К вопросу о проекте Закона Украины „О государственной политике переходного периода“ в Донбассе и Крыму

Содержание
[-]

***

„Национальная платформа примирения и единства“ и «Украинский Институт политики» представили комплексные изменения в проект Закона Украины „О государственной политике переходного периода“ в Донбассе и Крыму

Консорциумом неприбыльных общественных организаций и аналитических центров Украины при координации «Национальной платформы примирения и единства» и «Украинского Института политики» 11 марта 2021 года в КВЦ «Парковый» разработаны и представлены во время публичного обсуждения комплексные изменения в проект Закона Украины «О государственной политике переходного периода», которые в ближайшее время будут переданы в Министерство по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины.

В начале дискуссии глава «Национальной платформы примирения и единства» Сергей Сивохо отметил, что этот закон, в том виде в котором он был представлен, не сможет вернуть ментально утраченное население Донбасса. Поэтому в рамках экспертной дискуссионной площадки, была собрана рабочая группа, для поиска оптимальных решений и предложений поправок в законопроект о переходном периоде.

Директор Украинского института политики Руслан Бортник отметил следующее:

Возвращения Донбасса и воссоединение разделенного украинского народа, вопрос сложный и сейчас политически заангажирован. Эта тема многоаспектна и имеет много уровней, на каждом из которых необходимо употреблять эффективные мероприятия, чтобы Донбасс и Крым впоследствии могли вернуться в состав Украины. Мы понимаем ограниченность наших возможностей, а также то, что политический курс должно определять государство. Но, если некоторые нормы этого закона будут имплементированы в украинское законодательство, это серьезно усложнит и без того сложный переговорный процесс.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

В предложениях к проекту закона «О государственной политике переходного периода» мы сконцентрировали внимание прежде всего на социально-экономических, общественно-психологических технологиях реинтеграции Донбасса.

Предложения к изменению законопроекта:

Исключительно судебный при участии адвоката порядок рассмотрения обвинений в уголовных преступлениях, совершенных во время войны в Донбассе и проведения амнистии (вместо люстрации как в ЗП Министерства)

- обеспечивается приоритет прав и свобод человека и гражданина, запрет на дискриминацию по признаку места жительства;

- Аттестация для определения полученных квалификаций, результатов обучения языком обучения (ВНО, научные степени и т.д.), возможность использования родного языка в публичной сфере;

- обеспечение восстановления социальной инфраструктуры (больницы, учебные заведения, транспорт и т.д.), поврежденной в результате боевых действий и создание новых рабочих мест;

- реализация системных мер по ресоциализации участников конфликта и проведения мероприятий по примирению между бывшими участниками конфликта;

- преодоление экологических последствий конфликта;

- создать Совет экономического восстановления Донбасса, в состав которой входят промышленники и предприниматели региона и Фонд восстановления Донбасса;

- полное снятие социально-экономической блокады региона - любых ограничений на передвижение, людей, товаров и услуг между отдельными районами Донецкой и Луганской областей и остальной территорией Украины;

- выплату социальной задолженности с 2014 года (пенсии, пособия по рождению ребенка и т.д.) в течение 6 месяцев первого бюджетного года после завершения конфликта;

- Создать международную Медиационную группу под председательством ОБСЕ по формированию консенсусного подхода к оценке исторических событий и выработки общей гуманитарной политики и примирения;

- вводится особый порядок назначения руководителей органов прокуратуры и судов, который предусматривает участие органов местного самоуправления в решении этих вопросов;

- ограничивается продолжительность переходного периода на срок до 3-х лет;

- устанавливается обязанность на проведение выборов (местных и в ВРУ) в течение 120 дней с момента возвращения региона под контроль украинских органов государственной власти.

Народный депутат Украины 9-го созыва Виктория Гриб:

Реинтеграция Донбасса станет возможной только тогда, когда этого захотят жители этих территорий. Предложенный законопроект о переходном периоде — это уже определенный шаг в этом направлении, но который нужно очень серьезно дорабатывать. Если принять такой закон без изменений то, он вряд ли будет способствовать возвращению жителей Донбасса и Крыма в состав Украин, которые не должны чувствовать себя после возвращения гражданами второго сорта. На первом месте в законе должны стоять правовые и экономические вопросы.

Население региона не должно опасаться, что их семьи каким-то образом будут подвергнуты наказанию только за то, что у них не было возможности покинуть неподконтрольные территории. Очень многие из работающей категории граждан боятся попасть под люстрацию, в том числе, врачи и учителя.

Серьезным является вопрос двойного гражданства: паспортизация ЛНР, ДНР и российское гражданство. Во многом это был вынужденный шаг для возможности принимать участие в жизненно важных процессах на этих территориях. И когда вносятся законодательные инициативы по разрешению двойного гражданства с развитыми странами мира, Европейского Союза и другими, но не с Российской Федерацией то, для жителей неподконтрольных территорий это скорее негативный шаг.

Все территории по обе стороны линии разграничения, пострадавшие от боевых действий должны получать одинаковые льготы для восстановления инфраструктуры. В предложенном законе также необходимо прописать понятие «дети войны», у которых должны быть льготы. В законе не должно быть навязывания «не своих» культурных ценностей, вопрос языка не должен стать разъединяющим.

Возвращение беженцев в страну станет возможным только тогда, когда условия жизни будут не хуже, чем там, где они сейчас находятся. Очень важными здесь являются условия безопасности и собственности, которые оказались теперь под вопросом. Также необходимо отменить экономическую блокаду, раньше начала переходного периода. Провести расследования всех военных преступлений с обеих сторон.

Член правления «Национальной платформы примирения и единства» Марина Черенкова:

Один из вариантов, который мы хотели бы предложить, это создание профессионального консорциума неприбыльных организаций и аналитических центров, которые сейчас работают в сфере миротворчества, мироустройства медиации. База таких центров находится в Швейцарии но, речь может идти о серьезных европейских и североамериканских и южноамериканских, где сформировались достаточно сильные аналитические центры. Такой консорциум может предоставить Министерству реинтеграции и любому другому государственному институту страны хороший качественный продукт, синергию разнообразного международного опыта и практики с нашим отечественным, что может дать очень конкретный результат. Основные требования, это профессионализм и ориентация на конечный продукт: законопроект, поправки, внесение каких-то инновационных вещей.

Директор центра социальных исследований "София" Андрей Ермолаев:

Данный законопроект построен с позиции победителей и подразумевает возвращение Донбасса на основание реализации политикотерриториальной победы, что в настоящее время не соответствует действительности. Донбасс рассматривается как ресурс, который нужно вернуть, и в этом заключается самая большая ошибка. В стране активно создаются условия, в которых возвращение Донбасса практически становится невозможным. И если говорить о мирном и добровольном варианте возвращения то, нужен другой политический путь.

Предложения к данному законопроекту: необходимо выстраивать альтернативную миротворческую политику. Где есть несколько принципиальных моментов – это признать самопровозглашенные власти ЛНР и ДНР стороной переговоров. для того чтобы согласовать вообще какой-либо план реализации минских соглашений. Мы должны обеспечить этим сторонам трактовку переходного процесса, цель которого самостоятельное не поддавлением принятие решения о завершении полномочий самопровозглашенных органов власти с последующей передачей региональным властям Украины. Здесь важны и вопросы амнистии и безопасности, поскольку у этих людей есть оружие, армии и они могут принимать решение воевать.

Обеспечение социальной легитимности, новый характер переговоров должен обеспечить новый статус участников, общественный актив со стороны условно украинской стороны и такой же качественный состав со стороны Донбасса. Эта группа должна быть решающей в разработке предложений по экономическому деблокированию по инфраструктурным предложениям и др. Без участия Донбасса проблемы Донбасса решить невозможно. А когда этот процесс будет обеспечен законодательными инициативами пока вопрос остаётся открытым. Законодательная норма имеет смысл, если она имеет политическую позицию.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/nacionalnaya-platforma-primireniya-i-edinstva-i-ukrainskiy-institut-politiki-predstavili-kompleksnye

***

"Условия жизни граждан Украины в оккупации не имеют ничего общего с нормальной жизнью"

Вице-премьер Украины Алексей Резников - о жизни в Донбассе, модернизации минских соглашений и проблемах амнистии на неконтролируемых Киевом территориях. Интервью DW.

Вице-премьер-министр Украины и министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников уже год руководит своим ведомством. В интервью DW он рассказал, как живут люди в самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР", как его министерство пытается решить проблемы внутренне перемещенных лиц и граждан на неподконтрольных Киеву территориях, а также поделился мнением относительно изменений, которые назрели в минских договоренностях.

Deutsche Welle: - Какие сегодня главные проблемы граждан Украины на неподконтрольных Киеву территориях - экономические, политические или гуманитарные?

Алексей Резников: - Это проблемы выживания. Я сознательно использую это слово. Условия жизни граждан Украины в оккупации не имеют ничего общего с нормальной жизнью. Согласно нашей информации, там растет безработица, нет стабильного медицинского обслуживания. Нам известно, что наших граждан там вакцинируют без согласия украинского правительства, что является нарушением международных законов.

Около 272 тысяч пенсионеров стоят на учете в Пенсионном фонде Украины, но проживают на оккупированной части Луганской и Донецкой областей. Это без Крыма и Севастополя. Они получают пенсии через Ощадбанк Украины, но деньги накапливаются на счетах. С марта 2020 года из-за блокады КПВВ (контрольных пунктов въезда-выезда. - Ред.) со стороны оккупационных властей пенсионеры не могут попасть на территорию Украины и получить свои деньги. Нет возможности посетить центры оказания админуслуг, нельзя зарегистрировать рождение ребенка, решить нотариальные вопросы, получить документы. Там нарушено большинство прав, предусмотренных международным пактом ООН об экономических, социальных и культурных правах человека.

- Неужели совсем не пропускают на украинскую территорию?

- В Луганской области в 2019 году по решению лидеров "нормандского формата" Украина построила два новых современных контрольных пункта въезда-выезда в Золотом и Счастье. Но они преимущественно простаивают - закрыты со стороны оккупированных территорий. Разве что несколько недель назад 11 автомобилей гуманитарных миссий прошли через Счастье на Луганск. А единственный КПВВ, который сегодня пропускает людей - это "Станица Луганская".

В Донецкой области четыре КПВВ. Но, например, в Новотроицком оккупационная власть открывает его дважды в неделю и пропускает по спискам очень мало людей. Объясняют это санитарными ограничениями из-за эпидемии COVID-19. Но мы точно знаем, что граждан Украины на территорию России пропускают через неконтролируемый участок границы между Украиной и РФ. Там они едут вдоль границы сотни километров и заезжают со стороны РФ в Харьковскую область через наши пограничные пункты пропуска. По законам Украины они пересекают украинско-российскую границу незаконно. Наши пограничники их штрафуют - либо предупреждают впредь так не делать.

Затем эти люди проделывают обратный путь, чтобы попасть через неконтролируемый Украиной участок границы домой. Таких граждан, по нашей информации, десятки тысяч. Так там что, нет карантинных ограничений? Мы считаем, что в данном случае карантином манипулируют.

- Какая статистка пересечения по всем КПВВ?

- В 2019 году по всем КПВВ было 16 миллионов пересечений. За первый квартал 2020 года до начала пандемии - три миллиона. А уже с марта 2020 и до конца года всего 500 тысяч.

- Вы неоднократно высказывались, что минские соглашения устарели. Если бы стороны Трехсторонней контактной группы в Минске (ТКГ) договорились внести изменения в эти соглашения, какие свои предложения вы бы подали?

- Как минимум, их нужно обновить по датам, ведь там речь о 2014 -15 годах. Думаю, в переговоры по минским соглашениям нужно вовлекать сильных дополнительных игроков, например, США. Правовые основания для этого есть - подпись президента США на Будапештском меморандуме. США являются также участником ОБСЕ. Поэтому послы США могли бы выступить модераторами, координаторами в рабочих группах ТКГ либо быть участниками "нормандского формата" на уровне лидера страны. Ведь нигде не сказано, что "нормандский формат" не может расширяться, если будет на это согласие четырех лидеров. Президент Украины Зеленский точно не будет против.

- А что нужно точно менять, по-вашему, в перечне комплексных мер к минским соглашениям?

- Например, пункт 9 предвидит, что сначала должны пройти местные выборы, а потом правительство Украины берет контроль над украинско-российской границей. Этот пункт невыполним, он полон рисков для Украины, его нужно менять. Я делал акцент на этом публично, и президент Зеленский стоит на такой же позиции.

Мы изучали урегулирование конфликтов ХХ века во всем мире. В ста процентах случаев, если сначала проводились выборы без применения формулы DDR - disarmament, demilitarization, reintegration (разоружение, демилитаризация, реинтеграция. - Ред.) - и центральное правительство не контролировало границу, вооруженный конфликт возвращался. Под реинтеграцией понимается переобучение воевавших для гражданской жизни. Также должен пройти период становления новых местных политических сил, которые претендовали бы на участие в выборах. В странах молодой демократии такой переходный период два года. В странах устоявшейся демократии - минимум год. К какой демократии относится Украина? Нужно думать.

- А что сейчас можно изменить в жизни внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), вынужденно выехавших с оккупированной территории и живущих в Украине?

- Официально в реестре у нас один миллион 470 тысяч ВПЛ. Около полумиллиона живет на временно оккупированной территории, и почти миллион живет на свободной территории. Правительство Украины утвердило концепцию экономического развития подконтрольных территорий. У нашего министерства есть полгода на разработку стратегии такого развития. По украинским законам, пострадавшие от войны, наводнений, пожаров территории подпадают под категорию приоритетного развития - ТПР. Это будет пилотная модель апробации проектов. Нужна серия экономических стимулов для привлечения инвесторов, поднятия экономики. Надеемся, что построение "пояса успеха" на этой стороне, вдоль линии соприкосновения, станет моделью, которую мы используем после де-оккупации наших территорий.

- Правительство рассчитывает, что после восстановления контроля над всей территорией Донетчины и Луганщины ВПЛ возвратятся домой. Но социологические исследования показывают, что большой процент людей не планирует этого делать. Откуда ресурс на восстановление края?

- Из почти 1,5 млн ВПЛ 150 тысяч живут на Харьковщине, 150 тысяч в Киеве, по 50 тысяч в Запорожской и Днепропетровской областях. Но 400 тысяч в Донецкой и Луганской областях, рядом с линией конфликта. Им там комфортно. У меня были встречи с людьми, бизнесменами с тех мест. Один, в частности, живет под Киевом, но готов под режим приоритетного развития переехать и открывать бизнес на Донетчине. С ним готовы переехать почти полтысячи его работников, но при условии, что он откроет свой бизнес в Донецкой области, на ментально знакомой им территории, где они "свои". В Тернопольськую, Винницкую или другую область они не хотят, боятся, что их нарекут "сепарами". Они готовы даже возвратится в будущем за линию размежевания, если Украина гарантирует им главные вещи - безопасность, возобновление конституционных прав.

- Вы готовите законопроект о государственной политике переходного периода. Когда его увидят в парламенте, и что там сказано об амнистии?

- Да, министерство - автор идеи и текста этого проекта закона. Мы изучали принципы правосудия переходного периода после военных конфликтов, озвученные в ООН еще Кофи Аннаном. Согласно им, амнистия должна быть, но не тотальная. Кто совершил военные преступления, издевался, пытал людей - не могут быть амнистированы.

Когда мы углубились в проблемы правосудия переходного периода у нас, то увидели, что это новая правовая доктрина, которой не было в истории Украины. Но у нас есть территории Донецкой и Луганской областей, которые были под оккупацией, но освобождены - например, Славянск. Там действуют военно-гражданские администрации. По существу, это пример переходных администраций.

Мы написали рамочный законопроект, отдали его на обсуждение общественности, чтобы она определила свое отношение к предлагаемым органам власти на де-оккупированной в будущем территории, к полиции, судам, в том числе - отношение к амнистии. У нас уже свыше ста рекомендаций от юракадемий, правозащитных организаций, даже посольств. В этом месяце проведем, надеюсь, уже публичную презентацию новой редакции проекта закона. Потом начнется процедура его официального продвижения, и месяца через четыре он будет рассмотрен в парламенте.

- Много дискуссий вызывает вопрос о том, будет ли в этом законопроекте определение "коллаборационист"…

- Работая над законом о переходной политике, мы с удивлением узнали, что миру неизвестна такая юридическая категория как "коллаборант", "коллаборация" в негативном смысле. Как помним, Сталин считал коллаборантами нацистов крымских татар и украинцев, оставшихся под оккупацией.

Криминальный кодекс Украины предусматривает наказание за государственную измену как за тяжкое пре­ступление. Поэтому зачем порождать будущие риски для страны? Лучше нормировать криминальный кодекс, прописать варианты сотрудничества с агрессором как криминальное преступление. Менее значимые нарушения должны подпадать под люстрацию, которая должна быть не тотальной, а персональной, и ее применение должно быть под контролем судов. С морально-этической стороны я сторонник определения "коллаборационист" как сообщника оккупантов, но с юридической точки зрения - нет.

Автор Олег Климчук

https://p.dw.com/p/3qoqB

***

Комментарий: Стратегия деоккупации Крыма - документ со многими неизвестными

В Украине разработан пятилетний план возвращения под контроль Киева крымского полуострова. Известно о нем мало. Но не только в этом ошибка команды Зеленского, считает Сергей Руденко.

Совбез Украины утвердил пятилетнюю стратегию деоккупации и реинтеграции Крыма. Глава МИД Дмитрий Кулеба называет этот документ историческим, который позволит Киеву вернуть под свой контроль крымский полуостров. Но в отличие от главного дипломата страны, рядовые украинцы оценить план еще не могут - к моменту публикации этого комментария и спустя сутки после заседания СНБО текст стратегии еще не был обнародован. Из сказанного после заседания Совбеза ясно одно: Киев отказался от идеи создания крымско-татарской автономии и делает ставку на международную поддержку.

Кому достанется Крым?

Отказ Совбеза от включения в стратегию деоккупации Крыма пункта о праве крымских татар на самоопределение, перечеркнул все надежды коренного народа полуострова. Пять лет тому назад президент Порошенко обещал инициировать поправки в Конституцию о статусе Автономной Республики Крым. Речь шла именно о создании национальной автономии. Крымские татары хотели сформировать на материковой части свое правительство, подразделения СБУ и МВД, которые после возвращения Крыма должны были переехать в Симферополь. Но дальше планов дело не пошло.

Команда Зеленского решила отказаться от идеи Порошенко. И это, пожалуй, главная ошибка нынешней власти. Для крымских татар очень важно было хотя бы декларативно закрепить их право на создание национальной автономии. Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров, участвовавший в разработке стратегии деоккупации, вполне резонно спрашивает: а каким будет статус полуострова после восстановления государственного суверенитета Украины в Крыму? Как Киев будет управлять автономной республикой после ухода России? Какая роль отведена крымским татарам?

Вопросы отнюдь не праздные. Для крымских татар, которые были и остаются союзниками украинского государства в борьбе с Россией, важно понимать, что их ждет через десять или двадцать лет? Сегодня любые попытки крымскотатарского народа самоорганизоваться Москва воспринимает как покушение на территориальную целостность РФ. Аресты и убийства крымских татар на полуострове, запреты и всевозможные ограничения нацелены только на одно: подавить волю коренного народа Крыма, который не скрывает своего желания вернуться в Украину. Но Киев пока не готов даже пообещать крымским татарам право на самоопределение. И это - печально.

"Крымская платформа": Россия - против

В конце прошлого года Украина заявила о намерении провести в августе 2021 года первое заседание "Крымской платформы". Это - инициатива, которая, как считают Владимир Зеленский и Дмитрий Кулеба, позволит Киеву при помощи международной общественности начать процесс по возвращению полуострова под контроль Украины. Нынешняя власть уверена, что предшественники во главе с Порошенко недостаточно прилагали усилий для этого. Более того, по словам президента Зеленского, те, кто сдал Крым без боя, должны быть привлечены к ответственности. Как и те, кто голосовал в Раде за ратификацию так называемых Харьковских соглашений, позволивших до 2042 года пролонгировать срок пребывания российского черноморского флота в Крыму.

Команда нынешнего президента Украины, похоже, убеждена, что ей удастся изобрести свой, "крымский велосипед". Но ведь еще во времена Порошенко официальный Киев апеллировал к международным судебным инстанциям в связи с аннексией Крыма. Москве рано или поздно придется отвечать за нарушение территориальной целостности украинского государства. Будет ли это при Зеленском или ином президенте Украины - сказать трудно. Но преступления такого масштаба не имеют срока давности.

К "Крымской платформе", на которую делает ставку нынешняя украинская власть, скептически относятся в России. Это, мол, очередная забава официального Киева. Кремль уже давно дал понять Украине: РФ не собирается уходить с полуострова ни при каких обстоятельствах. А тем более - принимать участие в инициированной командой Зеленского "Крымской платформе". И что будет делать Украина в случае, если Россия и дальше будет игнорировать крымскую тему? Ответа на этот вопрос пока нет. И есть ли этот ответ в стратегии деоккупации - не известно.

Что услышит Крым

Отсутствие исчерпывающей информации о стратегии по деоккупации Крыма это - коммуникационный провал команды Зеленского. Подробностей не знают ни на материковой части Украины, ни на аннексированном полуострове. А то, что известно, не дает представления о том, как Украина собирается возвращать себе Крым - военным путем или дипломатическим? Каким будет полуостров после того, как украинское государство восстановит свой суверенитет? Что в результате этого получат крымчане?

Увы, украинская власть не сумела даже толком рассказать о стратегии возвращения Крыма в Украину. А в результате факт принятия плана восстановление территориальной целостности государства, что наверняка стало бы топ-темой недели, осталось почти незамеченным. И стоит ли тогда удивляться, что в Крыму как были, так и остаются сильными пророссийские настроения. Крым это - Украина и, как говорит Зеленский, - ее сердце. Этот тезис должен быть не просто пустым звуком. Особенно тогда, когда у Киева появился план по возвращению полуострова.

Автор Сергей Руденко

https://p.dw.com/p/3qY6g

***

Украина приняла стратегию деоккупации Крыма. В чем она состоит?

Киев считает утвержденную стратегию деоккупации Крыма историческим документом. Однако не все украинские эксперты разделяют это мнение.

Президент Украины Владимир Зеленский указом от 24 марта ввел в действие стратегию деоккупации и реинтеграции Крыма, ранее утвержденную Советом национальной безопасности и обороны Украины (СНБО). Эксперты по-разному оценивают документ, но большинство признает, что это стало первой официальной доктриной освобождения полуострова с момента его аннексии Россией.

Что предусматривает стратегия деоккупации Крыма

В опубликованном тексте стратегии Крым и город Севастополь провозглашаются неотъемлемой частью территории Украины и "временно оккупированными территориями". Официальный Киев заявляет о противодействии легитимизации Россией этой аннексии, не признает результатов "так называемых "референдумов и выборов", проведенных в Крыму с нарушением украинского законодательства и международного права". Решение конфликта предлагается всеми доступными средствами, но отмечается "приоритетность политико-дипломатических путей".

Кроме того, Украина не признает принудительного или автоматического получения гражданами Украины, которые проживают в Крыму, гражданства России. В документе также говорится, что Киев принимает меры переходного правосудия, в частности, по возмещению убытков за "агрессию России и оккупацию".

Помимо этого украинская сторона выступает за "денуклеаризацию и демилитаризацию Крымского полуострова", формирует доказательную базу "международных преступлений, которые совершает РФ и ее оккупационная администрация в Крыму", выступает против ослабления персональных, специальных экономических и других антироссийских санкций и инициирует международный переговорный процесс по освобождению Крыма.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба назвал стратегию исторической. По его словам, она является первым из "трех китов политики", благодаря которым Киев собирается вернуть полуостров. Двумя другими "китами" Кулеба считает восстановление верховенства международного права и полный суверенитет Киева над Крымом.

Официальная Москва восприняла принятие стратегии деоккупации Крыма крайне негативно. Представительница МИД России Мария Захарова заявила, что Россия считает нелегитимными любые действия Украины по возврату контроля над Крымом и рассматривает их как "посягательство на территориальную целостность России". В свою очередь, МИД Украины назвал "политическим буллингом" угрозы Кремля тем странам, которые собираются участвовать в саммите в рамках украинской политико-дипломатической инициативы "Крымская платформа", намеченном на май этого года.

Пустая декларация или исторический документ?

Обнародование стратегии по деоккупации Крыма стало поводом для дискуссий и в украинском обществе. Политический аналитик Владимир Горбач отметил "довольно декларативный характер" документа. По его мнению, текст стратегии не дает ответов на вопросы о путях и способах деоккупации Крыма. "Внушает сомнения адекватность оценки реального состояния дел на сегодня. Например, недооценка важности крымскотатарского фактора в стратегии деоккупации. Порой складывается впечатление, что авторы подходят к этому вопросу еще с доокупационными представлениями", - сказал Горбач в комментарии DW.

Заместитель представителя президента Украины в Крыму Тамила Ташева, в свою очередь, отмечает, что стратегия является рамочным документом, от которого не следует ждать конкретных предложений. План действий по выполнению стратегии, как отмечается в решении СНБО Украины, должен быть в трехмесячный срок разработан кабинетом министров, напомнила Ташева. По ее словам, действующая стратегия деоккупации Крыма определяет стратегическую политику государства и является открытым документом "в том числе, для наших международных партнеров".

Вопрос защиты прав человека проходит красной линией через весь документ, уверена Ташева. "Мне, как крымской татарке, хотелось бы, чтобы там были более точные формулировки о восстановлении прав крымских татар. Но стратегия содержит декларацию защиты коренных народов, к которым относятся крымские татары, защиты культурных и религиозных прав крымскотатарского народа и других коренных народов, а также их права на самоопределение ", - отметила заместитель представителя президента Украины в Крыму в беседе с DW.

Долгожданная доктрина освобождения

Cоучредитель и главный редактор издания "Черноморские новости", руководитель мониторинговой группы Института Черноморских стратегических исследований Андрей Клименко, после аннексии Крыма переехавший в Киев, воспринял стратегию по деоккупации Крыма как долгожданную "доктрину с описанием принципов, рамок и "красных линий". По его мнению, документ предусматривает усиление давления на Россию, достичь которого предлагается с помощью ужесточения международных санкций и дипломатической блокады Крыма.

Клименко уверен, что реализация стратегии станет "большой административно-управленческой революцией" в Украине. "За минувшие годы власти Украины не составили ни одного реестра нарушений со стороны российских авиакомпаний, летающих в Крым, судов, которые заходят в крымские порты. Документ предусматривает не только эти меры, но и мониторинг на государственном уровне нарушений прав человека, создание реестра милитаризации Крыма и размещения там ядерного оружия, реестр имущества, потерянного Украиной и украинским бизнесом, реестр убытков Украины от эксплуатации Россией шельфа Черного моря, реестр культурных ценностей и государственный экологический мониторинг полуострова", - перечисляет эксперт. Он также положительно оценил те положения стратегии, в соответствии с которыми Украина не гарантирует никаких имущественных прав тем, кто въехал на территорию Крыма после его аннексии.

Директор киевского Института мировой политики Евгений Магда, впрочем, отмечает, что в опубликованной стратегии "сложно найти себя рядовому гражданину". "То, что Украина будет поддерживать иски граждан в судах и не будет признавать действия, направленные на юридическое оформление имущества, это хорошо. Но как быть людям, проживающим на оккупированной территории, как им найти себя в этой стратегии - мне не совсем понятно", - говорит Магда в беседе с DW.

Еще одним недостатком стратегии украинский политолог считает отсутствие положений об отмене особого статуса Севастополя, "ранее во многом определяемого тем, что это была база российского Черноморского флота". Одним из позитивных моментов стратегии эксперт называет четкое определение России как страны-агрессора. "Я осознаю, что стиль официальных документов достаточно сухой, но мне в этой стратегии немного не хватает непримиримости, которая должна присутствовать в словах и действиях", - посетовал эксперт.

Автор Александр Савицкий, Киев  

https://p.dw.com/p/3rFQc

***

Украина больше не делает ставку на крымских татар

Подписанный на Украине документ в отношении Крыма практически исключает из крымской политики Киева, при всей ее эфемерности, крымско-татарских радикалов, чьи лидеры едва скрывают досаду. Это тот случай когда декларативный документ под названием «стратегия» действительно имеет последствия.

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба назвал «исторической» принятую Советом национальной безопасности и обороны (СНБО) этой страны пятилетнюю «стратегию деоккупации Крыма». Над этим документом, да и над министром в России уже отсмеялись. А между тем, Кулеба не так уж неправ: стратегия действительно получилась историческая. Впервые Киев в своих проработках четко и недвусмысленно отказался от ставки на крымских татар.

Бывают документы, которые принимаются в высоких кабинетах безо всякой цели – только чтобы «обозначить позицию» и поставить галочку в отчете о проделанных мероприятиях. Это свойство бюрократической машины любого государства, и Украина не исключение. «Стратегия деоккупации и реинтеграции Автономной Республики Крым и Севастополя» могла бы стать как раз такой бессмысленной бюрократической «вещью в себе». Могла бы. Но не стала и, по-видимому, уже не станет. «Стратегии» обеспечен резонанс, на который ее авторы вряд ли рассчитывали.

Винить или уж благодарить за это следует депутата Верховной рады Рефата Чубарова. Он, наряду с другим крымско-татарским деятелем Мустафой Джемилевым присутствовал на заседании СНБО и написал потом текст в Фейсбуке, в коем так и читается плохо скрываемое раздражение от увиденного и услышанного. Оказалось, что в «стратегию» не вошли, по выражению Чубарова, «ряд принципиальных предложений». В документ не попал пункт о «защите и реализации неотъемлемого права на самоопределение крымско-татарского народа в составе суверенного и независимого Украинского государства».

К отвергнутым принципиальным предложениям относится и витиеватая формулировка Джемилева и Чубарова, касающаяся статуса «деоккупированного». Согласно ей, Крым должен быть «национально-территориальной автономией, которая образуется в пределах Крымского полуострова на основе реализации крымско-татарским народом как коренным народом Украины своего права на самоопределение, и которая является неотъемлемой составляющей Украины».

Украинский президент Владимир Зеленский ограничился лишь констатацией «своевременности и важности» инициативы Чубарова. Подсластил пилюлю и секретарь СНБО Алексей Данилов. Он, по словам Чубарова «заметил, что все высказанные нами предложения могут быть детализованы и взяты в работу для разработке Кабинетом министров Украины плана мероприятий по реализации Стратегии». То есть, могут быть взяты, а могут быть и не взяты.

Иными словами, Киев, в случае возврата Крыма, не обещает крымским татарам вообще ничего сверх того, что их община уже имеет в составе России. Если судить по словам Кулебы, этот этнос в новом украинском документе никак не выделен из всех прочих, населяющих полуостров.

Получается, с точки зрения официального Киева, крымские татары – больше не «троянский конь» Украины, который поможет вернуть Крым. В идущих еще со времен президентства Петра Порошенко разговорах об изменении конституции страны в пользу этого этноса поставлена жирная точка.

Остается только строить предположения о том, почему Зеленский решил юридически зафиксировать этот факт именно сейчас. Проще всего признать, что имеет место логическое завершение давнего процесса переоценки Киевом того, что происходит на полуострове. Он начался при том же Порошенко. Грезы украинских националистов о мусульманских батальонах и партизанской войне в Крыму, которую, якобы, должны развязать крымские татары, развеялись летом 2014 года. Тогда стало ясно, что межнационального конфликта на полуострове не будет, «горячей точкой» на территории России он не станет. Последующие события только подтвердили, что крымские татары, в подавляющем большинстве, стараются приспособиться к новой реальности, а не конфликтовать с Москвой в интересах Киева. А раз так – то и нечего раздавать авансы, решили в украинском руководстве.

Быть может, на позицию Зеленского повлияла и недавняя активность Турции. В феврале Реджеп Тайип Эрдоган посетил Украину с предложением сотрудничества, в том числе, в военной сфере. И хотя он подтвердил, что не считает Крым российским, интерес победителя и бенефициара Карабахской войны к украинским делам был воспринят в стране весьма настороженно. Комментарии визита в прессе, со стороны экспертного сообщества и политиков были сдержанные, а то и негативные. Это и понятно. Роль младшего партнера Анкары в деле реализации ее геополитических замыслов, в современной Украине устраивает, разве что, Джемилева и Чубарова.

Автор Геннадий Рушев, корреспондент Expert.ru

https://expert.ru/2021/03/12/ukraina-bolshe-ne-delayet-stavku-na-krymskikh-tatar/


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП, Олег Климчук, Сергей Руденко, Александр Савицкий, Геннадий Рушев

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.04.2021. Просмотров: 58

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta