Как Китай шёл и пришёл к коронавирусу

Содержание
[-]

Коронавирус: история происхождения. Радикальные меры предосторожности. Эвакуация. Карантин

По данным Национальной комиссии по здравоохранению Китая, 18 февраля 2020 года в стране зафиксированы 72 436 подтвержденных случаев заболевания. С учетом новых случаев заражения, число инфицированных во всех странах, по оценке SCMP, составляет 73 433 человек.

Однако еще в начале декабря в одном из крупнейших городов Китая — 11-миллионном Ухане — когда было объявлено о нескольких случаях заражения, новый тип вируса не вызывал панику ни в стране, ни тем более в мире: к пневмонии отнеслись как к сезонному явлению. Туристы продолжали посещать Ухань, и, несмотря на тревожные новости о растущих случаях заболевания, власти города не предпринимали срочных санитарных мер.

 «Нам сказали, что это всего лишь один из случаев пневмонии и попросили не волноваться. Из новостных источников я узнала, что вирус передался к человеку через животного на одном из рынков Уханя. Я не была удивлена, так как открытые рынки, где торгуют животными, пренебрегают санитарными нормами. Наконец, разнообразие животного мира поражает неискушенного туриста: здесь продают черепах, жаб и даже голубей. Отходы выливаются на пешеходные дороги. Если пройтись вдоль рынка, нужно быть очень аккуратным: под ногами лежат грязные тряпки, мелкая выброшенная рыба. Вечером мусор убирают, а на следующий день картина повторяется», — комментирует Голди, жительница Чиби.

«Изначально рынки работали в обычном режиме, все товары находились в доступности. Только через четыре дня (после закрытия Хуанганга, городского округа в провинции Хубэй), количество людей, продающих их продукты, начало резко уменьшаться. В последующие дни рынки начали закрываться полностью. Работали только супермаркеты, а остальные магазины в радиусе 10 — 15 километров были закрыты. Несмотря на наступление Китайского нового года и всеобщих каникул, рынки не должны были закрываться. На рынках обычно работают пожилые люди, те, кто обосновался в городе. Им нужно как-то прокормить себя и жить на какие-то средства, поэтому рынки всегда были открыты», — делится воспоминаниями Даниил Парфенович, студент, Хуанганг, провинция Хубэй.

Коронавирус: история происхождения

Вирус Covid-19, получивший официальное название 10 февраля, принадлежит к огромному семейству коронавирусов. Он встречается у различных животных, включая верблюдов и кошек. Свое происхождение вирус ведёт от летучих мышей. Коронавирусы способны передаваться от животного к человеку. После попадания в человеческий организм вирус адаптируется, после чего наступает новая стадия развития вируса, в которой он переходит от человека к человеку.

Впервые геном вируса удалось обнаружить в декабре 2019-го с помощью лабораторного анализа, взятого у пациента с пневмонией. 31 декабря 2019 года китайские власти уведомили ВОЗ о нескольких случаях заболевания, а 7 января 2020 года была обнародована информация о новом коронавирусе. Спустя несколько дней китайские ученые сумели расшифровать геном коронавируса, что позволило в дальнейшем разработать тест для выявления вируса в крови человека.

Первоначально специалисты предполагали, что источником заражения являлись сырые морепродукты на рынке Хуанань. Однако в конце января в опубликованном исследовании журнала медицинской вирусологии ученые заявили, что возможным источником заражения могло стать мясо змеи. Основанием для гипотезы послужило сравнение генетического кода вируса с кодами животных. Несмотря на проведенные исследования, некоторые специалисты считают, что достоверный источник заражения остается неизвестным.

Центр по контролю и профилактике США опубликовал информацию, в которой сообщалось, что новый вирус похож на SARS или MERS. Эти вирусы приводят к серьезным осложнениям, включая одышку, отек легких и летальный исход. По данным исследований, первые симптомы коронавируса Covid-19 могут проявиться уже через 2 дня, а максимальный инкубационный период составляет 14 дней. В течение инкубационного периода у зараженного не наблюдается никаких симптомов, однако вероятность передачи вируса наиболее высока в течение этого времени. В зависимости от общего состояния иммунитета и наличия сопутствующих заболеваний, болезнь протекает по-разному.

Радикальные меры предосторожности

Вспышка пневмонии началась незадолго до китайского нового года. По состоянию на 22 января вирус успел разнестись не только по территории Поднебесной, но и за её пределами. В частности, подтвердились случаи заболевания в Южной Корее, Таиланде, США и Японии.

«Для предотвращения заболевания китайские работодатели оперативно разослали инструкции по санитарному поведению в мессенджерах «Вичата». От нас требовалось избегать рынков, мыть руки, носить маски и проводить ежедневную влажную уборку в квартирах. Правда, возникли проблемы с несколькими пунктами — маски раскупили в одночасье. Еще пару дней назад люди толпились в центре города без масок, радостно улыбались. Через день целый город покрылся тканевыми повязками — в аптеке всё раскупили. Доставка работала плохо, поэтому работодатели старались обеспечить сотрудников всем необходимым по своим каналам. Те, кто успел, смогли заказать маски заранее на «Таобао». Но главное негласное предупреждение — ни в коем случае не въезжать в Ухань. У меня был билет из Уханя домой 23 января. Проснувшись с утра, я прочитала сообщение, что Ухань закрыт на карантин. Вот так, без уведомления огромный город закрыли. Мне стало страшно, что я не смогу вернуться домой и увидеть свою семью. Ясно было только одно — нужно ехать на железнодорожный вокзал и уезжать из провинции любым поездом. Оставив большую часть вещей, я купила билет до Сианя, в котором все было более-менее спокойно на тот момент. Приехав поздно вечером в другой город, я узнала, что город Чиби закрыт спустя 5 часов после моего отъезда», — Голди, город Чиби.

Вскоре после закрытия Уханя китайская сторона ограничила въезд и выезд в провинцию Хубэй.

«Поначалу не было ничего известно о вирусе, были только слухи, что что-то подозрительное гуляет по провинции Хубэй. Узнал я о том, что провинция была закрыта от моих учителей и наставников, которые курировали меня. В тот момент я ощущал опустошение и ощущение беспомощности, так как я не мог никуда выехать и ничего сделать. Мы находились в четырёх стенах, и нас не выпускали. Если выпускали, то только по одному человеку и давали ограничения по времени, чтобы мы сходили в супермаркет, взяли необходимые продукты и вернулись обратно», — рассказывает Даниил Парфенович.

«Вначале я думал, что есть вирус, который можно быстро вылечить и никаких проблем в связи с этим не должно возникнуть. Закрытие провинции насторожило меня: постепенно закрывались дороги, аэропорт в Ухане. Отменилось сообщением скоростных поездов. Нельзя было никуда выбраться. Затем я начал думать, что может произойти дальше: закрытие продуктовых магазинов, городов, а в конечном итоге — полная изоляция. Закрытие объявляли не сразу — первые два-три дня мы вели привычный образ жизни. Лишь спустя пару дней нам предъявили жесткое условие быть аккуратными и выходить реже. Нам рекомендовали по возможности оставаться в общежитии. Главным требованием было строгое соблюдение гигиены: обязательно мыть руки и делать влажную уборку как можно чаще. Нам даже выдали специальные растворы с хлоркой — и фактически отправили мыть полы. Однако нам не преподнесли информацию в жесткой манере. Информация была донесена как свершившийся факт. Паники не было. Люди старались закупить как можно больше продуктов и долгосрочные сухие пайки, то есть обычную лапшу, которая заваривается кипятком. На тот момент в магазинах ее практически не оставалось. Главное предписание сохранялось на протяжении всего карантина: не выходить из дома», — продолжил студент.

17 февраля стало известно о первом случае заражения коронавирусом у россиянки на борту круизного лайнера Diamond Princess, который стоит на карантине в Японии. Всего за пределами материкового Китая случаи заражения были выявлены в 25 странах по всему миру, включая Россию — это два гражданина КНР в Забайкалье и Тюмени. Эксперты называют сложности с диагностикой коронавиурса 2019-nCoV одной из причин его распространения. Для предотвращения данного процесса в стране российские ученые разработали систему для тестирования на новый коронавирус, она уже прошла регистрацию. Параллельно проводятся и другие меры по борьбе с распространением: правительство ввело запрет на регулярное авиасообщение с КНР с 12 февраля для всех российских перевозчиков, кроме «Аэрофлота», который с 18 февраля также сокращает количество рейсов в Пекин, Шанхай, Гонконг и Гуаньжоу. Также закрыты границы на Дальнем Востоке, а граждане Китая временно не могут получать рабочие визы.

Эвакуация

В связи быстрым распространением коронавируса российское правительство принимает решение об экстренной эвакуации российских граждан из провинции Хубэй. Подготовка к операции начинается 3 февраля. Процесс эвакуации длится с 4 по 5 февраля. Вечером 4 февраля автобус с гражданами России и СНГ прибывает в Ухань, куда доставлены два самолета Воздушно-космических Сил. После прибытия в Россию всех эвакуированных доставляют в тюменскую больницу для прохождения карантина. Всего было эвакуировано 144 человека, среди которых 128 человек — граждане России и граждане СНГ, заявившие о желании покинуть провинцию. О том, как происходила эвакуация, поделился воспоминаниями Даниил Парфенович.

«Весь январь я находился на каникулах новогодних по китайскому календарю. Город закрыт, никуда нельзя было выйти, и я не видел смысла оставаться в этом месте, так как я не мог реализовать себя. Как только я увидел новость об эвакуации, я решил написать в посольство и оформить все документы. Некоторые студенты остались, но я не знаю, что ими движет. Возможно, они просто не хотят возвращаться назад.

Эвакуация до Уханя проходила на автобусах. Перед прибытием автобуса с нами предварительно созвонились. В целом все прошло хорошо. Хотя на первом посту возникли проблемы: нас остановили и стали проверять температуру. Это норма: везде стоят патрули и проверяют самочувствие людей. У одного человека обнаружилась не то чтобы высокая температура, но 37, что является нормой практически во всей России. В результате мы простояли 20 — 30 минут на этом посту и разбирались с ситуацией: звонили в посольство, разговаривали с китайской стороной. Все обошлось благополучно, и дальше мы добирались без проблем. Кто-то был рад эвакуации, кто-то нет. У некоторых была хорошая работа в Китае, среди нас были студенты. К сожалению, у многих рухнули планы и надежды в одночасье в связи с распространением коронавируса. Во время эвакуации сотрудники позаботились о предоставлении питания: нам дали коробочку со сладостями и несколько бутылок воды.

Из Уханя эвакуация происходила в два этапа: всего было две группы и два самолета. Первая группа отправилась намного раньше. Я попал во вторую группу, и мы вылетели на несколько часов позже, так как с нами были люди в зоне риска: им зафиксировали повышенную температуру и задержали для проверки: в течение нескольких часов их проверяли на состояние здоровья с помощью экспресс-теста. Процесс этот не быстрый, и нам пришлось прождать около трех-четырех часов, пока все не выяснится до конца.

На мой взгляд, процесс эвакуации прошел прекрасно: нас кормили, о нас заботились. В китайском аэропорту помимо проверки на температуру осуществлялась тщательная проверка багажа. В российском аэропорту самолет немного задержался и остановился на неопределенное время на полосе. К самолету подъехали специальные автобусы, и при выходе нам начали выдавать новые маски высшего качества: они были гораздо лучше китайских аналогов. В автобусах сразу же были оглашены списки, кто с кем будет жить в тюменской больнице. Также нам выдали инструкцию по правилам гигиены и предосторожности к вирусу. Инструкция представляла собой специальный пакет, в котором находилось дезинфицирующее средство, бутылка фильтрованой воды и несколько упаковок влажных и сухих салфеток».

Карантин

«Карантин проходит в определенном здании в корпусе А и B. Корпус А предназначен для людей, которые проживали в самом Ухане в течение последних 14 дней. Эта же группа людей летела первым рейсом. Нам разрешается абсолютно все, но только в пределах нашей комнаты. Сейчас нам нельзя контактировать ни с кем, нельзя выходить из комнаты в связи с тем, что вирус способен распространяться по воздуху. Если выйти из комнаты, то карантин будет автоматически продлен ещё на 14 дней. В целом, работники больницы создали для нас идеальные условия: еда, удобные кровати, отопление, места для вещей».

По последним данным, тесты на коронавирус у всех россиян, находящихся в больнице — отрицательные. Гражданин КНР, госпитализированный в Чите, успешно выписан из Краевой больницы.

Автор: Ангелина Громова

https://regnum.ru/news/society/2862279.html

***

Почему китайское здравоохранение оказалось не готово к эпидемии

Эпидемия коронавируса продемонстрировала, к чему может привести нехватка квалифицированных врачей общей практики. Первые заболевшие просто не обратились за медицинской помощью вовремя, чтобы избежать многочасовых очередей и непременных подношений врачам.

Вспышка уханьского коронавируса (COVID-19) привела, возможно, к самому глубокому кризису в истории системы здравоохранения Китая. Даже эпидемия атипичной пневмонии (SARS) 2002–2003 годов, воспринимавшаяся как грандиозный провал Китайской компартии, не была столь пугающих масштабов: ее жертвами стали 349 человек примерно из пяти тысяч заболевших, в то время как сегодня число погибших уже перевалило за 1700, хотя эпидемия еще далека от завершения.

Модернизация последних десяти лет не решила всех проблем в китайской системе здравоохранения. Среди главных: низкие зарплаты медработников, проблемы с доступом к первичной медицинской помощи, низкая квалификация терапевтов, разрыв в качестве медобслуживания между городом и деревней.

Во многом из-за этих недостатков китайским властям приходится бороться с эпидемией беспрецедентными мерами, вроде карантина для 15-миллионного мегаполиса. На примере Уханя (武汉) видно, как существующая инфраструктура не справляется с эпидемией: коек в больницах не хватает, люди вынуждены стоять в многочасовых очередях. Медицинская система КНР просто не выдержала бы нагрузки от столь быстро распространяющегося вируса, поэтому единственным выходом стала попытка ограничить эпидемию рамками одной провинции.

Призрак коммунизма

Эпидемии играют особую роль в развитии китайской системы здравоохранения – последняя реформа 2009 года была разработана для решения проблем, обнаруженных во время вспышки атипичной пневмонии в 2002–2003 годах.

История китайского здравоохранения – очередной пример того, как далек реальный Китай от коммунистических идеалов. Рыночные реформы, запущенные после 1978 года и обеспечившие стремительный рост экономики, не прошли бескровно. Если в середине 1970-х годов около 90% сельских жителей имели доступ к бесплатной медицинской помощи по системе кооперативного страхования, то к 1998 году их доля упала до 9%. Из-за экономической либерализации многие городские жители потеряли работу, так что к 1998 году страховка оставалась лишь у 42% из них. Китай вступал в триумфальную фазу своего развития (в 1995-м ВВП вырос на 10,9%), но обычным людям становилось все сложнее позволить себе элементарные медицинские услуги, а болезни часто становились причиной бедности.

Только в 1998 году в Китае появилась обязательная система медицинского страхования для работающих в городах китайцев – 6% зарплаты выплачивал работодатель, а еще 2% – сам работник. В 2003-м была введена оплачиваемая государством базовая медстраховка для сельских жителей, а в 2007 году появилась аналогичная опция для безработных горожан.

К 2011 году 95% жителей Китая имели тот или иной тип страховки, но серьезные проблемы оставались. Более 250 миллионов китайцев с сельским хукоу (户口, аналог советской прописки), работающих в городах, не могли получить доступ к медицинским услугам в городах. Теоретически они могли обратиться в местные госпитали, но на практике существование двух отдельных страховых систем для сельских и городских жителей затрудняло финансовые транзакции между ними, так что получить своевременную помощь мигрантам было крайне трудно. Именно это могло стать одной из причин эпидемии атипичной пневмонии: мигранты из сельской местности зачастую не обращались к врачам и превращались в разносчиков инфекции.

Только в 2016 году было принято решение создать единую страховую систему для всех жителей – и сельских, и городских. Впрочем, китайская государственная страховка и сегодня не покрывает часть важных лекарств и процедур. По данным Всемирного банка, в 2016 году в Китае 36% общих расходов на медицину приходилось на личные расходы граждан. Это означает, что каждый третий юань в медицинских счетах китайцы оплачивают из собственного кармана, не прибегая к помощи государства или страховых компаний.

36% – большое достижение по сравнению с показателями двадцатилетней давности (тогда личные расходы составляли 60%). Но это по-прежнему далеко от уровня западных стран: во Франции, Германии и США этот показатель не превышает 15%. Кроме того, по мнению ряда экспертов, правила страхования крайне неэффективны. Уильям Сяо (萧庆伦), профессор Школы здравоохранения Гарварда, утверждает, что китайская государственная страховка обычно покрывает стационарное, но не амбулаторное обслуживание. Из-за этого врачи госпитализируют пациентов даже тогда, когда в этом нет необходимости, а уровень госпитализации на тысячу человек в Китае – один из самых высоких в мире.

Китайские больницы, стремительно теряющие госфинансирование, ищут новые способы остаться на плаву. Если в 1980-е доля госсубсидий составляла примерно 60% доходов медучреждений, то уже к 2009 году эта цифра сократилась до 11%. В качестве компенсации поликлиникам разрешили продавать лекарства с наценкой 15%. Чтобы заработать деньги, больницы нередко выписывали больше лекарств, чем было необходимо пациенту, или вынуждали оплачивать более дорогие препараты. Так что к 2009 году выручка от продажи лекарств составляла 42% от общих доходов. Только после 2009 года запрет на продажу лекарств с наценкой постепенно стал общенациональным, сначала затронув учреждения первичной медицинской помощи.

С ростом китайского среднего класса все более востребованным становится частное медицинское страхование. По данным EY, этот рынок вырос на 40% с 2013 по 2017 год. Растет и значение частных госпиталей: их доля в суммарном количестве койко-мест в Китае увеличилась с 6% в 2005 году до 22% в 2016-м. Обеспеченные китайцы предпочитают именно частную медицину, но самые богатые все еще выбирают лечение за границей.

В 2000 году китайская система здравоохранения, по оценке ВОЗ, находилась на 144-м месте в мире – ниже, чем Кении или Ганы, чей ВВП на душу населения гораздо меньше китайского. ВОЗ больше не составляет аналогичных рейтингов, но некоторые факты позволяют говорить об успехах реформ. Например, уровень детской смертности в Китае снизился с 36,8 на тысячу детей в 2000 году до 8,6 в 2018-м, приблизившись к уровню западных стран (в США – 6,5, в России – 7,2). Ожидаемая продолжительность жизни выросла с 71,4 года в 2000 году до 76,5 в 2017-м. Как и свойственно богатеющим странам, Китай стал тратить больше денег на здравоохранение: 4,55% ВВП в 2008 году, но уже 6,67% в 2018-м.

Каждому по потребностям

На качество системы здравоохранения Китая влияет и разница в развитии регионов страны. Врачи по-прежнему предпочитают работать в городах из-за более высоких зарплат. В результате сельские жители – а это около 40% населения – остаются без качественной медицинской помощи. В целом по Китаю насчитывается менее двух врачей на тысячу человек – меньше, чем в Германии (4,2), США (2,6) или России (4). При этом уровень квалификации даже городских врачей оставляет желать лучшего. Только 60% из них имеют степень бакалавра. Только 10% получали дополнительное образование после бакалавриата. Одна из причин – невысокие зарплаты в медицинской сфере. Младшие медицинские специалисты в среднем зарабатывают 4850 юаней в месяц (около 45 тысяч рублей), что значительно меньше, чем средняя зарплата в крупнейших китайских городах (около 8500 юаней – 77 500 рублей).

Нехватка специалистов при низких зарплатах неизбежно приводит к коррупции. Традиционные «красные конверты» (红包), в которых пациенты передают взятки врачам, были запрещены в 2014 году, но по-прежнему остаются распространенной практикой в больницах. Повсеместная коррупция, в свою очередь, ведет к тому, что люди не доверяют врачам, из-за чего особенно страдает система первичной медицинской помощи.

Китаю не хватает квалифицированных врачей общей практики, способных справиться с распространенными заболеваниями. Сегодня в Китае общество обычно предпочитает сразу искать помощи у специалистов, минуя врачей общей практики. Большое количество людей с пустяковыми заболеваниями создают очереди и приводят к неэффективному расходу ресурсов. Недавний опрос врачей в одном из крупнейших китайских медицинских центров показал, что жалобы 75% их пациентов не требовали вмешательства специалистов столь высокого уровня.

Эпидемия коронавируса продемонстрировала, к чему может привести такой дисбаланс в случае кризиса: люди часами стояли в очереди, чтобы получить медицинскую помощь, а некоторые заболевшие не смогли получить помощь в стационаре из-за нехватки коек в больницах. Кроме того, столь масштабная вспышка вируса могла произойти как раз потому, что первые заболевшие просто не обратились за медицинской помощью вовремя, чтобы избежать многочасовых очередей и непременных подношений врачам.

Проблема усугубляется неравенством в уровне медицинской помощи в разных регионах. Во главе системы здравоохранения КНР стоит Национальная комиссия по здоровью (国家卫生健康委员会) – учреждение министерского уровня, входящее в состав Госсовета КНР. Комиссия осуществляет общее управление системой здравоохранения и гарантирует всем гражданам доступ к медицинскому страхованию (например, предоставляя дополнительные субсидии бедным регионам). При этом качество медицинской помощи может отличаться: часть медучреждений – например, крупнейшие пекинские больницы – управляются напрямую национальным министерством, но остальные финансируются региональными или местными правительствами, поэтому шанхайские больницы будут оснащены гораздо лучше, чем те, что находятся в бедных западных регионах.

Уровень экономического развития провинций в Китае отличается очень сильно: ВВП на душу населения в Пекине примерно в 4,5 раза выше, чем в Ганьсу (甘肃), что сказывается и на уровне здравоохранения. Например, ожидаемая продолжительность жизни в Цинхае (青海) аналогична показателям Узбекистана – 71,7 года, в эпицентре эпидемии коронавируса Хубэе (湖北) находится на уровне Таиланда – 76,9, а в Шанхае приближается к Швейцарии – 83,6 года.

Big pharma vs Big brother

Несколько более успешной оказалась борьба Китая с влиянием транснациональных фармацевтических корпораций. В 2019 году Национальная администрация безопасности здравоохранения (国家医疗保障局) объявила, что крупнейшие мировые производители лекарств согласились снизить цены на 70 наиболее популярных препаратов в среднем на 61%. В обмен на это Китай включил производимые ими препараты в списки лекарств, покрываемых государственной страховкой. Учитывая, что к 2023 году китайский рынок лекарств может занять до 30% мирового, неудивительно, что переговорные позиции КНР в спорах с фармацевтическими корпорациями очень сильны.

Более того, пытаясь снизить цены и зависимость от иностранных производителей лекарств, КНР активно стимулирует производство дженериков – копий оригинальных препаратов с тем же действующим веществом. В 2019 году правительство опубликовало список из 34 препаратов, патентная защита по которым уже закончилась или приближалась к завершению, призывая фармацевтические компании поспешить с разработкой аналогов. Впрочем, не обходится и без проблем: в 2016 году компания AstraZeneca была вынуждена заплатить $5,5 млн за то, что пыталась убедить китайских врачей выписывать нужные препараты, выдавая им подарки, деньги и оплачивая путешествия. В аналогичной ситуации оказалась и Novartis, отделавшаяся штрафом $25 млн за аналогичные нарушения.

Не лучше и китайские корпорации: в 2018 году крупнейший производитель вакцин – компания Changsheng Bio-Technology (长生生物科技股份有限公司) выпустила более 200 тысяч некачественных вакцин и фальсифицировала данные об их производстве и лицензии. Вакцины успели ввести сотням тысяч детей, что вызвало масштабные протесты против местных чиновников.

Медицина с китайской спецификой

Такие проблемы, как нехватка квалифицированных врачей или влияние фармацевтического лобби, характерны для многих развивающихся стран. Но в Китае хватает и своих, уникальных трудностей. Традиционная китайская медицина по-прежнему пользуется огромной популярностью и у населения, и у профессиональных врачей, несмотря на скепсис западного медицинского сообщества. В 2017 году Nature опубликовал статью, что новые китайские законы, продвигающие традиционную медицину, – шаг назад. По мнению издания, только использование полноценных клинических исследований может привести к реальному прогрессу в борьбе с болезнями.

Впрочем, традиционная медицина – явление во многом политическое. Ее важность для страны подчеркивал сам Си Цзиньпин, а для простого китайца это куда больший авторитет, чем западные ученые. Более того, в 2015 году лауреатом Нобелевской премии по медицине стала китайский исследователь Ту Юю (屠呦呦), работавшая в Академии китайской традиционной медицины (中国中医科学院). Она первая этническая китаянка и первая гражданка КНР, удостоенная Нобелевской премии по физиологии и медицине. Выделенный из полыни артемизинин, который Ту изобрела, оказался эффективным лекарством против малярии. Это дало сторонникам традиционной медицины новый мощный аргумент.

Неудивительно, что во время эпидемии коронавируса в Ухане многие жители обращались к традиционной медицине. Даже официальные рекомендации по лечению вируса включали в себя, помимо западных препаратов, ряд традиционных китайских средств. В отдельных случаях такие средства могут быть эффективны, но международное научное сообщество сходится на том, что использование традиционной медицины вместо новейших достижений науки может быть опасно – и излишнее доверие к традициям может снизить эффективность китайской системы здравоохранения. При этом, несмотря на доверие к традициям, Китай добился значительных успехов и в фундаментальной медицине. По числу цитирований научных работ в области медицины Китай поднялся с 22-го места в 2000 году на второе место в мире в 2018-м.

Другая проблема здравоохранения Китая – насилие по отношению к медицинским работникам. В 2019 году был принят новый закон, ужесточающий наказание за нападение или оскорбление врачей. Незадолго до этого в Пекине молодой человек жестоко убил врача своего отца прямо на рабочем месте.

Этот случай можно назвать симптомом другой болезни китайской системы здравоохранения – глубокое недоверие врачам. Некоторые эксперты открыто называют главной причиной недоверия низкий уровень медицинской этики, но очевидно, что перечисленные структурные проблемы китайской медицины тоже играют свою роль.

Китаю предстоит решить еще много проблем в своей системе здравоохранения: высокий уровень неравенства, нехватка специалистов, низкая квалификация врачей, неразвитая система первичной медицинской помощи. Кризис, разразившийся в Ухане, во многом стал следствием проблем китайской системы, но в то же время показал и удивительные мобилизационные возможности страны. Для развивающейся страны, которой все еще остается Китай, система здравоохранения не выглядит такой уж слабой, а результаты ее работы зачастую лучше, чем у других государств с похожим уровнем экономического развития.

Несмотря на это, все больше китайцев из стремительно растущего среднего класса, наблюдая за развитием эпидемии, будут задаваться вопросом: почему деньги, которые можно было потратить на развитие системы первичной медицинской помощи и предотвращение эпидемий, уходят на дешевые кредиты другим странам в рамках инициативы «Пояса и Пути» или на расширение сети институтов Конфуция?

Впрочем, Си Цзиньпин уже подверг критике текущую систему здравоохранения и ее реакцию на вспышку коронавируса, заявив, что текущее законодательство в области биобезопасности и борьбы с эпидемиями, а также механизмы кризисного реагирования нуждаются в серьезной доработке. Китайское здравоохранение ждут новые реформы, а вместе с ними – значительные финансовые вливания.

Автор: Александр Журавлёв,  опубликовано в издании  Центр Карнеги

http://argumentua.com/stati/pochemu-kitaiskoe-zdravookhranenie-okazalos-ne-gotovo-k-epidemii

***

P.S. Си Цзиньпин назвал коронавирус крупнейшей проблемой здравоохранения с момента основания КНР

Китайский лидер считает ситуацию с коронавирусом "крайне серьезной". Она будет иметь "большие последствия" для экономики Китая, но они преодолимы, заявил Си Цзиньпин.

Председатель Китая Си Цзиньпин назвал ситуацию с коронавирусом COVID-19 "кризисом и большим испытанием" для своей страны. На посвященном борьбе с вирусом заседании, проходящем в Пекине в воскресенье, 23 февраля, Си Цзинпинь заявил, что с тех пор, как Коммунистическая партия Китая пришла к власти в 1949 году, страна впервые столкнулась с "угрозой здоровью такого большого масштаба", которая "распространяется с самой невероятной скоростью".

Проблема распространения коронавируса - "крайне серьезная и сложная", а решение вопроса с профилактикой и контролем над заболеванием "находится на критической стадии", отметил Си Цзиньпин. Он также признал "упущения" в реакции китайских властей на эпидемию и заявил о необходимости "обобщить сделанный опыт и учиться на своих ошибках". Эпидемия будет иметь "большие последствия" для экономики и общества Китая, но они будут "временными и преодолимыми", считает китайский лидер.

Вспышка короновируса COVID-19 началась в Китае в конце декабря 2019 года. От заболевания, вызываемого вирусом, скончались уже более 2300 человек во всем мире. Почти все случаи заболевания и летальных исходов приходятся на Китай.

Автор: Ольга Мищенко   

https://p.dw.com/p/3YF4R


Об авторе
[-]

Автор: Ангелина Громова, Александр Журавлёв, Ольга Мищенко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.03.2020. Просмотров: 50

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta