К вопросу о финансово-экономическом положении Греции до и после проведения референдума

Содержание
[-]

К вопросу о финансово-экономическом положении Греции до и после проведения референдума 

У подавляющего большинства людей, следящих за кульминацией греческого кризиса, может возникнуть впечатление, что кредиторы пытаются заставить греческие власти платить по долгам.

Что стоит за атакой Европы на Грецию

Лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц думает иначе. Он уверен, что речь идет о борьбе за власть и что деньги с экономикой играют в кризисе второстепенные роли.

Стиглиц уверен, что в нынешнем плачевном положении греков виновата тройка кредиторов в составе Европейской комиссии, Европейского Центробанка и Международного валютного фонда. Пять лет назад «тройка» вынудила Афины принять программу помощи, которая привела к снижению ВВП страны на 25%, к уровню безработицы среди молодежи, превышающему 60%, и к массовому обнищанию населения. При этом кредиторы не только полностью сняли с себя ответственность за тяжелые последствия и отказываются признавать свои просчеты, но еще и не хотят учиться на собственных ошибках и продолжают требовать от Афин новых уступок. Тройка продолжает требовать от греков выйти к 2018 году на первичный профицит бюджета в размере 3,5% от ВВП несмотря на то, что это приведет к дальнейшему спаду в экономике. Даже если огромный греческий долг реструктуризировать на самых выгодных для Афин условиях, страна все равно надолго останется в депрессии.

По мнению Джозефа Стиглица, которым он поделился с журналом Time, вместо новых требований кредиторам следует списать греческие долги или хотя бы дать Афинам отсрочку по платежам на 10-15 лет, чтобы греческая экономика могла встать на ноги и окрепнуть.

В Брюсселе отказываются видеть, что мало кому еще удавалось добиться так много при переходе от дефицита бюджета к профициту, как Греции, за последние пять лет. Не хотят видеть в ЕК и ЕЦБ и то, что несмотря на высокую цену для народа греческое руководство во многом пошло навстречу новым требованиям кредиторов, считает экономист.

Со стороны может показаться, что греки проели почти четверть триллиона евро кредитов за последние пять лет, и теперь заслуживают такой участи. Но все дело в том, что в Грецию попали лишь жалкие крохи от той немалой финансовой помощи, которую получили греки от кредиторов. Деньги в основном пошли на выплаты частным кредиторам, включая немецкие и французские банки. Получив жалкие подачки, греки однако заплатили очень дорогую цену за право поддержать банковские системы Франции и ФРГ. МВФ и другие кредиторы не нуждаются в деньгах, которые они требуют от Афин. В обычных условиях скорее всего их бы тут же вернули Греции в виде новых кредитов.

Главное в сегодняшнем кризисе не деньги, а стремление заставить Афины при помощи последних сроков заставить греков принять неприемлемые условия: новые меры жесткой экономии и другие регрессивные и карательные меры.

Европа, которая больше всех, за исключением разве что Америки, говорит о демократии, изо всех сил пытается сорвать в Элладе волеизъявление и отказывается продлевать сроки выплаты даже на несколько дней, отмечает Стиглиц.

Во всем виноваты не деньги с экономикой, а политика, уверен нобелевский лауреат. В январе греки проголосовали за отказ от жесткой экономии. Если бы правительство Ципраса четко выполняло все предвыборные обещания, то оно бы уже давно отвергло все предложения кредиторов. Сейчас оно решило дать грекам возможность самим высказаться по этому очень важному для них и страны вопросу.

Ангелa Меркель подвела не только Грецию, но и Европу

Ангелу Меркель считают одной из самых влиятельных женщин планеты и называют «королевой Европы». Однако именно благодаря своей королеве, говорится в передовице последнего номера журнал Spiegel, который вышел накануне греческого референдума, на континенте разразился один из самых сильных кризисов за всю историю существования единой Европы. Греческий кризис угрожает не только общеевропейской валюте, но и, как считают многие скептики, самому существованию Евросоюза.

Греческий премьер Алексис Ципрас несмотря на свою молодость и политическую неопытность, по крайней мере, на европейской арене, может оказаться тем человеком, который очень сильно подорвал позиции и авторитет Ангелы Меркель. Немецкий канцлер до последнего надеялась, что верх в Греции возьмет здравый смысл, с точки зрения, конечно, немцев, и Ципрас не будет доводить дело до открытого разрыва. Поначалу казалось, что Ангела Меркель как всегда права и что кризис удастся разрешить, однако после дня совещаний и встреч в Брюсселе, уже вернувшись домой в Афины, Алексис Ципрас неожиданно для всех решил провести референдум, закончившийся победой противников антикризисного плана кредиторов. Пойдя на популистский шаг, Ципрас поставил г-жу Меркель в очень затруднительное положение, отмечает немецкое издание.

Конечно, главным виновником возникновения ситуации, самой опасной для европейской валюты за все время ее существования, все в Европе считают Ципраса и его соратников в правительстве. Однако немало недовольных как в Брюсселе, так и в европейских столицах, считает Spiegel, и тем, как вела себя во время греческого кризиса Ангела Меркель. Больше всего европейцев, похоже, не устраивает ее нетерпимость к тому, чтобы все шло само собой. Такое желание все контролировать довольно эффективно, когда идут поиски компромисса и когда участники переговоров заинтересованы в достижении компромисса. Однако в случае с Алексисом Ципрасом, который настроен идти до самого конца, такой метод руководства срабатывает далеко не всегда.

Уже не один год известно, что Греция является особым случаем в контексте кризиса евро. В этой стране мало что работает и очень много больших и маленьких проблем. Тем не менее, Ангела Меркель, зная обо всем этом, попыталась решить греческую проблему точно так же, как она решает внутренние проблемы у себя в Германии. Она не стала слушать советы опытных финансистов и экономистов, к примеру, министра финансов Вольфганга Шойбле, предупреждавших, что Грецию следует отпустить в свободное плавание, которое выведет ее из еврозоны.

Греческий кризис нуждался в умелом руководстве и дальновидном плане, но Ангела Меркель не смогла или не захотела сделать ни того, ни другого. Конечно, она любит власть, но когда дело доходит до решительных действий, она предпочитает обходиться без них. Эта нерешительность или нежелание брать на себя большую ответственность привели сейчас канцлера Меркель к краху ее европейской политики.

Кризис действительно сделал Ангелу Меркель первым политиком Европы. Последние пять лет в Брюсселе один за другим проходят антикризисные саммиты, в центре внимания которых всегда находится лидер первой европейской экономики. В первую очередь, конечно, такое влияние объясняется размерами финансовых вливаний, которые делает Берлин в бюджет Евросоюза и на европейские проекты.

Издание признает определенные положительные качества Меркель. В отличие от предшественников ведет она себя скромно и придерживается политики, которую Spiegel называет «педагогическим империализмом». В его основе лежат бюджетная дисциплина, реформы на рынке труда и приватизация. В Испании, Португалии и Ирландии эта система сработала, но в Греции она оказалась неэффективной. Греки относились к требованиям кредиторов не как к лекарству, которое необходимо принимать для выздоровления, а как к яду, который разрушает общество.

Ангела Меркель, конечно, понимала, что происходит, но у нее не хватило смелости, по мнению немецких журналистов, взглянуть в лицо последствиям. Конечно, имелись и альтернативы. Она могла выбрать план Шойбле и отпустить Грецию из еврозоны. Причем, выход прошел бы организованно и с наименьшими потерями, как для зоны евро, так и для греков.

Канцлер Меркель могла пойти и на списание части греческих долгов. Эта мера, предпринятая в нужное время, могла бы предотвратить радикализацию греческой политики.

Оба плана таили в себе угрозы, оба требовали смелости и денег и делали Меркель уязвимой для атак противников, а этого она хотела меньше всего. В результате она сначала спряталась за тройкой кредиторов, потому что не хотела сообщать горькую правду греческому правительству. Когда же требования Ципраса начали становиться все более и более решительными, она, казалось, согласилась с требованиями его логики. В Германии к ее новой позиции отнеслись как к желанию сохранить Грецию в еврозоне. Однако Алексис Ципрас отнесся к ней иначе – как к вызову, и решил довести ситуацию до кульминации.

Как Греция простила долг Германии 60 лет назад

Большинство греков считают Германию чем-то вроде «могильщика» Эллады. Между тем, сами греки в определенной степени способствовали экономическому возрождению ФРГ, согласившись вместе с рядом других стран шесть десятилетий назад списать немецкие долги. В Берлине предпочитают сейчас не вспоминать Лондонскую конференцию по долгам Германии, хотя вполне можно проводить параллели между событиями 1953 и 2015 годами.

Многие немцы до сих гордятся стремительным ростом экономики Западной Германии после Второй мировой войны, получившим название «немецкое чудо». Достаточно сказать, что в 1953-63 гг. объем промышленного производства ФРГ удвоился.

Трем поколениям немцев внушали со школьной скамьи, что немецкий народ невероятно трудолюбив и что благодаря своему трудолюбию и американским деньгам он и сотворил немецкое чудо. Между тем, финансировали это чудо не только американцы, но и жители других стран. В т.ч. и Греции, которая сегодня сама должна кредиторам четверть триллиона евро.

Долги Германии в 1953 году составляли 25% от ВВП страны. По сравнению с нынешними греческими 175% это, конечно же, мало, но, с другой стороны, не стоит забывать, что мировой экономике угрожала гиперинфляция. Она могла даже при таком относительно невысоком уровне долгов по отношению к ВВП значительно осложнить немецкому правительству поиск инвестиций, необходимых для восстановления экономики после Второй мировой войны.

Немцы были должны примерно семи десяткам стран, включая такие «экзотические» государства, как Зимбабве и Пакистан. Естественно, среди главных кредиторов ФРГ значились почти все европейские страны, включая Грецию.

Долги ФРГ делились на две примерно равные части. Западные немцы должны были заплатить 16 млрд. марок репараций по Версальскому договору правительствам и банкам США, Великобритании и Франции еще в тридцатые годы, но так и не расплатились. После войны ФРГ решила расплатиться, чтобы восстановить деловую репутацию. Еще столько же составляли кредиты, взятые у Америки и других стран на восстановление разрушенной войной страны.

Немецкую делегацию на Лондонской конференции возглавлял банкир Герман-Йозеф Абс, который, кстати, до сих пор жив. Переговоры о реструктуризации долгов ФРГ начались летом 1952 года и шли очень тяжело. Был даже момент, когда они едва не прервались.

Президенты и премьер-министры нескольких десятков стран, съехавшиеся в Лондон 27 февраля 1953 года, хотели, чтобы Западная Германия восстановилась, потому что немецкий экспорт всегда пользовался большим спросом. Играл свою роль и страх перед Советским Союзом, контролировавшим тогда Восточную Германию. В Вашингтоне не хотели отдавать Советсому Союзу еще и западную часть Германии. Кстати, соцстраны в Лондон приглашены не были.

Конференция в британской столице продлилась до 8 августа 1953 года. На ней было принято очень щедрое особенно в сравнении с предложенными сейчас Греции условиями решение. 50% долгов списывалось, т.е. прощалось. Причем, списывались долги не только государств, но и частных инвесторов.

Выплата оставшейся части заимствований увязывалась с состоянием западногерманской экономики и растягивалась на 30 лет. Было решено, что ФРГ начнет расплачиваться с долгами лишь тогда, когда достигнет положительного сальдо торгового баланса. Немцам разрешили выплачивать кредиторам не больше 3% от экспортной выручки. Кроме этого, выплата части долгов переносилась на неопределенный срок – после воссоединения двух Германий. Последнюю выплату в размере 69,9 млн. евро ФРГ сделала 3 октября 2010 года. Косвенным образом был заложен фундамент силы экспорта Германии, поскольку в случае если Германия получала денежные средства благодаря внешней торговле, то она выплачивала долг. Таким образом, приобретение немецкой продукции отвечало интересам кредиторов.

Многие экономисты и историки считают, что списание половины долгов, предпринятое в Лондоне, стало решающим фактором в восстановлении немецкой экономики и дальнейшем экономическом чуде.

Любопытно, что первоначальное предложение Алексиса Ципраса, сделанное вскоре после прихода к власти, показывает, что он неплохо знаком с историей и знает, что произошло в Лондоне в конце зимы 1953 года. Греческий премьер попросил списать 50% греческих долгов и увязать дальнейшие платежи с состоянием экономики Греции. Это предложение было отвергнуто всеми членами ЕС под руководством… Германии. В Берлине сейчас, похоже, забыли или сделали вид, что забыли, что сами находились в похожей ситуации 62 года назад и что тогда им пошли навстречу.

***

Вчера почти две трети греков сказали: «нет» педагогическому империализму Ангелы Меркель. И теперь даже, если кризис постепенно успокоится и Греция останется в еврозоне, позиции канцлера Германии в Европе будут подорваны.

 


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Мануков

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.07.2015. Просмотров: 270

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta