К вопросу об использовании Керченского пролива или Почему российско-украинский договор нарушает международное право?

Содержание
[-]

К вопросу об использовании Керченского пролива или Почему российско-украинский договор нарушает международное право? 

Даже самые давние, возникавшие и бывшие на просторах современной Украины цивилизации, владели двумя важными компонентами — теллурократией и талассократией, что означает сухопутное и морское могущество соответственно.

Теллурократия — тип государственного устройства, который чётко связан с освоением материковых пространств, стремлением к присоединению (в том числе аннексии) сопредельных государств и колонизации обширных сухопутных регионов, последовательным проникновением вглубь материкового пространства. Примеры: Китайская империя, Империя Великих Моголов, Золотая Орда, Россия допетровских времён.

Талассократия — подтип государства, вся экономическая, политическая и культурная жизнь которого, вследствие недостатка земельных ресурсов или особого географического положения, сосредотачивается на деятельности так или иначе связанной с морем, морским судоходством, и контролем морских пространств и/или прибрежных регионов. Примеры: Британская, Португальская империи, в Средневековой Европе — Венеция и Генуя, тогда независимые города-государства

Термины предложены [?] русским ультраправым публицистом А. Г. Дугиным, опиравшимся на работы известного нацистского юриста и теоретика геополитики Карла Шмитта

Сегодня эти же компоненты являются неотъемлемыми составляющими геополитического фактора формирования внешней политики Украины. Оккупация и дальнейшая аннексия Россией Крыма еще больше обострили нерешенные вопросы относительно делимитации границы в Азовском море и двустороннего использования Керченского пролива. Безусловно, что с геополитической, геостратегической и международно-правовой точек зрения — это один из первостепенных факторов, сказывающийся на отношениях Украины и Российской Федерации, а его решение будет оказывать влияние не только на их двухсторонние взаимоотношения, но и на стабильность Черноморского региона в целом. Оба государства проявляют интерес также к природным ресурсам Азовского моря, поскольку там много не только ценных видов рыб, но еще и запасов газа и газового конденсата.

***

Однако сейчас возникла парадоксальная ситуация. Ведь де-юре после аннексии Крымского полуострова статус Керченского пролива никоим образом не был изменен. Он остался таким же, как это определено двухсторонними договорами между Украиной и Россией. Кроме того, по закону Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины» от 15 апреля 2014 года, Украина не признает вхождения Крыма в состав Российской Федерации, а, следовательно, временно оккупированная крымская территория, внутренние морские воды и территориальное море Украины вокруг Крымского полуострова является неотъемлемой частью нашей (украинской!) территории. А вот де-факто там хозяйничает именно Россия, поскольку полагает, что закрепив в своем законодательстве вхождение Крыма в состав Российской Федерации на правах субъекта федерации, она автоматически имеет права и на Керченский пролив.

Российская Федерация вернулась к идее сооружения транспортного (перехода, планируя через о. Тузла к Керченскому полуостровуНо Керченский пролив, как и раньше, — это водное пространство общего пользования, где односторонние действия невозможны, а все вопросы об использовании акватории пролива должны решаться с согласия сторон, в соответствии с договоренностями. Что касается здешнего ведения хозяйства Россией, то обязательная плата, взимающаяся с торговых судов в Керченском морском торговом порту, поступает в бюджет государства-оккупанта (а это не одна сотня судов в течение года и миллионы долларов!), хотя этот порт и подпадает под действие санкций Европейского Союза в связи с его незаконной экспроприацией оккупантами. Кроме того, Российская Федерация опять вернулась к идее сооружения транспортного (автомобильного и железнодорожного) перехода, планируя построить его до конца 2018 года (из насыпанной и возобновленной части Тузлинской косы Таманского полуострова через о. Тузла к Керченскому полуострову). Цель строительства транспортного перехода через Керченский пролив — обеспечить транспортным сообщением (в первую очередь, автодорогой) материковую часть и полуостров Крым, где Россия считает себя уже «полноправным хозяином». То есть, поскольку восточную часть Украины захватить России не удалось, ее руководство решило другим способом соединить «свои территории» (материковую Россию и Крым).

Напомним, что 29 января 2014 года правительство Украины утвердило подписанное 17 декабря 2013 года в Москве Соглашение между Кабинетом министров Украины и правительством Российской Федерации о совместных действиях по организации строительства транспортного перехода через Керченский пролив. Фактически, стороны договорились, что в 2014 году после проведения инженерных исследований совместно разработают технико-экономическое обоснование (ТЭО), в котором будут проанализированы действующие и просчитанные перспективные потоки грузов и пассажиров, определен будущий тип транспортного перехода (тоннель или мост), варианты проектирования и строительства. ТЭО также должен был включать возможности обустройства автомобильных и железнодорожных дорог, строительства новых и развития имеющихся пунктов пропуска через государственную границу. Кроме того, в ТЭО планировалось определить модель инвестирования проекта. Готовность ТЭО ожидалась в конце 2014 года. И тут мы снова и снова возвращаемся к тому, что никакой договор с Россией не стоит той бумаги, на которой он подписан…

Следовательно, сегодня Керченский пролив — это единственный естественный путь, соединяющий Азовское и Черное моря, а по своему правовому статусу и режиму тесно связан с Азовским морем. Именно поэтому необходимо рассматривать этот вопрос только во взаимосвязи со статусом и режимом Азовского моря, а также определить основные аспекты (принадлежность и режим пользования), как с формально-юридической, так и с политической точек зрения.

 

Так, нынешний статус Азовского моря и Керченского пролива определяется Договором между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе (от 28.01.2003 г.) и Договором между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.).

В первом договоре статус определяется (ст. 5) как внутренние воды двух государств. Кроме того зафиксировано, что урегулирование вопросов, относящихся к смежным морским пространствам, осуществляется по соглашению между сторонами в соответствии с международным правом.

Что касается второго вышеупомянутого договора, то Азовское море и Керченский пролив исторически (ст. 1) являются внутренними водами Украины и Российской Федерации. Из этого выходит, что на них распространяется государственный суверенитет и Украины, и Российской Федерации. Кроме того зафиксировано, что Азовское море разграничивается линией государственной границы в соответствии с соглашением между сторонами. Важным положением ст.1 является то, что урегулирование вопросов относительно акватории Керченского пролива осуществляется также последующим соглашением (которое, в случае необходимости, должно быть заключено) между сторонами. Таким образом, в указанных действующих договорах между Российской Федерацией и Украиной ни слова не упоминается о существовании в Керченском проливе какой либо границы.

***

Кроме действующих основных договоров к документам, регулирующим вопрос о Керченском проливе, относят:

  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о торговом судоходстве (подписанное в Киеве в 08.02.1995 г.; вступило в силу в 27.05.1995 г.);
  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о пунктах пропуска через государственную границу между Российской Федерацией и Украиной (подписано в Киеве в 08.02.1995 г.; вступило в силу в 11.03.1995 г.);
  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о внесении изменения в Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о пунктах пропуска через государственную границу между Российской Федерацией и Украиной от 8 февраля в 1995 г. (подписано в Москве в 15.02.2011 г.; вступило в силу в 29.03.2012 г.);
  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о сотрудничестве при осуществлении общего контроля лиц, транспортных средств и товаров на российско-украинской государственной границе (подписано в Донецке в 18.10.2011 г.; вступило в силу 04.12.2012 г.);
  • Протокол между правительством Российской Федерации и правительством Украины о внесении изменений в Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о сотрудничестве при осуществлении совместного контроля лиц, транспортных средств и товаров на российско-украинской государственной границе от 18 октября 2011 г. (подписанный в Москве в 17.12.2013 г.) — является неотъемлемой частью вышеуказанного Соглашения;
  • Соглашение между государственным комитетом Украины по рыбному хозяйству и Комитетом Российской Федерации по вопросам рыболовства от 14.09.93 г. (основные положения: ресурсы Азовского моря — это совместное достояние приазовских государств; промысел в Азовском море могут вести лишь суда под флагом Украины и России; создается совместная комиссия по вопросам рыболовства);
  • Договор между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе (подписан в Киеве в 28.01.2003 г.; вступил в силу 23.04.2004 г.);
  • Договор между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве при использовании Азовского моря и Керченского пролива (подписано в Керчи в 24.12.2003 г.; вступил в силу в 23.04.2004 г.);
  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о сотрудничестве в морском и авиационном поиске и спасении на Черном и Азовском морях (подписано в Киеве в 27.10.2010 г.; вступило в силу в 30.09.2011 г.);
  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о мерах по обеспечению безопасности морского судоходства в Азовском море и Керченском проливе (подписано в Москве в 20.03.2012 г.; вступило в силу в 05.11.2012 г.);
  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о сотрудничестве и взаимодействии с целью развития пунктов пропуска через российско-украинскую государственную границу (подписано в Донецке в 18.10.2011 г.; вступило в силу в 18.06.2012 г.);
  • Соглашение между Министерством транспорта Российской Федерации и Министерством транспорта и связи Украины об организации международного прямого железнодорожно-паромного соединения через порты «Кавказ» (Россия) и «Крым» (Украина) от 12.11.2004 г. (подписано в Киеве в 12.11.2004 г.; вступило в силу в 12.11.2004 г.);
  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о совместных действиях по организации строительства транспортного перехода через Керченский пролив (подписано в Москве в 17.12.2013 г.; вступило в силу в 11.02.2014 г.);
  • Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Украины о безвизовых поездках граждан Российской Федерации и Украины (подписано в Москве в 16.01.1997 г. с изменениями в Соглашении от 30.01.2015 г. о прекращении действия отдельных положений Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Украины о безвизовых поездках граждан Российской Федерации и Украины).

Однако, для нашего исследования все же самым важным является Договор между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе (от 28.01.2003 г.) и Договор между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.), поскольку именно они определяют режим и статус Азовского моря и Керченского пролива. Другие же вышеупомянутые соглашения и договоры касаются сугубо технических процедур, порядка выполнения портового контроля, а также сотрудничества в сфере обеспечения безопасности мореходства.

***

А теперь попытаемся определить истоки статуса Азовского моря и Керченского пролива, закрепленного сегодня в двух (вышеупомянутых) основных договорах. Для этого необходимо обратиться к историческим аспектам данного вопроса. Дело в том, что до развала Советского Союза и получения независимости бывшими советскими республиками проблемы определения правового статуса и режима использования Азовского моря и Керченского пролива вообще не существовало.

До 1453 года их (Азовского моря и Керченского пролива) режим определялся Византией (то есть, до захвата турецкими войсками Константинополя), потом оба берега принадлежали Османской империи. После нее свой суверенитет на Азовское море и Керченский пролив распространила Российская империя (именно после победы российского флота в Чесменской битве 1770 года вся акватория Азовского моря, в том числе и Керченский пролив, стали неотъемлемой частью территории Российской империи, что и было закреплено в Кучук-Кайнарджийском мирном договоре от 10 июля 1774 года) и, соответственно, Советский Союз — как правопреемник, и в силу географических особенностей и геостратегических интересов они использовались исключительно как внутренние морские воды.

После распада СССР возник вопрос об изменении правового статуса Азовского моря и Керченского пролива, так как выход к Азовскому морю и Керченскому проливу получили два суверенных государства — Украина и Российская Федерация. Азовское море потеряло статус внутреннего моря, берега которого принадлежали одному государству.При таких обстоятельствах, для определения статуса Азовского моря и Керченского пролива научные работники, эксперты и исследователи по этому вопросу предлагали несколько подходов, а именно — рассматривать их:

  • как замкнутое/полузамкнутое море и выделяли в его пределах территориальные воды и исключительные экономические зоны России и Украины, соответственно;
  • как исторически внутренние воды обеих держав;
  • как открытое море, а Керченский пролив — международный пролив, разделенный между Украиной и Россией.

Таким образом, мы подходим к тому, что в Договоре между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.) зафиксирован второй подход, а именно: Керченский пролив является «исторически внутренним проливом», ведущим в исторически внутренние морские воды Украины и России (Азовское море). Из этого выходит, что положение Части ІІІ Конвенции ООН по морскому праву 1982 года не могут применяться к Керченскому проливу, поскольку ему присущ характер национальных морских путей. То есть, лишь Украина и Российская Федерация имеют право определять правовой режим Керченского пролива в рамках международного права и распространять свой государственный суверенитет на соответствующие его части.

Поэтому в Договоре между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.) четко определен режим его использования. В соответствии со ст.2, торговые суда и военные корабли, а также другие государственные суда под флагом Украины или Российской Федерации, эксплуатируемые в некоммерческих целях, пользуются в Азовском море и Керченском проливе свободой судоходства. Торговые суда под флагами третьих государств могут заходить в Азовское море и проходить через Керченский пролив, если они направляются в украинский или российский порт или возвращаются из него. Военные корабли или другие государственные суда третьих государств, используемые в некоммерческих целях, могут заходить в Азовское море и проходить через Керченский пролив, если они направляются с визитом или деловым заходом в порт одной из Сторон по ее приглашению или разрешению, согласованному с другой Стороной.

Украина и Россия определили также сферу двухстороннего сотрудничества в Азово-Керченской акватории — это совместная деятельность в отраслях судоходства (включительно с его регуляцией и навигационным обеспечением); рыболовства; защиты морской среды; экологической безопасности, а также поиска и спасения в Азовском море и Керченском проливе (ст. 3 Договора).

Но рассмотрим и некоторые теоретические аспекты этого вопроса.

Так,в современном международном праве не существует определения понятия «историческое море, пролив или залив». И хотя Конвенция ООН по морскому праву 1982 года определяет особенности статуса лишь исторических заливов, однако именно международные традиции позволяют признавать историческими и другие морские пространства, в т. ч. моря. Моря заливного типа или заливы, охваченные берегами одного государства, несмотря на то, что они соединены с океаном (например, Белое море) и ширина входа в них превышает 24 мили, относятся к внутренним водам государства вследствие их специфического экономического или оборонного значения для данной страны, или исторически сложившейся традиции. Примером этого могут быть Белое и Карское моря, море Лаптевых, Чукотское и Восточно-Сибирское моря, которые исторически рассматриваются как внутренние моря России. Относительно других примеров, то в США историческими являются заливы Гесаликский, Делавэр, Монтерей; в Канаде — Гудзонов залив; в Норвегии — залив Варангер-Фьорд; Бристольский залив, заливы Ферт-оф-Форт и Мори-Ферт — в Великобритании; заливы Сан-Матиас, Сан Джорж и Гольфо-Нуэво — в Аргентине.

Кроме того, в Доктрине международного морского права определены основания по признанию морских пространств исторически внутренними. Например, В. Я. Суворова (Международное право. Уральская государственная юридическая академия. Екатеринбург, 2008 г.) указывает, что такие пространства относятся к внутренним морским водам определенного государства в связи с тем, что они «...традиционно, в силу географических особенностей, а также экономического и оборонного значения принадлежали этому государству, что можно квалифицировать как признанную другими государствами обычную (традиционную) норму».

По мнению канадского ученого Д. Фарана, главными критериями для причисления морских вод к историческим являются следующие:

  • исключительная власть и контроль над такими водами, их особое географическое положение;
  • распространение прибрежным государством суверенитета на исторические воды в течение длительного времени, хотя длительность конкретного периода зависит от обстоятельств;
  • молчаливое согласие других государств (отсутствие persistent objector), особенно тех, чьи интересы могут быть нарушены данным статусом.

То есть, если в примере с историческими морями Российской Федерации не возникает никаких вопросов, то в нашем случае — совсем иная ситуация, поскольку Азовское море, а соответственно и Керченский пролив, являются исторически внутренними водами двух государств.

Таким образом, современная Доктрина международного морского права не отвечает на вопрос о том, может ли внутреннее море исторически принадлежать одному государству или двум и более государствам, а соответствующая практика по этому вопросу также отсутствует.

Эстуарий реки Ла-ПлатаНаучные работники часто ссылаются на признание исторически внутренними водами эстуария реки Ла-Плата (образовался при слиянии рек Уругвай и Парана), берега которого принадлежат Аргентине и Уругваю. Однако ссылаться на этот пример в нашем случае нельзя, поскольку в нем статус исторически внутренних вод двух государств получили речные воды, к которым нормы международного морского права не применяются. То есть, использовать пример эстуария Ла-Плата в отношении Азовского моря недопустимо.

Если же говорить об обычайном (традиционном) характере закрепления статуса Азово-Керченской акватории, то следует отметить, что на двухстороннем уровне Украина и Россия не могли устанавливать статус исторически внутренних вод по отношению к Азовскому морю и Керченскому проливу, а могли его лишь констатировать. Поскольку устанавливать статус этих вод как исторически внутренних должно международное содружество в целом и, как минимум, признаваться он должен всеми заинтересованными государствами.

Одной из главных причин закрепления в Договоре между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.) именно такого (неопределенного!) статуса Азово-Керченской акватории — было нежелание российской стороны проводить делимитацию, а в дальнейшем и демаркацию украинско-российской границы. При этом было проведено 36 раундов (последний состоялся в 2011 году в Киеве) переговоров по этим вопросам, но, к сожалению, нужных результатов они так и не принесли. Важным шагом в этом контексте было подписание 17.05.2010 г. Соглашения между Украиной и Российской Федерацией о демаркации украинско-российской государственной границы, которое вступило в силу 29.07.2010 г., и согласно которому было предусмотрено образование Совместной украинско-российской демаркационной комиссии (далее переговоры велись уже в рамках заседаний этой комиссии).

Также было подтверждено обязательство о демаркации украинско-российской государственной границы, установленной Договором между Украиной и Российской Федерацией об украинско-российской государственной границе от 28 января 2003 года. В мае 2008 года правительственные делегации России и Украины согласовали методику определения линии государственной границы между РФ и Украиной в Азовском море на основе комбинации методов срединной и равноудаленной линии. Позже эксперты должны были просчитать длину берегов Азовского моря на российской и украинской стороне, чтобы определить разграничительную линию. Но вскоре российская сторона объявила, что эта методика требует еще уточнения и она с ней не согласна.

В целом позиции сторон следующие.

Украина: делимитация морской государственной границы в Керченском проливе должна осуществиться по линии административной границы между УССР и РСФСР с использованием принципа uti possidetis по формуле: чем владели, тем и владейте, который применялся бывшими республиками СФРЮ в отношении акватории Адриатического моря; ссылку на этот принцип также можно найти и в ст. 2 Федерального закона РФ «О государственной границе Российской Федерации» от 01.04.1993 г.: «...государственной границей Российской Федерации является граница РСФСР, которая закреплена действующими международными договорами и законодательными актами бывшего СССР», а также «...границы Российской Федерации со смежными государствами, не оформленные в международно-правовом порядке, подлежат их договорному закреплению».

Uti possidetis  — принцип, сложившийся в международной практике, который означает, что новые государства, получившие независимость, имеют ту же территорию и с теми же границами, которые имели прежде, будучи колониями или зависимыми территориями, в том числе административными единицами в составе других государств

Российско-эстонская граница в Нарвском и Финском заливахКстати, российско-эстонская граница в Нарвском и Финском заливах, была, именно по настоянию России, проведена по бывшей советской административной границе.

То есть, крайне необходимо юридическое подтверждение сторонами уже существующей границы в Керченском проливе с соблюдением положений Устава ООН, Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года и Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией от 31 мая 1997 года, который Россия нагло нарушила и продолжает нарушать, оккупацией и аннексией Крыма, а также дальнейшей оккупацией части Донецкой и Луганской областей.

Россия: не признает зафиксированную линию советской административной границы между УССР и РСФСР государственной границей и предлагает:

  • провести делимитацию границы по оси Керчь-Еникальского канала;
  • или вообще не размежевывать Керченский пролив и установить в нем режим «совместного пользования» без делимитации;
  • или установить в Керченском проливе морские прибрежные зоны, в пределах которых распространялся бы суверенитет России и Украины, но при этом вся остальная акватория Керченского пролива была бы районом «совместного пользования» на специально согласованных условиях.

Таким образом, Договор между Украиной и Российской Федерацией об украинско-российской государственной границе от 28 января 2003 года можно считать определенным компромиссом между этими позициями, хотя и с нарушениями международного права в целом и международного морского права — в частности.

Вместе с тем, по мнению большинства ведущих западных экспертов, в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, за Азовским морем (в силу его географических характеристик) необходимо было бы закрепить статус закрытого/полузакрытого моря с проведением в дальнейшем демаркации границы.

Так, в соответствии со ст. 122 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, замкнутое или полузамкнутое море подразумевает залив, бассейн или море, окруженное двумя или более государствами, соединенное с другим морем или океаном через узкий проход, или состоящее полностью или преимущественно из территориальных морей или исключительных экономических зон двух или более прибрежных государств.

Следовательно, Конвенция ООН по морскому праву допускает два случая признания морских пространств замкнутыми (полузамкнутыми):

  • первый — залив, бассейн или море, окруженное двумя или более государствами, и сообщается с другим морем или океаном через узкий проход;
  • второй — залив, бассейн или море, которое состоит полностью или главным образом из территориальных морей и исключительных морских экономических зон двух или больше государств.

Kерченский проливТаким образом, Азовское море, в силу его географических характеристик, должно признаваться замкнутым (полузамкнутым) морем независимо от того, имеют его воды статус внутренних или не имеют. И в случае закрепления за Азовским морем статуса замкнутого моря возникнет необходимость определения внутренних морей, исключительных экономических зон Украины и России, а это, в свою очередь, согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, ведет к закреплению за Азовским морем морских пространств с международно-правовыми режимами, что позволит третьим странам воспользоваться правом свободного судоходства по всей акватории Азовского моря (за исключением акваторий, имеющих статус территориальных морей).

А теперь более детально рассмотрим ст. 2 Договора между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.).

В ней закреплено, что торговые суда под флагами третьих государств могут заходить в Азовское море и проходить через Керченский пролив, если они направляются в украинский или российский порт или возвращаются из него; военные корабли или другие государственные суда третьих государств, эксплуатируемые с некоммерческой целью, могут заходить в Азовское море и проходить через Керченский пролив, если они следуют с визитом или деловым заходом в порт одной из Сторон по ее приглашению или разрешению, согласованному с другой Стороной.

Единственный водный путь, соединяющий Черное и Каспийское моряНо именно эти два положения в ст. 2 являются прямым нарушением права государств, не имеющих выхода к морю, на доступ к морю и от него и свободы транзита, как это предусмотрено ст. 125 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, поскольку именно через Керченский пролив, Азовское море, реки Дон, Волгу и Волго-Донской канал проходит единственный водный путь, соединяющий Черное и Каспийское моря, и который может использоваться в качестве транзитного для прикаспийских государств — Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и Ирана.

То есть на практике, возможно сегодня Россия и позволяет этим государствам проход по этому «единственному водному пути» за соответствующую плату, поступающую в ее бюджет, но это обязательно должно найти свое юридическое закрепление и в положениях Договора между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.).

Кроме того, это право исходит не только из норм Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, но и из общепризнанных международно-правовых обычаев (традиций), что подтверждается практикой международных судов. Так, решением от 12.04.1960 г. Международный суд ООН признал право Португалии на транзитный проход по территории Индии к ее тогдашним анклавным владениям Дадра и Нагар-Хавели.

Выводы и предложения.

Керченский пролив, благодаря своему уникальному географическому месторасположению, имеет весомое геостратегическое значение как для Украины, так и для Российской Федерации. Хорошо развитая транспортная инфраструктура (в первую очередь, портов и Керчь-Еникальского канала) делает его одним из самых перспективных транзитных путей сообщения как Приазовья, так и Причерноморья. Сегодня возможности Украины и РФ в Азово-Черноморском регионе являются абсолютно асимметричными, ввиду того, что Россия де-факто хозяйничает в Азово-Керченской акватории, собирая плату за проход судов и приступив к планированию строительства переправы через пролив. Сегодня обнародуется много мыслей, особенно российской стороной, что вопрос о необходимости делимитации морских пространств в Азовском море вследствие вхождения Крыма в Российскую Федерацию на правах субъекта федерации снят с повестки дня. Но это не так, поскольку Договор между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.) все еще действующий, невзирая на попытки денонсировать его обеими сторонами (как в Украине, так и в России вносились законопроекты о денонсации настоящего договора). Да и другие, приведенные в статье двухсторонние соглашения и договоры по сотрудничеству в использовании Азовского моря и Керченского пролива, пока что имеют силу.

Двухстороннее закрепление просторов Азовского моря и Керченского пролива как «исторически внутренних вод Украины и России» в Договоре между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.) не отвечает нормам международного права и, в первую очередь, международного морского права, а также нарушает права других государств, прежде всего прикаспийских. Поскольку институт исторически внутренних морских вод имеет обычайный (традиционный)характер, то вопрос отнесения тех или иных морских пространств к этой категории должен осуществляться заинтересованными государствами при отсутствии отрицания других государств. Кроме того, сегодня вообще не известно об иных случаях признания морских пространств исторически внутренними водами двух государств одновременно. То есть, толькоиз-за несогласованности позиций сторонв Договоре между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (от 24.12.2003 г.) и был закреплен именно такой статус Азовского моря и Керченского пролива, а, следовательно, проблемы делимитации морских пространств и природных ресурсов Азово-Керченского бассейна все еще не имеют решения.

В соответствии с положениями Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, Азовское море необходимо определять как замкнутое (полузамкнутое) море, с установлением и делимитацией территориальных морей и исключительных экономических зон Украины и России, а также с закреплением такого режима использования вод Азовского моря и Керченского пролива, который бы не противоречил нормам и принципам современного международного морского права. То есть, все это должно осуществляться в рамках общих правил международного морского права по морской делимитации, а именно: положений универсальных договорных норм и обычных норм международного права, установленных для делимитации морских границ территориального моря, исключительных экономических зон и континентального шельфа между соседними прибрежными государствами.

Исходя из сложившейся сегодня ситуации, в будущем целесообразно разработать и принять многостороннюю конвенцию (при участии Украины, России и прикаспийских государств) для того, чтобы максимально обеспечить права всех заинтересованных стран. Кроме того, в дальнейшем считается необходимым и целесообразным разработка и принятие Закона Украины «О внутренних водах, морских территориях и прилегающей зоне Украины», предыдущие попытки относительно чего неоднократно блокировались в нашем парламенте.

 И хотя сейчас, в условиях аннексии Россией Крыма и агрессии на Востоке Украины, проблемный вопрос о делимитации и демаркации акватории Азовского моря и Керченского пролива считается несвоевременным,откладывать его на потом нельзя. Поскольку после окончания российско-украинского конфликта на Донбассе и с возвращением Крыма Украине проблема делимитации и демаркации как сухопутных, так и, в первую очередь, морских границ с Российской Федерацией выйдет на первый план во взаимоотношениях между государствами. Кроме того, в научно-теоретическом контексте международного морского права, этот вопрос станет важным прецедентом для урегулирования международно-правовых ситуаций такого рода по морским акваториям и в отношениях между другими странами.

 


Об авторе
[-]

Автор: Надежда Сербенко

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 24.11.2015. Просмотров: 442

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta