Как Беларусь стала диктатурой. Власть собирается заочно судить уехавших из страны

Содержание
[-]

О  последствиях расширения полномочий президента. Урок для украинцев 

Для того, чтобы продемонстрировать, к чему может привести расширение полномочий президента и переход к президентской республике, аналитики Центра совместных действий решили исследовать опыт страны-соседки, президентской республики с главой, понимающей, на что он идет и зачем, – республики Беларусь.

Украинские власти вновь обсуждают необходимость изменения баланса властей. Алексей Данилов, секретарь СНБО, выступил за переход к жесткой президентской республике. По его мнению, тогда есть «ответственный человек, который понимает, на что он идет, зачем и так далее», пишет LB.ua.

Глава НАПК Александр Новиков пожаловался, что должности премьера и президента разделяют обязанности исполнительной власти. От этого система государственного управления становится менее эффективной. По его убеждению, нужно ликвидировать пост президента или премьера или сделать президента единственным главой исполнительной власти.

Для того, чтобы продемонстрировать, к чему может привести расширение полномочий президента и переход к президентской республике, аналитики Центра совместных действий решили исследовать опыт страны-соседки, президентской республики с главой, понимающей, на что он идет и зачем, – республики Беларусь.

Как устанавливали баланс властей в Беларуси

Декларацию о государственном суверенитете Верховный Совет Белорусской ССР принял на одиннадцать дней позже украинского парламента – 27 июля 1990 года. Независимость белорусские депутаты также провозгласили с небольшой задержкой – 25 августа 1991 года. Но Конституцию Республики Беларусь депутаты приняли на два года раньше украинских коллег – 15 марта 1994 года.

«Запроса на национальную культуру и язык не было. Белорусы, кажется, были не готовы к обретению независимости и не знали, что с ней делать. Риторика о национальном государстве и собственной политике многими белорусами не воспринималась. Основные ожидания – базовое благополучие, отсутствие геополитических изменений и борьбу с коррупцией», – говорит белорусская журналистка и правозащитница Мария Квицинская.

Согласно Конституции, Беларусь была президентско-парламентской республикой. Президент стал главой государства и исполнительной власти. Он управлял системой органов исполнительной власти, создавал и ликвидировал министерства и другие центральные органы власти. По согласованию с парламентом, президент назначал премьера, его заместителей, некоторых министров и руководителя КГБ. Всех других министров президент назначал и увольнял самостоятельно.

В состав Верховного Совета Республики Беларусь после провозглашения независимости входило 360 депутатов. После принятия Конституции их количество уменьшили до 260. Основной Закон определил парламент как «высший представительный постоянно действующий и единый законодательный орган государственной власти». Кроме согласования кандидатур премьера и отдельных министров, Верховная Рада могла принимать и изменять Конституцию. Депутаты утверждали бюджет, устанавливали налоги и сборы, а также назначали судей высших судов, руководителей и членов правления Нацбанка.

Выборы в белорусский парламент проходили по мажоритарной системе. Это имело определяющие последствия для демократии в стране. Конституция учредила в Беларуси еще и Конституционный трибунал. Он мог признать неконституционными акты президента, парламента и правительства. По своей инициативе судьи КС могли рассмотреть акт любого государственного органа или общественного объединения на соответствие Конституции, законам и даже международным договорам, ратифицированным в Беларуси. Судей Конституционного Суда избирала Верховная Рада по собственной инициативе на 11 лет. Председателя суда парламент назначал по предложению президента.

Появление сильной руки 

Датой появления современной Беларуси можно назвать 10 июля 1994 года. В этот день победу в первых президентских выборах одержал депутат Верховной Рады Беларуси Александр Лукашенко. Во втором туре его поддержали более 80% избирателей. «Лукашенко рассматривали как молодую альтернативу действующему премьер-министру Вячеславу Кебичу. Голосование было в значительной степени протестным против лично Кебича. Лукашенко прославился как борец с коррупцией, хозяйственник и человек из народа. При этом его политика почти не отличалась от того, за что выступал Кебич, – говорит белорусский журналист и общественный деятель Максим Гацак. 

Сразу после прихода к власти Александр Лукашенко начал издавать «реформаторские» указы по органам власти и самоуправлению, бюджету, льготам для отдельных категорий граждан и тому подобное. Но Конституционный Суд счел эти решения президента неконституционными. За два года, с 1995 по 1996 год, Конституционный Суд Республики Беларусь 13 раз признал акты президента частично или полностью неконституционными.

Александр Лукашенко знал, как с этим бороться. Своим распоряжением он обязал органы власти определенно выполнять неконституционные указы под персональную ответственность их руководителей. Конечно, это распоряжение Суд признал также неконституционным, но это не остановило правительство от его воплощения. Не сдерживала Александра Лукашенко и Верховный Совет, который в 1995 году попал в ад выборов по несовершенной мажоритарной системе. С мая по декабрь состоялось четыре тура выборов, по результатам которых избрали только 198 депутатов из 260 возможных. 

Еще одним витком противостояния Александра Лукашенко другим ветвям власти стали народные волеизъявления. В мае 1995 г. по инициативе президента состоялся первый в истории Беларуси референдум. Граждане отвечали на вопросы по изменению государственных символов, предоставлению русскому языку статуса государственного и возможностей президента досрочно прекращать полномочия парламента. Оппозиционных депутатов, объявивших голодовку в знак протеста против политики Лукашенко, избили подконтрольные президенту силовики. Но это не отбило у более 75% граждан желания поддержать президента и каждый из объявленных им на референдуме вопросов. 

В ноябре 1996 г. состоялся второй референдум. В этот раз речь шла об изменениях в Конституцию. Президент Лукашенко стремился строить государство как президентскую республику, а парламент – как парламентскую. Победила идея Лукашенко. Но из-за нарушений, злоупотреблений и массовых фальсификаций референдум не признали ни ОБСЕ, ни Совет Европы, ни ЕС. «Главные аргументы, которые тогда звучали за конституционную реформу – это необходимость сильной президентской власти, способной быстро и решительно навести порядок, не оглядываясь на действующие бюрократические процедуры и политические распри», – объясняет Максим Гацак.

В Украине была попытка повторить опыт Александра Лукашенко. В 2000 году Леонид Кучма провел референдум, на котором спрашивал мнение граждан о дополнительных основаниях для роспуска парламента, отмены депутатской неприкосновенности, уменьшения количества нардепов и двухпалатного парламента. Каждую из идей поддержали более 80% украинцев. К счастью, до сегодняшнего дня удалось воплотить лишь отмену депутатской неприкосновенности, а внедрить другие предложения грозит чуть ли не каждый президент Украины.

Окончательная президентская республика 

Согласно новой редакции Конституции Республики Беларусь, действующей до сих пор почти без изменений, президент стал единственным центром принятия решений в стране. Он несет ответственность "за охрану суверенитета, национальную безопасность и территориальную целостность, политическую и экономическую стабильность, взаимодействие органов власти и посредничество между ними". С 1996 г. белорусский президент единолично формирует правительство. Единственное, что он согласовывает с нижней палатой парламента – это личность премьера. Структура правительства, заместители премьера, назначения и отставки министров и других членов правительства, руководителей республиканских органов государственного управления – в руках одного человека. 

Парламент был разделен на две палаты. В нижнюю, представляющую всех избирателей страны, входят 110 депутатов. Высшую палату формируют 64 представителя территорий республики. Выбирают его советы 6 областей и города Минск – по 8 депутатов. Еще 8 назначает президент. С согласия верхней палаты парламента президент назначает руководителей и судей высших судов, руководителя и членов правления Нацбанка и без консультаций и согласований может их увольнять. Всех остальных судей и часть судей Конституционного Суда Лукашенко назначает сам. 

Палаты работают сессионно дважды в год. Внеочередную сессию может созвать только президент. Нижняя палата может рассматривать проекты законов и объявить вотум недоверия правительству. Верхняя палата окончательно одобряет или отклоняет проекты законов, утверждает бюджет, дает согласие на назначение председателей высших судов, отменяет решение нижней палаты, назначает часть судей Конституционного Суда и согласовывает незначительную часть кадровых решений президента. 

Важнейшее полномочие, которое дала Лукашенко Конституция 1996 года, – возможность издавать декреты, имеющие силу закона. Эти документы не могут касаться изменений в Конституцию, бюджет, выборы, ограничение прав и свобод граждан. Все остальные вопросы президент может решить без депутатов. Несмотря на то, что роль и задачи Конституционного Суда Конституция не изменила, в новом балансе ветвей власти реальной роли в системе сдержек и противовесов он больше не играет.

Последствия концентрации власти 

Сразу после референдума 1995 года Лукашенко разогнал Верховный Совет, который пытался объявить ему импичмент, подавил протесты, сменил главу ЦИК и сформировал из лояльных к себе депутатов парламент. Все последующие выборы в нижнюю палату парламента проходили по мажоритарной системе – и почти всегда побеждали провластные депутаты. Оппозиционные кандидаты часто просто не допускались к участию. Так Лукашенко получал абсолютное большинство в каждом созыве нижней палаты парламента из внепартийных парламентариев. 

Верхняя палата по умолчанию формировалась из лояльных к власти представителей регионов, поэтому тоже не представляла опасности для президента. «Сейчас в народе парламент называют «палаткой», потому что он ничего не решает. Это номинальный орган, группа людей, которым приходят задачи, за что и как голосовать. Люди не знают депутатов, потому что они ничего не решают и ни на что не влияют. Даже в медийном поле парламент показывают слабым. Формально он существует, но ни на что не влияет», – объясняет Мария Квицинская. 

Но оппозиция все равно появлялась, но с ней боролись неправовыми методами. В 1999 году стали исчезать лидеры оппозиционного движения. Среди них были эксминистр внутренних дел и экспредседатель ЦИК, которые перешли на сторону оппозиции. Позже экс-спецназовец белорусского СОБРа признался, что участвовал в их убийстве. Тела политиков никто так и не нашел. Началось расследование, даже нашли подозреваемого. Но власти сделали все, чтобы никто не понес ответственности.

Последними выборами, признанными демократическим миром, были выборы в Верховную Раду 1995 года. В сентябре 2004 года прошел инициированный Лукашенко референдум, на котором граждане сняли конституционное ограничение для президента в должности не более двух сроков. Поэтому на ноябрь 2021 года Александр Лукашенко уже 26 лет у власти, шесть раз его «избирали» президентом. Передать власть он не готов. С 2001 года каждые президентские выборы сопровождаются протестами граждан, жестоко разгоняемых силовиками. За три месяца последних демонстраций в августе 2020 года задержали более 30 тыс. человек. Александр Лукашенко сам решает все важнейшие вопросы в Беларуси, и его невозможно сдержать. Он перекрывает для собственных граждан границу с Украиной, считает пандемию коронавируса политической войной и интегрирует Беларусь в Россию. 

Какие выводы следует сделать Украине 

События в Беларуси последних 26 лет – это история, которую могла бы повторить Украина без Оранжевой революции и Революции достоинства. Это альтернативная Украина, где внедрили результаты референдума Кучмы в 2000 году – уменьшили количество народных депутатов, разделили Верховную Раду на две палаты и расширили основания для роспуска парламента. В возможной реальности Леонид Кучма переизбрался бы на третий срок.

Среди украинцев можно услышать одобрительные мысли о власти Беларуси – мол, там порядок, отремонтированы дороги и нет коррупции. Но на практике там пытают и насилуют протестующих и простых людей, сотрудники КГБ проникают в квартиры граждан. А ради ареста оппозиционера власти готовы поднять истребители и заставить посадить пассажирский самолет иностранной компании.

Властная верхушка Беларуси опасна не только для собственных граждан, но и для стран-соседей. Страны Балтии переживают из-за Белорусской АЭС, построенной на границе с Литвой, Польша – из-за искусственного миграционного кризиса, а Украина – из-за почти 1100 километров общей границы, которой потенциально может воспользоваться Россия.

В 2019 году мы избрали внесистемного президента и полностью доверились его партии. В то же время его пока ничего не сдерживает: Кабмин и Верховная Рада фактически беззубы. Глава государства не боится нарушать Конституцию и законы: систематически ставить задачи перед правительством, требовать посадок, увольнять судей Конституционного Суда, лишать должностей чиновников, давить на суды и прокуратуру. Он требует быстрых и простых решений. Парламентские долгие и публичные процедуры его не устраивают.

Но это неудивительно. По случаю 30-й годовщины независимости Украины Центр совместных действий подготовил исторический обзор баланса властей в Украине. Мы пришли к выводу, что каждый президент пытался взять на себя как можно больше полномочий. И если этого не останавливать – мы легко повторим опыт Александра Лукашенко.

Сомнительно, что Алексей Данилов или Александр Новиков, выступающие за окончательное решение вопроса о балансе властей в Украине, хотят перенять именно такой опыт президентской власти. Но уже дважды мы были очень близки к тому, чтобы применить белорусский опыт в Украине: во времена почти неограниченной власти Леонида Кучмы и Виктора Януковича. И дважды это кончалось революциями.

Поэтому, возможно, вместо того, чтобы искать спасение в быстрых решениях президента, следует поддерживать более долгие, но более качественные процедуры, которые не будут угрожать гражданам и нашим правам. Единственный орган, который никогда не захватит власть и даже не будет для этого иметь возможность – парламент. Лучше и безопаснее сражаться за парламентскую республику.

Операционное управление государством следует доверить руководителю правительства, контролируемого парламентом. Ведь в наших реалиях президент постоянно пытается вмешиваться в работу правительства и подминать под себя парламент. И ничего, кроме расшатывания государства и увеличения беспорядка, это не приносит.

Автор Олег Савичук, аналитик Центра совместных действий; опубликовано в издании LB.ua

Источник - http://argumentua.com/stati/kak-belarus-stala-diktaturoi-urok-dlya-ukraintsev

*** 

Приложение. Заочно судить уехавших. Юристы - о новой инициативе властей Беларуси 

В Беларуси собираются судить тех, кому пришлось покинуть страну после протестов, вспыхнувших вслед за президентскими выборами в августе 2020 года. Что думают об этом эксперты - у DW.

"Совершил здесь преступление, уехал и спокойно живет, - посетовал госсекретарь Совбеза Беларуси Александр Вольфович в интервью телеканалу СТВ. Речь шла о тех белорусах, кто после протестов, вспыхнувших после президентских выборов в августе 2020 года, уехал за границу. - Даже по запросу (...) правоохранительного блока по политическим мотивам их не выдают оттуда".

По словам Вольфовича, сейчас обсуждаются поправки в закон, которые предоставляют возможность уехавших из страны судить в Беларуси без их присутствия. Инициатива исходила от Следственного комитета (СК), ее уже поддержали Верховный суд и Генеральная прокуратура.

Возможность есть, но в редких случаях 

Чешский адвокат, специалист в области международного правового сотрудничества и бывший политический активист Алесь Михалевич говорит, что практика заочных судов, без присутствия обвиняемого, есть и в других странах: "Но это компенсируется тем, что после выдачи или экстрадиции человека страна должна фактически по-новому пересмотреть приговор, провести полное судебное разбирательство уже в его присутствии. Заведомо считается, что отсутствие человека на процессе нарушает его право на защиту".

В Беларуси сейчас тоже могут судить заочно, однако в очень редких случаях. Как объясняет адвокат Антон Гашинский, такое может быть, когда человека обвиняют в преступлении, не представляющем большой общественной опасности, или в менее тяжком преступлении (наказание за такие преступления - не более 2 лет колонии), он признает свою вину и сам просит провести разбирательство в его отсутствие.

Еще одна ситуация, при которой возможен суд без присутствия самого обвиняемого, - когда он участвовал в предварительном следствии, изучил все материалы уголовного дела, высказал свою позицию, но скрылся перед самим судебным процессом. "В целом же проведение предварительного следствия - возбуждение уголовного дела, проведение следственных действий, окончание уголовного дела - без участия человека, привлекаемого к уголовной ответственности, сейчас невозможно", - указывает Гашинский.

И подчеркивает, что "заочный суд" лишает человека конституционного права на защиту от необоснованного подозрения и обвинения. "А по Конституции Республики Беларусь все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов", - напомнил адвокат.

К чему приведут такие судебные процессы? 

"Суд заочно приговорит к тому или иному наказанию. В зависимости от тяжести совершения проступка. Конечно же, он (обвиняемый. - Ред.) будет находиться за границей, конечно же, его не выдадут. Но то, что он приговорен, к примеру, к двум, трем годам лишения свободы или другому сроку, который определит суд, будет, наверное, накладывать определенный отпечаток", - уточняет госсекретарь Совбеза Вольфович.

Каким именно будет этот "отпечаток"? Алесь Михалевич говорит, что инициатива может быть связана с тем, что сегодня запросы белорусских властей через систему Интерпола по "политическим статьям" не работают. "И официальный Минск считает, что если они будут подавать в розыск по каналам Интерпола, имея судебное решение, то это каким-то образом поможет. Но это неправда. Отношение к Беларуси каким было настороженным в Интерполе, таким и останется", - убежден Михалевич.

Он считает, что доверие к белорусской правовой системе во многих странах сегодня крайне низкое. И приводит в пример Германию, где последние несколько лет земельные суды отказывают в экстрадиции по запросам из Беларуси на основе аргументов, связанных с соблюдением прав человека.

"Поможет власти изымать имущество" 

Однако в Беларуси судебные решения, вынесенные без присутствия обвиняемого, могут помочь в реализации еще одной недавней инициативе властей - конфисковывать имущество у признанных властями экстремистами лиц. "Это действительно может помочь власти достаточно эффективно изымать имущество, например, в бюджет государства. Даже сегодня в рамках уголовного дела можно наложить временное ограничение на пользование квартирой, домом, офисом", - говорит Михалевич.

Еще одно последствие - моральное. Сегодня часто можно услышать, как госпропаганда в Беларуси называет преступниками тех, кто участвовал в протестах. "Это является грубейшим нарушением всех международных конвенций, - уверен чешский юрист. По его выражению, есть презумпция невиновности, и пока судом не доказана вина, человек обязан считаться невиновным.

"После суда власти, с их юридической точки зрения, будут иметь право называть людей преступниками, потому что в судебном процессе было принято решение, что человек виновен. С моей точки зрения - как адвоката и бывшего политического активиста, - это не особенно важно. Но, может быть, для кого-то морально это будет иметь огромное значение", - отметил Алесь Михалевич.

"Это способ запугивания" 

Руководитель юридического отдела Народного антикризисного управления (НАУ) Михаил Кирилюк рассматривает инициативу белорусских властей не как правовую, а как политическую: "Это способ запугивания белорусов, которые под угрозой преследования по политическим мотивам, тюрьмы покинули Беларусь, находятся в изгнании и выступают против режима Лукашенко более свободно, чем те люди, которые остались в стране. Инициатива направлена против них - чтобы люди боялись высказываться, чтобы опасались каких-то последствий, опасались за свое имущество".

При этом он приводит в пример обещания властей обвинять в экстремизме подписчиков телеграм-каналов: "Если в стране 100 тысяч, 200 тысяч экстремистов, почему они до сих пор не в тюрьме? Можно это реализовать? Нельзя, потому что это технически сложно - попробуй всех найти, поймай, элементарно нет мест в тюрьмах. И самая главная опасность - если действительно начнешь арестовывать людей тысячами или десятками тысяч, то начнется активное гражданское сопротивление".

Кирилюк полагает, что новая инициатива - скорее "демонстрация возможностей", мол, захотим - привлечем к ответственности за любое политическое высказывание против нас, не остановит даже нахождение за пределами Беларуси, все равно найдем, что у вас забрать. "Это не инструмент, чтобы завтра лишить сто тысяч людей своих квартир, а именно желание запугать этих 100 тысяч человек", - заключил глава юридического отдела НАУ.

Автор Эмма Левашкевич

Источник - https://p.dw.com/p/43eyG


Об авторе
[-]

Автор: Олег Савичук, Эмма Левашкевич

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.12.2021. Просмотров: 42

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta