Как президент Беларуси Александр Лукашенко ведет разговоры с оппозицией

Содержание
[-]

***

Круглый стол под конвоем. Зачем Лукашенко пришел в СИЗО

«Лукашенко в СИЗО КГБ – мечта миллионов стала реальностью», – именно так должны были в идеале анонсировать его встречу с политзаключенными государственные телеканалы в субботу вечером. Но они промолчали, включив лишь коротенькое видео.

И туманно намекнули, что содержание разговора Лукашенко с политзаключенными (политзаключенными их, конечно, в эфире никто не назвал) по инициативе всех участников разговора останется тайной. Возможно, другие участники разговора имеют совершенно противоположное мнение на этот счет, но их, собственно никто не спрашивал: под конвоем привели – под конвоем увели. Так что пока есть лишь маленькие кусочки информации.

В субботу утром Александр Лукашенко приехал в СИЗО КГБ и провел там четыре с половиной часа в состоянии диалога. Из разных камер к нему отконвоировали кандидата в президенты Виктора Бабарико, его сына Эдуарда, координатора штаба Бабарико Юрия Воскресенского, адвокатов Максима Знака и Илью Салея, юриста-хозяйственника Лилию Власову, директора ИТ-компании PandaDoc Дмитрия Рабцевича, политтехнолога Виталия Шклярова. И все они обсуждали конституционную реформу. Это стало известно из сообщения телеграм-канала «Пул Первого» в 15:35: канал опубликовал общую фотографию с комментарием: «Цель президента – услышать мнение всех».

В шесть часов вечера там же появился краткий фрагмент видеозаписи. Правда, говорит в том видео только сам Лукашенко: «Я подумал, исходя из упреков ваших сторонников, что самые радикальные предложения по всем вопросам… Не надо зацикливаться только на Конституции. Половина здесь, как я понимаю, юристы и прекрасно понимают, что Конституцию на улице не напишешь. Я смотрю на это шире, пытаюсь убедить не только ваших сторонников, но и все общество в том, что на проблему надо смотреть шире».

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Казалось, вечером государственные телеканалы прервут свои трансляции и запустят весь этот четырехчасовой разговор, как это всегда бывает, когда Лукашенко разговаривает. Но новостные выпуски не вышли за рамки того, что уже дал лукашенковский телеграм-канал, – разве что к видео, где посетитель СИЗО говорит про Конституцию, подмонтировали еще несколько секунд видеозаписи, на которой заключенные непринужденно смеются. («Как живете?» – шутит Никита Сергеевич. «Хорошо!» – шутят колхозники. Многие белорусы вчера вспомнили этот старый советский анекдот.)

Конечно, белорусы ждали: ну теперь-то политзаключенных выпустят прямо сейчас? Если уж Лукашенко пришел и сел разговаривать, хотя несколько месяцев подряд говорил, что это просто преступники, – значит, точно выпустят, и немедленно. Но никого не освободили.

Потому что воскресенье – это день уже ставшего традиционным марша протеста. И если бы вчерашние заключенные сегодня появились на марше – их бы встречали, как «Битлов». Зато если бы они сказали людям: «Мы тут пообщались и решили, что пора уходить с улиц и начинать диалог по конституционной реформе», – им бы ответили «да кто вы вообще такие, чтобы указывать, что нам делать?». Протест уничтожить не в состоянии уже ни один моральный авторитет. А вот усилить своим присутствием – запросто. Так что незачем им всем встречаться. И после «диалога» в СИЗО Александр Лукашенко уехал в одну из своих 18 резиденций, а заключенные отправились под конвоем на свои шконки.

Кстати, обратите внимание: на той встрече не было ни Николая Статкевича, ни Павла Северинца, ни Евгения Афнагеля, ни Сергея Тихановского. Лидеров оппозиции и популярных блогеров Лукашенко слишком боится, чтобы разговаривать с ними, даже когда они под конвоем и в наручниках. Впрочем, Сергею Тихановскому субботним вечером разрешили позвонить жене. Главное из того телефонного разговора – фраза Сергея: «Надо быть жестче». Светлана пообещала. В штабе Тихановской вечером сказали, что она вообще-то ждала звонка не от мужа, а от Лукашенко. Зря ждала. Лукашенко – мизогин, он с женщинами в диалог не вступает.

Поэтому, кстати, на ту встречу не привели под конвоем ни представителя штаба Виктора Бабарико Марию Колесникову, ни координатора того же штаба Светлану Купрееву. Для Лукашенко это – западло. Нет, он охотно общается с чиновницами, которые готовы облизывать его башмаки. Но с женщинами, которые от него не зависят, ему обсуждать нечего. Только не спрашивайте, почему, в таком случае, на встречу привели Лилию Влаасову. Возможно, по территориальному признаку – Власова тут, в СИЗО КГБ, а Колесникова – в Жодино. А может, не захотел видеть на встрече Колесникову из-за ее популярности. Или захотел, но передумал. В его мотивах давно уже должны разбираться профильные специалисты, а не журналисты.

А вообще при всей омерзительности декораций сам факт появления Лукашенко в СИЗО КГБ – это хорошая новость. Потому что это первый признак капитуляции. Во-первых, на Лукашенко давят извне, и пусть по-разному и с разными целями, но и с востока, и с запада. Такой союзник не нужен вообще никому. А во-вторых, ложь, оказывается, больше не работает, причем ни одна: ни о том, что Лукашенко победил, ни о том, что за решеткой сидят преступники, ни о том, что его поддерживают народные массы, а на улицы выходят кучки проплаченных отморозков. Никто в это уже никогда не поверит. Во времена смартфонов врать становится все труднее. Лучше уж честно пойти в тюрьму.

Автор Ирина Халип, cобкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2020/10/11/87472-kruglyy-stol-pod-konvoem

***

Лукашенко продолжил диалог с оппозицией при помощи дубинок

Александр Лукашенко намерен любой ценой остановить протесты в Белоруссии или хотя бы сделать их менее заметными для внешнего мира. Продемонстрировав в субботу слабость и готовность к диалогу, в воскресенье он «отыгрался» на своих оппонентах. В Минске снова жесткие задержания, избиения людей на улицах, взрывы гранат, выстрелы и водометы.

В воскресенье 11 октября по всей Белоруссии снова прошли акции протеста. В Минске протестующим впервые не дали собраться в одну колонну – людей разгоняли, избивая дубинками, забрасывая светошумовыми гранатами, поливая из водометов. Оценить количество протестующих, которые вышли на улицы, в такой ситуации довольно сложно. По городу в разных направлениях двигалось не менее трех больших колонн, в каждой из которых насчитывалось по несколько десятков тысяч человек. Наблюдатели не исключают, что их общее количество могло составить 100 тыс. человек.

Первыми под удар силовиков попали журналисты – задерживали всех. К концу дня были известны фамилии более 30 задержанных журналистов и фотокорреспондентов. В их числе фотограф государственного информационного агентства Белта, российских ТАСС и «Спутника», почти всех белорусских негосударственных медиа.

Как отмечают наблюдатели, силовики в минувшее воскресенье вели себя так, как в первые дни протеста, – в режиме «зачистки», что выглядит особенно странно после субботней попытки Александра Лукашенко пойти на диалог с протестующими. Как сообщалось, 10 октября Александр Лукашенко совершил неожиданный поступок – отправился в СИЗО КГБ и там более четырех часов общался с 12 заключенными, которые имеют статус политических.

Среди участников встречи, которую показали в эфире местных госканалов, экс-глава «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико, который находится в заключении уже почти четыре месяца, его бывшие заместители Сергей Добролет, Кирилл Бадей, сын Эдуард, адвокаты, защищавшие Бабарико и его соратников, – Максим Знак, Илья Салей, бизнесмены – сторонники Бабарико – Юрий Воскресенский, Александр Василевич, директор компании PandaDoc Дмитрий Рабцевич, политтехнолог, уроженец Гомеля, гражданин США Виталий Шкляров и юрист-медиатор, член Координационного совета (орган, созданный протестующими для переговоров) Лилия Власова. За столом был еще один участник, однако его лицо ни разу не показали. Местные наблюдатели не исключают, что это мог быть Сергей Тихановский – муж главной соперницы Лукашенко Светланы Тихановской, которая пошла в политику вместо арестованного мужа.

Содержание беседы общественности неизвестно. Согласно информации пресс-службы Лукашенко, его целью было «услышать мнение всех». Telegram-канал пресс-службы Лукашенко сообщил, что все участники беседы решили оставить содержание разговора в тайне. В эфир вышла лишь одна не очень понятная цитата Лукашенко. Из нее можно сделать вывод, что происходящее в СИЗО Лукашенко называет диалогом («Страна живет под лозунгом «даешь диалог»), что ему бы хотелось прекращения протестов («Конституцию на улице не напишешь») и что у него есть какие-то аргументы и предложения в пользу диалога с его участием («Пытаюсь убедить не только ваших сторонников, но и все общество в том, что на проблему нужно смотреть шире»). Можно предположить, что под проблемой Лукашенко понимает требование «перемен» и проведение конституционной реформы. Голосов политзаключенных в эфире слышно не было.

Эксперты и местные наблюдатели были единодушны в том, что визит Лукашенко в СИЗО – это его согласие на диалог. Однако принято такое решение под влиянием обстоятельств. «Вождь, привыкший козырять своей несгибаемостью... оказался в чрезвычайно отчаянной ситуации, – пишет по этому поводу в своем Telegram-канале политический обозреватель Александр Класковский. – Что бы ни хотел Лукашенко показать этим походом в СИЗО – прежде всего показал, что как никогда слаб».

Александр Класковский называет несколько возможных причин такого нетипичного для Лукашенко поведения: непрекращающиеся протесты, жесткая позиция Запада и непризнание легитимности того, кто назвал себя президентом на тайной инаугурации, плачевные экономические перспективы и, наконец, давление Москвы. «Кремль хоть и подставил плечо в критический момент после выборов, но, преследуя свой интерес, тоже начинает поджимать союзника, оказавшегося в как никогда уязвимой позиции», – полагает эксперт.

В то же время аналитики убеждены, что ни на какой реальный диалог Лукашенко не способен, и свидетельство этому – «круглый стол» с заключенными. «Скорее всего он попытается продать и Западу, и Кремлю сугубо имитационные жесты типа этого визита в «американку». Вот видите, процесс пошел, диалог начат. На более позднем этапе может начаться привычный для Минска торг политзаключенными: мы вот этих и этих выпускаем, а вы снимаете санкции, снова начинаете давать денежки и прочее», – предполагал Александр Класковский.

Не верить Лукашенко призвали и лидеры белорусских протестов. «Если он хотел показать готовность к диалогу, то должен освободить политзаключенных немедленно. Диалог в тюремной камере не ведется», – заявила Светлана Тихановская. «Я думаю, что связь между сегодняшней жестокостью и вчерашним посещением СИЗО КГБ есть, – заявил «НГ» в воскресенье политолог Валерий Карбалевич. – Сам факт, что Лукашенко вступил в диалог с представителями противоположной стороны, создал впечатление его слабости, поражения, и сегодня он должен был продемонстрировать сторонникам свою силу и тем самым компенсировать впечатление своей слабости, впечатление того, что он сдался и готов идти на переговоры. Во-первых, выглядеть слабым – это противоречит его собственным представлениям о силе политика, во-вторых, это может дать нехороший знак».

Эксперт также не исключает, что Александр Лукашенко мог рассчитывать, что его визит в СИЗО КГБ сам по себе собьет протест, что люди поверят в начало диалога и не выйдут на улицы. Этого не произошло – в воскресенье люди опять вышли на улицу. В результате стычек с правоохранителями задержано около 200 человек.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2020-10-11/5_7986_belorussia.html


Об авторе
[-]

Автор: Ирина Халип, Антон Ходасевич

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.10.2020. Просмотров: 44

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta