Как расшифровать язык лица

Содержание
[-]

На лице все написано

Лицо человека — что-то вроде информационного экрана, обращенного в мир и отражающего состояние его души. Но  насколько адекватно воспринимаем мы особенности личности и эмоции незнакомого человека по выражению его лица?

На этот и многие другие вопросы отвечает профессор Владимир Барабанщиков. Он один из самых известных российских психологов-экспериментаторов, член-корреспондент РАО, заведующий лабораторией системных исследований психики Института психологии РАН, директор Центра экспериментальной психологии МГППУ.

Центр экспериментальной психологии Московского городского психолого-педагоги­­ческого университета больше похож на классическую естественно-научную лабораторию, чем на место, где работают психологи. В каждой из его комнат гудит и подмигивает лампочками какой-нибудь загадочный прибор, вокруг роятся ученые в белых халатах, бестрепетно жмущие на кнопки, словно прожженные технари.

— Вы не правы, у вас слишком короткие ­латентности саккад… — доносятся до меня ­обрывки спора.

— Ну, бог его знает, может, это издержки работы компьютера. Я сделаю аппаратную систему с нулевой латентностью, но мне для этого еще паять и паять. Надо самому спаять оптический тэтээл-датчик и завести его выход на вход ацэпэ-преобразователя.

«Паять и паять» — и это говорит психолог?! Я подхожу ближе. За компьютером сидит ­человек («испытуемый», как выражаются те, кто экспериментирует на людях) в велосипедном шлеме, украшенном футуристическими деталями: прозрачным экранчиком перед одним глазом и чем-то вроде камеры над вторым. На экране меняются изображения лиц — радостных, испуганных, гневных, печальных…

Модифицированный велошлем — это айтрекер, прибор, отслеживающий все движения глаз. В любом учебнике психологии восприятия есть картинка, полученная полвека назад замечательным советским психологом Альфредом Ярбусом — лицо, состоящее из черточек, прочерченных саккадами — ­короткими движениями глаз. Когда мы рассматриваем ­объекты, мы как бы ощупываем их глазами, переходя от одной значимой детали к другой. Восприятие — процесс активный, без этих движений ничего не разглядеть. Когда мы глядим на чье-то лицо, наши глаза обычно бегают по сторонам треугольника, образованного ­глазами и ртом. Чаще всего взгляд останав­ливается в углах этого треугольника.

Чтобы получить такие картинки, испытуемым закапывали ледокаин и надевали на глаза какие-то жуткие присоски. Теперь все гуманно: в современных айтрекерах ­инфракрасный луч создает блик на глазу, и камера его отслеживает.

Но крутой аппаратурой сейчас никого не удивишь — вся сложность в том, чтобы придумать эксперимент, который дал бы результаты сравнимые с теми, которые получали классики вроде того же Ярбуса. Наука жива, пока проводятся красивые эксперименты. А для российской психологии это редкость.

— Мы изучаем, как люди, глядя на выражения лиц других людей, делают выводы об их личности и эмоциональном состоянии, — ­говорит директор центра Владимир Барабанщиков.

Что на лице написано

— Как вы думаете, насколько точно мы можем оценить личность незнакомого человека, взглянув на его фотопортрет? — испытующе смотрит на меня Барабанщиков.

Веб-сайт «argumentua.соm»: - Мне кажется, какие-то базовые свойства можно оценить — допустим, волевой человек или слабак. А что же на самом деле?

Владимир Барабанщиков:  - На самом деле можно правильно оценить в среднем примерно две трети черт характера. Это очень много. Настолько, что мы обычно не отдаем себе отчет о своих ­реальных возможностях. Более того, существуют люди, которые способны определять свыше 90% личностных черт, мельком взглянув на фотографию. Мы можем оценить такую интимную вещь, как переживания другого человека, за сверхкороткое ­время.

- Получается, впервые видя человека, мы уже очень многое о нем понимаем, ­хотя чаще всего не осознаем это. Допустим, входя в помещение, мы сразу видим, кто из присутствующих лидер?

- Да, доминирующую личность и лидерские способности можно определить по лицу. Для этого не нужно долго его рассматривать, достаточно 1/20 секунды, чтобы составить представление об основных характеристиках и эмоциональном состоянии человека. Восприятие и анализ лица проходят через несколько фаз, вместе они занимают максимум две-три секунды. Конечно, осознать за это время мы обычно ничего не успеваем.

- Какие черты личности распознаются легче всего?

- Те, что связаны с активностью человека. Вы правильно сказали насчет волевых характеристик, так оно и есть. А вот, скажем, нравственные черты или интеллект распознаются потом. Сначала определяются ­характеристики, от которых зависит наша жизнь. У этого, конечно, есть эволюционная подоплека. Наша жизнь может зависеть от того, насколько агрессивен человек, стоящий перед нами, насколько он энергичен, насколько способен к активным неожиданным действиям.

- Можем ли мы отличить злодея от хорошего человека по лицу?

- Глубинные характеристики личности, ­такие как ведущие мотивы или интересы, распознаются намного хуже, чем поверхностные, связанные с физиологией черты темперамента. Нравственные качества верно определяются в три раза реже, чем характеристики темперамента.

- Есть ли у эмоций национальность? Что в восприятии лиц наследственное, а что приобретенное?

- В механизмах восприятия лица и эмоций врожденного очень много, но в нашем ­поведении чаще всего унаследованное и приобретенное выступают в неразрывном единстве. Младенец двух-трех месяцев от роду еще не может выражать эмоции так, как мы, но, глядя на взрослого, постепенно ­начинает воспроизводить его базовые эмоции. Это основные, общие для всех людей эмоции, из которых строятся все остальные.  Пол Экман, крупнейший психолог в нашей области, выделяет шесть базовых эмоций.

- Это же человек, научившийся в совершенстве распознавать ложь, прототип героя сериала «Обмани меня»!

- Да, но он стал известен благодаря тому, что обнаружил, что эти шесть эмоций — радость, печаль, гнев, страх, удивление и отвращение — являются универсальными, обнаруживаются во всех культурах: и у американцев, и у эстонцев, и у примитивных народов.

Кстати, свои первые исследования, еще в начале восьмидесятых, мы стали проводить как раз благодаря Полу Экману. Он несколько раз приезжал в Союз, бывал в Москве, а чаще в Ленинграде. Встреча с Экманом и его рассказ об экспериментах, которые он проводил в 70-е, вдохновили нас на собственные исследования. Мы и сейчас используем с разрешения Экмана его экспериментальный материал, например эталонные изображения шести базовых эмоций.

Положение Экмана об универсальности ­некоторых эмоций само по себе очень важно для психологии. Именно эти базовые эмоции быстрее и легче всего читаются на лице. Каждая из них имеет свой уникальный рисунок, мимическую схему, ­примерно одинаковую для представителей ­любых культур и рас. Это говорит об их врожденности, но в то же время способы их выражения имеют свою культурную специфику. Допустим, в Японии и Индии одни и те же эмоции переживаются и воспринимаются по-разному.

В японской культуре негативные эмоции принято трансформировать в положительные: мне плохо, но я показываю, что мне ­хорошо, и я улыбаюсь. Я ни при каких условиях не должен показывать негативное отношение к другому. Это жесткое культурное требование.

- Но внутри я при этом буду кипеть от ненависти?

- С внутренним отношением дело обстоит не так просто. Потому что, когда мы начинаем улыбаться или демонстрировать какую-то эмоцию понарошку, играючи или воспроизводя какой-то стереотип, спустя очень короткое время мы именно так и начинаем чувствовать.

- Точно, еще Уильям Джеймс писал о том, что радость — это состояние, которое автоматически возникает, если мы улыбаемся.

- Совершенно верно, как только мы изображаем на лице улыбку, гнев начинает проходить. А вот в индийской культуре иначе: там вы не должны показывать, что вам плохо, и не должны показывать слишком часто, что вам радостно. То есть вы должны культивировать какое-то среднее, спокойное выражение лица, это считается правильным и ­общепринятым при общении.

- Вот откуда эта невозмутимость представителей индийских благородных каст… А в русской культуре есть какие-то свои особенности?

- У нас скорее принято открыто проявлять ­негативные эмоции, которые переживаются человеком. В этом есть и позитивный смысл: снижается напряжение. Возможно,  благодаря этой несдержанности мы что-то выигрываем в плане психического здоровья. Человек, который накапливает негативные переживания, нуждается в ­разрядке. Это как с резиновыми куклами для битья, изображавшими руководи­телей, которые вводились с конца 1950-х на японских фабриках для разрядки рабочих.

Зеркало души

Мы рассматриваем эталонные изображения лица, разработанные Экманом.

— Существуют три зоны лица, которые могут меняться независимо друг от друга, — показывает Барабанщиков, — нижняя, средняя и верхняя. Как вы думаете, в какой области лица больше всего проявляются эмоции человека?

- Мне представляется схематический рисунок лица: в кружке две точки, под ними вертикальная и горизонтальная палочки. Если рот — горизонтальную палочку — ­нарисовать уголками вниз, лицо станет грустным, а если вверх, то радостным.

- Совершенно верно. Другие эмоции изобразить сложнее, но и для них самой инфор­мативной является нижняя часть лица. Это связано с процессом эволюции, с тем, что именно в этой области находятся клыки — инструменты защиты и нападения. Поэтому подавляющее большинство эмоций ярче всего проявляется в нижней части лица. И если вы хотите определить, что ­человек чувствует в данный момент, надо смотреть, в каком состоянии нижняя часть его лица.

Вторая по значимости часть — это брови и лоб. Брови активны почти так же, как рот, они все время в движении, они все время на что-то указывают. Но мы обычно не замечаем этой активности, из-за того что не  видим собственного лица. А самая неактивная часть лица, как ни странно, это область глаз.

- Но ведь глаза — зеркало души!

- Глаза — зеркало души в том смысле, что они являются смысловым центром лица. ­Когда мы общаемся, нам на что-то надо ­смотреть. И вот это что-то, этот смысловой центр, и есть глаза. Почему? Потому что мы следим за вниманием партнера, постоянно отслеживаем, куда направлен его взгляд. Допустим, вы переводите взгляд на заинтересовавшего вас человека, я слежу за вами и тоже начинаю реагировать на этого человека.

- А еще чужой взгляд вызывает острые эмоции — если человек смотрит как-то не по-доброму или, наоборот, с любовью. Даже взгляд в спину легко почувствовать — уж не знаю как, может, каким-то боковым зрением. А уж смотреть прямо в глаза — это ­совсем не то, что на нос смотреть, это очень эмоционально заряженный и напряженный процесс.

- Верно. Но исследования, в том числе и наши, показывают, что глаза сами по себе никакую эмоцию не выражают, что бы вы ни переживали. В действительности все переживания отражаются на нижней и верхней части лица, но зритель проецирует их в область глаз собеседника. Экспериментируя с восприятием лиц на фотографиях, мы оставляли неизменной среднюю часть лица с глазами и изменяли что-то в нижней или верхней части: приподнимали брови, опускали или поднимали уголки губ. В этом случае испытуемые говорили, что что-то произошло во взгляде человека. Вот так хитро устроено наше лицо. Это очень сложный функциональный орган ­общения.

Как расшифровать язык лица

- Лицо говорит на каком-то языке, состоящем из отдельных знаков. Можно ли ­составить алфавит выражений лица и с его помощью читать, что написано на лице?

- Для языка лица невозможно составить алфавит, потому что нельзя выделить элементы, которые всегда, независимо от целостного выражения лица, будут нести один и тот же смысл. И даже целостные выражения будут зависеть от индивидуальности, национальности и других вещей.

- А что показали исследования восприятия лиц у других рас?

- У нас была экспедиция в Тыву, где мы изучали, как люди распознают эмоции и черты характера представителей других рас, в частности монголоидной. Оказалось, мы не просто намного хуже определяем выражения лиц у людей с азиатской внешностью, мы используем другие стратегии при распознавании мимики представителей других рас. При обычной стратегии рассматривания лица взгляд движется по треугольнику — слева ­направо от одного глаза к другому, потом вниз ко рту. А когда мы обращаем внимание на лицо представителя другой расы, мы можем начать осмотр, допустим, с носа или щеки. Но чем привычнее становится нам лицо другого, тем чаще мы используем привычные для нас стратегии: левый глаз, правый глаз, нос, рот.

Если поначалу кажется, что «все китайцы на одно лицо», то по мере накопления опыта дифференциация представителей иных рас становится более эффективной. Но число дополнительных проб, то есть опыта, который может потребоваться для эффективного распознавания, очень широко варьируется от человека к человеку.

- Умение точно определять эмоции по лицу — очень ценная способность.

- Конечно, тем более что проблема визуальной диагностики имеет большое практическое значение. Допустим, в службах контроля: таможня, пограничная служба, МВД, при проверке документов у человека. Вот, ­например, как ­поставлена визуальная диагностика в аэропорту Бен-Гурион в Израиле. Там специально обученные ­психологи изучают приходящих ­людей на мониторах. Они могут увеличивать и уменьшать изображение лиц. По их выражению они делают заключение о намерениях ­человека, его состоянии, психологических ­особенностях. Если они замечают что-то, что вызывает у них вопросы, к этому человеку ­подходит специальная группа и начинает ­задавать ему вопросы, чтобы поближе с ним познакомиться и понять, не ошиблись ли специалисты по визуальной диагностике.

- Людей, способных к точной визуальной диагностике, наверное, как раз по системе Экмана отбирают и обучают?

- Да, совершенно верно. Это люди с высоким эмоциональным интеллектом. Они способны к точному пониманию эмоций, которые переживают другие, они с детства склонны к общению, к пониманию внутреннего мира других людей. Их подбирают сначала по тестам эмоционального интеллекта, а потом готовят по экмановским методикам.

- Интересно, женщины способней мужчин в этом плане?

- Женщины в среднем более эмоциональны, чем мужчины. Но это не значит, что они лучше дифференцируют эмоции. Есть эмоции, которые лучше различают мужчины, например страх. Еще мы обнаружили вот какой факт: мужчины и женщины по-разному воспринимают верхнюю и нижнюю половину лица. Женщины лучше определяют личностные особенности по верхней части лица, мужчины — по нижней.

- Как это можно объяснить?

- Пока непонятно. С восприятием отдельных частей лица связано еще одно неожиданное и интересное наше открытие: оказалось, что если людям предъявлять только правую или только левую половинку лица, то они лучше определяют характер человека, чем по целому лицу. Я объясняю это тем, что целое лицо содержит слишком много информации, слишком много данных о переживаниях ­человека, среди которых надо выделить главное.

- Может, с этим анализом лучше справится компьютер? Насколько совершенны современные программы, позволяющие распознавать эмоции по мимике?

Сейчас ведутся весьма интенсивные работы по созданию и совершенствованию таких систем. К сожалению, не в России. Современные программы распознавания эмоций — это нейросети, способные к самообучению. Допустим, им дают сотни изображений радостных и грустных лиц, и они учатся узнавать радость и горе, выделяя какой-то общий для разных радостных лиц «узор». Но проблема в том, что проявление эмоций имеет очень много стилевых особенностей, вызванных конкретной формой лица, состоянием человека в данный момент, культурными особенностями и так далее. Поэтому все существующие системы несовершенны: слишком много факторов влияет на нашу мимику.

Многоликая Венера

- Не погибнет ли экспериментальная психология на фоне достижений нейрофизиологии? Сейчас есть много технологий, ­позволяющих «посмотреть», как работает мозг, и узнать, как он оценивает эмоции по лицу.

- Не нравится мне выражение «мозг оценивает», которое вы сейчас применили. Оценивает не мозг, а субъект, то есть конкретный человек, наделенный, конечно же, мозгом. То есть мозг — это инструмент, с помощью которого человек делает те или иные заключения, принимает решения, воспринимает информацию. Отличие психологического исследования от физиологического в том, что мы изучаем не мозг, а субъекта, который взаимодействует с объектами или другим субъектом.

- Может, в строгом исследовании проще ­избавиться от понятия «субъект», как это происходит в биологии или физике?

- Понятие «субъект» нужно, чтобы описать активность человека, ввести в научную модель психики активное начало. Субъект находится совсем в иных отношениях с миром, чем объекты. В психологии разработан целый язык описания активности субъекта, включающий такие слова, как «потребность», «мотив», «намерение», «цель», «ценности». Если у вас меняется потребность или цель, меняется и восприятие лица, и понимание человека, который находится перед вами. Кроме того, субъект формируется конкретной культурой и будет воспринимать и оценивать мир в зависимости от ее стандартов.

- Видят-то все одно и то же.

- Мы не просто смотрим на мир — наши глаза его активно «ощупывают», применяя разные стратегии, зависящие от культуры, нашего состояния и намерений. Внимание разных людей останавливается на разных вещах, ­выделяет разные структуры и по-разному их оценивает. В зависимости от культурного стандарта одно и то же лицо или, допустим, женскую фигуру мы будем оценивать положительно или отрицательно. Вы, конечно, знаете, что существуют две Венеры, то есть два типа женской фигуры, которая традиционно изображалась скульпторами. Первая — это, конечно, ­Венера Милосская, греческий эталон красоты. Но ведь есть и догреческий.

- Вы имеете в виду палеолитическую Венеру — страшную, толстую, грудастую и часто без головы?

- Конечно, для нас она выглядит просто ужасно. Но тем не менее это эталон красоты для эпохи, когда главным условием выживаемости было многочисленное потомство. ­Потомство может воспроизвести женщина, наделенная широким тазом, имеющая короткие ноги, невысокая, но имеющая большую грудь — вот и эталон. Да и на протяжении двадцатого века этот эталон менялся. В нацистской Германии немецкая женщина должна была быть крупной, крепкой, тоже способной много рожать. А современный эталон красоты — это кукла Барби, еще одно лицо Венеры, совершенно иное.

Экспериментаторы

- Так значит, хоронить экспериментальную психологию рано?

- Понимаете, в третьем тысячелетии российская экспериментальная психология оказалась на задворках мировой. Экспериментальные исследования отошли на задний план, к тому же они до сих пор финансируются по остаточному принципу. По числу ­научных публикаций мы пока не можем подняться даже до уровня середины 80-х. Во всех рейтингах экспериментальной психологии мы занимаем самые неприглядные места.

В западных странах ситуация совершенно другая: за последние тридцать лет количество исследований в области экспериментальной психологии выросло в два с половиной раза. Поэтому у нас существует большой дефицит экспериментальных исследований, который наш центр призван ликвидировать. МГППУ выиграл грант федеральной программы «Образование», благодаря которому мы приобрели современное оборудование и смогли переделать помещение бывшего интерната в исследовательский центр.

- Насколько я знаю, ваш центр открылся ­совсем недавно, но вы уже успели написать цикл научных трудов «Инновационные подходы и методы экспериментальной психологии» и даже получить за него премию правительства РФ в области образования.

- С технической точки зрения наш центр один из лучших в Европе. Он был открыт всего около двух лет назад, и большая часть времени ушла на обучение сотрудников, на освоение техники. Тот же айтрекер — это же не телевизор, который включил и стал смотреть. Это серьезный инструмент, который надо ­изучать, прежде чем с ним работать.

- Вы только восприятие лиц с его помощью изучаете?

- Мы изучаем восприятие самых разных сложных объектов. Одно и то же изображение можно рассматривать по-разному, а айтрекер позволяет отследить вашу глазодвигательную стратегию. Допустим, мы изучаем, чем отличаются движения глаз хорошо читающих детей от тех, кто читает плохо, и видим, что глаза многих детей, испытывающих трудности при чтении, все время совершают возвратные движения.

Еще мы изучаем, как специалисты смотрят на информационные панели, с помощью которых управляют процессами на атомной станции, или как пилот считывает показания приборов в вертолете. Но самый важный для нас сложный объект — лицо другого человека.

Справка

Некоторые результаты исследований Центра экспериментальной психологии МГППУ

-Как влияет возраст человека, ­изображенного на фотографии, на оценку его личности?

-Оценивая возраст по фотографии, люди склонны завышать его, в  среднем на четыре года. Точнее всего возраст определяется, когда человеку на фотографии 50 лет, наименее точно — когда 20 лет. Чем старше человек на снимке, тем чаще его оценивают как более добросовестного, уступчивого, независимого, честного, невозмутимого и спокойного.

-Как влияет форма лица на оценку личных качеств?

-Если показывали фотографию человека с квадратным типом лица, то он воспринимался как сильный, молчаливый, эгоистичный, независимый, пассивный и несправедливый. С прямоугольным — как обаятельный, сильный, разговорчивый, эгоистичный, независимый, деятельный, неотзывчивый, несправедливый. С круглым — обаятельный, сильный, ­добрый, деятельный, отзывчивый, справедливый и дружелюбный. С ­треугольным — непривлекательный, слабый, эгоистичный, независимый и деятельный. С ромбовидным — ­слабый, эгоистичный, зависимый и несправедливый.

-Насколько влияют этнические ­особенности оцениваемого лица на суж­дения испытуемого о психоло­гических ­качествах ­человека?

-Психологи заключают: «Выявлен ряд психологических особенностей, таких как привлекательность, доминантность и самоконтроль, которые адекватнее распознаются по лицам представителей южноазиатской расовой подгруппы. Вместе с тем по лицам представителей северорусской расовой подгруппы более адекватно распознаются те психологические особенности, которые характеризуют нравственные качества оцениваемых индивидов».

-Как мы определяем эмоции по мимике

-При распознавании эмоций мы опираемся на свои мимические схемы — сочетания значимых признаков, образующих наш внутренний эталон выражения того или иного чувства. Реальные выражения эмоций (в качестве модели мы использовали автора текста Андрея Константинова) только отчасти похожи на эталонные схемы.

 


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Константинов

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.08.2018. Просмотров: 93

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta