Как политики за патриотическими речами скрывают торговлю с врагом

Содержание
[-]

Пламенные патриотичные речи первых лиц государства давно уже стали неотъемлемой частью любого публичного официального мероприятия

Чем ближе выборы — тем громче и эмоциональнее выступают президент, депутаты и министры. В их выступлениях часто звучат обещания дать отпор российской агрессии и навеки распрощаться с влиянием Москвы. Однако, действия  властей зачастую не только не соответствуют этим грозным обещаниям, но и напрямую противоречат им.

Официально Российская Федерация признана в Украине агрессором и оккупантом. Именно так назван восточный сосед в законе «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях», который был принят Верховной Радой в январе нынешнего года. Но это только видимая сторона российско-украинских взаимоотношений. А есть и другая, теневая, о которой чиновники и депутаты распространяться очень не любят. И касается она в основном вопросов торговли, которая, как известно, между Россией и Украиной не прекращалась ни на день даже в самые сложные периоды обострения межгосударственных отношений.

Товары через российско-украинскую границу перемещаются самые разные. И если торговлю углем, ГСМ и продукцией легкой промышленности еще можно понять и оправдать, то есть совсем уж вопиющие случаи. К таковым можно отнести поставки российским военным предприятиям сырья для производства титана — ильменита и рутила.

Сложно поверить, что такое на самом деле возможно, тем не менее — это факт. Российская военная промышленность с советских времен зависит от украинского сырья. И Украина, несмотря на прямую военную агрессию и оккупацию войсками РФ части своей территории, продолжает снабжать этим сырьем российские заводы. Поставки ильменита и рутила в Россию продолжались в период горячих боевых действий, когда колонны российской военной техники каждый день заходили на территорию Украины, и продолжаются по сей день. И самое неприятное, что осуществляет их не какой-нибудь непатриотичный олигарх, а само украинское государство. Как бы безумно это не выглядело, но именно государственные предприятия ведут поставки ильменитового и рутилового концентрата в Россию.

Рассмотрим подробно, как работает эта схема и кто зарабатывает на ней.

Титановое наследие

Титановая отрасль досталась Украине в наследство от СССР. В Советском Союзе существовал полный цикл титанового производства. При этом сырье для титановой промышленности было только в Украине, в двух областях — в Житомирской и Днепропетровской, а предприятия по переработке находились не только в Украине, но также и в России и Казахстане. Добычу ильменита (титановой руды) в Украине вели два предприятия Иршанский и Вольногорский ГОКи. В дальнейшем сырье с этих предприятий отправлялось на переработку в другие советские республики.

Не все знают, что из титановой руды производят не только металлический титан. На производство металла на самом деле уходит лишь около 10% добытого сырья. В основном же ильменит и рутил применяются в химической промышленности. К примеру, для получения пигментной двуокиси титана, которая используется как краситель. В Украине существуют предприятия, который специализируются как на производстве металлического титана, так и титановой двуокиси. Металл может производить Запорожский титано-магниевый комбинат, химию — Крымский титан, что находится в оккупированном Крыму, а также Сумыхимпром в Сумах.

После распада СССР Украина находилась в наиболее выгодном положении по сравнению с Россией и Казахстаном, так как имела не только мощности по переработке титана, но и сырье. Однако, со временем именно украинские производители стали испытывать трудности. В то же время казахстанский завод в Усть-Каменогорске и российское предприятие ВСМПО — АВИСМА (крупнейший производитель титана в мире) продолжали успешно работать на украинском сырье.

Украинские титановые активы долгое время оставались в собственности государства и постоянно оказывались в центре различных коррупционных схем. Исключение составляла только частная компания «Велта», которая с нуля построила новый ГОК и стала добывать ильменит уже в 2000-х годах. В период президентства Януковича контроль над государственными активами по добычи и переработке титана получил олигарх Дмитрий Фирташ. Для этого ему даже не понадобилось приватизировать активы. Достаточно было поставить на Иршанский и Вольногорский ГОКи своих менеджеров, а завод «Сумыхимпром» загнать в долги, что привело к искусственному банкротству этого предприятия.

Ситуация стала меняться в 2014 году, после революции. Новая власть изгнала людей Фирташа с государственных предприятий, и, казалось, коррупции в отрасли наконец будет положен конец. Но не тут-то было. Вместо менеджеров Фирташа на Иршанский и Вольногорский ГОКи, правительство Арсения Яценюка поставило управленцев другого одиозного бизнесмена — Николая Мартыненко. В 2014 году два эти предприятия были объединены в одну «Объединенную горно-химическую компанию» (ОГХК), которую возглавил связанный с Мартыненко Руслан Журило. В то время Мартыненко, как известно, был народным депутатом от партии «Народный фронт», лидером которой является Яценюк, и считался одним из главных спонсоров этой политической силы.

Мартыненко и его «прокладки»

О махинациях Николая Мартыненко написано уже достаточно, поэтому мы не будем подробно разбирать их в этой статье. НАБУ занимается расследованием деятельности менеджеров Мартыненко и его фирм-прокладок уже несколько лет. Еще в 2016 году следователями было установлено, что подконтрольные Мартыненко Иршанский и Вольногорский ГОКи, входящие в состав государственного ПАО ОГХК, продавали ильменитовое сырье покупателям не на прямую, а через связанную с Мартыненко компанию-посредник — австрийскую фирму Bollwerk Finanzierungs- und Industriemanagement AG. При этом посреднику сырье продавалось по заниженной цене, в результате чего государственные предприятия несли убытки, а вся прибыль оседала на счетах Bollwerk. Детали этой преступной схемы на своем брифинге в январе 2017 года озвучил директор НАБУ Артем Сытник.

Впрочем, самое интересное в этой истории еще впереди. Беда не только в том, что государственные предприятия работают себе в убыток, обогащая сомнительных посредников. Главное в этой истории, кому эти самые посредники в дальнейшем перепродают титановое сырье. Согласно данным украинской таможни, ильменитовый и рутиловый концентрат из Украины продается на российские предприятия. В том числе и на военные заводы.

Титан для Ростеха

Ниже представляю вашему вниманию скрины из украинской таможенной базы. Эти данные являются закрытыми, однако ни для кого не секрет, что коррумпированные чиновники торгуют этой информацией, и потому ее можно найти в свободном доступе, в сети. В списке экспортных операций за 2017 г и первое полугодие 2018 г можно легко отследить куда, кому и на каких условиях поставляли ильменитовый и рутиловый концентрат украинские предприятия.

Среди покупателей украинского титанового сырья у ГОКов, входящих в ПАО «ОГХК», можно увидеть ряд российских компаний. К примеру ООО «ЭСАБ Тюмень» и ООО «ЭСАБ СВЭЛ» (Санкт-Петербург) — это заводы, которые занимаются производством сварочных электродов. Но гораздо больший интерес для нас в данном случае представляет другое российское предприятие — «Ависма», которое расположено в городе Березники Пермского края. Эта компания является дочерней структурой крупного производителя оружия – корпорации «Ростех».

В состав этой корпорации входят и «Рособоронэкспорт», и концерн «Калашников», и компания «Вертолеты России» и другие военные предприятия. Таким образом, по факту мы видим, что украинское госпредприятие «Объединенная горно-химическая компания» совершенно спокойно продает для российской государственной корпорации «Ростех» титановое сырье для производства оружия. Которое затем, очевидно, применяется против наших же военных на востоке Украины. Причем торговые операции между ОГХК и Ависмой в 2017-2018 гг проводятся через всю ту же связанную с Мартыненко «прокладку» Bollwerk.

О том, что Мартыненко торгует титановым концентратом с Россией через австрийскую фирму Bollwerk, еще в 2015 году писало австрийское издание «Курьер». В материале говорилось, что украинская «Объединенная горно-химическая компания» через посредника продает титановую руду российской «ВСМПО-Ависма».

С тех пор прошло три года. За это время сам Мартыненко стал фигурантом расследования НАБУ, был задержан и взят на поруки. Кроме того, были арестованы и позже выпущены под залог ряд связанных с Мартыненко менеджеров, в том числе и руководитель ОГХК Руслан Журило. Однако, несмотря на громкие скандалы и обнародованную НАБУ информацию, описанная австрийцами еще в 2015 году ситуация не изменилась. Поставки титановой руды для оборонной промышленности страны-агрессора по-прежнему идут через связанную с Мартыненко компанию Bollwerk Finanzierungs- und Industriemanagement AG, которая фигурировала в расследованиях 3 года назад. А также через еще одну, новую «прокладку» Taunus Chemical GmbH, которую журналисты также связывают с Мартыненко.

Казалось бы, ПАО «Объединенная горно-химическая компания» находится в собственности государства, и правительству ничего не стоит разобраться в ситуации. Решение о замене менеджмента на титановых ГОКах принимается в Министерстве экономического развития и торговли, которое возглавляет бывший депутат от БПП и бывший глава Нацбанка (назначался по квоте Турчинова в 2014 году) Степан Кубив. Но в министерстве будто не замечают проблемы, и упорно продолжают торговать ильменитом через австрийские фирмы, засвеченные в скандалах и уголовных делах.

Прекрасно понимая, куда украинское сырье идет дальше, и что в конечном счете наш ильменит превращается в российское оружие. Ведь если любой желающий может в открытых источниках посмотреть данные в украденной таможенной базе, то главные государственные управленцы тем более в курсе происходящего.

В Украине принято считать, что Россия ведет против нас гибридную войну. То есть воюет как бы неофициально, формально сохраняя видимость мирных отношений. Но при этом совершенно неясно, какую войну с Россией ведем мы. Получается, что тоже гибридную, раз умудряемся одновременно воевать и поставлять стране агрессору сырье для военной промышленности. Выходит, что и для украинских чиновников войны с Россией тоже как бы нет.

Грустно осознавать, что снабжает российскую оборонную промышленность необходимым сырьем не какой-нибудь там Медведчук или Мураев, а якобы «патриотичное» украинское правительство. А если быть точным, то те его представители, которые представляют парламентскую фракцию так называемых «ястребов», то есть Народный фронт, известный самой жесткой позицией в отношении России. На публику призывая усилить санкции против России и ввести с ней визовый режим, по факту представители Народного фронта зарабатывают на поставках сырья российскому производителю оружия.

И это еще далеко не вся история. Согласно данным из различных источников, государство отправляет украинский ильменит не только российскому «Ростеху», но и в оккупированный крым, на завод «Крымский титан», который до сих пор принадлежит олигарху Фирташу. Правда, в отличие от «Ависмы» это предприятие производит не металлический титан, а химическую продукцию на его основе. Туда сырье отправляется уже не через австрийских, а через турецких посредников. Впрочем, это тема отдельного расследования.

Пока же остается лишь констатировать, что за патриотической риторикой нынешних высокопоставленных лиц зачастую оказывается ровно та же антиукраинская изнанка, что была и у их предшественников. Причем, ирония судьбы в данном случае состоит в том, что свидетельства своих коррупционных деяний чиновники сами же и сливают за деньги в публичный доступ, когда нелегально торгуют таможенными базами. Если бы политикам выдавали политическую премию Дарвина, то украинские дельцы, безусловно, заслуживали бы ее в первую очередь.

***

Материал статьи подготовлен совместно с «Центром захисту природних ресурсів»

Автор: Денис Казанский, опубликовано в издании  «Український тиждень».

http://argumentua.com/stati/kak-politiki-za-patrioticheskimi-rechami-skryvayut-torgovlyu-s-vragom

***

Комментарий: Наличие уголовной ответственности за незаконное обогащение не дает покоя украинским депутатам

О коррупционной проблеме в Украине говорят все: президент в своих ежегодных посланиях; депутаты едва ли не на каждом телеэфире; инвесторы и общественность в различных опросах называют коррупцию одной из двух самых больших проблем государства. Бесспорно, проблема такого масштаба требует реагирования.

Законодательство напрямую запрещает должностным лицам использовать свое служебное положение для получения неправомерной выгоды. Однако обеспечить соблюдение этого требования непросто. Важными элементами механизма контроля является осуществление электронного декларирования, контроль над своевременным и правдивым декларированием чиновников, уголовная ответственность за ложное декларирование и незаконное обогащение.

Уголовная ответственность за незаконное обогащение впервые была предусмотрена Уголовным кодексом в 2011 году. В феврале 2015-го в эту статью внесли изменения, чтобы приблизить ее к международным стандартам (всего изменения в эту статью за ​​последние 7 лет вносили пять раз). С тех пор незаконным обогащением считается приобретение лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере, законность оснований приобретения которых не подтверждена доказательствами, а также передача им таких активов любому другому лицу. На международном уровне идея криминализации незаконного обогащения отражена в Конвенции ООН против коррупции, но украинскую редакцию этой статьи сделали несколько отличной от конвенциональной — таким образом удалось избежать нарушения презумпции невиновности лица и сохранить возложение бремени доказывания на сторону обвинения.

Открытию уголовных производств по возможному незаконному обогащению дал запуск электронного декларирования и обнародование первых деклараций об активах и доходах должностных лиц по новой форме. Сегодня только в производстве НАБУ и САП находится более 40 дел о незаконном обогащении чиновников разного уровня, из которых 8 — в отношении народных депутатов Украины.

К сожалению, взгляды как на действенность, так и на конституционность этой статьи УК разнятся. Критики новой редакции статьи о незаконном обогащении повторяют, как мантру, тезис о ее несоответствии положениям Конституции. Это несоответствие, по их мнению, сводится к:

— якобы нарушению этой статьей презумпции невиновности лица;

— якобы возможности привлечь лицо к юридической ответственности одного вида дважды за одно и то же деяние;

— якобы установление обязанности доказывать свою невиновность в совершении этого преступления.

Но сторонники этих аргументов допускают ошибку: расследование всех без исключения уголовных производств осуществляется в соответствии с положениями Уголовно-процессуального кодекса Украины.

Определяет ли УПК какой-то особый порядок досудебного расследования или судебного рассмотрения производств о незаконном обогащении? Ответ однозначен и очевиден — нет! В УПК отсутствует какое-либо положение, согласно которому общая основа уголовного производства может не распространяться на производство по статье 368-2 УК Украины. Так что следователи и прокуроры должны чтить принципы законности, презумпции невиновности, обеспечения доказанности вины, запрета дважды привлекать к уголовной ответственности за одно и то же правонарушение, состязательности сторон, свободы в предоставлении сторонами своих доказательств суду и в доказывании перед судом их убедительности.

Должен ли доказывать свою невиновность подозреваемый или обвиняемый в незаконном обогащении? Нет. Лицо не обязано этого делать: положения Конституции и УПК дают ему возможность хранить молчание, и задача обвинения — опровергнуть наличие законных источников получения актива. Верховный суд в одном из своих постановлений определил, что "обвинение должно доказать... что существует единственная версия, которой разумный и беспристрастный человек может объяснить факты, установленные в суде, а именно — виновность лица в совершении уголовного преступления, по которому ему предъявлено обвинение". Все сомнения относительно доказанности вины должны толковаться в пользу обвиняемого лица.

Не стоит забывать и о том, что незаконным обогащением считается необоснованное приобретение довольно недешевых, по украинским меркам, активов — сейчас они должны стоить около 920 500 грн. К тому же чиновники, в отношении которых ведется расследование незаконного обогащения, не ограничены в представлении доказательств в свое оправдание. Очевидно, что сам владелец имущества лучше любого другого владеет информацией, откуда у него тот или иной актив и каким образом, за какие средства он был приобретен.

Практика других государств показывает, что статью о незаконном обогащении признают соответствующей Конституции. Например, в Литве в прошлом году Конституционный суд признал соответствующей Конституции этого государства, статью 189-1 УК Литовской Республики.

Несмотря на все эти аргументы, наличие уголовной ответственности за незаконное обогащение, очевидно, не дает покоя украинским депутатам. Внимание к этой статье чрезмерно.

Сначала 59 депутатов обратились в Конституционный суд Украины с требованием признать неконституционным положение УК об уголовной ответственности за незаконное обогащение. Впоследствии депутаты решили скорректировать статью Уголовного кодекса. Еще в январе этого года четыре депутата хотели свести на нет эту статью, сменив диспозицию на "Незаконное приобретение активов... в значительном размере". Только реакция общественности и СМИ тогда способствовали отзыву законопроекта.

Летом в парламенте появился очередной законопроект, направленный на ослабление этой статьи. По мнению инициатора, начать уголовное производство за незаконное обогащение правоохранители должны только на основании заключения НАПК, которым будет установлено наличие признаков незаконного обогащения в декларации конкретного должностного лица. Неясно, чем преступление незаконного обогащения настолько отличается от сотен других преступлений, что только его расследование должно начинаться не с заявления какого-либо лица, а именно с заключения НАПК.

Не учтено, что НАПК не имеет достаточных возможностей для выявления признаков этого преступления, ведь часто их можно установить только с применением следственных действий при расследовании, и невозможно — на основании анализа декларации. Также не учтено, что НАПК не в состоянии производить необходимое количество заключений (по нашим подсчетам, речь идет о 500 заключениях каждый час — фантастическая скорость, недостижимая для института, который за полтора года завершил всего 331 полную проверку деклараций).

Едва ли не ключевым аргументом инициатора таких изменений в УК является отсутствие обвинительных приговоров по обновленной редакции этой статьи. Впрочем, объяснить их можно другими факторами, главный из которых — длительность судебного разбирательства производств по этой статье, уже переданных в суд. Например, вскоре исполнится два года, как идет судебное разбирательство дела о незаконном обогащении экс-прокурора сил АТО Константина Кулика. Тормозят процесс отсутствие сложившейся судебной практики по этому преступлению, недоработанные действенные методики досудебного расследования, а также, конечно, резонансность и политизированность дел об этих преступлениях.

Впрочем, трудно ожидать формирования единой судебной практики и эффективной методики расследований, когда постоянно меняется редакция статьи. Трудно ожидать оперативности от судей, когда свое слово еще не сказал Конституционный суд. Очевидно, следователи, прокуроры и судьи весьма осторожно подходят к расследованию и рассмотрению соответствующих производств.

Известный итальянский прокурор Джованни Кесслер во время одной из дискуссий справедливо заметил, что в условиях "эндемичной" коррупции (а ситуацию в Украине следует считать таковой) нужны все возможные законные инструменты, которые помогут обеспечить лучший уровень контроля коррупции. Удивительно будет нивелировать институт ответственности за незаконное обогащение в условиях, когда граждане считают проблему коррупции одной из двух наиболее актуальных для Украины.

Все точки над "і" в дискуссиях о соответствии Конституции статьи о незаконном обогащении должны поставить судьи КСУ. Похоже, рассмотрение соответствующего конституционного представления близко́ к завершению. Считая действующую редакцию ст. 368-2 УК соответствующей положениям Основного Закона, мы надеемся, что долгожданное решение органа положит конец многолетнему спору и будет способствовать оздоровлению государственного управления.

***

Авторы: Николай Хавронюк, эксперт Центра политико-правовых реформ и реанимационного пакета реформ;

Антон Марчук, эксперт Центра политико-правовых реформ и реанимационного пакета реформ; опубликовано в издании ZN.ua

http://argumentua.com/stati/chem-ukrainskim-politikam-i-chinovnikam-meshaet-otvetstvennost-za-nezakonnoe-obogashchenie


Об авторе
[-]

Автор: Денис Казанский, Николай Хавронюк, Антон Марчук

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.11.2018. Просмотров: 29

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta