Как науку привлекают для милитаризации медицины

Содержание
[-]

***

Взлом будущего

«После коронавируса мир не будет прежним», — повторяют аналитики. Что они имеют в виду? Может быть, политики напомнят народам об общих глобальных вызовах и сообща возьмутся за решение экологических проблем, за освоение космических глубин, поиск новых источников энергии, борьбу с бедностью? Увы, нет. Вот самые яркие события в политических новостях.

Министр обороны США Марк Эспер заявляет, что Россия и Китай используют ситуацию, сложившуюся в мире в результате пандемии коронавируса, для продвижения собственных интересов. Президент США Дональд Трамп приостановил финансирование Всемирной организации здравоохранения за то, что она «продвигает китайскую дезинформацию о вирусе».

Премьер-министр Австралии Скотт Моррисон призвал провести глобальное расследование происхождения вируса в Ухане. В ответ редактор китайской государственной газеты Global Times Ху Сицзинь назвал Австралию «жевательной резинкой, прилипшей к подошве китайских туфель», а посол Китая в Австралии Цзинье Чэн пригрозил массовым бойкотом австралийской продукции.

Федеральная разведывательная служба Германии провела собственное расследование и в официальном документе признала, что вокруг коронавируса развернулась информационная война. В этой новой битве гигантов может быть растоптан и похоронен важный урок пандемии: когда человек меняет среду обитания, среда может нанести ответный удар.

Специалисты по биоинжинирингу давно предупреждали, что новое биологическое оружие может родиться из новейших технологий, на которые уповает человек. Не желая того, наука может сделать существующие патогены более опасными, синтезировать известные или исчезнувшие, а то и совершенно новые патогены. Сегодня ей уже под силу модифицировать иммунную систему, нервную систему, геном или микробиом, доставлять патогены новыми способами.

Справка «Новой»

Биоинженерия — применение инженерных принципов в биологии и медицине. Сфера деятельности биоинженерии простирается от создания искусственных органов до разработки генетически модифицированных организмов, например, сельскохозяйственных растений и животных, а также молекулярного конструирования соединений с заданными свойствами.

Будущие виды биологического оружия могут выглядеть неожиданно. Для них могут быть использованы организмы с отредактированным геномом, искусственные элементы РНК или ДНК, синтетические структуры, подобные нуклеиновым кислотам, которые, однако, ими не являются. Человеческий организм для некоторых из этих продуктов прогресса может оказаться мишенью. Для катастрофических сценариев не нужны сценаристы Голливуда. Просто вспомним секту Аум Синрикё, распылившую самодельный зарин в токийском метро.

Сегодня мы вплотную подошли к этапу, когда сложный биосинтез выйдет за пределы лабораторий с особым контролем, станет намного доступней и дешевле. В 2018 году за научное открытие «Направленная эволюция» (Directed Evolution) была вручена Нобелевская премия. Фрэнсис Арнольд, Джордж Смит и Грегори Винтер открыли способ синтеза белков с нужными свойствами. Исследователи в 250 раз увеличили скорость накопления мутаций в бактериях, а затем отбирали те из них, которые лучше всего подходили для поставленных задач. Это позволяет новым созданиям рук человеческих перерабатывать злаковые в биотопливо, создавать новые фармацевтические препараты и специальные химические вещества. Вскоре стало понятно, что это открытие можно использовать во вред человеку.

Бактерии-мутанты могут изменять нашу среду обитания или влиять на жизненно важные процессы человеческого организма. Последствия могут быть страшнее, чем неурожай или эпидемия.

Даже простое сочетание изначально безобидных технологий, созданных ради улучшения нашей жизни, может приводить к негативному эффекту. Человеческий организм вырабатывает химические агенты — биорегуляторы, которые влияют на настройку жизненно важных систем — эндокринную, нервную, иммунную. Последнюю регулируют гормоны.

Для нормальной работы систем необходимо очень малое, строго ограниченное количество биорегуляторов. Его изменение чревато фатальным эффектом. Так возникает возможность настройки жизненных систем ради лечения, но одновременно возникает возможность искалечить организм.

Сегодня такие биорегуляторы называют регуляторами с таргетированием. Они создают потенциал для новейших методов терапии и для новых типов биооружия. При этом они могут не выглядеть как оружие, и не будут запрещены соответствующей международной конвенцией, как, например, производившиеся в СССР споры сибирской язвы.

Милитаризацию медицины, равно как и создание новых возможностей для терроризма, мировое общественное мнение может и не заметить. Последние достижения в области нанотехнологий и робототехники обещают создать способы таргетного лечения рака с помощью нанороботов. Эта же технология может в будущем использоваться в качестве системы доставки компонентов биологического оружия прямо через слизистые и поверхностные ткани.

Потенциально это нейтрализует стандартные медицинские контрмеры. От злонамеренных нанороботов не спасет ни медицинская маска, ни даже общевойсковой защитный комплект. Точно так же сегодня, задолго до создания медицинских нанороботов, вирусы используются для лечения рака, для иммунной терапии — их уже научили доставлять биоактивные вещества к нужному органу. Это очень перспективная технология, имеющая огромное будущее. Они же могут служить и средством доставки в организм боевых агентов.

Внедрение технологий искусственного интеллекта (ИИ) и глубокого обучения (deep learning) ведет к переплетению биологических и кибернетических угроз, о которых важно сказать особо. ИИ уже используется для оптимизации мутаций агентов и для повышения скорости их распространения и заражения. Появились так называемые облачные, то есть полностью роботизированные лаборатории. Их используют для автоматизации определенных процессов без участия человека. Сегодня подобная лаборатория выполняет около 15 тысяч автоматизированных операций в месяц, создавая и тестируя тысячи новых прототипов генной инженерии.

Они предлагают дистанционные лабораторные услуги, ими можно управлять через веб-браузер, загружая протоколы для экспериментов из облака. Мало того что автоматизированные лаборатории позволяют создавать биотоксины или биоагенты дистанционно и без контроля с присутствием на месте. Появляется опасность проникновения хакеров в сети таких лабораторий для подмены или изменения генетических последовательностей. Не отдельные знания и методы, а уже целые технологии все чаще оцифровываются и поэтому легко передаются через электронную почту или облачные хранилища, в частности, для совместного использования.

Это означает, что традиционное экспортное лицензирование и таможенный контроль становятся неэффективны. Представим на минуту, насколько трудно проконтролировать работу, которую ведет индийская фирма с использованием британской автоматизированной лаборатории по заказу американской корпорации для китайского рынка. Мало того что операции осуществляются через интернет — контролирующим органам нужно еще иметь грамотных специалистов, способных понять суть происходящего.

Ввиду того, что генетический анализ сегодня автоматизирован, эта область становится особенно открытой для злоупотреблений. Элеонора Пауэлс, сотрудница Центра политических исследований Университета Организации Объединенных Наций (Eleonore Pauwels, United Nations University Centre for Policy Research), выступая на конференции «2019. Capturing Technology. Rethinking Arms Control» в Берлине, предупредила собравшихся: современные биотехнологии позволяют сделать целую нацию невосприимчивой к определенным лекарствам.

Транспарентность и доступность информации о генофонде нации создает другую угрозу. Биоинженеры и ученые активно обмениваются знаниями в этой области, а частный сектор получает все больший объем знаний для синтеза новых генов. Для автоматизации этого процесса уже созданы специальные аппараты. Информация такого рода носит довольно чувствительный характер.

Демократизация сферы биоинженерии ведет к быстрому распространению новых знаний, доступности новых технологий и одновременно создает сложности для органов государственного контроля. Например, среди биоинженеров считается правилом хорошего тона выкладывать секвенированный геном в открытый доступ в интернете. Это бесспорно способствует прогрессу науки.

Для контролирующих же органов отделение «хорошего тона» от так называемых «неосязаемых передач технологий» — непростая задача. Возникает неконтролируемая серая зона, выпадающая из-под контроля. В разных странах такой контроль организован неодинаково. В России это традиционно сфера Федеральной службы по техническому и экспортному контролю и правоохранительных органов.

В каком месте на этом пути находится международное сотрудничество по предотвращению таких рисков? В мире немного площадок, предназначенных для контроля над биологическим и химическим оружием. Среди них самые видные — Конвенция по бактериологическому и токсинному оружию и так называемая Австралийская группа.

Однако различия в их полномочиях и политические разногласия не позволяют обеспечить адекватный охват соответствующих рынков. Ситуация пока удручающая: сотрудничество по контролю над биотехнологиями стагнирует, а международные корпорации и научные коллективы не в состоянии самостоятельно обеспечить должный контроль. До Covid-19 для этого недоставало политической воли и финансирования, потенциальные риски новых биотехнологий были неочевидны. Не хватало и знаний: специалистам по безопасности — о биотехнологиях, биоинженерам — о потенциальных рисках.

Есть и еще одна важнейшая причина. По оценкам Института анализа инвестиционной политики (МНИАП), мировой рынок биотехнологий в 2018 году составлял $422 млрд, а через пять лет вырастет в 1,8 раза, до $742 млрд. Ввиду таких прибылей коммерческие интересы нередко заставляют корпорации забывать о моральных принципах. Например, в Китае некоторые фармацевтические компании производят на экспорт лекарства, которые запрещены для продажи на внутреннем рынке.

Пандемия коронавируса Covid-19 дает мировому сообществу повод принять универсальные превентивные меры для усиления контроля над биологическими проектами:

  • составить перечень патогенов, относящихся к потенциальным прекурсорам биологического оружия;
  • разработать меры безопасности для биологической промышленности;
  • обучать и информировать специалистов: биоинженеров — о двойном применении биологических агентов; правоохранителей — о биотехнологиях в зоне риска; специалистов по кибербезопасности — о потенциальных угрозах, связанных с распространением информации и потенциальными хакерскими атаками.

Для политиков это должны быть первоочередные проблемы. Наверно, такая работа не принесет славы и больших рейтингов. Но она поможет уберечь человечество от болезненных сюрпризов, или хотя бы лучше подготовиться к ним. К сожалению, пока политические резоны строятся на иной логике, и вирус — просто очередной повод в новой версии холодной войны.

Автор: Вадим Козюлин, директор проекта по новым технологиям и международной безопасности ПИР-центра

https://novayagazeta.ru/articles/2020/05/08/85302-vzlom-buduschego

***

Мнение эксперта: Новая коронавирусная инфекция может быть использована в качестве биологического оружия

Злоумышленникам достаточно всего лишь посмотреть на тот хаос, который вызывала нынешняя пандемия, и понять весь потенциал применения коронавируса в качестве оружия.

Новая коронавирусная инфекция может быть использована в качестве биологического оружия, к такому выводу пришли американские эксперты на основании полученных при изучении вируса данных, пишут Наташа Бертран, Даниэль Липпман и Лара Селигман в опубликованной 23 апреля статье для Politico.

Представители американских оборонных ведомств тем не менее подчеркнули, что они не располагают сведениями о том, что нынешний коронавирус был специально создан в качестве биологического оружия. Источник происхождения вируса по-прежнему неизвестен. Кроме того, нет информации или научных доказательств в поддержку теории о том, что вспышка коронавируса стала последствием утечки из той или иной лаборатории в Китае.

Между тем разведывательное сообщество также начало изучать возможность применения нового патогена террористами или отдельными государствами в качестве оружия, прежде всего, против высокопоставленных лиц. В связи с этим, как отметил ряд экспертов, министерство обороны США стало более тщательно отслеживать возможность такого развития событий.

Представитель Пентагона подполковник Майк Эндрюс, который подчеркнул, что военные эксперты-эпидемиологи оказывают всю необходимую поддержку федеральным агентствам США в борьбе с коронавирусом, не стал комментировать вопрос о том, изучает ли министерство обороны возможность применения нового патогена в качестве оружия. Со своей стороны бывшие высокопоставленные чиновники Пентагона заявили, что в случае появления той или иной угрозы оборонное ведомство рассматривает широкий круг сценариев, в том числе вероятность применения биологического оружия. И появление коронавируса не может быть исключением.

«Биологическое оружие — это не что-то, что похоже на боеприпас. Это просто патоген», — заявил Энди Вебер, который занимал должность помощника министра обороны по программам ядерной, химической и биологической защиты при бывшем президенте США Бараке Обаме. «В своем естественном состоянии нынешний вирус может быть использован в качестве биологического оружия менее технически оснащенными группами», — добавил он.

Вебер подчеркнул, что вирус открывает определенные возможности и для государств, обладающих развитой программой создания биологического оружия, поскольку они могут придать ему нужные характеристики. При этом распространяться вирус может с помощью довольно простых инструментов.

В свою очередь другой бывший представитель администрации США заявил, что враждебно настроенная группа, желающая использовать новый коронавирус в качестве оружия, скорее всего, не станет манипулировать самим вирусом, поскольку так на вирусе останется характерный «отпечаток». Такая злонамеренная группа с большей вероятностью заразит кого-то естественным образом, и этот человек распространит его в тех местах, удар по которым хочет нанести эта группа.

Опасность, которую представляет COVID-19, хорошо демонстрирует та скорость, с которой произошло распространение коронавируса среди экипажа американского авианосца «Теодор Рузвельт». Болезнь на несколько недель вывела из строя атомный авианосец в самый разгар его развертывания в Тихом океане и нанесла удар по командной структуре американского флота.

В командовании ВМФ до сих пор не знают, откуда взялась эта вспышка. Первоначально полагали, что моряки принесли ее на борт во время захода в порт во Вьетнаме. Теперь же рассматривается версия, согласно которой инфекцию могли занести летчики, которые доставляли на корабль необходимые продукты. Тем не менее этот инцидент подчёркивает уязвимость военных к асимметричной угрозе, которую может представлять превращенный в оружие вирус.

Министр обороны США Марк Эспер предпринял решительные шаги для недопущения заражения американских военных, несущих службу за рубежом и внутри страны. В марте он издал указ о введении 60-дневного моратория на все международные и внутренние передвижения войск. Кроме того, военнослужащие, находящиеся за границей или возвращающиеся домой, должны теперь пройти 14-дневный карантин. Это включает в себя экипажи подводных лодок и подразделения специальных операций. Однако Эспер указал и на ограниченность такого подхода. По его словам, непонятно, как обеспечивать социальное дистанцирование на подводной лодке или в кабине стратегического бомбардировщика.

Вебер, который на сегодняшний день занимает пост старшего научного сотрудника Совета по стратегическим рискам, отметил, что опасность использования коронавируса в качестве оружия возрастает по мере того, как идет изучение вируса. Возможно, именно с этим и связано то, что экспертное сообщество США начинает серьезно рассматривать возможность того, что коронавирус могут превратить в оружие. «С точки зрения биотерроризма COVID-19 очень доступен, — подчеркнул он. — Его образцы можно собрать по всему миру».

Эксперты по вопросам биологической защиты утверждают, что риск превращения коронавируса в оружие невысок из-за его крайней заразности, которая чревата негативными последствиями для тех, кто попытается распространять его. Тем не менее, по информации ФБР, некоторые экстремистские группировки уже призывают друг друга разносить вирус в случае заражения того или иного своего члена. Кроме того, как заметил чиновник администрации в мартовском интервью POLITICO, перспектива преднамеренного воздействия на государственных служащих США с помощью нового вируса «вызывает озабоченность». Он подчеркнул, что министерство обороны «ввело множество ограничений на поездки», несмотря на то, что определенный риск заражения «неизбежен».

По словам Вебера, злоумышленникам достаточно всего лишь посмотреть на тот хаос, который вызывала нынешняя пандемия, и понять весь потенциал применения коронавируса в качестве оружия.

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/society/2927717.html

***

Версия эксперта: Мог ли коронавирус использоваться военными?

В США развивается детективная история: по показаниям одновременно сразу нескольких источников Politico и FOX News, спецслужбы США начали расследование о возможности военного применения коронавируса (неизвестно, созданного искусственно или приспособленного для этих целей природного) против интересов Америки. Расследование оживленно комментируется и в ведущих европейских СМИ, в первую очередь французских: биологическая лаборатория высшей степени защиты в Ухани, где впервые секвенировали геном COVID-19, была построена Францией.

Свой взгляд на ситуацию «Новой» изложил директор проекта по новым технологиям и международной безопасности ПИР-Центра Вадим Козюлин.

— Сегодня все ведущие вирусологи и биоинженеры мира сходятся в том, что инструментарием создания вирусов с заранее заданными свойствами человечество не располагает. Вирус чрезвычайно изменчив, он мутирует очень быстро и непрерывно. Уровень мировой науки не позволяет создать новый штамм с заранее заданными свойствами из вируса летучих мышей. Публикаций на эту тему множество, в России это мнение поддерживают такие специалисты в молекулярной биологии, как Михаил Гельфанд, Константин Северинов, Максим Скулачев, Георгий Базыкин и многие другие. Кроме того, все они подтверждают, что вирус выглядит как естественный, подобен своим собратьям и в его структуре нет признаков вторжения человека. Коронавирусы имеют очень большие ДНК, очень большой геном, манипулировать которыми исключительно сложно.

Теперь рассмотрим сугубо военную составляющую проблемы создания биологического оружия на основе вируса. Коронавирус не представляет интереса для военных по следующим причинам. Мы эмпирически наблюдаем очень низкую летальность — в случае применения такого оружия целый месяц надо ждать, когда умрет всего лишь 8% от общего числа зараженных, но и их заразить быстро тоже нельзя.

Кроме того, коронавирус непригоден для избирательного поражения населения и войск противника. То есть он убивает в малых количествах, но всех подряд без разбора, и площадь поражения контролировать невозможно. Странно предполагать, что кто-то создал боевой вирус, уничтожающий на территории противника стариков, но позволяющий молодежи, то есть солдатам, легко его переносить без симптомов.

Тут уместно обратиться к истории создания биологического оружия в СССР. Важнейшее качество, к которому стремились советские военные ученые в шестидесятые (а они работали больше всего с возбудителем сибирской язвы, хотя и не только), — непередаваемость инфекции. Силы были брошены на создание бактерий, умирающих в короткие сроки после применения, либо они теряли свойство передавать инфекцию. Споры сибирской язвы должны были заражать первую жертву без дальнейшей передачи. И им этого удалось добиться, советское биологическое оружие такое свойство имело. Это была важнейшая задача и у американцев: какой полководец станет подвергать риску заражения собственную армию?

Опыт СССР поучителен: биологические фабрики были вынуждены производить в огромных количествах созданные штаммы для последующего хранения. Но изменение свойств для боевого оружия — вещь недопустимая. Выяснилось, что хранить эту заразу можно примерно полгода, далее «полезные» свойства утрачивались. Штамм должен был быть стабилен и не мутировать. Каждые полгода запасы надо было обновлять, а предыдущие наработанные объемы утилизировать по сложной технологии. То есть биологическое оружие долго в боеготовом виде не живет — это вам не тротил, без изменения хранящийся четверть века.

В итоге советская военная наука пришла к выводу, что инфекционные культуры — абсолютно непригодное оружие, со всех точек зрения это и оружием назвать трудно. Так врожденные свойства живой природы вычеркнули на том этапе совершенствование и накопление биологического оружия из дальнейших планов во всех странах. Тем более несостоятельны предположения об использовании природного вируса, в данном случае коронавируса, как оружия.

Это относится только к сегодняшнему дню и вовсе не означает, что никто в мире не изучает эту идею. Наука движется вперед, кто знает, какие открытия нас ожидают в будущем? Как минимум правительства и военные хотели бы знать, что против них может быть в будущем применено. Для этого существуют специально оборудованные лаборатории. Это говорит как минимум об очень серьезном изучении проблем биологии в военном приложении. Все пытаются идти на шаг впереди остальных. Хотя бы для того, чтобы уметь защищаться, если у противника или у террористов появятся подобные средства.

Содержание всех этих работ общественности неизвестно. Россия, Китай и крупнейшие страны НАТО такие лаборатории строят у себя. Число же зарубежных биологических лабораторий (не на территории США), подчиненных непосредственно Пентагону, находящихся на его финансировании, приближается, если судить по официальным данным, к четырем сотням. Логично предположить, что исследования США находятся на самом переднем крае.

Направления исследований разбросаны очень широко. Стремительное развитие молекулярной биологии и генетики ставит перед военными задачи в самых неожиданных ракурсах, отнюдь не только в эпидемиологии. Например, США последовательно собирают информацию о генетических различиях разных народов. Зачем, можно только гадать, но это именно военная программа Пентагона.

У нынешнего расследования американских спецслужб против Китая любопытная предыстория. Лаборатория, попавшая в центр расследования, была построена с помощью Франции в 2015 году, хотя к работе приступила лишь три года спустя. Но 12 ноября 2015 года вышла очень интересная статья в журнале Nature. Редкий случай — у нее было аж 15 авторов! Они как раз и упоминали, что работают над изучением такого коронавируса.

Исследователи экспериментировали с белком этого вируса из легких летучих мышей, который им якобы удалось внедрить в вирус атипичной пневмонии SARS. Двое авторов были из уханьского института, остальные из Университета Северной Каролины. Одна из авторов — сотрудница биолаборатории Уханьского института вирусологии Ши Чжень Ли, набиравшаяся опыта в США. Именно ее сейчас чаще всего упоминает пресса в связи с расследованием. В воздухе витает невысказанная версия— возможно, Ши Чжень Ли попыталась продолжить американские опыты в Ухани и не смогла выдержать все процедуры безопасности.

Про остальных авторов статьи пока не вспоминают. Целью исследования они назвали исследования химерных SARS-подобных вирусов. А реально перед нами описание методики создания искусственного патогена. Насколько такие исследования далеки от военных? Это вопрос для политиков, ученые часто не могут провести четкую черту.

Одновременно появились конспирологические версии, связанные со злым умыслом США или, наоборот, Китая, сознательно распространивших вирус во время VII Всемирных летних военных игр в Ухани. Конспирологи всегда торжествуют там, где мало информации. Пока же самые авторитетные российские и зарубежные ученые не склонны возлагать на Китай вину в создании нового биологического оружия.

Учитывая все это, важно отделить чисто научную или военно-научную подоплеку расследования от политической. Расследование поддержано всеми профильными официальными структурами, в том числе в Конгрессе. Это очень похоже на давление на Китай в процессе того политического и экономического противоборства, которое мы наблюдаем уже несколько лет.

Автор: Валерий Ширяев

https://novayagazeta.ru/articles/2020/04/29/85161-vspyshka-sprava


Об авторе
[-]

Автор: Вадим Козюлин, Александр Белов, Валерий Ширяев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.05.2020. Просмотров: 21

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta