Kак ЧМ-2018 побеждает футбольные стереотипы

Содержание
[-]

Четыре недели неожиданностей

Чемпионат мира в России задолго до завершения — еще на стадии предварительного турнира и матчей 1/8 финала — получил титул «самого непредсказуемого». Похоже, мы и впрямь стали свидетелями ревизии многих футбольных стереотипов.

Сюрпризы, непредсказуемость стали визитной карточкой этого чемпионата. Вспомните: Иран и Марокко едва не оставили вне плей-офф Испанию и Португалию. Хорватия разгромила (3:0) Аргентину. Мексика расправилась с Германией. Япония в 1/8 финала выигрывала со счетом 2:0 у Бельгии, но затем пропустила три гола…

Как сюрприз стал системой

Но главное — не разовые неожиданности, а система: досрочное выбывание из чемпионата таких сборных, как Германия, Аргентина, Португалия и Испания. Немцы (действующие на момент приезда в Россию чемпионы мира) играли в финале предыдущего мирового первенства, четыре года назад в Бразилии, с аргентинцами. Португальцы — действующие чемпионы Европы. Испанцы в 2008-м и 2012-м побеждали на чемпионатах континента, а в промежутке между ними (в 2010-м) стали чемпионами мира.

Да и с составами все в порядке. Звездами первой величины, в большинстве своем реальными, настоящими мастерами футбольной игры, вышеперечисленные сборные переполнены.

В составе испанской команды — шесть футболистов из мадридского «Реала», три года подряд побеждавшего в Лиге чемпионов, четверка (во главе с Андресом Иньестой) из «Барселоны», есть игроки из мадридского «Атлетико», английских клубов «Манчестер Юнайтед», «Манчестер Сити», «Арсенал», «Челси», немецкой «Баварии».

То же у португальцев. Многие члены их сборной играют в Англии, Италии, Германии, Франции. О лидере мадридского «Реала» Криштиану Роналду и говорить не приходится — пятикратный обладатель «Золотого мяча».

Столько же раз становился лучшим в мире и капитан сборной Аргентины Лионель Месси, партнерами которого на чемпионате мира значились такие яркие игроки, как Пауло Дибала и Гонсало Игуаин из итальянского «Ювентуса», Серхио Агуэро из «Манчестер Сити», Анхель Ди Мария из французского ПСЖ.

Семь игроков из состава бессменного чемпиона Германии — мюнхенской «Баварии» — были представлены в немецкой сборной, за которую выступали также Антонио Рюдигер из «Челси», Сами Хедира из «Ювентуса», Юлиан Дракслер из ПСЖ, Тони Кроос из мадридского «Реала»…

Всей четверке команд предрекали выход как минимум в четвертьфинал. И всем им пришлось наблюдать за четвертьфинальными встречами по телевизору.

Что произошло? Почему такие «большие» — в футбольном смысле — сборные, как немецкая, аргентинская, португальская и испанская, вылетели из турнира досрочно, а такие «маленькие», как Россия, Хорватия, Швеция и Бельгия (вместе с четверкой других «больших», в разное время побеждавших на чемпионатах мира,— Уругваем, Францией, Бразилией и Англией), борьбу продолжили? Как случилось, что Месси и Роналду, которым предрекали встречу на футбольном поле в четвертьфинале (потом шутили, что они все же встретились, но в зоне вылета из Шереметьево), и на этом чемпионате, четвертом для них подряд, не сумели забить в матчах плей-офф?

Ревизия стереотипов

Причины, понятно, у всех разные. Тренерский штаб сборной Германии просчитался, судя по всему, с составом. В прошлом году Йоахим Лев привозил в Россию на Кубок конфедераций «голодный» молодняк, но не решился нынешним летом сделать ставку на тех, кто приз тогда выиграл и оставил хорошее впечатление самоотверженностью, соблюдением игровой дисциплины, скоростью и слаженными коллективными действиями. Ставка же на «сытых» себя не оправдала, и Лев, который возглавляет сборную уже 13 лет и которого Немецкий футбольный союз решил, несмотря на катастрофическую неудачу, в отставку не отправлять, уже заявил, что немедленно приступает к реконструкции состава.

В сборной Аргентины невооруженным глазом виден хаос в управлении командой. Ни мысли в ее игре не наблюдалось, ни в организации коллективных действий. В аргентинскую заявку на чемпионат не вошел, например, лучший бомбардир первенства Италии Мауро Икарди из миланского «Интера» (29 голов в 34 матчах). Решал не главный тренер Хорхе Сампаоли, а Лионель Месси: именно он запретил тренерам вызывать Икарди. Причина, рассказывают, прозаическая: Икарди будто бы увел жену у друга Месси. Давно известно: как только в команде (в любой, не только футбольной) начинают верховодить игроки — пиши пропало. Месси, а не тренер, определял состав (в ходе матча Сампаоли испрашивал у капитана разрешения выпустить на замену того или иного игрока), тактику. Сам же лидер «Барселоны» ничем себя, к сожалению, на чемпионате не проявил. По полю передвигался большей частью пешком. Когда в игре с хорватами пытался «взорваться», выяснилось, что соперники к этому были хорошо подготовлены и легко с аргентинцем справились.

В сборной Португалии вся игра строилась вокруг Роналду. Уругвайцы во встрече 1/8 финала умело лишили его простора, в своих оборонительных зонах передавали друг другу, заставляли нервничать. Роналду запомнился лишь спорами с арбитром и неумением выбраться из плотной опеки. Один на поле в современном футболе — не воин.

Испанцы, в свою очередь, повеселили футбольный мир вошедшим, наверное, в Книгу рекордов Гиннесса увольнением главного тренера Юлена Лопетеги за сутки до начала чемпионата. Мадридский «Реал» объявил, что достиг договоренности с Лопетеги о том, что тот после турнира в России возглавит клуб, оставшийся после ухода Зинедина Зидана без тренера, а Федерация футбола, с которой у Лопетеги контракт, приняла в ответ поразившее всех решение. Без тренера команду оставлять нельзя. 50-летний Фернандо Йерро, заменивший уволенного специалиста,— выдающийся в прошлом футболист, в тренерском деле, можно сказать, новичок: сезон во второстепенной команде из Овьедо — маловато для опыта. Вряд ли Лопетеги, блестяще прошедший с Испанией отборочный турнир к чемпионату мира, не выставил бы в стартовом составе в решающем для команды матче с Россией такого умницу — организатора игры, как Иньеста. В общем, как выясняется, и без тренерской мысли, на одном багаже много не навоюешь.

Ждать ли нам сюрпризов в оставшихся матчах? Убежден, их будет достаточно.

Звезд, что вспыхнули на этом чемпионате и до сих пор остались в игре, достаточно, чтобы затмить тех, кто уже покинул чемпионат.

Достаточно их и для того, чтобы составить несколько символических сборных мира. А главное — чтобы держать нас в напряжении последнюю неделю замечательного футбольного праздника, пусть у выбывающих из него и наворачиваются слезы. Поверьте, это пройдет, а праздник, который они подарили своей игрой, останется.

 

***

VAR или вор? Kак поменяли футбол видеоповторы

Футбол долго бравировал консервативностью — основные правила игры не менялись более века — и все больше отставал в технологическом сопровождении от других видов спорта. Это стало заметно еще и потому, что сама игра весьма прибавила в скорости и динамике. Так как же поменяли народную игру видеоповторы?

Еще раз уточним, о чем речь. В хоккее, теннисе, баскетболе, волейболе, регби, крикете, бадминтоне — где-то давно, где-то недавно — регулярно прибегают к помощи современной техники, чтобы определить, был ли, к примеру, забит гол (хоккей), ушел ли мяч в аут (теннис), задета ли в момент атаки и обороны сетка (волейбол)…

Наконец-то и футбол сдался. После долгих лет споров ФИФА приняла решение опробовать систему VAR (Video Assistant Referee — видеоассистент арбитра) сначала на прошлогоднем розыгрыше Кубка конфедераций, проводившемся в нашей стране, а теперь и на чемпионате мира.

Как это действует

Так что нынешний турнир в России — исторический: отныне всегда будут вспоминать, что именно в 11 российских городах судьям, работающим на поле, впервые стали помогать их специально обученные коллеги, располагающиеся в просторной комнате, оборудованной по последнему слову техники. Она — в московском центре вещания, куда поступают телесигналы со всех стадионов чемпионата.

Комнатные судьи имеют возможность пользоваться данными всех 35 камер, расположенных для ведения трансляций на каждой арене (две камеры нацелены только на определение положения «вне игры», они так и называются — офсайдные). Бригада арбитров, не отрывающих глаз от мониторов, состоит из четырех человек — главного, имеющего постоянную связь с полевым рефери, и трех ассистентов. Им также приданы четыре оператора-режиссера, готовых мгновенно предъявить запись спорного эпизода с любого ракурса.

Видеоарбитры, проводившие за два месяца до начала чемпионата мира тренировочный сбор в Италии, нацелены только на четыре вида возникающих на поле ситуаций. Одна из них связана со взятием ворот или отменой гола, другая — с назначением пенальти, третья — с необходимостью предъявления прямой красной карточки за исключительно грубое нарушение правил, четвертая — с ошибочной идентификацией футболиста (не тому, например, судья показал желтую или красную карточку).

Экспериментальный ЧМ

На бумаге все выглядит замечательно. На практике же нововведение оказалось непростым делом. Потому и реакция участников чемпионата (как тренеров, так и футболистов) на VAR зачастую полярная.

«Я,— говорит Йоахим Лев, тренер сборной Германии, сенсационно вылетевшей из чемпионата на предварительной его стадии,— полностью поддерживаю VAR и думаю, что она очень хорошо работает на этом турнире. Она нужна, чтобы авторитет судьи на поле не подвергался сомнению». Немецкий специалист похвалил новшество после того, как его команда выиграла у шведов матч, в котором не был назначен стопроцентный пенальти в ворота сборной Германии за снос в штрафной площадке шведского форварда Маркуса Берга. Польский арбитр Шимон Марциняк сделал вид, что все по правилам. Из центра вещания на ошибку ему не указали, и прав капитан сборной Швеции Андреас Гранквист, сказавший буквально следующее: «Немного странно, что четыре человека, пребывающие вдали от игры, вне атмосферы матча, принимают решения по важным вопросам. При этом арбитр, который находится на поле, не принимает решение в очевидной ситуации».

Слова Гранквиста заставили вспомнить смешную историю, связанную с применением VAR в чемпионате Германии. Первый тайм матча «Майнц» — «Фрайбург» завершился со счетом 0:0. Команды отправились на перерыв, игроки расположились в креслах, тренеры готовились внести в игру коррективы. Не тут-то было. Арбитр встречи, переговорив с видеосудьей, в спешном порядке вернул футболистов из раздевалок, назначил пенальти в ворота «Фрайбурга» и только после того, как хозяева поля забили гол, позволил командам продолжить отдых…

Как и снос шведа Берга, все видели, как в матче чемпионата мира Испания — Португалия испанский нападающий Диего Коста, прежде чем забить гол, грубейшим образом нарушил правила — ударил португальского защитника рукой. Все, кроме итальянского судьи Джанлуки Рокки и его соотечественника, видеоарбитра Массимилиано Ирратти, гол засчитавших.

Подобных ситуаций в матчах предварительного этапа чемпионата мира случалось не так уж и мало, чтобы не задуматься над очевидным вопросом: а не стоило ли прежде, чем применять новую систему на самом главном турнире, усовершенствовать — до малейших деталей — весь механизм? Ведь заниматься этим, наверное, лучше все-таки не на чемпионате мира…

За кого играет VAR

Хаоса в сегодняшнем применении VAR достаточно. Одни полевые судьи раз за разом обращаются за консультациями к комнатным и бегают, время от времени, к специальным мониторам, установленным перед входом в подтрибунное помещение. Другие считают, что сами с усами и ни о чем у сидящих в помещении коллег не спрашивают.

За кулисами чемпионата стали поговаривать, что VAR «положительно» используется не во всех противоречивых случаях, а только тогда, когда это выгодно той или иной команде, по странному совпадению относящейся к разряду фаворитов.

В качестве примеров приводят снос Берга (в пользу Германии), второй гол испанцев в ворота Марокко, не показанную Роналду красную карточку во встрече с Ираном (видеоарбитр предлагал удалить португальца, но парагвайский судья Энрике Касерес предложение проигнорировал и после продолжавшегося больше минуты видеопросмотра эпизода ограничился желтой карточкой).

— Я не понимаю, зачем нам нужен VAR,— заявил после скандального матча Сербия — Швейцария (скандального из-за демонстрации политических жестов некоторыми албанцами, играющими за швейцарскую команду) вице-президент Федерации футбола Сербии Саво Милошевич,— если это не работает. Сегодня весь мир видел ошибку немецкого судьи Феликса Бриха. Я думал, что система VAR нам нужна, чтобы исправлять ошибки арбитров. Значит, нам теперь нужны люди, чтобы исправлять ошибки тех, кто сидит перед монитором? А потом у нас появится 100 специальных арбитров, которые все равно не увидят то, что увидел весь мир. Видимо, система VAR работает избирательно, точнее, для избранных команд. Два раза Сербии не дали пенальти на этом чемпионате мира — два матча и две ошибки. Зачем вводили эту систему, если ошибки продолжаются? И не просто ошибки, а ключевые решения, которые напрямую влияют на игру.

Александр Бобров, один из ведущих российских экспертов по вопросам футбольного судейства, считает, что «в целом новшество, видеоповторы, пока вызывает раздражение и непонимание. Заметно снизился авторитет арбитров — за ними теперь бегают игроки, рисуя в воздухе телеэкран и требуя просмотра видеозаписи. С бровки о том же самом постоянно сигнализируют тренеры. А порой судьи принимают совершенно необъяснимые решения — перестраховываются и не берут на себя ответственность в простейших моментах, зачем-то пересматривают эпизоды, в которых изначально приняли верное решение».

 

***

Вот и кончилось время чудес

Итоги ЧМ-2018 по футболу в России: чем он запомнится и о чем заставит подумать.

В финал чемпионата мира по праву вышли сборные Франции и Хорватии. Они в полной мере, на мой взгляд, отражают тенденции, в первую очередь характерные для сегодняшнего футбола: высокий уровень физической готовности, атлетизм, умение прессинговать — при необходимости — на любом участке поля и на протяжении всего матча, великолепное исполнительское мастерство звезд, действующих исключительно на пользу команде, успешная реализация стандартов (всего на чемпионате мира, к слову, почти 45 процентов мячей было забито после стандартных ситуаций), игровая дисциплина и разумный, подчиненный интересам коллектива, прагматизм.

Маятник эмоций

В 20 предыдущих чемпионатах мира хозяева побеждали лишь в шести случаях, последний из которых зафиксирован 20 лет назад — во Франции. Даже пятикратные чемпионы мира — бразильцы, дважды принимавшие турнир, дома так и не выиграли. По разу не побеждали на своих полях и такие гранды, как Франция, Испания, Италия и Германия.

И нынче успех не на стороне хозяев, добившихся тем не менее лучшего результата за все годы своего участия в чемпионатах мира. Диапазон в оценках выхода сборной России в четвертьфинал и матча с хорватами на этой стадии турнира, проигранного в драматичной борьбе всего лишь в серии пенальти, запредельный. От «блестящая, феерическая, историческая победа» до «победа самой скучной и унылой, тяжелой и корявой из всех команд».

Одни перебарщивали, на мой взгляд, с восхвалениями, другие изо всех сил пытались принизить достижение хозяев чемпионата, впервые в истории пробившихся в одну четвертую финала самого главного в мировом футболе турнира, и искреннее стремление миллионов людей по всей стране отдать должное победителям испанцев называли, не скрывая своего огорчения состоявшейся победой, «принуждением к радости».

Первые, применяя не самые, полагаю, адекватные произошедшему оценки — «герои!», «подвиг!», «космос!»,— пророчили непременный выход в финал и столь же непременную победу в решающем матче. Вторые без тени сомнения, выдавая желаемое за действительное, предсказывали, что «сборная Хорватии расчихвостит сборную России», надеялись на поражение со счетом 1:4 и называли нашу команду с ее, как они говорили, «зомби-обороной», представителем «ментовской страны, гибридного спорта».

На фоне всеобщего праздника российских болельщиков, не без оснований гордившихся не только действительно поразительным достижением своих футболистов, но самим чемпионатом, возникали дискуссии о том, «хорошо ли интеллигенту радоваться победам сборной России?» В дополнение, по всей вероятности, к трем привычным для считающих себя сегодня представителями интеллигенции вопросам «Кто виноват?», «Что делать?» и «Какой счет?»

Сборная и ее тренер

В этом году сборная России прожила несколько разных периодов. На стадии подготовительных к чемпионату матчей ей не удавалось никого обыграть. «Знатоки» принялись предсказывать, что «делать праздник на футбольных полях чемпионата мира будут другие», не сборная России, от которой «веет безысходностью» и которая на домашнем чемпионате мира будет выглядеть хуже всех. Затем команда «спряталась» в тренировочном лагере, из которого поступала нейтральная, дозированная информация: продолжается работа над тактикой, изучаем соперников, проверяем различные сочетания игроков. В стартовавшем чемпионате сборная России сразу же обеспечила себе выход из группы, за первое место в ней, можно сказать, и не билась, не выставив в игре с Уругваем нескольких ведущих игроков. 0:3 в той встрече тренеры и футболисты команды назвали «полезной пощечиной», вернувшей после первых двух побед на землю…

Сейчас никто и не вспоминает об одном важном моменте, имеющем отношение к кадровым решениям Черчесова. Он связан с обрушившимися на его команду травмами трех ведущих футболистов — двух центральных защитников (Виктора Васина и Георгия Джикии) и нападающего Александра Кокорина. Если выбор форвардов не превратился для Черчесова в серьезную проблему (он остановился на Артеме Дзюбе и Федоре Смолове), то центральная зона обороны, если не забывать о решении одного из лучших российских стопперов Василия Березуцкого завершить выступления за сборную, и без того-то не самая надежная, стала головной болью: она на глазах превращалась в «решето». И тогда Черчесов позвонил Сергею Игнашевичу (14 июля ему исполнилось 39 лет), объявлявшему, стоит напомнить, о приостановлении своих выступлений за национальную команду, но — не о завершении.

Возвращение Игнашевича стало сенсационным, над шагом тренера и игрока посмеивались («Вот уж египтянин Салах, уругваец Суарес и прочие поиздеваются над стариком!..»), однако давно известно, кто смеется последним. Благодаря Игнашевичу оборона сборной России признана одной из лучших на чемпионате. Рядом с ним по-иному заиграл Илья Кутепов, практически безошибочно. Оборонительные построения в сборной России по матчу с испанцами вообще можно, на мой взгляд, считать идеальными. Поборники так называемого романтического футбола, который нынче можно лицезреть разве что на лесных полянках, где с азартом разыгрывается «приз сезона» — ящик пива,— с яростью окрестили игру в исполнении российской команды «антифутболом».

Между тем тренерский штаб сборной, памятуя о том, что каждая тактика хороша, если она приводит к желанной цели, то есть к победе, выбрал на матч с Испанией единственно возможный вариант ведения игры и результатом точность выбора подтвердил. «Российский тренер,— констатировал Жозе Моуриньо, один из лучших специалистов в мире,— избрал правильную тактику, сделав упор на строгую оборонительную игру. Россия отдала инициативу в руки испанцев и действовала исключительно от обороны». Не в последнюю очередь, надо сказать, победа была достигнута благодаря мастерству многократного лауреата «Огонька», лучшего вратаря страны Игоря Акинфеева.

Верная тактическая схема была выбрана и на матч с Хорватией, один из самых драматичных — по сюжету — на чемпионате. Станислав Черчесов прав, когда говорит, что послематчевые пенальти — не лотерея, это же не подбрасывание монетки, определяющей победителя, а составная часть футбола. После игры можно сетовать на то, что первым к «точке» отправили Федора Смолова, для которого чемпионат мира стал, мягко говоря, не самым удачным турниром в его карьере. Ему не удалось забить ни одного гола, он неважно пробил в серии пенальти с Испанией, психологически был задавлен. Можно сетовать и на то, что пенальти бил и Мариу Фернандес, никогда не делавший этого в ЦСКА. Но у тренеров сборной не было выбора: стопроцентные, если так можно выразиться, пенальтисты (Дзюба, Черышев, Головин) были к тому времени заменены.

Компенсация в разнице исполнительского мастерства испанских и хорватских футболистов, выступающих в ведущих европейских клубах, могла быть достигнута нашими игроками только за счет высокого уровня функциональной готовности, полной самоотдачи в каждом эпизоде и безоговорочном следовании принципам коллективизма и соблюдения игровой дисциплины. Свидетелями этого мы и стали.

Послепраздничные будни

Бесспорное — выход в четвертьфинал и достойная игра в play-off с Испанией и Хорватией — достижение сборной России не должно, полагаю, закрывать глаза на общую ситуацию в нашем футболе. Сторонники формулы «Россия — футбольная страна» ссылаются на результат команды. Заметил бы в связи с этим: если исходить из итогов чемпионата, Россия стала «временно футбольной страной». Сборная сыграла так, как сыграла, не благодаря тому, что происходит в российском футболе, а вопреки этому. Ее результат, возможно, даст толчок и новый импульс поступательному развитию этого вида спорта в стране (хотя, стоит напомнить, то же самое мы говорили после того, как российская команда разделила третье место на чемпионате Европы 2008 года с Турцией), но не стоит забывать, что происходило и происходит за рамками чемпионата мира.

Прекратили, например, существование два клуба — пермский «Амкар», выступавший в премьер-лиге, и «Тосно», выигравший в этом сезоне Кубок России. Только что исчезло с футбольной карты сразу несколько команд первого и второго дивизионов. Второй дивизион, похоже, вообще умирает: на содержание футбольных коллективов нет средств, календарь из-за навязанной в угоду трем-четырем самым богатым российским клубам схемы «осень-весна» безобразный. Шутка ли: перерыв во втором дивизионе — не между кругами, а между турами — составляет порой 4–5 месяцев, а там, где можно играть в футбол летом, в это время года не играют, а ждут наступления осени.

«География» игроков сборной в очередной раз высветила еще одну проблему — отсутствие системного поиска футболистов в стране.

Очень многие из них появляются в ведущих клубах «самоходом». Примеров достаточно. Александр Головин из городка Калтан Кемеровской области не был принят в свое время в школу московского «Спартака», но затем, к счастью для себя и для всего нашего футбола, оказался в ЦСКА. Юрий Газинский — «посланец» Комсомольска-на-Амуре. Далера Кузяева, потомственного футболиста (его дедушка Кабир Кузяев играл в «Энергетике» из Душанбе), судьба изрядно побросала до той поры, пока он не оказался в «Зените». Роман Зобнин — из Иркутска, Владимир Гранат — из Улан-Удэ, Федор Кудряшов — из Братска, Юрий Жирков — из Тамбова… А сколько таких парней в условных Калтанах! Если и пробиваются они, то случайно. Да что там говорить: в четырех московских клубах премьер-лиги играют сегодня лишь четыре (!) москвича.

Последний «нормальный»?

Похоже на то, что мы стали свидетелями последнего «нормального» чемпионата мира. Это был шестой турнир, проводившийся с участием 32 команд. Когда ФИФА увеличила количество сборных, казалось (мне, признаться, кажется и по сей день), что перебор с числом участников на пользу футболу, качеству игры не идет.

Речь даже не о «простых» матчах, во время которых соперники не договариваются, а по умолчанию гоняют мяч между двумя штрафными площадками (Франция — Дания и Польша — Япония на завершившемся чемпионате), воротам не угрожают и довольствуются результатом, обе стороны устраивающим. Речь о размывании качества футбола. Настоящий чемпионат мира, то есть тот, в котором отношения выясняют не отобранные по квотам ФИФА с заложенным в них принципом политкорректности команды разной степени силы, но представляющие все континенты, а на самом деле сильнейшие. По гамбургскому счету. Сборные Панамы и Саудовской Аравии, к примеру, не доросли еще по уровню мастерства до лучших команд мира. При всем к ним уважении вместо них, на мой взгляд, должны были играть в России, допустим, команды Голландии и Италии.

ФИФА тем временем продолжает поддерживать процесс гигантомании. Если через четыре года в Катаре вновь будут играть 32 команды, то в 2026-м, когда чемпионат мира впервые пройдет сразу в трех странах (США, Канада, Мексика), в турнире выступят 48 сборных. Никто не задается вопросом: где найти квалифицированных исполнителей для такого количества команд? Предварительный раунд превратится в «избиение младенцев» с заведомо предсказуемыми результатами.

В Катаре в 2022 году — другая незадача. Летом в этой стране несусветная жара. Футбольные матчи проводить невозможно. ФИФА приняла решение устроить — впервые в истории — чемпионат мира в ноябре-декабре. К чему это решение приведет? Прежде всего будет полностью сломан десятилетиями формировавшийся календарь национальных чемпионатов европейских стран, а также таких значимых для континента клубных турниров, как Лига чемпионов и Лига Европы. Могу предположить, что спустя какое-то время после завершения чемпионата мира в России УЕФА и ведущие в мировом футболе страны, такие как Англия, Испания, Германия, Франция и Италия, выступят единым фронтом против проведения чемпионата-2022 в такие сроки. Вряд ли они станут требовать переноса турнира в другую страну, но их выступление, связанное со сроками чемпионата, будет подразумевать это требование.

Позиция ФИФА касательно расширения состава участников понятна. Крупную корпорацию интересует в первую очередь прибыль. Больше команд — больше телевидения и больше спонсоров. Прибыль ФИФА по итогам чемпионата мира в России по предварительной информации составит 6,1 млрд долларов (в 2014 году — в сравнении — в Бразилии было 4,8 млрд, в 2010-м в ЮАР — 3,9, в 2016-м в Германии — 2,2). Прибыль складывается из продажи прав на телетрансляции (можно только представить, сколько можно будет выручить средств при 48 участниках) и поступлений от спонсоров. Контракты со спонсорами принесут ФИФА на этот раз на 200 млн долларов больше, чем четыре года назад,— примерно 1 млрд 650 млн. Прибавка вызвана в основном появлением большой группы спонсоров из Китая. Их теперь 7 из 20 основных…

Но это все, впрочем, будет потом. А пока Международная федерация футбола, да и не только она — все без исключения участники турнира, журналисты, подавляющее большинство болельщиков,— ставит самые высокие оценки организаторам чемпионата мира в России. Они не формальные. По той простой причине, что за весь чемпионат не было ни одного нарекания в адрес организаторов, ни одной серьезной промашки, заставившей о ней говорить. Говорили лишь о созданном ненавязчивом, почти домашнем комфорте для команд, болельщиков и представителей СМИ, высоком уровне безопасности, практически всегда заполненных трибунах прекрасных стадионов, безотказной и полезной для всех гостей деятельности волонтеров и стюардов.

Директор департамента Международной федерации футбола (ФИФА) по проведению соревнований и мероприятий Колин Смит во время выступления на круглом столе «Эффективное экономическое развитие регионов после чемпионата мира – 2018» назвал турнир в России «восхитительным» и сказал, что «не было ни одной серьезной операционной проблемы, это произошло благодаря многим факторам — работе оргкомитета, регионов». Прогнозы противников проведения чемпионата мира в России, сомневавшихся в искренности праздника и искренности чувств, называвших «изначальной невыполнимостью задачи — явить образ страны, сильно расходившейся со сложившимся мнением; страны открытой, дружелюбной, улыбающейся, любящей спорт и живущей футболом», рухнули так же, как и прогнозы, предрекавшие сборной России провал.

Остается только верить, что не менее эффективно и «восхитительно» будут использоваться современные арены после чемпионата мира. Даже в тех городах, в которых, как в Калининграде, Саранске, Нижнем Новгороде, Волгограде, Сочи, нет на данный момент клубов российской премьер-лиги.

***

Победы вне поля: Нефутбольные достижения ЧМ-2018

100% составила посещаемость московских стадионов «Лужники» (вмещает 80 тысяч зрителей) и «Спартак» (45 тысяч) во время ЧМ. У сочинской арены «Фишт», рассчитанной на 48 тысяч зрителей, этот показатель — 99,4 процента, у «Санкт-Петербурга» вместимостью 67 тысяч зрителей — 99,3 процента. Наименьший результат из 12 стадионов, принимавших турнир, у «Волгоград Арены» (45 тысяч) — 92 процента.

3 млн туристов посетили Москву в период проведения ЧМ (вдвое больше, чем в обычное время), по данным столичного департамента спорта и туризма. Из них 1,2 млн гостей приехали из дальнего зарубежья (втрое больше обычного), главным образом из Китая, США, Германии, Нидерландов, Франции. По предварительной оценке Ростуризма, все 11 городов, где проходил чемпионат, посетили почти 5 млн туристов, средний прирост турпотока составил 74 процента.

3575 рублей составил средний чек на одного иностранного болельщика во время ЧМ, подсчитали аналитики платежной системы Visa. Больше всего футбольные фанаты из-за рубежа тратили на проживание, модную одежду, рестораны и кафе. Размер среднего чека на стадионах составил 1682 рубля. Больше других тратили болельщики из Китая, США и Мексики.

На 35% вырос оборот в ресторанах и кафе за время ЧМ по сравнению с аналогичным периодом до его начала. Оборот в продовольственных магазинах увеличился на 22%. Продажи крепкого алкоголя выросли на 9%, пива — на 33%.

Источники: «Турстат», «Коммерсантъ», РБК, «РИА Новости», «Ведомости»

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Горбунов

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.08.2018. Просмотров: 191

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta