Как Россия милитаризует украинское детство в Крыму

Содержание
[-]

Россия продолжает грубо интегрировать Крым

Россия продолжает грубо интегрировать Крым в свое измерение, форматируя сознание украинцев и выдавливая тех, кто не поддается этому процессу. Одно из направлений такой интеграции — милитаризация сознания детей.

Правозащитники бьют тревогу: Минобороны РФ и церковь грубо вмешиваются в крымское образование, вкладывая таким образом оружие не только в руки детей, но и в их сердца и души. Общественные организации призывают Украину и мир защитить более миллиона крымских детей, заставив Россию остановить военное преступление, пишет День.

Один из самых активных участников российской агрессии против Украины Игорь Стрелков-Гиркин считает, что в 2014 году крымчане отличались «воинственностью», если сравнить с жителями Донбасса.

«Большинству населения всегда плевать, какая у них власть. Политикой активно интересуются до 10%. Политический актив Крыма на 90% был сторонником России, а большая часть этого болота лояльно относилась к возможности воссоединения с Российской Федерацией, поскольку ожидала от этого экономических дивидендов и лучшей жизни... — рассуждает он в одном из своих интервью и добавляет: — Характер жителей Донбасса совсем другой, чем у крымчан. Я не уверен, что в ситуации боевых действий в Крыму в ополчение пришло бы биться и рисковать своей жизнью хотя бы столько людей, как это было в Донбассе».

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Чтобы исправить ситуацию, Россия и де-факто власть в Крыму приняли различные концепции, стратегии, программы и распоряжения с соответствующими целями, мероприятиями и финансированием. На основании этой нормативной базы на полуострове начали использовать спортивную, развлекательную и культурную инфраструктуры для своей целенаправленной политики уничтожения национальной идентичности и милитаризации украинской молодежи. Ключевые документы в этом процессе — «указ главы Республики Крым № 522-У» Об утверждении Концепции патриотического и духовно-нравственного воспитания населения в Республике Крым» и приказ Минобороны России №210.

Данные о количестве украинских детей в Крыму различаются. По разным оценкам, сегодня в оккупации проживает более миллиона детей. По меньшей мере 400 тыс. из них — школьники. По данным подконтрольного Москве «управления статистики Крыма», на 1 января 2019 г. в Крыму было более 290 тыс. детей в возрасте от 6 до 17 лет. Ежегодно 12 тыс. учеников заканчивают школу. Тогда как Россия называет свой комплекс мероприятий развитием потенциала молодежи в интересах страны и высокоорганизованной, многоуровневой системой патриотического воспитания, украинские правозащитники и правоохранители называют его милитаризацией сознания детей и военным преступлением.

ЧТО В ЭТОМ НЕЗАКОННОГО

Во время вооруженных конфликтов действует международное гуманитарное право (МГП). Мировое сообщество и международные институты, в частности Международный уголовный суд в Гааге, признали Крым оккупированной территорией, а значит, на полуостров распространяются нормы права вооруженных конфликтов. Нормы МГП действуют в случае объявленной войны или любого вооруженного конфликта, даже если одна из сторон противостояния не признает состояния войны, и в случае оккупации территории, даже если эта оккупация не имела вооруженного сопротивления.

Они отдельно устанавливают отличный от международного права в области прав человека правовой режим оккупированной территории и предоставляют всем ее жителям статус лиц, находящихся под защитой международного гуманитарного права. А на саму страну-оккупанта возлагают многочисленные обязанности, которые сводятся, в частности, к поддержанию status quo ante bellum на оккупированной территории, то есть сохранение существующего порядка общественной жизни, законов и обычаев.

Ст. 50 Конвенции о защите гражданского населения во время войны запрещает государству-оккупанту, в частности, заносить детей в списки подконтрольных ей формирований или организаций. А ст. 51 этой же конвенции — пропаганду на оккупированной территории службы в армии государства-оккупанта. Согласно этому документу, крымчане ни при каких обстоятельствах не могут отказываться, частично или полностью, от прав, которые им обеспечивает конвенция. Крымская правозащитная группа расценивает политику России по милитаризации Крыма как военное преступление и собирает доказательства, чтобы убедить Международный уголовный суд в Гааге начать полноценное уголовное производство против российских топчиновников.

Аналитик этой организации Ирина СЕДОВА убеждена, что милитаризация — это одна из составляющих информационной войны против Украины. Россия ставит целью размыть индивидуальность ребенка, разорвать связь с Украиной, прививая вместо этого любовь к российской армии, строю, оружию и муштре. Украинские дети должны стать новыми гражданами и гражданками, добровольно защищать Российскую Федерацию в будущем. Кроме этого, ст. 38 Конвенции о правах ребенка, которую Россия также ратифицировала еще в 1993 году, обязывает государство-оккупанта уважать нормы МГП и обеспечивать их соблюдение. Милитаризацией Россия также нарушает ст. 29 этой же конвенции, в которой говорится о необходимости воспитания уважения к культурной самобытности, языку и национальным ценностям и подготовке ребенка к сознательной жизни в свободном обществе в духе понимания, мира и терпимости.

Главный консультант службы по вопросам реинтеграции и деоккупации Автономной Республики Крым Представительства Президента Украины в АРК Сергей Скрипник отмечает, что милитаризация детей в конце концов приведет к увеличению миграции и замещению населения в Крыму. «Потому что если дети будут расти в едином информационном измерении, часть людей будет выезжать в Россию. Так же значительное количество россиян будет приезжать в Крым, что приведет к изменению демографии на полуострове», — отмечает он.

ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ

Крымская правозащитная группа расценивает политику России по милитаризации Крыма как военное преступление и собирает доказательства, чтобы убедить Международный уголовный суд в Гааге начать полноценное уголовное производство против российских топчиновников. Аналитик этой организации Ирина СЕДОВА убеждена, что милитаризация — это одна из составляющих информационной войны против Украины. Россия ставит целью размыть индивидуальность ребенка, разорвать связь с Украиной, прививая вместо этого любовь к российской армии, строю, оружию и муштре. Украинские дети должны стать новыми гражданами и гражданками, добровольно защищать Российскую Федерацию в будущем.

Всего в Крымской правозащитной группе выделяют несколько направлений в милитаризации сознания крымских детей:

  • изменение национальной идентичности украинских детей (воспитание патриотов России, информационная легализация оккупации)
  • запугивания внешними угрозами, систематическое формирование из Украины образа врага, которому надо противостоять с оружием в руках, и воспитание чувства ответственности за судьбы россиян;
  • пропаганда культа насилия, оружия и войны;
  • обучение основам военного дела, обращения с оружием;
  • воспитание любви и уважения к силовым структурам и вооруженным силам РФ;
  • создание мотивации добровольно идти на службу в вооруженные силы РФ.

Россия развивает миф, что необходима мощная армия, полиция, ФСБ и нужно отказаться от части прав для своей якобы безопасности. «Одна из главных задач — это рассказать о вооруженной оккупации Крыма как о блестящей операции по защите русскоязычного населения в Крыму от «кровавых бандеровцев, которые хотели резать всех за русский язык». Еще одна задача — убедить детей, что все нарушения Россией МГП в Крыму полностью поддерживает местное население. Оккупанты делают все, чтобы дети даже не сомневались, что это была не оккупация, а акт доброй воли жителей Крыма», — говорит правозащитница Ирина Седова.

Без милитаризации стране-агрессору было бы сложнее обосновывать незаконную мобилизацию в ряды ее вооруженных сил. И ей это прекрасно удается, ведь, начиная с 2015 года, Россия наращивает количество призывников. Как известно, по российскому законодательству после пяти месяцев службы крымчан могут направить в любое другое место дислокации российской армии — на территории Российской Федерации, Донбасса или в Сирии.

В течение шести лет Россия выстроила вертикаль и финансирует полноценную инфраструктуру, состоящую из сети военно-патриотических и военно-спортивных клубов и бюджетных и некоммерческих организаций. Детей привлекают к коммунистическим и военным объединениям, в частности в поисковые, трудовые отряды, волонтерские организации, студенческие отряды, сообщества исследования истории и просветительские организации.

Усиленная пропаганда службы в российской армии проводится в группах «Крымского казачества» и общественного движения «Юнармия». Сейчас в Крыму действуют не менее 15 городских и районных штабов этого движения, в которые входят военно-патриотические организации полуострова и кружки, созданные при общеобразовательных школах. Оккупационные власти планируют создать ячейки Юнармии в каждой школе, где детей тренируют, в частности, в стрельбе и муштре.

Время от времени к крымским юнармийцам на летний отдых привозят детей и участников незаконных вооруженных формирований Донетчины и Луганщины. Для этого организуют специальные сборы, тренировки и соревнования. Например, организация «Сыны отечества» три года подряд проводила такие сборы в Бахчисарайском районе. Оккупационные власти называют эти меры «обеспечением доступа молодежи к объективной информации, постоянным информационным обменом и интерактивным взаимодействием между государством и молодежью».

Кроме того, де-факто власти сформировали специальные классы и учебные заведения, где милитарипропаганда особенно усилена. Так, к примеру, по данным «Симферопольского горсовета», в 13 симферопольских школах действовали 40 кадетских классов. Кадетские классы открыты даже в керченском лицее искусств.

В Севастополе функционирует филиал президентского кадетского училища, в котором детей с четвертого класса на средства Минобороны РФ готовят к службе в российской армии. Занятия по «военно-патриотическому воспитанию» обязательны для посещения. Из-за отсутствия ребенка на таких занятиях родители должны писать объяснительные записки. Россия выделяет из своего госбюджета гранты для общественных организаций, которые также участвуют в военном преступлении. Так, к примеру, военно-патриотический центр «Сиваш» в Джанкое в 2017 г. получил 993 799,67 рубля на подготовку крымских детей к службе в армии и развитие военно-прикладных видов спорта. Сейчас эта организация, как и десятки других военно-патриотических клубов Крыма, попала в состав Юнармии.

Такие бюджетные учреждения, как Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту России, Региональный центр по подготовке к военной службе и военно-патриотическому воспитанию (Крымпатриотцентр) и Центр военно-патриотического воспитания в Севастополе, распределяют бюджетные средства на милитаризацию. Львиная доля этих денег тратится на содержание Юнармии. Эти организации проигнорировали наши запросы относительно комментариев.

Как противодействовать милитаризации Россией украинского детства в Крыму

Россия продолжает грубо интегрировать Крым в свое измерение, форматируя сознание украинцев и выдавливая тех, кто не поддается этому процессу. Одно из направлений такой интеграции — милитаризация сознания детей. Правозащитники бьют тревогу: Минобороны РФ и церковь грубо вмешиваются в крымское образование, вкладывая таким образом оружие не только в руки детей, но и в их сердца и душу.

Начиная с 2016 года Россия потратила более 100 млн рублей (37,9 млн грн) на воспитание «нового гражданина» в Крыму. Эти средства пошли на проведение наиболее патриотических мероприятий и проектов, в частности форумов, фестивалей, концертов, конкурсов, акций, игр, создание брошюр, контента в СМИ, соцсетях и на участие во всероссийских милитаристских мероприятиях. Среди них были такие региональные военно-спортивные игры, как «Победа», «Орленок», «Зарница» и даже игра «Зарничка» с игрушечным оружием для детей с шести до десяти лет.

В общем, правозащитники заявляют о по меньшей мере 25 видах мероприятий по приказу Минобороны, которые проходили в системе образования и готовили население оккупированного Крыма к армии. Так, к примеру, Сакская школа №3 проводила специальный месячник, в рамках которого школьники посещали воинские части, выставку «Наша армия всех сильней!», участвовали в стрельбах, военизированной эстафете и конкурсе «А ну-ка ребята», а также учились разбирать и собирать автомат (см. видео https://youtu.be/w1_6lT25Sjg).

Пропагандой и привитием любви к советскому укладу жизни и к Сталину занимаются, в частности, российские коммунисты, приобщая детей к пионерским и комсомольских объединениям. Вместе с коммунистами крымские дети, например, на параде 7 ноября маршировали по Севастополю рядом с огромным портретом Сталина.

Другой пример, как оккупационная власть приучает украинских детей к оружию, — так называемый сирийский поезд. Он приезжал в Севастополь и Керчь. Крымчанам показывали инсталляции и захваченное в этой стране трофейное оружие, чтобы продемонстрировать «героическое» вмешательство России в сирийский конфликт. «Детям это представляли как героический шаг, который они должны повторить в будущем. Их прямо готовят к тому, что, во-первых, они будут служить в российской армии, а во-вторых, в разных вооруженных конфликтах в мире, к которым привела часто сама Российская Федерация. КПГ уже фиксировала доказательства, когда Россия отправляла крымских призывников в Сирию «, — говорит председатель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

Эксперты отмечают, что один из способов воздействия на сознание, который использует Россия и де-факто власти полуострова — это «метод большой лжи». Когда все информационные источники на всех уровнях много лет повторяют откровенную ложь о «добровольном возвращении в родную гавань». «Со временем общество постепенно начинает в это верить. Это особенно эффективно, когда свободу слова на полуострове подавляют, преследуя журналистов, общественных блоггеров и перекрывая доступ к независимым источникам информации как в интернете, так и в телевизионном и радиоэфире», — говорит Ольга Скрипник.

С ней соглашаются и психолингвист, кандидат психологических наук Юлия КРЫЛОВА-ГРЕК и главный консультант Представительства Президента в Автономной Республике Крым Сергей Скрипник. «В таких условиях в Крыму не прекращаются массированная атака на сознание и создание определенных стереотипов. Родители, школа, детский сад, телевидение, кинофильмы — все направлено на то, чтобы сформировать определенное отношение, определенный тип поведения и картину мира. И, конечно, потом очень трудно будет научить этих людей критически мыслить и видеть альтернативы», — объясняет психолингвистка.

В качестве примера подобного эффекта от пропаганды они приводят пожилых людей, которые до сих пор тоскуют по Сталину и СССР. «У какой-то процента этих детей будет оставаться ностальгия, связанная с большой воинственной Россией. Причины этой ностальгии очень просты и понятны. Воспоминания детства преимущественно положительные. Они — основа для картины воспоминаний об окружающем мире. В детских садах, школах идея превосходства «русского мира» формируется через игру, что является лучшей формой усвоения информации и будет ассоциироваться с положительными переживаниями, связанными именно с воинственно-патриотическим полусоветским миром. Поэтому очень высока вероятность, что этот мир и станет тем местом, где эти люди привыкнут чувствовать себя хорошо и комфортно», — добавляет Юлия Крылова-Грек.

В КПГ жалуются также на привлечение к милитаризации церкви. Когда ребенка принимают в ряды «казачат», ему выдают форму, и одновременно он целует крест от священника. «В подсознании ребенка это все складывается в очень твердую установку. Здесь намешаны аспекты религии и муштры. Как когда-то было «за царя и отечество «, сейчас они настраивают детей за Путина и Россию. И это, на мой взгляд, еще страшнее, чем юнармия «, — объясняет аналитик Крымской правозащитной группы Ирина Седова. «Если ребенок из верующей семьи, тогда речь идет также об авторитет, только в религиозном мире. И если ему сказали, например, что российский адмирал Ушаков святой, то у ребенка не будет поводов в этом сомневаться», — соглашается с правозащитницей Юлия Крылова-Грек.

Особенно уязвимы к милитаризации дети из детских домов. На полуострове действует программа «Юнармия. Наставничество» для воспитанников интернатов, с которыми работают руководители юнармии, втягивая их в милитаризованный образ жизни. Там они, как говорит Крылова-Грек, уже не увидят другой стороны медали и им не с чем будет сравнивать жизнь на оккупированной территории.

THINK TANK ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ МИЛИТАРИЗАЦИИ

Одним из архитекторов образовательной милитаризации является бывший Таврический национальный университет, который сейчас называется «Крымским федеральным университетом». Здесь разрабатывают новые теории и проводят разные научные конференции. Это центр теоретико-научной подготовки крымских учителей.

Мысли в головах его преподавателей, как говорят правозащитники, можно понять на примере доцента кафедры политических наук и международных отношений Андрея Никифорова. Тот как преподаватель этого университета позволяет себе в социальных сетях язык вражды в отношении украинцев: «Каждый, кто называет себя украинцем, больной... Полное выздоровление — лишь в полном и окончательном отказе от украинства. Это не значит, что всех «украинцев» нужно убивать, как бешеных собак. Только бешеных. Остальных нужно пытаться вылечить. Но с безжалостным уничтожением тех, кто все-таки взбесится».

Перед учителями Россия ставит задачу «сформировать российскую гражданскую идентичность и понимание учениками общности российского государства и Крыма в прошлом и настоящем». Крымские учителя начиная с шестого класса преподают школьникам через тезис «с момента образования России и по сей день история РФ — это история Крыма, а история Крыма — это история России». Более того, говорит аналитик Центра гражданского просвещения «Альменда» Олег ОХРЕДЬКО, в крымских школах формируют ментальное отношение, что даже территория Украины — это история России.

Учителя используют разработанное в 2014 г. методическое пособие «Крым в истории России» К.Кочегарова. Согласно ему, уже с Х века в Причерноморье началось «утверждение российского влияния», когда русский князь Святослав победил Хазарское государство, которому часть восточнославянских племен платила дань не одно десятилетие. В рамках освещения темы Крымского ханства так формируют среди школьников отношение к крымским татарам: «Период тесного и плодотворного военно-политического сотрудничества России и Крыма оказался недолгим. Уже с первого десятилетия XVI в. крымчане стали совершать набеги на московские» украины» — Рязань, Тулу, Брянск и др. Интересы и продажа на восток славянских пленных стали для крымских татар одним из способов добывания средств к существованию», — говорится в руководстве.

Составители учебника часто приводят цитаты президента РФ Владимира Путина по оккупации полуострова: «После революции большевики из разных соображений, пусть Бог им будет судьей, привлекли в состав Украинской ССР значительные территории исторического юга России». «В целом, нужно прямо об этом сказать. Мы все это понимаем: это решение воспринималось как некая формальность, ведь территории передавались в пределах одной большой страны. Тогда просто невозможно было представить, что Украина и Россия могут быть не вместе, а разными государствами. Но это произошло», — приводится цитата Путина о передаче Крымской области Украине в 1954 году.

Российско-украинский договор от ноября 1990 г. подается как «пустая бумажка». Детям доносят также идею, что крымчане 22 года ждали возможности волеизъявления. Кроме того, педагоги рассказывают крымским детям о фейковой Украине. В качестве примера Олег Охредько приводит выставку 2014 года, посвященную семье царя Николая II. В ней отдельный стенд рассказывал, что Украина и язык придумали австрийский и немецкий Генштаб. «Таким образом образовательное пространство подменяет понятия и формирует представление, что Украина — часть России», — комментирует Охредько.

СЛЕДУЮЩУЮЩАЯ ПЯТИЛЕТКА

В дальнейшем Россия планирует только усиливать свою агрессивную милитари-пропаганду. В апреле этого года так называемый глава незаконного «Совета министров Республики Крым» Юрий Юрий Гоцанюк утвердил пятилетнюю программу милитаризации на полуострове на сумму 1,5 миллиарда рублей (563 млн грн. — Ред.). Главным распорядителем этих средств де-факто власти определили формирования именуемое «Государственный комитет молодежной политики Республики Крым». Большое финансирование существенно увеличат начиная с 2023 года. В год на милитаризацию в Крыму будут тратить тогда уже почти 400 млн рублей (150 млн грн).

Авторы программы среди проблем в Крыму называют, в том числе, отсутствие у молодежи социального иммунитета против деятельности организаций, «пропагандирующих политический, этнический и религиозный экстремизм». Также они ставят своей целью более высокую вовлеченность детей в процесс милитаризации. А для этого на полуострове в дальнейшем будут активно культивировать зов волонтерства, формировать у молодежи «мировоззренческие установки защищать Россию», «патриотические чувства, ценности на основе российской истории, любви к России, развития чувства гордости за свою страну и активизации заинтересованности в изучении российской истории». Россия планирует обучать и повышать квалификацию «специалистов по патриотическому воспитанию».

Дарья СВИРИДОВА: Нужно не только преследовать виновных в милитаризации образования, но и делать государству конкретные шаги по поддержке детей. Такие мероприятия нужно было вводить в первые два года оккупации. Только в этом году Президент подписал закон об открытии вузов для детей из оккупированных территорий. Что мешало Минобразования лоббировать дистанционное онлайн-образование, поступление по упрощенной системе все эти шесть лет?

В Крыму будут продолжать развивать волонтерское движение «как элемент гражданского общества, способствующий формированию активной гражданской позиции и ответственности у граждан». Инициаторы и исполнители программы будут формировать положительный образ волонтера среди крымчан, создавая новые волонтерские организации и условия, когда они будут нужны, распространяя в крымских городах положительные практики. Кроме того, они будут обеспечивать инфраструктуру методической, консультационной, образовательной и ресурсной поддержки волонтерства. Стратегия милитаризации основывается на создании и поддержке молодежных и «казачьих» образований, которые в дальнейшем будут готовить украинскую молодежь к военной службе в вооруженных силах РФ, пропагандировать престиж армии и государственной службы.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Лидер меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров называет Россию «источником, постоянно генерирующим грубые нарушения прав человека». И положить конец этому может деоккупация полуострова.

  • По словам Сергея Скрипника, Украина выбрала политико-дипломатический путь деоккупации временно оккупированных территорий. Она ждет прихода к власти в России демократических сил, с которыми будет возможен диалог о возвращении украинских территорий. Впрочем, и этот подход имеет призрачные перспективы. «Сегодня даже российская оппозиция заявляет о поддержке территориальной целостности Украины. Их позиции сводятся к тому, что крымчане должны решить свое будущее. Но такая взаимосвязь политических реалий России и милитаризация детей может свести политико-дипломатический путь к тяжелым последствиям. Те, кого воспитывают таким образом, должны в будущем сказать, с кем они будут? Это недопустимо «, — отмечает он.
  • Экс-начальник управления по вопросам АРК и города Севастополя Минветеранов Сергей МОКРЕНЮК считает, чтобы противодействовать милитаризации образовательного пространства в Крыму, необходима точная, должным образом полученная информация о ситуации на полуострове. А ее можно получить, в частности, в тесном сотрудничестве между государственными органами, которого, по его оценке, сейчас не хватает. «Прежде всего необходимо исследовать ситуацию в Крыму, выделять и документировать конкретные факты нарушений прав человека, конкретные действия Российской Федерации. Нужно находить конкретных ответственных должностных лиц, пострадавших и оценивать ущерб. Это должны делать именно госорганы, а не гражданское общество, которое может выступать только помощником государства. Во-вторых. Органы государственной власти должны делать публичными ответы на вопрос, кто, где, когда и как допустил нарушение прав человека на оккупированных территориях «, — отмечает Сергей Мокренюк.
  • По его словам, в нормативном поле Украины уже предусмотрены эти полномочия, и активным в контексте противодействия милитаризации образования должно быть Минреинтеграции и Минобразования. «В соответствии с Положением о Министерстве образования и науки МОН является главным органом в системе центральных органов исполнительной власти, формирует и реализует государственную политику, в том числе и в сфере образования. Его компетенция распространяется на всю территорию Украины. Временно оккупированный Крым — это Украина, а следовательно, нарушение образовательных прав и доступ к образованию крымских детей — это предмет профессионального исследования МОН. Поэтому МОН должен формулировать позицию государства в ответ на нарушение образовательных прав на временно оккупированных территориях, в частности обнародовать информацию об этих процессах, квалифицировать действия России в Крыму», — отмечает он.
  • Сергей Мокренюк замечает, что без физического доступа к оккупированным территориям сложно качественно мониторить образовательные процессы, и это вовсе не означает, что Минобразования не должно выполнять эту задачу. «Мониторинг нарушений прав человека, их документирование и обнародование этих данных прямо определены законом. Ст. 6 Закона» Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях «, действие которого распространяется и на временно оккупированную АР Крым и город Севастополь, возлагает эту задачу на Кабмин. От его имени соответствующим решением правительства главным исполнителем задачи по мониторингу и документированию нарушений прав человека определено Минреинтеграции. Поэтому соответствующие полномочия включены также и в его положения», — добавляет он.
  • Он объясняет, что на такой мониторинг обязаны будут реагировать другие ведомства, в частности МИД, Минюст и Генпрокуратура. «Так, к примеру, МИД благодаря собранному Минобразования и Минреинтеграции материала сможет получать информацию для защиты интересов Украины на международной арене. Министерство юстиции сможет рассматривать возможность использования для защиты прав человека судебных инструментов. Получив мониторинговые материалы, правоохранительные органы уже смогут дать правовую оценку действиям России в Крыму. Но пока информация о нарушениях прав человека в области образования, в частности в части милитаризации образования, уполномоченными органами центральной исполнительной власти должным образом не выявлена, не задокументирована, не обнародована, требовать адекватных действий от МИД, или Минюста, или Генпрокуратуры некорректно», — отмечает он.
  • Правозащитница Ирина Седова считает, что на Россию необходимо также оказывать давление с помощью международных организаций и других правительств, чтобы она прекратила это военное преступление. Необходимо добиться закрытия Кримпатриотцентра, сети ячеек юнармии и ДОСААФ. А если она этого не сделает, тогда против России необходимо вводить санкции. «Мир должен остановить преступление как можно скорее. Потому что крымские призывники, которые еще в детстве стали жертвами этой пропаганды, завтра в любую страну мира могут прийти с оружием в руках» защищать русскоязычное население «. А в том, что они добровольно пойдут на смерть, защищая вымышленные Кремлем идеалы, будет виновато всего международного сообщества. Потому что это граждане оккупированной части Украины, которых с детства растили в специально придуманном для них мире ненависти к другим расам и религиям, постоянной пропаганды ведения агрессивной войны и культа личности Путина», — отмечает правозащитница.
  • Эксперты единодушны в отношении еще одного параллельного способа противодействия милитаризации — действенной государственной политикой создания образовательных программ и возможностей для детей из оккупированных территорий. Статистика свидетельствует, что крымские абитуриенты не едут в украинские университеты. По данным Минобразования, в 2019 г. через образовательные центры «Крым — Украина» в украинские вузы поступило только 264 ребенка. То есть не более 2,5% детей, окончивших школу в Крыму, выбрали Украину для своего дальнейшего обучения.

Несмотря на то, что Украина не имеет доступа к оккупированному Крыму, власти и общественным организациям необходимо приоритезировать работу над развитием горизонтальных связей между жителями подконтрольной и не подконтрольной Украине территорий. Это подчеркивает Мария СУЛЯНИНА, координатор Дома прав человека «Крым». Она считает, что это направление работы будет способствовать сохранению Крыму в ментальном сознании украинцев и будет весомым способом противодействия российской пропаганде, милитаризации и в конце концов будет способствовать деоккупации полуострова.

«Нужно вытягивать как можно больше детей на обучение в украинские вузы, работать с ними здесь, развивая у них критическое мышление, правовое сознание, и учить их, как развеивать пророссийские мифы, которые насаждаются в Крыму. Каждый студент из Крыма — это реальная возможность для нас дотянуться до жителей оккупированных территорий, у него есть родители, друзья, одноклассники, с которыми он все равно общается, которые следят за ним в социальных сетях, — и именно через конкретного студента мы можем противодействовать этой машине пропаганды и милитаризации. Поэтому для нас крайне важно, чтобы они имели возможность получать высшее образование в Украине», — говорит правозащитница. «Нам нужно всем вместе думать и организовывать мероприятия, которые интересны для молодежи как из Крыма, так и из подконтрольной Украине территории, мероприятия, на которые хочется поехать, но в которые мы будем интегрировать образовательные элементы из того же критического мышления. Это могут быть летние интеграционные лагеря, молодежные форумы, языковые лагеря, баркемпы, конференции, фестивали и т.д.», — добавляет она.

  • В то же время Мария Сулянина считает, что необходимо также не забывать о работе с молодежью подконтрольной части Украины. Она напоминает о дискуссии в обществе из-за изменений в порядке поступления в вузы для детей из оккупированных территорий и скандале с выпускниками киевской школы №90, которые оскорбляли крымских татар и один из которых заявил, что «Крым — это Россия». По мнению правозащитницы, это свидетельствует о том, что новое поколение перестает воспринимать Крым как часть своей Родины. «Именно поэтому одним из важных аспектов является информационно-просветительская работа о событиях» крымской весны «и оккупации, формирование понимания и умения критически оценивать события с точки зрения международного права среди населения, и особенно молодежи подконтрольной части Украины. Ведь когда часто мы говорим о ситуации в Крыму в контексте пропаганды и милитаризации, то, наоборот, настраиваем населения на материковой части Украины против тех, кто остался в Крыму, бессознательно формируя образ, как будто всех там уже милитаризировали», — считает Сулянина.
  • С ней соглашается и Раиса ЕВТУШЕНКО, главный специалист отдела содержания образования, языковой политики и образования национальных меньшинств в Минобразования. «Работы нужно очень много. Мы семьей в течение 20 лет ездили отдыхать в Крым, и нам в Севастополе, когда мы туда приезжали, каждый раз рассказывали, сколько детей из города без экзаменов взяли в вузы России, в частности в МГУ. Мы тогда проигрывали и сейчас проигрываем», — констатировала она.
  • Хотя работы много, впрочем, на самом деле Минобразования не видит своей активной роли в противодействии милитаризации. В комментарии газете «День» и изданию ZMINA исполняющий обязанности министра образования Сергей Шкарлет сообщил, что министерство не делает мониторинговых отчетов образования на оккупированных территориях в контексте милитаризации. По его убеждению, это должно делать Минреинтеграции. «Мы видим психологическое воздействие милитаризации на крымских детей, когда они приезжают в образовательные центры» Крым — Украина». Но все они настроены учиться в Украине и оставаться здесь. У нас оккупированными территориями должно заниматься отдельное министерство», — сказал он.
  • Минреинтеграции прислало нам в ответ на запрос краткий отчет о милитаризации образования в Крыму. В ведомстве также сообщили, что работают над созданием Центра документирования фактов нарушений прав и свобод человека. Создание соответствующего реестра позволит сформировать и удерживать защищенную, постоянно обновляющуюся и доступную для запросов базу данных о нарушении прав и свобод на временно оккупированной территории в связи с вооруженной агрессией и оккупацией. В министерстве надеются, что реестр будут использовать украинские и международные судебные учреждения.

Юлия Крылова-Грек убеждена, что Украине следует подумать о формах представления информации детям в Крыму. Например, это может быть интернет-канал с видео о жизни в развитых странах или истории из жизни, в том числе жителей Украины, мультфильмы, в которых красочно показаны особенности украинской культуры и исторические обзоры. «Если говорить о том, что может сделать Украина для исправления ситуации, то информация должна подаваться в познавательной или игровой форме, поскольку новостной формат детям будет не очень интересен. Другой эффективный способ защиты детей от влияния телевидения — проведение с родителями работы по медиаграмотности» , — рекомендует ученый.

  • В Представительстве Президента Украины в АРК рассматривают противодействие милитаризации в контексте стратегии работы с населением оккупированных территорий. По словам первого заместителя представителя Президента Дарьи Свиридовой, во время встречи в Министерстве культуры представительство предлагало добавить в план действий информационной стратегии по реинтеграции оккупированных территорий мероприятия для детей.

«С этими детьми нужно коммуницировать. Я надеюсь, что в плане действий все же появятся мероприятия, в которых целевой аудиторией будут дети. Этим детям нужно помогать. Им нужно предоставить беспрепятственный доступ к образованию на подконтрольной Украине территории. Кроме того, мы ставили вопрос создания фонда помощи для одаренной молодежи. Он должен помогать тому ребенку, у которого будет талант в определенном направлении. Мы надеемся, что Минреинтеграции поддержит эту идею», — сказала она.

  • В то же время Дарья Свиридова резка в критике Минобразования, называя маленькое количество поступающих детей из оккупированных территорий личным провалом министерства. «Нужно не только преследовать виновных в милитаризации образования, но и делать государству конкретные шаги по поддержке детей. Такие мероприятия нужно было вводить в первые два года оккупации. Только в этом году Президент подписал закон об открытии вузов для детей из оккупированных территорий. Что мешало Минобразования лоббировать дистанционное онлайн-образование, поступление по упрощенной системе все эти шесть лет?», — добавила она.
  • Открытым вопросом остается ответственность за военное преступление для педагогов. На седьмой год войны Верховная Рада так и не приняла законопроекту №2689, который должен правильно квалифицировать составы военного преступления в Уголовном кодексе и предусмотреть преступление против человечества и преступление агрессии. Впрочем, эксперты считают, что общество должно тщательно обдумать, кого из граждан Украины нужно будет привлекать к ответственности за это преступление.

«Через полтора месяца после оккупации я собрал всех крымских директоров, убеждал и просил их, чтобы они не покидали своих постов. Некоторые уже написали свои заявления. Для нас было принципиально важно сохранить эти учреждения, которые мы долго открывали. Мы тогда не понимали, насколько далеко российская пропаганда зайдет, но для нас было главное сохранить эти заведения, чтобы сохранилась крымскотатарскую ментальность «, — вспоминает председатель меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров.

  • По мнению Сергея Скрипника, отвечать должны те, кто принимал нормативно-правовые акты о милитаризации, и директора школ, которые составляют соответствующие учебные планы. «Ответственность должна ложиться прежде всего на тех, кто принимает такие решения, а это высшее руководство России, которое утверждает учебные планы, которое заставляет людей выполнять незаконные приказы и милитаризировать все учебное пространство Крыма. Я не думаю, что крымских учителей нужно сажать в тюрьмы. Ведь они сами — в заложниках оккупации. У них нет выбора: или выполняй, или нужно идти из профессии», — рассуждает Скрипник.
  • Из-за этого военного преступления Прокуратура Автономной Республики Крым ведет процессуальное руководство в пределах одного уголовного производства по ч. 1 ст. 438 Уголовного кодекса («Нарушение законов и обычаев войны»). Пока правоохранители не выдвигали никому подозрений. Тем временем, Крымская правозащитная группа ищет больше доказательств такого вида военного преступления России. Через несколько месяцев вместе с Прокуратурой АРК она планирует направить информационное представление в Международный уголовный суд в отношении пропаганды службы в российской армии среди детей в Крыму.
  • Но для этого правозащитникам необходимы доказательства. КГП просит граждан, выехавших с полуострова, предоставлять эти доказательства и свидетельства о милитаризации в крымских садах, школах и высших учебных заведениях. Это, по мнению правозащитников, поможет привлечь «архитекторов милитаризации» к ответственности и в конце концов остановить массовое нарушение прав детей.

Об авторе
[-]

Автор: Николай Мирный

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.10.2020. Просмотров: 59

Комментарии
[-]
 Mike Rooney | 16.10.2020, 04:34 #
I am very much pleased with the contents you have mentioned. Gangs Of London Leather Coat
 Seashore Packaging | 16.10.2020, 06:14 #
Buy online wholesale printed lipstick boxes and packaging at easy prices and shipping worldwide, with 24/7 customer support. Get a free custom quote now!!
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta