Как "Талибан" поменяет захваченную страну — рассказывают российские востоковеды

Содержание
[-]

Террористы или строители?

Tалибы, которые уже хозяйничали в Афганистане с 1996 до 2001 года, уверяют, что с тех пор сильно изменились. Когда-то они запрещали женщинам учиться и работать, мужчин заставляли носить шаровары, за кражи наказывали отсечением рук. Сейчас представители движения «Талибан»* объявили всеобщую амнистию для госслужащих, сотрудничавших с США, и призвали вернуться на рабочие места всех, включая женщин. 

Но афганцы ждут, что вернутся прежние порядки. Еще никто ничего не запретил, но на улицах Кабула люди уже ходят в национальных шалвар-камиз. Некоторые работодатели поспешили объявить об увольнении женщин. Между тем талибы уверяют, что готовы всемерно уважать права человека. Правда, с оговоркой: «в рамках ислама». Можно ли верить талибам?

Объясняют руководитель департамента востоковедения и африканистики Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Евгений Зеленев, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Малашенко и научный руководитель Института востоковедения, академик РАН Виталий Наумкин.

«Слушайте, это Афганистан…»

— Какими стали талибы, как изменились — этого пока никто не знает, — говорит исламовед, научный руководитель Института востоковедения, академик РАН Виталий Наумкин. — В «Талибане» нет единства, это не гомогенная структура. Но это движение религиозное, склонное соблюдать все правила религии в наиболее жесткой форме, основанной на законах шариата. И именно так будет устроена жизнь в государстве, которое они возглавили: если положено вору отрубать руку или женщину забивать камнями за прелюбодеяние, то, наверное, так и будет. Уже понятно, что от идеи строить исламский эмират они не отказываются. То есть государство будет очень архаичным и, конечно, окажет дурное влияние на соседей. При этом, добавляет Виталий Наумкин, талибы — прагматики. И каких-то уступок от них ожидать можно.

— Сегодня «Талибан» — не просто религиозное движение или военная организация, это проект построения национального государства, — замечает востоковед. — Талибы заинтересованы в легитимации, в международном признании, в получении какой-то финансовой помощи, кредитов. Они хотят, чтобы для них открылась международная торговля. Поэтому можно предположить, что среди них есть политическое крыло, склонное вписываться в мировое сообщество.

Алексей Малашенко, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, уверен, что за 25 лет, прошедших после первого завоевания ими Афганистана, талибы не могли не измениться.

— Это новое поколение, они прошли гражданскую войну и много чему научились, — считает востоковед. — Талибы стали более терпимыми, что бы о них ни писали. Посмотрите на их лица: это люди с каким-то образованием. И потом, у них более мягкий ислам. Да, они радикалы, они исламисты. Но посмотрите: они взяли Кабул без оружия. Они демонстративно шли без оружия. Есть такая точка зрения, что сделали они это как бы в подражание пророку Мухаммеду, который вернулся в Мекку без оружия. Это такое обращение к образованному мягкому исламу. Талибы пришли не воевать, не убивать. И не считая того, что нам показывали по телевизору — сцен в аэропорту и других эксцессов, — их в общем-то нормально встретили. Если посмотреть другие кадры, толпа на тротуаре просто на них смотрит, а они идут и улыбаются. То есть это не штурм. Это очень важно, потому что в прошлый-то раз они брали Кабул штурмом. Талибы, считает Алексей Малашенко, и вправду могут соблюдать права человека. Правда, он делает ту же оговорку, что и лидеры движения: это не совсем те же права, какие знаем мы.

— Это все-таки не Финляндия, — замечает востоковед. — Со временем, возможно, появятся какие-то законы, о которых они уже говорят. Но это ислам, а в исламе есть свое понимание прав человека. Да, они говорят: мы за права человека, но — за исламские права человека. Однако решать афганскому обществу, устроит ли это его. А то сначала наши учили афганцев коммунизму, потом американцы — демократии… Слушайте, это Афганистан. Это самая традиционная мусульманская страна. Тем не менее, продолжает Малашенко, оглядываться на нормы и требования Запада талибам, видимо, придется, потому что им наверняка понадобятся инвестиции.

— Я думаю, что это будут талибы-реформаторы, — полагает он. — Да, будет ислам, много чего будет. Но «Аль-Каида»*, ИГИЛ* — это враги сегодняшних талибов, и эти враги помешают им заниматься социальными и экономическими проблемами. Сотрудничество с признанными террористами будет мешать нормальным отношениям Афганистана с Китаем, с Россией, с Европой, с Турцией. Афганцам надо экономику восстанавливать, поддерживать товарно-денежные отношения. Им не взрывать нужно, а строить. А для этого нужны деньги. Когда в мире увидят, что в Афганистане началось нормальное движение, пойдут инвестиции. Китайцы увидели это первыми, еще при прежнем правительстве, у них есть инвестиции в Афганистане, они готовы и талибов признавать. Так что это будут, я думаю, талибы-строители. Конечно, возникнут эксцессы. Но талибы, которые строят свой Эмират Афганистан, как власть в них не заинтересованы.

Эмират, халифат, «мировая революция»

В переводе с арабского «талиб» — «студент медресе», «талибан» — «студенты». Это исламистское движение, говорит руководитель департамента востоковедения и африканистики Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге, профессор Евгений Зеленев, зародилось как исламская образовательная модель. От исламского «образовательного джихада» путь лежит к построению халифата, который скоро объединит всех мусульман мира под единым чутким руководством. Говоря другим языком, речь идет об исламской «мировой революции», к которой, по мнению профессора Зеленева, будут стремиться талибы, что бы они сами ни говорили.

— Афганистан для талибов — не финальная цель политической борьбы, — уверен Зеленев. — Дальше «Талибан» должен бросить все ресурсы на победу ислама во всем мире. Согласно типологии, на которую ссылается Зеленев, прежнее афганское правительство и «Талибан» относятся к двум противоборствующим направлениям в исламе — минималистам и максималистам. Если сравнивать с программой-минимум и программой-максимум у большевиков, то первые согласны на «победу социализма» «в отдельно взятой стране», а вторым надо победить непременно во всем мире.

— В исламском сообществе чрезвычайно обострилась борьба между этими двумя фундаментальными направлениями, — объясняет Зеленев. — И те и другие — глубоко верующие мусульмане. Но минималисты — лояльные государству мусульмане, они говорят, что можно на время допустить, чтобы у власти находились неисламские силы, не надо их уничтожать, можно при них жить и трудиться. Максималисты же настаивают: никакого исламизма «в отдельно взятой стране» быть не может, ислам только тогда победит, когда он победит повсеместно. Прежнее руководство Афганистана считало, что духовные проблемы мусульман надо решать внутри страны. «Талибан» рассматривает исламские справедливость и истину как глобальные ценности, а не применительно к отдельным странам. 

Исходя из этого, по мнению Зеленева, трудно ждать каких-то кардинальных перемен в талибах «версии 2.0» по сравнению с талибами образца 1996 года. Как минимум для начала «студенты» наверняка захотят научить «правильному исламу» завоеванную страну.

— Есть такое понятие — реисламизация, — объясняет профессор. — Приходит политическая группа в некую страну и говорит: по исламским меркам ваша страна недостаточно исламская. И проводит процесс реисламизации — возвращения к основам.

Алексей Малашенко не согласен с тем, что талибы будут стремиться непременно к «мировой революции».

— А зачем им это? — интересуется востоковед. — Что они с этой «мировой революции» получат? Что, арабы за ними пойдут? Или иранцы? Где они собираются делать эту «мировую революцию»? В Средней Азии? Они строят Афганский эмират, говорят о национальном афганском государстве. Повторю: речь идет о построении исламского, но национального государства. Таким образом, совсем не обязательно, что талибы, разобравшись с Афганистаном, пойдут дальше под знаменем джихада.

— Не надо всуе употреблять слово «джихад», — просит академик Виталий Наумкин. — Само слово означает усердие, усилие человека противостоять грехам, нападкам на религию и так далее. Но джихад может перерастать в войну в том случае, если исламу и его ценностям угрожает опасность. Или если на землю, где живут мусульмане, пришли захватчики. Это сейчас и используют талибы. И это как раз то, чего не поняли американцы. И на чем они погорели.

На чем погорели американцы

Талибы, напомним, контролировали Афганистан с 1996 по 2001 год. После терактов 11 сентября 2001-го Соединенные Штаты ввели туда войска, поводом стало то, что организатор атаки Усама бен Ладен скрывался в талибской части страны. Началась демократизация Афганистана, там трижды прошли президентские выборы, на последних победил Ашраф Гани. Теперь он покинул страну.

— Значительная часть денег, выделенных Соединенными Штатами, при Гани расхищалась, потому что коррупция зашкаливала, — рассказывает Виталий Наумкин. — Приезжая в Кабул в последние годы, это можно было видеть по огромным виллам и дворцам, выросшим на окраине города.

Данные о численности населения Афганистана колеблются между 30 и 40 миллионами человек, точные цифры неизвестны. Хотя Национальное статистическое и информационное управление Афганистана (NSIA) в 2019 году опубликовало цифры в 32 миллиона. Востоковеды говорят, что сосчитать народ в этой стране невозможно. Однако само появление в Афганистане такой структуры, как статистическое управление, свидетельствует о том, что при американцах сделано немало. Об этом же говорят и выступления женщин, привыкших, что можно учиться и работать. И не просто так, наверное, афганцы бегут из страны, хоть бы и ухватившись за шасси самолета.

— Бежать хотят, по некоторым данным, 400 тысяч человек, — замечает Алексей Малашенко. — Но кто бежит? Во-первых, люди, работавшие с американцами. Во-вторых — коррупционеры, а их там все прекрасно знают. Ну и бежит какая-то часть интеллигенции, как она бежала из России в 1917-м. Всех этих людей можно понять. А широкие народные массы не бегут, они с большим интересом на все это глядят и надеются, что будет мир. Широкие народные массы, продолжает востоковед, если не встречают с цветами «Талибан», то и готовность сопротивляться пока не демонстрируют.

— Армия Афганистана — 300 тысяч человек, — объясняет Малашенко. — И еще с прошлой войны известна масса случаев, как эта армия продавала оружие моджахедам. Теперь продает талибам. Эти военные не хотят воевать. Еще со времен СССР есть огромное количество примеров, как они переходили на сторону моджахедов, потом — талибов. И если считать, что армия — часть народа, так у них армия просто небоеспособна. Соединенные Штаты занимались «перевоспитанием» Афганистана 20 лет, потратили на это триллион долларов. Не хватило ни времени, ни денег.

— Афганистан — страна исключительно нецентрализованная и плохо управляемая, — объясняет Евгений Зеленев. — Это страна племенная, там огромное этническое разнообразие, огромное лингвистическое разнообразие. Внутри страны есть даже цивилизационные различия. Такая страна не может проходить этапы становления как демократическое общество без серьезных изменений внутри. Двадцати лет для этого недостаточно, сколько понадобится времени — неизвестно. Для того чтобы Афганистан стал управляемой страной, надо, чтобы в этом была заинтересована значительная часть общества. А этого нет. Серьезные перемены в афганском обществе все-таки бывали. Это случилось, например, в VII веке, когда в страну пришел ислам.

— Еще до принятия ислама в Афганистане существовали те же племенные ценности, было такое же отношение к женщине, — рассказывает Виталий Наумкин. — Архаичность этого общества связана не с исламом. Наоборот: когда пришел ислам, он смягчил ее, причем не только в Афганистане, но и в других племенных обществах. Не талибы придумали, что девочкам нельзя ходить в школу, а женщинам работать. До принятия ислама, если рождалось слишком много девочек, «лишних» сбрасывали со скалы, потому что столько не было нужно. Ислам с этим боролся. Ислам пришел с более гуманными ценностями, чем те, что господствовали веками в таких племенных структурах. Сломать все это с помощью натовского спецназа невозможно. Да и у Советского Союза это получалось неважно. Соединенные Штаты стали третьей великой державой, обломавшей зубы об Афганистан.

— Первыми туда залезли англичане в XIX веке, 15-тысячный корпус, их всех перебили, — кратко пересказывает историю Алексей Малашенко. — Залезли наши — их оттуда вытурили. И американцы, введя войска в Афганистан, повторили советскую глупость, только не в таких масштабах. Нельзя в такой стране, как Афганистан, пытаться что-то строить под иные ценности. И нельзя наказывать страну за то, что там скрывался бен Ладен. А разве в самих США эта война была популярна? Разведка была против, все прекрасно понимали, что ничего хорошего от этой войны США не получат. Ну победили бы они, предположим, талибов. И что? Все было бы так, как когда-то при советской армии: днем правили коммунисты, ночью — моджахеды. Теперь были бы какие-то учреждения при поддержке американцев днем, а ночью — талибы. Не может цветок вырасти в пустыне. Ни коммунистический, ни американский.

Президент Байден признал, что США наделали много ошибок в Афганистане. За 20 лет американцы поняли, что по-прежнему ничего об этой стране не знают.

— Вы посмотрите: 20 лет в Афганистане сидели «западники» — и какое осталось информационное наследие? — обращает внимание Виталий Наумкин. — Сколько людей там работало? Тысячи. А понять это общество по-настоящему не смогли. Эти люди не ходили в афганское общество, они его боялись. Это очень печальный урок для всех: можно ли менять такую страну извне.

Признав ошибки в Афганистане, президент Байден назвал уход оттуда правильным решением. Вызревать это решение начало еще при президенте Трампе, в 2018 году, а в феврале 2020-го в Дохе США и «Талибан» заключили соглашение, по которому 13 тысяч американских военнослужащих должны были уйти в течение 14 месяцев.

— США просто самоустранились из Афганистана, причем сделали это максимально комфортно для себя и бескровно, — говорит Евгений Зеленев. — Между ними и «Талибаном» было заключено соглашение, по которому талибы не препятствовали выводу войск. И не было никаких эксцессов с посольствами и прочего, американцев не трогали. Армия вышла практически без единого боестолкновения.

Алексей Малашенко считает, что на самом деле вывод войск был для США единственным выходом из ситуации.

— Им ничего больше не оставалось, — говорит Малашенко. — Ну, не принял бы Байден такое решение — там перебили бы американцев. Не надо лезть со своим уставом в чужой монастырь.

* Организация признана террористической и запрещена в РФ.

Автор Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/19/terroristy-ili-stroiteli

***

Приложение. «Новый» Афганистан в «Новой Большой игре» — угроза соседям

Эвакуация американского контингента из Афганистана и последующее обвальное крушение официального Кабула произвело эффект разорвавшейся бомбы. Широко разрекламированные предыдущие прогнозы относительно жизнеспособности светского афганского государства оказались, мягко говоря, чересчур оптимистичными.

Эвакуация американского контингента из Афганистана и последующее обвальное крушение официального Кабула произвело эффект разорвавшейся бомбы. Широко разрекламированные предыдущие прогнозы относительно жизнеспособности светского афганского государства оказались, мягко говоря, чересчур оптимистичными.

Двадцать лет усилий, десятки миллиардов долларов американских налогоплательщиков, тысячи жизней натовских военных и афганцев, которых никто не считал, и такой бесславный конец интервенции. «Студенты» с салафитскими понятиями, мечтающие построить средневековый эмират, поставили в неудобную позицию сильнейшую военную державу XXI века. Возможно, не только «студенты», но и западные глобалисты, имеющие целью хаотизацию и архаизацию данного макрорегиона с созданием дополнительной «головной боли» для таких держав, как Россия, Индия, Иран. Что касается Китая, то в этом вопросе всё не так однозначно, поскольку КНР наладила стратегические отношения с Пакистаном, а «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), не секрет, является в немалой части аватаром пакистанских спецслужб.

Сокрушительная победа мусульманской уммы, сравнимая с победами Салладина эпохи крестовых походов, а именно так преподнесут идеологи радикального ислама победу «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) во всем исламском мире, оказалась возможной по разным причинам, в том числе благодаря высокому профессионализму в подготовительной работе с использованием современных IT-технологий. А само движение станет образцом для подражания религиозных фанатиков всех мастей. Для США же афганский провал ещё аукнется на всем Ближнем и Среднем Востоке всплеском антиамериканских настроений и возрождением террористического интернационала.

Талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ), рожденные в пакистанских лагерях беженцев и при непосредственном содействии пакистанских спецслужб, ставшие выразителем интересов в первую очередь пуштунского населения Афганистана, показали поразительную живучесть, смогли устоять при тотальном военном превосходстве международной коалиции интервентов, ещё раз показав миру, что Афганистан невозможно взять силой: Британия в XIX веке, Советский Союз в XX и Соединенные штаты в XXI веке ушли отсюда, так и не добившись своих целей.

Кабульский режим, созданный американцами, как оказалось, сидел на американских штыках и несопоставим даже с просоветским режимом Наджибуллы, по сути преданным Б. Ельциным по рекомендации его проамериканских советников. Тот режим держался целых пять лет в одиночку.

Процессы, идущие в оплоте глобализма — США, не предмет нашего внимания. Решив свои задачи прежде всего для внутренней аудитории, ликвидировав главарей Аль-Каиды (организация, деятельность которой запрещена в РФ), ответственных за 11 сентября, попытавшись на госсредства построить в средневековой стране государство по западному образцу, даже с проведением в Афганистане (!) месячника «гордости ЛГБТ» в июне этого года, а в теневом плане крышуя героиновый бизнес, США бросили своих сателлитов, как только те оказались не нужны. Эвакуировали лишь узкий круг лиц, напрямую связанных с оккупационной администрацией, подавляющее же большинство сотрудников госаппарата, силовых структур оказалось брошено на милость победителя. Всё это, несомненно, ударило по престижу США как государства-доминанта и послужит уроком для всех, кто в последующем рискнет оказать американцам поддержку. Сторонники глобализации «за счёт всего», похоже, скидывают американский козырь.

Талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ), основываясь на древних, как мир, принципах военной победы: «победитель получает всё», «победителя не судят» и «горе побеждённым», утверждаясь как полновластные хозяева страны, начали уже строить средневековый эмират, где, на деле, женщины будут ущемлены в правах, а пособники оккупантов получат «по заслугам». Однако, нуждаясь во внешней легитимации, они не повторят ошибки прошлого и уже запускают месседжи о своём намерении создать более-менее приемлемый имидж. За что сразу получили предложение стомиллионного транша от КНР. Не удивительно, если в ближайшее время талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) начнут показательно судить тех своих бойцов, которые засветились грабежами, изнасилованиями и отрезанием голов.

А что же делать побежденным? Несомненно, кому-то повезет: они перекуются (уже перековываются) и постараются встроиться в новую реальность, доказывая новым хозяевам свою преданность и нужность. Остальным придётся выбирать: или воевать, или бежать из страны. В очень сложном положении оказались представители таджикской и узбекской ирредент, которые с девяностых годов были традиционными противниками «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Неужели им всё простят и забудут? За ними стоят «материнские» страны — Таджикистан и Узбекистан, которые навряд ли бросят своих соплеменников.

Отдельный вопрос — экономика. Население Афганистана с конца 1980-х удвоилось, самостоятельно обеспечить население продовольствием талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не в состоянии. Значительную, если не большую, часть зерна через Таджикистан и Узбекистан поставляет Казахстан. Эти поставки фактически оплачивались США и их союзниками. Теперь и этого не будет. Крайне сомнительно, что кураторы «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — Пакистан, Катар, Турция — смогут в необходимых объёмах спонсировать страну. Значит, победители рассчитывают на другие источники финансирования.

В свете последних событий как-то забывается, что страна была и есть крупнейший поставщик опиатов на международный наркорынок. Если американцы всячески, в первую очередь денежно поощряли афганских крестьян культивировать сельхозкультуры вместо опийного мака, то теперь и этих денег не будет и крестьяне вернутся к выращиванию мака, который, судя по всему, как и в девяностые, станет основой экономики. А семена продолжит им поставлять транснациональная компания «Монсанта».

Основные пути транспортировки опиатов на европейский рынок идут северным маршрутом через страны бывшего СССР и через Турцию, как и пути поставки продовольствия в страну. И высока вероятность того, что победители либо захотят взять под полный контроль весь север страны, чтобы ни с кем не делиться, либо освоят морские маршруты через Пакистан. Значит, начнётся передел сфер влияния и рынков, а также, очевидно, «студенты» начнут вести переговоры о легальных поставках опиатов на фармацевтический рынок.

Чего же теперь ожидать соседям Афганистана, в первую очередь бывшим советским республикам? Ситуация, можно сказать, обнулилась. Снова, как и двадцать лет назад, территория Афганистана грозит стать источником всяческих проблем — от наркотрафика до терроризма. Самым лучшим вариантом было бы, если победители забудут прошлые обиды и простят вчерашних врагов. Однако с учётом многолетней вражды этот вариант маловероятен и нужно готовиться к худшему. Так, по некоторым сведениям, сын Ахмад Шаха Масуда уже объявил, что не намерен сдаваться и будет продолжать войну. Даже если он не обладает талантами своего отца, то вполне может стать центром притяжения всех противников талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), по крайней мере, на севере страны.

А если и правда, что талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) предложили Аль-Каиде (организация, деятельность которой запрещена в РФ) свою территорию в качестве укрытия, то ситуация очень близка к картине конца 1990-х. Если это так, то высока вероятность того, что талибы-пуштуны (организация, деятельность которой запрещена в РФ) могут отдать север страны талибам-непуштунам (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — из числа узбеков и таджиков. Тогда вместе с новым Масудом появится новый Джума Намангани, а это уже неприемлемый вариант для всех среднеазиатских республик. Предпосылки к этому есть, обязательно найдутся (уже нашлись) недобитые члены ИДУ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и аналогичных структур. Они поднимают головы, как и их последователи в странах ЦА, и это настоящая угроза стабильности в данном постсоветском макрорегионе. Баткенские события в сентябре 1999-го — яркое тому подтверждение. В этом случае поддержка Москвой действующих режимов может оказаться рискованной.

Кстати, США навряд ли оставят талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в покое полностью. Скорее всего, американские беспилотники будут периодически отстреливать племенных вождей — полевых командиров, те, в свою очередь, будут помогать всем врагам Америки везде, где только смогут.

Кроме того, не факт, что талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будут придерживаться имеющихся договоренностей и с Москвой, принимая во внимание, что движение «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) все-таки движение, а не монолитное государственное образование с чёткой иерархией и единоначалием. В нём существуют различные течения под кураторством внешних игроков, у которых собственные интересы. Так, например, кураторами одной из групп, базирующейся в Катаре, являются сам эмират и Турция, за спинами которых просматривается Соединённое Королевство. Сейчас «студентам» нужно показать всему миру, что они договороспособны и вменяемы, но на волне победной эйфории мало ли что может случиться.

Исходя из этого видится, что странам Центральной Азии нужно научится жить в новой реальности. Соседей, как известно, не выбирают. И придётся выстраивать с Кабулом отношения, при этом не забывая узбекскую и таджикскую общины Афганистана, не допуская массового потока беженцев и дестабилизации всего региона.

Автор Арман Темиржан

https://regnum.ru/news/polit/3348702.html


Об авторе
[-]

Автор: Ирина Тумакова, Арман Темиржан

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.08.2021. Просмотров: 48

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta