидера я не вижу", - подчеркивает Беате Эшмент.

Нужны ли Киргизии новые выборы?

Но и сама идея, поднявшая людей на протест 5 октября, - новые выборы в парламент - сейчас представляется деструктивной даже многим из оппозиционеров. "Выборы в нынешних условиях нельзя проводить ни в коем случае. Это может усугубить и без того сложную ситуацию", - считает политолог Масадыков.

"Выборы проводить неразумно, хотя бы исходя из затрат для бюджета страны. Это вызовет большое раздражение у населения. Надо на полгода ввести мораторий на выборные процессы, собрать от каждой партии по два-три человека в координационный совет, и там искать выход", - предлагает Айнур Джоробекова.

Но партии в Киргизии после второй волны протестов утратили свои политические контуры. "Сейчас 4-5 партий собрались в одну кучку, 3-4 партии - в другую. А еще свои группы создали кланы. Каждая из групп в кулуарах пытается продавить свою позицию, но своим сторонникам на публике, они говорят совсем другое", - отмечает Таалатбек Масадыков.

Автор Виталий Волков

https://p.dw.com/p/3jr0n

***

Протесты в Киргизии: как провалилась «третья революция»

Штурм Белого дома в Бишкеке не был спланирован ни одной из политических сил. Партии, участвовавшие в акции протеста, не намеревались захватывать здания и брать власть в свои руки. 

Последние события в Киргизии — захват Белого дома, сокрушительный обвал президентской вертикали, безвластие, мародерства, угроза вооруженных столкновений между членами разных политических объединений и многочисленные попытки договориться между собой различных партий вызвали значительный резонанс в СМИ и породили множество версий случившегося. К сожалению, значительная часть оценок, озвученных в России за последнюю неделю, изобиловали клише, выдавая полное незнание предмета. При всех отличиях между странами оценка процессам в Киргизии зачастую давалась сквозь «российскую оптику», что порой сильно искажало реальность. В ход шли и традиционное желание объяснить любой протест «происками внешних сил», и попытка слепого переноса событий в Минске и многое другое.

Данный цикл материалов, основанный на информации источников из окружения киргизских чиновников и политиков, не претендует на исчерпывающее объяснение произошедшего — некоторые факты станут известны широкой публике позже, а некоторые — никогда.

4 октября в Киргизии прошли выборы в парламент республики. Первые итоги стали известны спустя полчаса после закрытия участков — из 16 партий в парламент попадали 4. В течение последующих суток результаты неоднократно менялись, добавляя хаоса и сомнения в подлинности результатов. Как результат — проигравшие партии заявили о непризнании результатов выборов и анонсировали митинг, главным требованием которого должна была стать отмена результатов волеизъявления и повторное голосование.

На митинге 5 октября присутствовали представители 11 партий: «Социал-демократы Кыргызстана», «Мекенчил», «Реформа», «Чон казат», «Мекен Ынтымагы», «Ата Мекен», «БирБол», «Республика», «Замандаш», «Ордо», «Ыман Нуру», обычные горожане, несогласные с действиями властей, а также представители ряда неправительственных организаций. На протяжении митинга состав участников менялся — к вечеру митинг покинули сотрудники НПО, лидеры большинства партий и часть обычных горожан.

Штурм Белого дома в Бишкеке не был спланирован ни одной из политических сил. Партии, участвовавшие в акции протеста, не намеревались захватывать здания и брать власть в свои руки. Да, некоторые из них хотели бы это сделать, но были уверены, что сил для успеха им не хватит. Еще до проведения митингов руководители партий в тесном кругу предполагали, что повторится сценарий последних нескольких митингов — акция протеста перейдет в беспорядки, участников разгонит милиция, а политики на следующее утро выступят с критикой жестких действий силовиков, получив стату мучеников и внимание зарубежных СМИ.

В пользу того, что организаторы не планировали штурм, свидетельствует факт, что большинство из них еще до столкновений (около 18:10) уехала с митинга. Митинг продолжался без них, но спустя 2 часа начал приобретать более радикальные формы — часть митингующих в 20:00 перекрыла проезд по проспекту Чуй, в 20:24 группы митингующих попыталась сломать ворота и пробраться на территорию Белого дома. В 20:40 начался разгон митинга.

Среди участников митинга было много идейных людей — граждан, искренне протестующих против коррупции, криминала, нечестных, по их мнению, выборов и неэффективной системы власти в стране. Когда небольшая группа людей затеяла стычку у ворот Белого дома, митинг проходил на площади Ала-Тоо, примерно в 150 метрах. Подавляющее большинство людей даже не подозревало о стычке у ворот.

Силовики среагировали на попытку проникновения, начав разгонять сначала тех, кто непосредственно пытался сломать ограду, а затем — и остальных, непричастных к попытке, но митинговавших неподалеку. Силовой разгон вызвал у людей на площади искреннее возмущение — «мы ни в чем не виноваты, мирно стоим, никому не мешаем, а нас бьют?!» — и окончательно убедило собравшихся в неадекватности властей. Ответной реакцией на несправедливость стала агрессия.

Вначале ситуация в центре Бишкека развивалась привычным для последних 10 лет образом — протестующие свистят, кидают камнями, некоторые — громят автомобили или бьют витрины поблизости. Силовики успешно наступают и спустя непродолжительный срок рассеивают толпу и наводят порядок. Так, например, разгоняли митинг 3 октября 2012 года, когда забор Белого дома пытался одолеть Камчибек Ташиев, так разгоняли сторонников Алмазбека Атамбаева в августе 2019 года.

В этот раз быстро вопрос с митингующими решить не удалось. Протестующих было слишком много, напомню — на площади митинговали 11 партий, плюс настроены они оказались решительно. Стоило отрядам милиции слишком сильно отойти от центральной площади, как у них возникали проблемы — митингующие охватывали их с флангов и заходили в тыл, сковывая действия силовиков и вынуждая их отступить под угрозой разгрома. Правоохранительным органам не хватило людей, ставка на активное использование светошумовых гранат, слезоточивый газ и резиновые пули оказалась неэффективной — люди получали ранения, но продолжали кидать камни.

Примерно спустя час после начала столкновений, видя, что милиция не может добиться успеха, лидеры нескольких оппозиционных партий поняли — им впервые за несколько лет представился шанс. Политики начали подвозить к месту столкновений подкрепления — несколько сот человек из пригородов. Колонны сторонников оппозиции выдвинулись и из соседних областей. Отмечу одну из характерных черт киргизских политиков, проявленную и в этот раз, — они способны крайне оперативно проводить мобилизацию людей, решая организационные и логистические проблемы на ходу, с минимальной задержкой. Усилия оправдали себя — баланс сил изменился в пользу протестующих и к 23:00 отряды милиции постепенно начали отступать.

Примерно в полночь по московскому времени Белый дом пал. Отряды силовиков не были разгромлены — они получили приказ отступить из охраняемого объекта, не устраивая перестрелку как это было в апреле 2010 году, когда от пуль снайперов погибло несколько десятков человек.

Ворвавшиеся внутрь здания люди вели себя по-разному. Одни с удовольствием фотографировались в президентском кабинете, другие — громили оборудование (по неизвестным причинам особенно досталось отделу кадров и медиацентру при парламенте). По слухам были и те, кто старательно фотографировал найденные в кабинетах документы.

Погромами и мародерствами в основном занимались не протестующие, а присоединившиеся во время столкновений молодые люди из неблагополучных районов города и окружающих город жилмассивов. Сами горожане пытались предотвратить разгром здания, но получилось не слишком эффективно — бумаги, мебель и даже сейфы летели из окон семиэтажного здания.

По итогам 5 октября оппозиционным партиям удалось оседлать протест. Эйфория от успеха не отменяла тот факт, что 11 партий, боровшихся против милиции ночью, в реальности союзниками не являлись. Стоило власти пасть и «борцы с режимом» вспомнили о собственных, взаимоисключающих интересах. Сразу после успешного захвата Белого Дома инициативные группы, поддержанные сотнями людей, отправились освобождать из мест заключения своих лидеров и товарищей. Какого-либо сопротивления оппозиционеры не встретили и к утру на свободе оказались десяток человек, в том числе экс-президент Алмазбек Атабмаев с несколькими членами команды, а также популярный политик Садыр Жапаров. Освобождение этих политиков — людей ярких, амбициозных и крепко недолюбливающих друг друга во многом определило ход событий на последующую неделю.

Белый дом и здание комитета нацбезопасности были захвачены, часть чиновников спешно паковала чемоданы, надеясь покинуть страну. На этом фоне сюрреалистично прозвучало заявление президента Сооронбая Жээнбекова, в котором тот рассчитывал «на благоразумие организаторов акции протеста».

К вторнику 6 октября поражение президента Жээнбекова и его команды казалось полным.

Автор Григорий Михайлов

https://regnum.ru/news/polit/3087044.html

***

Президент Кыргызстана ушел в отставку, освободив путь к власти местному криминалу 

Конституция Кыргызстана предполагает только один шестилетний президентский срок для главы государства. Но Сооронбай Жээнбеков не продержался и столько.

Ровно через три года после даты своего избрания 15 октября 2020 года Жээнбеков ушел в отставку, постаравшись подвести черту под третьей кыргызской революцией. Протесты, переросшие в погромы и захват административных зданий, начались 5 октября; революционная волна вынесла на поверхность бывшего председателя парламента по судебно-правовым вопросам Садыра Жапарова. За один день он превратился из отбывающего 11 лет заключения осужденного в премьер-министра и тут же заявил, что Жээнбеков должен покинуть свой пост. А чтобы тому было понятнее, сторонники Жапарова вновь и вновь начали выходить на улицы. В таких условиях у Жээнбекова не было никаких шансов.

«Я не держусь за власть. Не хочу остаться в истории Кыргызстана как президент, проливший кровь и стрелявший в собственных граждан. Поэтому принял решение уйти в отставку. Призываю Жапарова и других политиков увести своих сторонников из столицы страны и вернуть мирную жизнь бишкекчанам», — заявил Жээнбеков в своем прощальном заявлении.

С точки зрения сторонников нового премьера Жапарова это — разгромная победа. Но уходить с бишкекских площадей они пока не торопятся: теперь их цель — уход в отставку всего парламента. Технически самому Жапарову это не очень необходимо: по конституции, после ухода президента его обязанности исполняет спикер парламента, но он заблаговременно ушел со своего поста, так что все бразды управления страной теперь у Жапарова (хотя формально парламент пока с этим не согласен и намерен отдать президентские полномочия кому-то у себя).

Но Жогорку Кенеш (так называется парламент) — слишком неудобный сообщник нового премьера. Первые четыре дня Садыр Жапаров был самоназначенным премьером, а его конкурентов били камнями по голове прямо на тех же площадях. 10 октября парламент наконец-то смог собраться в количестве, необходимом для кворума, — но так говорят лишь сторонники нового премьера. Вице-спикер парламента Аида Касымалиева официально заявила, что нужного количества депутатов для голосования не было, а тем, кто пытался уйти с заседания, соратник Жапарова депутат Урмут Самаев говорил: «придете и проголосуете, а кто будет против — к тем придем домой разбираться».

Почувствовав силу и обретя легитимные полномочия, Садыр Жапаров быстро перешел к жанру ультиматумов. «По моему мнению, мы должны вернуться к первой договоренности, когда он говорил, что вернет все в правовое русло и потом подаст в отставку. Это не мое требование, это требование народа. Президент говорил, что в течение трех дней подаст в отставку. Мы говорили народу: он уйдет, расходитесь. Но уже прошло 10 дней. Других путей нет», — заявил он 14 октября. В ответ Жээнбеков вновь поставил перед парламентом вопрос о легитимности Жапарова — и парламент, наученный предыдущим заседанием, снова утвердил нового премьера.

Отставка Жээнбекова, по данным «Новой», сильно разочаровала Кремль. За несколько дней до ухода президента в Бишкек летал российский вице-премьер Дмитрий Козак, он пытался посадить стороны за стол переговоров.

Но выбранный революцией премьер хотя и публично заявил о том, что Москва остается «самым стратегическим партнером», особых симпатий к предложениям Козака не высказал (по некоторым данным, предлагалась и некая «помощь» в погашении протеста). Тогда Москва просто остановила финансовую помощь Кыргызстану: по сведениям РБК, в прошлом году Россия безвозмездно выделила Бишкеку $30 млн, а в 2018 году списала все долги, которые копились с 2005 года и составляли $700 млн. Теперь инвестиций не будет еще какое-то время: Кремль пока не хочет иметь дел с Садыром Жапаровым — по крайней мере, до новых президентских выборов, которые, по закону, должны пройти через три месяца.

Дело даже не в том, что Москва сделала ставку на Сооронбая Жээнбекова: в конце сентября на встрече двух президентов в Сочи Владимир Путин вообще назвал Жээнбекова «Шариманом Шариповичем», что говорит многое об уровне внимания на регионе. Просто новый и.о. президента Садыр Жапаров — слишком неоднозначная фигура даже для Кремля. Ставший известным после первой — «тюльпановой» — революции 2005 года, Жапаров какое-то время был советником Курманбека Бакиева, а после его свержения засветился в межнациональном конфликте в Оше летом 2010 года (тогда погибло около 900 человек). Сам он утверждает, что помогал предотвращать столкновения, но его оппоненты уверены, что он выступал на стороне кыргызских националистов.

Жапаров был дважды осужден: за попытку захвата Белого дома в 2012 году (1,5 года тюрьмы, позже был оправдан) и за попытку захвата в заложники губернатора Иссык-Кульской области в 2013-м (долго скрывался на Кипре, позже был задержан и осужден на 11,5 года). Все его умения теперь пригодились в политической борьбе, а тюремный бэкграунд может помочь и дальше. В стране ключевым политическим игроком являются преступные группировки (в первую очередь, контрабандисты и рэкетиры), большая их часть, по словам противников нового премьера, уже поддержала его кампанию ресурсами и людьми на площадях. Сам Жапаров говорит о том, что криминал будет искоренен, а политических преследований он не планирует. Но история новейшего Кыргызстана показывает, что почти наверняка преследования будут: чаще всего это единственный способ самому удержаться у власти.

Автор Вячеслав Половинко

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/15/87529-svoboda-ravenstvo-bratva


Об авторе
[-]

Автор: Виталий Волков, Григорий Михайлов, Вячеслав Половинко

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.10.2020. Просмотров: 72

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta