К вопросу о гипотетической сдаче некоторых Курильских островов Японии

Содержание
[-]

***

Японцы давно перечеркнули и аннулировали «хрущёвский компромисс»

Верховная власть России должна вернуться к формулировке А. А. Громыко: «Наша страна большая, но лишней земли нет!»

Реакция Н. Хрущева на заключение договора с США, позволявшего американским вооруженным силам использовать всю японскую территорию в военных целях, повсеместно размещать военные базы и объекты, была бурной. Он был возмущен действиями Токио, расценил их как оскорбление, неуважение его усилий, направленных на нахождение компромисса по территориальному вопросу. По распоряжению Хрущева правительство СССР 27 января 1960 г. направило правительству Японии Памятную записку. В ней было указано, что «только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года».

С учетом важности этого документа для сегодняшних переговоров воспроизведем его полностью.

Памятная записка советского правительства от 27 января 1960 года гласила: «19 января с. г. подписан так называемый «Договор о взаимном сотрудничестве и безопасности» между Японией и США. Содержание этого договора серьезно затрагивает положение на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана и тем самым интересы многих государств, расположенных в этом обширном районе, в первую очередь, конечно, таких непосредственных соседей Японии, как Советский Союз и Китайская Народная Республика».

По этому договору пребывание иностранных баз, вооруженных сил и наличие военных на японской территории вновь закрепляется на длительный период с добровольного согласия правительства Японии. В соответствии со статьей шестой указанного договора Соединенным Штатам Америки «разрешается, чтобы их сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы пользовались обслуживанием и объектами в Японии». Имеющиеся в договоре оговорки относительно консультаций о его выполнении не могут скрыть того факта, что Япония может быть вовлечена в военный конфликт помимо воли японского народа.

Увековечивание договором фактической оккупации Японии, предоставление ее территории в распоряжение иностранной державы, отрыв от Японии островов Окинава и Бонин, неизбежно вытекающая из положений договора военная, экономическая и политическая зависимость Японии — все это вызывает законный вопрос, что же в действительности останется от суверенитета Японии после вступления в силу договора? Уже тот факт, что в Японии будут и впредь стоять иностранные войска, означает, что страна ограничена в своих действиях.

Советское правительство всегда готово оказать полную поддержку таким шагам Японии, которые будут направлены на обеспечение условий для ее мирного независимого развития. Советский Союз по-прежнему готов предоставить совместно с другими державами необходимые гарантии нейтралитета Японии. Правительство СССР, как известно, высказалось за заключение договора мира и дружбы между СССР, КНР и Японией, согласившись с участием в нем США и других тихоокеанских государств. Советское правительство неоднократно подчеркивало, что Советский Союз стремится к налаживанию действительно добрососедских отношений с Японией, расширению взаимовыгодных торговых, культурных и других связей, которые способствовали бы сближению между Японией и СССР в интересах японского и советского народов.

Но Советский Союз не может, разумеется, проходить мимо такого шага, как заключение Японией нового военного договора, подтачивающего устои на Дальнем Востоке, создающего препятствия развитию советско-японских отношений. В связи с тем, что этот договор фактически лишает Японию независимости и иностранные войска, находящиеся в Японии в результате ее капитуляции, продолжат свое пребывание на японской территории, складывается новое положение, при котором невозможно осуществление обещания Советского правительства о передаче Японии островов Хабомаи и Сикотана (Шикотана — А. К.).

Соглашаясь на передачу Японии указанных островов после заключения мирного договора, Советское правительство шло навстречу пожеланиям Японии, учитывало национальные интересы японского государства и миролюбивые намерения, выражавшиеся в то время японским правительством в ходе советско-японских переговоров.

Но Советское правительство, учитывая, что новый военный договор, подписанный правительством Японии, направлен против Советского Союза, как и против Китайской Народной Республики, не может содействовать тому, чтобы передачей указанных островов Японии была бы расширена территория, используемая иностранными войсками. Ввиду этого Советское правительство считает необходимым заявить, что только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Сикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года.

На это Токио ответил своей Памятной запиской: «Правительство Японии не может одобрить позицию Советского Союза, выдвинувшего новые условия осуществления положений Совместной декларации по территориальному вопросу и пытающегося тем самым изменить содержание декларации. Наша страна будет неотступно добиваться возвращения нам не только островов Хабомаи и о-ва Шикотан, но также и других исконных японских территорий».

***

Тем самым волюнтаристское обещание Хрущева было перечеркнуто и аннулировано. Ибо официальное выдвижение японским правительством в одностороннем порядке незаконных притязаний на все южные Курилы и фактическое непризнание принадлежащими СССР всех Курильских островов и Южного Сахалина делали невозможным выполнение обещания Москвы в качестве жеста доброй воли и ради мира и добрососедства передать Японии уже входившую в состав СССР Малую Курильскую гряду — остров Шикотан и островную группу Хабомаи.

Отвечая на занятую официальным Токио позицию, советское правительство 24 февраля 1960 г. передало правительству Японии Памятную записку, в которой, в частности, отмечалось: «…Этот договор (японо-американский «договор безопасности» — А. К.)… направлен против Советского Союза, Китайской Народной Республики и других миролюбивых государств Азии и Дальнего Востока, осложняет обстановку в этом регионе и создает дополнительный барьер на пути ликвидации международной напряженности.

Со стороны японского правительства делаются попытки прикрыть действительный характер указанного договора, представить его в качестве оборонительного мероприятия. Но ссылки на «потребности обороны» вовсе не новы. Можно напомнить, что даже такое орудие агрессии, как пресловутый «антикоминтерновский пакт», в свое время также изображался как оборонительный договор…

Заключением нового договора правительство Японии намерено еще дальше идти по пути предоставления территории своей страны иностранным вооруженным силам. Об агрессивной направленности нового военного договора свидетельствуют также заявления министра иностранных дел г-на Фудзияма от 16 ноября 1959 г. и премьер-министра г-на Киси (дед нынешнего премьер-министра Японии Синдзо Абэ — А. К.) от 8 февраля с. г. о том, что сфера действия этого договора распространяется на территорию Китая, Советского Приморья и Курильских островов…

Заключение Японией нового военного договора с США находится в противоречии с Совместной советско-японской декларацией от 19 октября 1956 года. Как известно, в соответствии с Декларацией стороны обязались служить развитию «взаимопонимания и сотрудничества между обоими государствами в интересах мира и безопасности на Дальнем Востоке»…

Японское правительство до настоящего времени преднамеренно затягивает заключение мирного договора между СССР и Японией, выдвигая необоснованные претензии по территориальному вопросу, который давно уже решен соответствующими международными соглашениями…

Содержащееся в памятной записке японского правительства заявление, что Япония будет неотступно добиваться возвращения не только островов Хабомаи и Сикотан (Шикотан — А. К.), но также и других территорий, Советское правительство не может рассматривать иначе, как проявление опасных тенденций к реваншизму».

И, наконец, свое окончательное отношение к навязываемому японским правительством «территориальному вопросу» правительство СССР сформулировало в Памятной записке правительству Японии от 22 апреля 1960 года. В ней со всей определенностью и обоснованностью было заявлено:

«…Подписание Японией указанного договора (с США — А. К.) противоречит духу и букве Совместной декларации от 19 октября 1956 года…

Вновь выдвигая необоснованные претензии в отношении принадлежащих Советскому Союзу территорий, японское правительство в памятной записке произвольно утверждает, что по совместной декларации стороны якобы договорились считать, что территориальный вопрос оставляется для дальнейшего обсуждения. Советское правительство отклоняет такое утверждение, поскольку подобной договоренности в действительности не было и не могло быть. Территориальный вопрос между СССР и Японией решен и закреплен соответствующими международными соглашениями, которые должны соблюдаться».

В свете вышеизложенного возникает вопрос, насколько глубоко изучили эти документы в МИД РФ и администрации президента перед тем, как выносить Совместную декларацию 1956 года, в частности, ее 9-ю статью о волюнтаристски навязанном нашей стране обещании «передать Японии Шикотан и Хабомаи» в центр переговоров лидеров двух стран о мирном договоре. И задались ли в этих государственных органах вопросом о том, что за 62 года после подписания декларации ситуация изменилась в корне как в нашей стране, так и в мире? Я уж не говорю о том, что речь идет не об использовании действующей статьи, а о реанимации в прямом смысле слова отжившей и «умершей» статьи, официально дезавуированной в Памятной записке правительства СССР, заявившего, что никакого «территориального вопроса» в советско-японских, а ныне российско-японских отношениях не существует. И то, что Горбачев, Ельцин и Путин в силу желания потрафить Японии в ожидании «благодарности» так не считали, ничего изменить в уже состоявшейся истории не может.

И еще. Хотелось бы прокомментировать слова министра Лаврова о том, что «политическая воля наших лидеров — полностью нормализовать отношения между Россией и Японией, побуждает нас активизировать этот диалог». Хотелось бы спросить: «Диалог о чем?» Если о народном достоянии — Курильских островах — то тут «политической воли президента» отнюдь недостаточно. Здесь первостепенна воля нашего народа, подавляющее большинство (85−90%) которого предупреждает верховную власть о категорическом несогласии разбазаривать в угоду сиюминутным, тем более меркантильным интересам российские земли, за которые наши отцы и деды проливали кровь и отдавали жизни.

Хотелось бы верить, что сын получившего ранения участника Великой Отечественной войны президент РФ В. Путин все же устоит перед соблазном обрести за русские Курилы какие-то, в действительности призрачные, дивиденды от «друга Синдзо». И прислушается к воле народа, в том числе и своих избирателей. А министр Лавров вспомнит слова своего оставшегося в благодарной памяти народа предшественника министра иностранных дел СССР А. А. Громыко: «Наша страна большая, но лишней земли нет!»

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2555284.html

***

Патриотические силы сорвали план сдачи Малой Курильской гряды 

Тайная дипломатия дает сбой, но, по мнению японского агентства Киодо, президент Путин вновь «сделал намек о возвращении 2-х островов»

Прошедшие переговоры президента РФ В. Путина и премьер-министра Японии С. Абэ лишний раз показали, что навязываемая Токио нашей стране так называемая «территориальная проблема» нерешаема. Тем более что на сей раз 25-я встреча лидеров двух стран прошла под «аккомпанемент» решительных протестов против сдачи Курильских островов не только в Сахалинской области, но и в Москве, Петербурге и других регионах.

Требующие неукоснительно соблюдать территориальную целостность государства люди обвиняли не столько премьера Абэ, сделавшего несколько заявлений о якобы приближающейся сдаче островов, а по сути дела Путина, который, как считается, посеял у «друга Синдзо» подобные иллюзии. Лично у меня, человека, долгие годы профессионально изучавшего менталитет японских политиков и политическую культуру японцев в целом, нет сомнений в том, что в ходе конфиденциальных, если не сказать тайных, бесед лидеров двух стран в Сингапуре и Буэнос-Айресе, пусть в предварительном порядке, но обговаривалось, как будет реализовываться «хрущевский компромисс», то есть будут «передаваться» Японии остров Шикотан и островная гряда Хабомаи. Ибо хорошо знаю, что японские политики, и Абэ в частности, на пустом месте без такого «обнадеживания» не стал бы делать сенсационные заявления о судьбе жителей российских островов, «компенсациях за оккупацию», клясться на могиле отца. Хотя этот эпизод весьма походил на перформанс, что, на мой взгляд, выставило Абэ в не очень хорошем свете. Если японский премьер действительно искренне хотел помолиться об успехе переговоров и дать своеобразный обет, это следовало бы сделать в тиши и, уж конечно, без телекамер.

В Кремле стремятся не вспоминать, что в 2001 году тогда еще не очень опытный в общении с японцами президент Путин, на мой взгляд, весьма опрометчиво в конфиденциальном порядке дал обещание японцам, в частности тогдашнему премьер-министру Ё. Мори, «приложить все усилия» для «возвращения» Японии острова Шикотан и островной гряды Хабомаи. Несмотря на конфиденциальный характер обещания, которое не было подтверждено МИД РФ, Мори-сан обнародовал его в своем выступлении по японскому телевидению. С тех пор в Японии существовало мнение, что Хабомаи и Шикотан уже у японцев «в кармане» и надо упорно добиваться уступки президентом РФ и самых больших и освоенных островов Большой Курильской гряды — Кунашир и Итуруп, с чем Путин никогда не соглашался.

В последующие годы он делал различные заявления о законности принадлежности всех Курил России, о том, что «мы территориями не торгуем», хотя в действительности вариант подписания мирного договора ценой «реанимации» Совместной декларации 1956 года, в которой по личному настоянию тогдашнего лидера СССР Н. Хрущева было записано согласие Москвы «передать» Японии Малую Курильскую гряду, не отвергался. Теперь же Путин открыто заявляет, что готов «взять за основу» разрешения «территориального спора» давно аннулированную самим Хрущевым и нарушенную японцами Декларацию.

Другими словами, в настоящий момент Путин все еще хотел бы разрешить вопрос путем «хрущевского компромисса», но не может этого сделать из-за сопротивления народа, протестующего против сдачи островов. По всем опросам от 77 до 90 процентов людей России выступают против каких бы то ни было территориальных уступок Японии. Тех же, кто пытается отвергать согласие президента на сдачу Малой Курильской гряды, можно напомнить опять-таки опрометчивое заявление пресс-секретаря президента о том, что «автоматической передачи не будет», но, получается, будет какая-то иная. Но будет…

Путин оказался в тупике и пытается продолжать делать «хорошую мину при плохой игре». Ибо он всерьез опасается возмущения народа и резкого падения рейтинга поддержки избирателей, и без того упавшего в результате осуждаемой народом пенсионной реформы. Поэтому ожидать какого-то «прорыва», решительных действий в плане уступки японскому давлению и явному нетерпению Абэ оснований нет. В известной степени Путин оказался в ситуации, в которой находился при попытке сдать Курилы его предшественник — Б. Ельцин, объяснявший японским журналистам: «Российскому народу сейчас трудно. Добавить ему еще территориальную проблему — он не выдержит и взорвется. Из Японии я уеду под аплодисменты, а в Россию меня не пустят». И, тем не менее, ведущее японское информационное агентство «Киодо цусин» усматривает в проявленной на прошедших переговорах позиции Путина «намек на возвращение 2-х островов».

Ну, а что касается японского премьера, то ему, похоже, придется смириться с тем, что его план «дожимания» партнера по переговорам и перехода Курил уже в этом году под суверенитет Японии, по всей видимости, обернется фиаско. Ибо борьба народа за Курилы все больше становится борьбой не только за острова, но за честь и достоинство нашей Отчизны.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2557778.html

***

Премьер Абэ нагло объявил южные Курилы японскими и «лишил» российского суверенитета их жителей

Грубое покушение на территорию России. Господин Лавров, где нота протеста?

Видимо, недовольный прошедшими переговорами с президентом РФ Владимиром Путиным премьер-министр Японии Синдзо Абэ выплеснул свое плохо скрываемое раздражение, объявив не где-нибудь, а в высшем законодательном органе страны — парламенте — на весь мир, что на входящие по Конституции РФ в состав нашей страны острова южной части Курильской гряды якобы «распространяется суверенитет Японии». Обычно подобное открытое покушение на суверенитет и территориальную целостность государства приводит к резкому ответу, вплоть до отзыва посла или уж, по крайней мере, к строгой ноте протеста. Но, похоже, на Смоленской площади, оглядываясь на почему-то чрезмерно заинтересованный в Японии Кремль, делают вид, что ничего особенного не произошло, и, по словам официального представителя МИД РФ М. Захаровой, работа на японском направлении продолжается без каких-либо перебоев: «Что касается того, что переговоры (о заключении давно ставшего анахронизмом мирного договора — А.К.) пробуксовывают, я абсолютно не разделяю этой оценки. Ни в ту степень, ни в другую. Я бы сказала, что идет работа».

То есть, как в песенке, «все хорошо, прекрасная маркиза». Да еще «абсолютно»… Да нет, Мария Владимировна, далеко не все так благостно. Позвольте в связи с возмутительными высказываниями японского премьера напомнить основополагающие документы, которым неукоснительно должны следовать и руководствоваться российские дипломаты. В «Концепции внешней политики Российской Федерации», в частности, провозглашается:

«В целях обеспечения национальных интересов и реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации внешнеполитическая деятельность государства направлена на выполнение следующих основных задач:

а) обеспечение безопасности страны, ее суверенитета и территориальной целостности, укрепление правового государства и демократических институтов».

Другой документ — «Концепция национальной безопасности» — обязывает центральные и местные органы власти в своей практической деятельности исходить из положения о том, что

«интересы государства состоят в незыблемости конституционного строя и территориальной целостности России, в политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и поддержании правопорядка, в развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества».

А вот попытки некоторых российских политиков и государственных чиновников склоняться к уступкам Японии в ее территориальных требованиях к нашей стране следует признать, мягко говоря, противоречащими законодательству РФ и несовместимыми с интересами безопасности страны. Не для «антуража» же, в конце концов, принимаются и утверждаются президентом эти основополагающие документы?

Тем более что Курильские острова являются частью границы РФ, которая не только служит линией пограничного размежевания с Японией, но и представляет собой естественный передовой рубеж защиты всего дальневосточного побережья России, позволяющий контролировать всю акваторию Охотского моря, обеспечивать свободный выход российского военно-морского флота в Тихий океан. При этом особую важность имеют незамерзающие и глубоководные проливы между южнокурильскими островами, на которые претендует Япония. К тому же при рассмотрении военно-стратегического аспекта ситуации в зоне южнокурильских островов следует исходить из того, что Япония является ближайшим военно-политическим союзником США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а в последние годы и в глобальном масштабе.

Поддерживая заявление министра иностранных дел РФ С. Лаврова своему японскому коллеге Таро Коно о неприемлемости использования в официальных документах Японии абсурдного, вульгарно искажающего историю и географию термина «северные территории», хотелось бы обратить внимание на существующее в Японии расширительное толкование этого «термина». Как показали прошедшие на днях дебаты в японском парламенте, далеко не все в этой стране ограничиваются в притязаниях к нашей стране южными Курилами. Так, например, председатель парламентской Коммунистической партии Японии Кадзуо Сии во всеуслышание потребовал расширить претензии Страны восходящего солнца на все Курильские острова вплоть до Камчатки, как это и предусмотрено в уставе его партии. А поддерживаемые влиятельными силами Японии многочисленные фашиствующие ультраправые организации шумно в форме шабашей у российского посольства и других представительств нашей страны в Японии требуют «незамедлительно вернуть все Курильские острова и Южный Сахалин». Пока официально ограничиваясь южными Курилами, японское правительство тем не менее одобряет издание в стране географических, включая школьные, карт, на которых все Курилы и Южный Сахалин «в лучшем случае» остаются не закрашенными как «спорные территории», а то и замазаны в цвет Японии.

Но едва ли на участившихся переговорах с премьером Абэ поднимаются эти вопросы, видимо, дабы не «обидеть друга Синдзо». А ведь такая забота как раз и поощряет японских политиков на настойчивое выдвижение своих необоснованных и незаконных требований. И то, что на сей раз не получилось задуманное, японцев не остановит. Залогом того озвученные М. Захаровой обещания «продолжать работу».

Небезынтересно, что недовольство Абэ последними переговорами с Путиным вынужден признать и один из наиболее активных сторонников сдачи Малой Курильской гряды, вместе с японскими политиканами и тщеславными дипломатами приложивший немало усилий для реализации плана такой сдачи бывший посол РФ в Японии А. Панов. В интервью одному российскому изданию он предположил, что настроение Абэ сильно изменилось после январского визита в Москву.

«Может, ему сказали что-то такое обидное, что он решил теперь отыграть это… Теперь уже можем вряд ли ожидать, что какие-то подвижки в переговорном процессе могут быть», — разочарован Панов. Добавив, что японский премьер после визита в Россию или раздражен, или обижен на позицию России, от которой ждал большей уступчивости и к этому стремился. «Ему, видимо, очень жестко все это сказали. И тогда он решил: раз вы жестко, так и я жестко. Так что теперь, как говорится, острие против острия», — заключил бывший дипломат.

Ну, что же, такое не исключено. И даже хорошо, дабы освободиться от иллюзий и прекратить вводить в заблуждение японский и российский народы. А по поводу обиженных, то на таких, как у нас говорят, «воду возят»…

Источник - https://regnum.ru/news/polit/2564976.html

 


Об авторе
[-]

Автор: Анатолий Кошкин

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.02.2019. Просмотров: 456

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta