Как из-за протестов в Беларуси ужесточают законы о противодействии экстремизму

Содержание
[-]

***

Беларусь - cтрана экстремизма

В то время как в белорусских судах готовятся к рассмотрению более 700 дел, связанных с экстремизмом, власти страны ужесточают соответствующее законодательство. Чем это вызвано - у DW.

"Наше законодательство слишком либерально, чтобы давать симметричные ответы на новые формы экстремизма и информационной агрессии. Устранить этот пробел - прямая обязанность депутатов", - заявил председатель нижней палаты белорусского парламента, Палаты представителей, Владимир Андрейченко 2 апреля, в день открытия весенней сессии парламента, представляя новые поправки в законодательство о противодействии экстремизму. Долго уговаривать депутатов не пришлось - поправки в первом чтении были приняты в тот же день.

Тем временем и без новых законов борьба с экстремизмом в Беларуси идет ударными темпами. В Следственном комитете (СК) в конце марта сообщили, что расследовали и передали прокурорам для направления в суд уголовные дела о более чем 700 преступлениях, связанных с экстремизмом. Как соответствующие статьи УК стали инструментом для подавления протестов в Беларуси - у DW.

Количество дел, связанных с экстремизмом, выросло с протестами

Как рассказал начальник управление анализа практики и методического обеспечения предварительного расследования СК Алексей Бородько, существенный рост преступлений, связанных с экстремизмом произошел "на фоне общественно-политических событий в стране во второй половине прошлого года". По его словам, в 2020 году к ответственности по соответствующим статьям УК привлекли более 350 человек, еще 700 дел скоро будет рассмотрено.

Такое огромное число дел юрист правозащитного центра "Весна" Алексей Лойко также связывает с протестами, которые начались в Беларуси в августе прошлого года. "Все уголовные дела, связанные с президентской кампанией, протестами против результатов выборов и насилия, - все они относятся к этой категории уголовных дел", - пояснил Лойко.

По его словам, белорусский закон о противодействии экстремизму, определяя сам термин "экстремизм", приводит 13 объектов общественных отношений, которые призван защищать этот закон. "Как экстремизм квалифицируют популярные сейчас статьи о разжигании социальной вражды, оправдание нацизма, призывы к свержению конституционного строя, попытки захвата власти, создание экстремистской группировки и тому подобное. Кроме того, думаю, массовые беспорядки (статья 293 УК) тоже, вероятно, относят к экстремистским составам", - указал юрист.

Он считает, что в целом закон о противодействию экстремизму в действующей редакции уже содержит довольно спорные формулировки: "Например, международная практика требует, чтобы закон четким образом формулировал основания наступления ответственности". Кроме того, добавил Лойко, белорусское законодательство об экстремизме критиковалось в Комитете ООН по правам человека и иных инстанциях.

Экстремисты Беларуси: кандидат в президенты, художник и многодетная мама

Среди недавних громких дел об экстремизме - арест белорусского художника Алеся Пушкина, который стал фигурантом уголовного дела по статье о "реабилитации и оправдании нацизма". Поводом для его возбуждения стал портрет Евгения Жихаря.

Пресс-служба Генпрократуры написала, что, как следует из материалов дела, Жихарь во время немецкой оккупации прошел обучение в спецподразделении абвера, был заброшен нацистами в Полоцкую область и возглавлял отряд из бывших полицаев и других предателей, "которые в течение 9 лет совершали убийства милиционеров, партийных и государственных должностных лиц, поджоги административных зданий и диверсии на железной дороге". За портрет Жихаря, которого Пушкин на открытии выставки называл "человеком из белорусского сопротивления", "борцом с большевиками" и "белорусским патриотом", художнику грозит до 12 лет лишения свободы.

В создании экстремистского формирования обвиняют мать пятерых детей Ольгу Золотарь. По информации МВД, женщина была администратором местного дворового чата и с лета прошлого года - организатором несанкционированных массовых мероприятий, "так называемых чаепитий, прогулок, концертов". Адвокат Золотарь Андрей Мочалов сообщил tut.by, что во время допросов Ольга заявляла о пытках, на ее руках и шее были кровоподтеки. Женщине в случае признания виновной грозит ограничение свободы на срок до пяти лет или лишение свободы на срок от трех до семи лет.

Как экстремизм, продолжает юрист "Весны" Алексей Лойко, власти квалифицируют призывы к захвату власти, в чем обвиняют оппозиционеров Марию Колесникову, Максима Знака и других. Дело о подготовке террористического акта, по которому среди прочих проходит блогер Антон Мотолько и участники инициативы BYPOL, также входит в категорию экстремистских, потому что терроризм подпадает под закон об экстремизме.

Кроме того, целый ряд составов преступления, относящихся к экстремизму, инкриминируют лидеру белорусской оппозиции, бывшему кандидату в президенты Светлане Тихановской. В октябре 2020 года ее объявили в международный розыск за призывы к захвату власти, затем в декабре 2020 года вместе с членами Координационного совета Тихановская стала фигурантом дела о создании экстремистского формирования. О еще одном деле, по которому она проходит, - приготовление к массовым беспорядкам и захвату зданий, - стало известно в начале марта.

Власти еще больше ужесточают законодательство о противодействии экстремизму

Несмотря на и так крайне жесткий характер законодательства о противодействии экстремизму, которое власти активно используют в последнее время, в Беларуси вскоре планируется новое ужесточение антиэкстремистских законов. 2 апреля в первом чтении депутаты Палаты представителей приняли поправки в законодательство, согласно которым лицо, признанное членом экстремистской организации, лишается права заниматься некоторыми видами деятельности, вводится контроль за его финансами. Кроме того, поправки закрепляют определение терминов "экстремистская символика и атрибутика", "экстремистское формирование" и расширяют определение терминов "экстремизм" и "экстремистские материалы".

Помимо этого, они вводят запрет на выдвижение политических требований при проведении забастовок, а также ответственность за публичное оскорбление близких представителя власти и уголовную ответственность за неоднократное нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий.

В этой связи минский политолог Валерий Карбалевич указывает, что под экстремизм белорусские власти подводят фактически любую оппозиционную деятельность и все, что касается критики властей; а в последнее время они стали говорить и о терроризме, объявив оппозиционеров террористами. "Страна, которая гордилась стабильностью и отсутствием конфликтов, вдруг оказалась островом абсолютного экстремизма. Количество экстремистских дел - это искусственно созданная властями ситуация", - считает Карабалевич.

Он не сомневается, что с помощью ужесточения законодательства об экстремизме власти пытаются бороться со своими политическими оппонентами и предотвратить возобновление протестов, увеличивая риски участия в них. Новые поправки в законы, по мнению политолога, - это лишь подведение законодательства под уже существующую практику. "Раньше репрессии шли мимо закона, а теперь любого оппонента можно будет обвинить в экстремизме на основании законодательства", - заключил Валерий Карбалевич.

Автор Богдана Александровская

https://p.dw.com/p/3rcEf

***

"Вы подставляете вуз". Как научным работникам в Беларуси мстят за протесты

Многие сотрудники белорусских вузов поддержали акции протеста и выступили против насилия в отношении мирных граждан. DW - о двух женщинах, которые поплатились за это своей работой и свободой.

За последние семь месяцев с начала протестов в Беларуси давлению по политическим мотивам подверглись более 130 белорусских сотрудников вузов и ученых. Свыше 50 из них были уволены, еще 16 ушли по собственному желанию. 33 человека отбыли разные сроки административного ареста, более десяти человека были оштрафованы. Такими данными располагает Офис по образованию кабинета Светланы Тихановской.

Отвечая на запрос DW, в офисе сообщили, что что самые распространенные формы репрессий - "квазиправовые", выглядящие неполитическими: непродление контракта или увольнение якобы по собственному желанию. Больше всего пострадали сотрудники столичных вузов - БГУ, БГУИР, а также Академии наук.

Это то, что известно на данный момент. Но, как отмечают в инициативе "Честный университет" (ЧУ), много случаев увольнения и фактов давления остаются незамеченными. Эта общественная инициатива помогает обжаловать выговоры, трудоустроиться или получить стипендию для продолжения академической деятельности тем, кто был уволен. В частности, по одной из программ немецкого общества DGO такие лица участвуют в разработке онлайн-курсов для европейских университетов. По данным инициативы, помощью ЧУ с октября воспользовались 30 сотрудников вузов Беларуси.

Уволена за репосты и цепь солидарности

Среди них и Ирина Б. (имя изменено по просьбе собеседницы). Она работала в одном из столичных университетов и была уволена в числе первых после начала протестов. В августе 2020 года Ирина участвовала в женской цепи солидарности в центре Минска. И когда вернулась в вуз через два часа после акции, ректор об этом уже знал. "Мне сразу прилетело предупреждение: "Как же так? Вы подставляете вуз". При этом акция была против насилия, а не с какими-то политическими требованиями", - рассказывает девушка в интервью DW.

Она не считает себя политически активной, в соцсетях лишь иногда делала репосты сообщений знакомых. "У меня много друзей за границей, поэтому старалась писать по-английски. Тогда еще не так много говорили о нас, и мне хотелось распространить информацию", - поясняет Ирина. Но в вузе, как оказалось, за активностью сотрудников в соцсетях следили и в середине сентября ее снова вызвали к ректору: "Мне высказали претензии, что я пишу по-английски. Это было им особенно неприятно".

Проблемным для администрации вуза было и то, что на одном мероприятии, где Ирина представляла университет, она была в одежде красно-белого цвета. "Наверное, от меня ожидали, что я извинюсь и пообещаю больше так себя не вести. Я знаю, что многие так делали. Но я не могу сидеть и молчать. Сказала, что поступаю по совести, поэтому решение за вузом", - вспоминает девушка.

В еевузе, в отличие от других минских университетов, больших протестов не было, но руководство стремилось точечно выявить тех, кто как-то поддерживал протесты в городе, "чтобы волнения не распространились дальше среди других сотрудников". Уже в конце сентября Ирину поставили перед выбором: либо она увольняется по соглашению сторон, либо ее увольняют по статье с отметкой в трудовой книжке. Ирина выбрала первый вариант.

Сейчас она учится заочно в аспирантуре, хотя не уверена, позволят ли ей сохранить место и далее. Раз в полгода приходит на заседание кафедры. Отношение бывших коллег на личном уровне осталось доброжелательным, говорит Ирина, а с руководством она больше не общалась. Над ответом на вопрос, почему многие сотрудники вузов и ученые решили поддержать протесты в 2020-м, она долго не задумывается.

"Мне близки гуманистические ценности. И когда пришло время высказаться в их защиту, промолчать для меня было невозможным - как и для большинства людей, которые вышли. Они поняли, что есть нечто большее. Да, это была солидарность со студентами, но также и понимание того, что ты не можешь сейчас остаться в стороне. Потому что если ты это сделаешь, то будут страдать другие, которые придерживаются таких же ценностей", - уверена Ирина.

Выступила против беззакония - стала политзаключенной

Оставаться в стороне не смогла и 42-летняя Ольга Филатченкова из Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники (БГУИР). Сотрудники и студенты этого вуза поддержали протесты прошлой осенью. Несколько десятков преподавателей объявили забастовку и записали видеообращение против репрессий и беззаконности. Ольга была в их числе. Она также подписалась под обращением белорусских ученых к властям с требованием прекратить насилие в отношении мирных граждан.

В "черный четверг" 12 ноября к ней домой пришли из КГБ с обыском, после чего Ольгу задержали. По сей день она находится под стражей, белорусские правозащитники признали ее политзаключенной. Для семьи Ольги задержание было большим шоком. Она в разводе, растит семилетнюю дочь и 18-летнего сына. Девочку родственники вывезли в Украину, потому что, как они объясняют DW, "были прецеденты, когда маму сажали, а детей забирали в приют".

"Несовершеннолетний ребенок - дополнительный рычаг давления. Мы сказали ей, что мама в командировке. Она сильно страдает, плачет почти каждый день, спрашивает: "Когда мама вернется? А мама не умерла?", - рассказывает мать Ольги и сама едва сдерживает слезы. То, что из всех протестовавших преподавателей на такой долгий срок задержали именно ее дочь, она объясняет ее уязвимостью, а формальным поводом считает записанное видеообращение.

Не протестовать Ольга не могла, подчеркивают родственники, она всегда была активным, увлекающимся человеком. В прошлом году "на волне всеобщего интереса к политической ситуации и понимания, что надо в этой жизни что-то менять" Ольга впервые стала независимым наблюдателем на выборах (связанные с ее работой наблюдателем записи силовики изъяли при обыске). Позже присоединилась к акциям протеста. "Ее сподвигла абсолютная несправедливость. Уже настолько это накопилось. Довели толерантных белорусов так, что пошли все - и даже нейтральные люди, которые никогда не задумывались о политике. И сказать дочери, нет, не ходи, мы не могли", - делится мама Ольги.

Письма из СИЗО

Сейчас родственники Ольги Филатченковой ощущают большую поддержку от коллег и студентов вуза. Ей пишут письма, отправляют посылки, оплатили адвоката и подписали петицию об освобождении. "Студенты писали, что лучшего преподавателя у них не было никогда. Прислали ей задачи, - рассказывает мама Ольги. - Помощь со всех сторон оказывали. Хотелось бы всех этих людей увидеть и сказать им спасибо!"

По словам родственников, сама девушка сохраняет позитивный настрой. В СИЗО разучивает на прогулках с сокамерницами танцы, которым сама научилась некогда на курсах. В письмах старается не сообщать о плохом. "Я же когда-то в любом случае выйду. Так что сохраняем психическое и физическое здоровье и выше нос. Да, несправедливо, да, абсолютный бред. Но на данный момент так", - зачитывает одно из писем ее сестра. В марте Ольге впервые разрешили свидание с родственниками - и она после четырех месяцев разлуки смогла увидеть сына и маму.

Ольгу обвиняют в организации либо участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. В конце марта дело, предположительно, передали в суд. В сообщении Генпрокуратуры говорится, что среди обвиняемых - бывший ассистент кафедры одного из вузов Ф., 1979 года рождения. Надежды на то, что Ольгу вскоре освободят, у родственников мало. Судя по последним приговорам, перспектива не радужная, констатируют они. В случае признания виновной Ольге Филатченковой грозит наказание до трех лет лишения свободы.

Автор Янина Мороз  

https://p.dw.com/p/3rayS

***

Интервью Николая Статкевича из тюрьмы: "Диктатор не дождется"

Deutsche Welle смогла получить ответы на свои вопросы от белорусского оппозиционера Николая Статкевича, находящегося в тюрьме в Жодино. Политик сообщил о давлении на него и о видении будущего Беларуси.

Белорусскому оппозиционному политику и политзаключенному Николаю Статкевичу удалось передать несколько ответов на вопросы Deutsche Welle. Статкевич уже более десяти месяцев находится в тюрьме №8 в городе Жодино, что под Минском. 11 марта стало известно, что Следственный комитет (СК) Беларуси завершил расследование дела "в отношении Сергея Тихановского, Николая Статкевича и приближенных к ним лиц", однако какие конкретно обвинения предъявлены Статкевичу, не сообщалось.

В переданных ответах Николай Статкевич поделился с DW своим отношением к его уголовному делу, рассказал о давлении на него в тюрьме и дал оценку происходящим в Беларуси событиям.

В тюрьме на Статкевича пытаются оказать давление 

Обвинения, которые власти предъявили Николаю Статкевичу, сам он лаконично называет "бредом". На вопрос о самочувствии в тюрьме оппозиционер ответил, что "диктатор не дождется", однако сообщил о попытках давления: "В июне 2020 года, еще во время административного ареста, использовались такие методы: лишали сна, по 5-7 раз за ночь забегая в камеру и стуча дубинками по металлу; не водили в душ, лишали передачи, прогулок, чтения. Были и силовые столкновения".

Сейчас, по словам Статкевича, против него в тюрьме в основном используют громкий звук. "Из репродуктора крутят записи интервью Лукашенко, покаяний заключенных, служебные инструкции. Сила звука такова, что даже телевизор на максимальной громкости не слышно. Такое происходит только в моей камере. Иногда крутят всю ночь, уменьшая громкость, чтобы не мешать осужденным в других камерах", - рассказал оппозиционер. И добавил, что смог адаптировать к таким условиям, изготовив себе беруши из губки для мытья посуды.

Статкевич: Белорусы не победили, потому что Кремль поддерживает Лукашенко 

Политической деятельностью Николай Статкевич занимается уже давно, он возглавляет оппозиционную Белорусскую социал-демократическую партию (Народная Грамада), которая в 2005 году была лишена регистрации. В 2010 году Статкевич баллотировался в президенты Беларуси, а после жесткого разгона участников акции протеста в центре Минска в декабре того же года был арестован и вскоре осужден на шесть лет лишения свободы в колонии усиленного режима. Из них он отсидел более четырех с половиной.

Сегодняшняя ситуация в Беларуси, по мнению Статкевича, существенно отличается от событий 2010 года. "Сейчас белорусский народ знает о том, что он за перемены, за смену власти, люди хотят свободы. Белорусы убедились в том, что из себя представляет власть. Не думаю, что нелегитимный в наших и мирового сообщества глазах, экономический не самодостаточный режим сможет сохранить контроль в течение длительного времени", - отметил Статкевич в интервью DW.

Светлану Тихановскую он называет "избранным президентом, которому не дали занять свое место", однако оценивать текущие действия демократических сил, находясь в тюрьме, оппозиционеру тяжело. "На реальный диалог (с оппозицией. - Ред.) Александр Лукашенко пойдет только тогда, когда его будет поздно спасать от народа", - считает Статкевич. По его мнению, белорусы до сих пор не победили Лукашенко лишь потому, что у того есть поддержка Кремля.

Говоря о развитии политического кризиса в Беларуси, Статкевич прогнозирует усиление давление на общество, медленную деградацию экономики и неизбежные перемены: "Но в целом наш народ ждет отличное будущее, ведь мы его заслужили". Белорусам, которые продолжают борьбу, Николай Статкевич пожелал "достоинства и воли".

Автор Богдана Александровская

https://p.dw.com/p/3rQML

***

Художник Владимир Цеслер: Молодежь в Беларуси не запугаешь тюрьмой

Владимир Цеслер, художник, работы которого стали одним из символов протестного искусства в Беларуси, поговорил с DW об оппозиции, своем отъезде из страны и о том, почему не верит в быстрые перемены в ней.

Владимир Цеслер - один из самых известных современных художников и дизайнеров Беларуси. Его работы входят в коллекции мировых музеев. Начиная с августа 2020 года большинство работ Цеслера, которые собирают тысячи лайков в соцсетях, посвящены политической ситуации в стране. Художник стал культовой фигурой протестного искусства Беларуси.

В конце августа вынужден он был уехать из страны и сейчас живет на Кипре. 1 апреля в Москве в Центре цифрового искусства Artplay Media открылась его выставка, название проекта "Оптика Цеслера".

Deutsche Welle: - Владимир, вы не любите переезды. Как привыкали к новому месту?

Владимир Цеслер: - Никак не привыкаешь, просто оказываешься в другой реальности и начинаешь воспринимать это как данное. 

- А почему Кипр? 

- Это дело случая. Друзья там оказались. 

- Никакого знака от властей не поступало, что нужно уехать? 

- Знакомые, которые посоветовали уехать, тоже находятся около власти. Вы думаете, провластные структуры его обожают? Просто боятся. Все же держится на страхе, это понятно. 

- Есть надежда, что этот страх уйдет? 

- Кончатся деньги, и люди перестанут молчать. 

- Вы не в Беларуси уже больше полугода. Когда уезжали, предполагали, что это может так надолго затянуться? 

- Нет, не думал. Так что зимнюю одежду пришлось покупать уже здесь. Ну зима тут такая - апельсины на деревьях висят, вот и зима. Мы даже ездили на гору Олимпос посмотреть на снег. 

- Есть в этой вынужденной эмиграции какие-нибудь позитивные моменты? 

- Тут климат хороший. С возрастом накапливаются разные болячки. Я помню дома осенью это все отзывалось, а здесь у меня ни разу не было какого-то физического недомогания. Видимо, это все здешний климат. 

- Чем теперь ваш день отличается от обычного дня в Минске? 

- Ничем. Встал, подошел к компьютеру и работаешь. Только скучаю сильно по всему. Но я понимаю, что изменений, видимо, не будет. Я уже в них не верю. Придется, наверное, подстраиваться под другую жизнь. Это раньше я думал, что через две недели все закончится. Сейчас я понял, что он (Александр Лукашенко. - Ред.) никогда не уйдет. "Делайте что хотите, только дайте порулить". А многие думают: "Может, так и надо?" 

- Что произошло с белорусами в последние месяцы? Что репрессии сделали с белорусами? 

- Был посеян страх, чтобы этим страхом удержать власть. Это абсолютно сталинская позиция. Но это уже не проходит, растет новое поколение, они не жили при этом, они не знают, что это, и они никогда не будут бояться. Надо, чтобы все поняли, что эта молодежь бояться не будет. Их не запугаешь тюрьмой. 

- Белорусы проснулись как нация? 

- Да, конечно. Сначала вышла молодежь. Начали бить молодежь - вышли их родители. Начали бить родителей - вышли бабушки и дедушки, потом люди с инвалидностью. Я медаль Лукашенко сделал как раз об этом - награждается за содействие в объединении нации. 

- Сейчас у тех, кто уехал, присутствует чувство вины. У вас тоже? 

- Есть такое чувство. Но я подумал, что здесь больше пригожусь, чем там. 

- Как получается заряжать свои работы таким оптимизмом? 

- Я получал по поводу этого очень много писем. Трогает, когда моих работ ждут и живут ими. И я не должен останавливаться. Это какая-то святая обязанность, хоть это и громко сказано. 

- Как вам вообще работается в такие времена? 

- Когда существует какой-то такой душевный надлом, когда человек находится в переживаниях, это всегда на творческого человека, как мне кажется, действует очень положительно. Даже те, кто никогда не творил, начинают писать музыку, стихи, всех пробивает на творчество. Просто людей распирает, и они начинают творить. Это, наверное, важный момент. Мне кажется, у нас очень много креативных, интересных людей. 

- Кто вам импонирует из лидеров оппозиции? 

- Я знаком с Павлом Латушко (бывший министр культуры, который поддержал протесты и был вынужден уехать в Польшу. - Ред.). Я считаю, он совершил довольно мужественный поступок, что перешел из аппарата на другую сторону. Вообще, мне грустно от того, что у нас слабая оппозиция. Почему-то мне так кажется. 

- А что думаете о Марии Колесниковой? 

- С Колесниковой мы были знакомы, еще когда она в Штутгарте училась. Мы даже думали какую-то выставку делать в ОК16. Она очень креативный человек. То, что она устроила, войдет в историю. Она молодец, ее никто не сломает. Я знаю, что она на своем месте. 

- Выбрали бы ее президентом? 

- Да, почему нет.

***

Автор Ольга Верасович

https://p.dw.com/p/3rOm3

***

Загнать в минус. Новая тактика властей Беларуси против критиков Лукашенко?

Белорусов, получивших помощь от фонда By_help, вызывают на допросы в Следственный комитет и хотят обязать повторно оплачивать штрафы. DW - о том, почему так происходит.

Белорусы, получившие помощь от фонда By_help, стали фигурантами уголовного дела. Их, как ранее обещал Следственный комитет (СК РБ), начали вызывать для дачи показаний "об обстоятельствах, источнике и цели поступления денежных средств на счет в банке" на допрос в качестве свидетелей. Также СК заявляет, что штрафы, погашенные фондом или жертвователями, придется оплатить повторно.

"На счету стало минус 1150 рублей"

"Следователь ничего конкретного не сказала, но, скорее всего, ее звонок связан с тем, что я получил помощь от фонда, сейчас многих дергают по этому поводу", - рассказывает DW минчанин Антон. Мужчину задержали на акции протеста 13 сентября. По словам Антона, силовики били его в микроавтобусе: "Когда лежал лицом в пол, каждый считал нужным ударить меня дубинкой, я так и не понял, за что. Мне говорили: "У вас же один за всех, вот за всех и отдувайся". Я не считал удары, но их было достаточно, чтобы потом я не мог сесть".

Антон провел двое суток в изоляторе в Жодино, а после, по решению суда, получил штраф. "Я зафиксировал побои, но больничный мне, к сожалению, не дали. Обратился в фонд By_help, там мне выделили на реабилитацию 1200 рублей (около 390 евро)", - вспоминает мужчина. В ноябре по требованию Следственного комитета почти эквивалентную сумму банк списал с карты Антона, на которую приходит зарплата - там образовался минус в 1150 рублей. Около месяца назад мужчине позвонили с незнакомого номера - оказалось, что это следователь, которая требовала прийти и дать показания в качестве свидетеля по уголовному делу о массовых беспорядках. Антон решил, что без официальной повестки никуда не пойдет.

Леончик: "СК собирает доказательную базу против By_help " 

Основатель By_help Алексей Леончик считает, что через давление на людей, которые получили помощь от фонда, Следственный комитет пытается доказать его причастность к якобы массовым беспорядкам в Беларуси. "Следственный комитет давно ищет людей, которым мы заплатили штрафы или выделили средства на реабилитацию. Думаю, их хотят запугать, заставить признаться, что деньги они получили за массовые беспорядки, выдуманные белорусскими властями. Если бы под давлением кто-то такое сказал, это, наверное, составило бы доказательную базу против By_help", - комментирует собеседник DW.

Еще в ноябре Алексей Леончик стал подозреваемым по уголовному делу за "перечисления с подконтрольного ему счета в одном из западных банков денежных средств для поддержания протестных акций в Беларуси и оказания материальной помощи лицам, принимающим в них активное участие".

Блокировка счетов грозила финансовым скандалом 

Тогда же, в ноябре, произошла массовая блокировка счетов людей, получивших помощь фонда. "Власти замахнулись на 1,5 млн рублей (чуть более 480 тысяч евро). По нашим расчетам, около 80 процентов от этой суммы они были вынуждены вернуть. Людям блокировали несколько счетов, загоняли в минус. Это угрожало крупным финансовым скандалом, поэтому Нацбанк согласовал механизм наложения ареста: арестовать можно только перевод, полученный от фонда, запрещено забирать деньги из других источников", - отмечает Леончик.

Средства, списанные за счет зарплат или накоплений, вернули. Отдельные факты блокировки средств, по словам Леончика, наблюдались и в последующем. Суммы были небольшие, к тому же Фонд провел новую кампанию помощи людям, чьи средства были заблокированы.

Помощь By_help и давление властей 

Тем не менее давление на белорусов, получивших помощь от By_help, продолжается. Следственный комитет намерен повторно взыскать штрафы с тех, кому их оплатил фонд или жертвователи. "Выявляется значительное количество фактов, когда штрафы по административным правонарушениям оплачивались деньгами, которые были вовлечены в преступный оборот. Таким деньгам дается определенный процессуальный статус, и с виновных по административным делам будут повторно взысканы штрафы", - заявил в конце марта начальник управления Следственного комитета по Минску Сергей Паско.

"В белорусском законодательстве нет ограничений, касающихся того, кто может платить штраф. Это вообще нигде не прописано. Двойная оплата штрафов, это то, что абсолютно противоречит духу права: никто не может быть наказан дважды за один и тот же проступок. Так можно не только дважды, но и трижды, и четырежды списать штраф", - прокомментировал в свою очередь Алексей Леончик.

Автор Татьяна Неведомская  

https://p.dw.com/p/3rgaD


Об авторе
[-]

Автор: Богдана Александровская, Янина Мороз, Ольга Верасович, Татьяна Неведомская

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.04.2021. Просмотров: 44

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta