К 30-летию запрета КПСС и распада Союза ССР

Содержание
[-]

Хроника пикирующей империи

В год прихода к руководству страной Михаил Горбачев, который не знал системных причин экономических проблем, Советский Союз уже давно имел дефицитный бюджет и во многом неуправляемую экономику. Страна, бывшая в начале ХХ века крупнейшим в мире экспортером зерна, оказалась его крупнейшим импортером!

Новый генеральный секретарь в удручающей обстановке приступил к омоложению правящих органов партии, объявил гласность и плюрализм, начал подготовку к съезду.

Очевидное – невероятное

XXVII съезд КПСС, прошедший в праздничной атмосфере, внес изменения в Программу КПСС, оставив постулаты в прежней редакции. На закрытых заседаниях оглашалась информация о катастрофическом состоянии экономики и финансов. На пленуме ЦК КПСС 27–28 января 1987 года председатель правительства Николай Рыжков откровенно объявил: «Мы давно уже не сводим концы с концами, живем в долг. Крайне тяжелое положение сложилось в денежном обращении. В 70-х – начале 80-х годов произошло его расстройство. Не лучше обстоят дела с валютным положением страны». Его выслушали, но ничего не предприняли.

Через два с половиной месяца после этого пленума Горбачев сказал участникам ХХ съезда комсомола: «За эту пятилетку мы должны практически полностью модернизировать наше отечественное машиностроение и вывести его по главным параметрам на уровень мировых требований». На какие инвестиции собирались коммунисты очередной раз «полностью модернизировать» до «уровня мировых требований» машиностроение при крайне дефицитном бюджете страны?

К 1989 году в экономике СССР еще более обострился валютно-финансовый кризис с падением добычи нефти, уменьшением заготовок леса и снижением сбора хлопка. Но валюта была необходима – около 40% потребности страны в зерне покрывались завозом из-за рубежа. Теряющие многолетнюю монополию на власть заведующие отделами ЦК и члены Политбюро ЦК КПСС – фактические хозяева страны, неспособные к поиску альтернативных направлений развития страны, ибо монополизм не способствовал развитию их аналитических способностей, – приступили к реформированию органов управления страной.

III съезд народных депутатов СССР 14 марта 1990 года внес в Конституцию подготовленные аппаратом ЦК КПСС изменения, исключив «руководящую и направляющую роль КПСС» и учредив пост президента СССР. На следующий день генерального секретаря ЦК КПСС избрали президентом СССР, а его ближайших партийных соратников стали срочно пересаживать в функционеры аппарата президента СССР и в члены Президентского совета. Высшая власть в Советском Союзе от Верховного совета СССР по исправленной Конституции перешла к президенту СССР и аппарату президента. Таким образом, большевики в марте 1990 года юридически ликвидировали в стране номинальную власть советов!

Вернувшись с III съезда народных депутатов, партийная номенклатура союзных республик стала копировать президентство и разваливать союзное государство. КПСС утратила характер «ленинской партии нового типа», то есть строго дисциплинированной организации, все члены которой подчиняются воле вождя, и способной на любое преступление для сохранения своей власти.

Уже 30 марта 1990 года на заседании Совета Федерации Верховного совета СССР Горбачев спросил однопартийцев: «Как же это произошло? Без совета, консультаций, явочным порядком избирается президент Узбекистана. Ведь мы же на Президиуме Верховного совета СССР договорились, что в стране будет только один президент». Президент (с 24 марта) Узбекской ССР Ислам Каримов, по совместительству первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана, с улыбкой спокойно заметил: «Так захотел народ». Его поддержали другие члены ЦК КПСС от союзных республик.

До конца 1990 года были учреждены должности президентов: Казахстана, Азербайджана, Молдавии, Туркмении, Киргизии и Таджикистана. В этих республиках власть от советов перешла к президентам, которыми, естественно, были избраны высшие партийные бонзы. 16 мая 1990 года I съезд народных депутатов РСФСР, 86% которых были членами КПСС, избрал Бориса Ельцина председателем Верховного совета РСФСР, а 12 июня 1990 года принял Декларацию о суверенитете России, то есть из Союза ССР республика не вышла, пост президента не учредила, независимость не объявила, но главенствующей на ее территории провозгласила Конституцию РСФСР.

Внутрипартийная консервативная оппозиция, искавшая возможность остановить реформы, 19 июня созвала из российских делегатов внеочередного XXVIII съезда КПСС Российскую партийную конференцию, объявленную Учредительным съездом Компартии РСФСР. Создав Компартию РСФСР в критический для КПСС момент и противопоставив ее союзному руководству, Иван Полозков и Геннадий Зюганов внесли свой вклад в развал КПСС и в распад Союза ССР. XXVIII съезд прошел под знаком номенклатурно-политического компромисса. В тактическом отношении съезд завершился для партийной элиты благополучно, но в стратегической перспективе этот форум во многом предопределил скорое поражение КПСС.

Сумерки разума

Съезд в числе прочих принял резолюцию «О положении крестьянства и реализации аграрной политики КПСС», в которой вдруг было объявлено: «КПСС ставит в центр своей политической работы защиту интересов крестьян… Необходимо развивать многообразные формы собственности, утверждать право крестьян на владение землей». В Программном заявлении съезда КПСС была представлена как партия «социалистического выбора и коммунистической перспективы», во главу впервые ставился человек, его материальное благополучие и духовное развитие.

Съезд одобрил новый устав КПСС, объявивший основной целью «создание в стране гуманного, демократического социализма». Поскольку итоговые документы XXVIII съезда полностью противоречили недавно откорректированной программе КПСС, то на съезде приняли решение о срочной подготовке очередной – четвертой! – программы КПСС. Генерал Александр Лебедь, послушав на съезде попытки отчетов членов политбюро, писал: «Как же могут управлять страной люди, которым не дана самая элементарная, примитивная, приземленная ясность мысли?! Гниющая с головы рыба продолжала разлагаться. Ничего не изменилось, но печальный исход был предопределен».

Уйдя в отставку, Горбачев писал: «Пытаясь понять существо дела, мы попросили (в 1983 году. – П.А.) дать нам возможность разобраться с состоянием бюджета. Но Андропов лишь рассмеялся: «Ишь, чего захотели. В бюджет я вас не пущу»… Главную же «тайну» – о том, что бюджет наш «дырявый», – я не знал. Его постоянно дотировали за счет Сбербанка, то есть сбережений граждан, и увеличении внутреннего долга. Официально сообщалось при этом, что… все сбалансировано в наилучшем виде». Проще говоря, большевики десятилетиями брали в долг у Государственных трудовых сберкасс (с 1987 года – Сбербанк СССР) средства населения и тратили их на поддержку неэффективной экономики, на помощь дружественным режимам, на увеличение военных расходов и кормление репрессивных органов.

14 апреля 1990 года советник генерального секретаря ЦК КПСС по вопросам экономики академик Абел Аганбегян напомнил, что у населения хранится наличными 100 млрд руб. и в Сберегательном банке числится более 340 млрд руб. (как точно сказано: у населения «хранится», а в государственном Сбербанке только «числится»), предложив увеличить поощрение за хранение сбережений на депозитах до 8% годовых и организовать предоставление беспроцентного займа под покупку гражданами автомобилей, но с реализацией получения автомобилей через 3–5 лет.

К совету прислушались: выпустили для доверчивой части населения облигации вещевого займа, обещавшие в будущем получение автомобиля, и увеличили процентную ставку по вкладам с 3 до 5% годовых. Вместо того чтобы проводить решительные экономические реформы, позволяющие привлечь иностранный капитал, поощрять частную инициативу, обеспечить рост национального продукта и получить дополнительные поступления в бюджет, президент СССР консервировал старую большевистскую систему, наращивая внутренний госдолг, и вел страну к банкротству.

«В связи с совершенствованием системы государственного управления» Горбачев в декабре 1990 года реорганизовал Совет министров СССР в кабинет министров при президенте СССР под руководством премьер-министра. В тяжелейшее для страны время чиновники прекратили работать, одни нашли себе посильную деятельность – занялись реорганизацией, а другие стали ждать итогов и соответствующих назначений. Коммунистическая номенклатура рушила свой авторитет ускоренными темпами.

Вперед – к пропасти!

22 января 1991 года стали исполнять указ «О прекращении приема к платежу денежных знаков Госбанка СССР достоинством 50 и 100 рублей образца 1961 года и ограничении выдачи наличных денег с вкладов граждан». Большевики объявили гражданам о повсеместном прекращении приема денежных знаков своего же Государственного банка СССР! Главным последствием такой «реформы» стала окончательная утрата доверия населения к союзному правительству.

Шаг к развалу Союза ССР сделали возглавляемые коммунистами Белоруссия 14 декабря 1990 года и Украина 20 марта 1991 года, приняв законы, объявившие все государственные банки на их территориях собственностью республик с правом осуществлять эмиссию денег. 17 марта 1991 года в девяти союзных республиках провели референдум о сохранении СССР, а 19 марта был подписан указ президента СССР «О реформе розничных цен и социальной защите населения», в результате которого в апреле цены выросли: на мясо и птицу – в 2,6 раза, на колбасу – в 3,1 раза, на хлебобулочные изделия – в 3 раза.

В крайне кризисной обстановке 26 июля 1991 года Пленум ЦК КПСС оптимистично принял постановление «О созыве внеочередного XXIX съезда Коммунистической партии Советского Союза», который наметили на ноябрь-декабрь 1991 года. Пленум постановил, что «рассматривает подготовленный комиссией XXVIII съезда партии проект программы КПСС как приемлемую основу для доработки и обсуждения в партии» и поручил провести общепартийную дискуссию после опубликования проекта.

За полмесяца до фактического прекращения деятельности партии, 10 августа 1991 года, проект очередной программы КПСС был опубликован для обсуждения. Он отличался краткостью, отсутствием конкретных сроков и количественных предложений, но как последний документ КПСС достоин внимания. Состоящий из пяти разделов проект являет собой очень осторожный и неконкретный документ, наполненный обещаниями дать всем слоям общества то, чего не смогли или не собирались дать в предыдущие десятилетия. «Социализм» упоминается в документе, но по тексту совершенно неясно, что подразумевается под этим термином.

Понятно, что за год, прошедший после XXVIII съезда, убеждения членов Программной комиссии и привлеченных партийных мыслителей не могли резко измениться, продолжали влиять отмеченные генералом Лебедем «немощь и организационное бессилие», а потому в проект включены лозунги и понятия, несовместимые с друг с другом, а декларируемые тезисы часто противоречат один другому.

Почему, например, партия обещает «добиваться достойного представительства рабочего класса в органах власти всех уровней»; сельскому населению только «содействовать полноценному представительству в органах власти», но уже не «всех уровней»; остальным же слоям населения вообще не обещает представительства в органах власти? Почему, провозглашая «переход к смешанной экономике и равноправию различных форм собственности», партия обещает содействовать только «приоритетному развитию форм общественной собственности», не поясняя смысл этих форм собственности? Почему обещано «активно содействовать самоуправлению сельского населения», но не городского или поселкового?

Игнорируя резолюцию XXVIII съезда (высшего органа партии), в которой партия лишь год назад смело обязалась «утверждать право крестьян на владение землей», в проекте обещают крестьянам лишь некое «наделение землей (включая аренду с правом наследования)». На последнем месяце фактического существования КПСС из недр ее ЦК вышел документ, свидетельствующий о сомнительных способностях коллективного теоретического творчества «высшего разума» партии, демонстрирующий хаотичность мысли и непоследовательную логику ее «нового мышления».

Наступало финансовое банкротство созданного большевиками Союза ССР и политическое банкротство КПСС. Разложившаяся высшая партийная элита, защищенная от любой критики, не находила себе места в стране, доведенной ею же до критической экономической ситуации. В ночь на 19 августа 1991 года под руководством председателя КГБ она решилась на проведение очередного мероприятия: «Группа заговорщиков захватила власть с намерением осуществить государственный переворот».

«Группа заговорщиков» продемонстрировала всей стране предел интеллектуальной деградации членов высшей большевистской касты: захватив власть, они не знали, что же дальше с нею делать, не имели никакой программы вывода страны из кризиса, причины которого не понимали, два дня они публиковали свои пространные, а порой и смехотворные декларации, неспособные вызвать интерес у населения. Вечером 20 августа заговорщики, к своему полному удивлению, из доклада соучастника Олега Бакланова узнали, что в бюджете страны давно нет денег, не на что содержать карательные органы, нет резервных запасов продовольствия, нет средств на проведение популистских обещаний, зафиксированных в двухдневных декларациях ГКЧП к народу! На этом бесславный путч закончился.

Из высших государственных органов только Комитет конституционного надзора СССР 20 августа 1991 года осудил действия ГКЧП как незаконно учрежденного органа. Президент СССР 24 августа сложил с себя полномочия генерального секретаря ЦК КПСС и рекомендовал Центральному комитету КПСС самораспуститься. На следующий день указом президента РСФСР имущество КПСС на территории республики объявлено государственной собственностью. Распоряжением мэра Москвы Гавриила Попова была прекращена работа в зданиях ЦК КПСС и весь комплекс зданий ЦК КПСС опечатан. После мятежа ГКЧП кабинету министров, поддержавшему «решения ГКЧП в СССР», было «выражено недоверие», его распустили и объявили о создании Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР. Но и его надо было еще организовать.

Финал-апофеоз

В этих условиях большинство союзных республик, в том числе руководимых членами ЦК КПСС, поторопились объявить о выходе из состава СССР и своей независимости. 29 августа Верховный совет СССР, более 85% депутатов которого были членами и кандидатами в члены КПСС, постановил «приостановить деятельность КПСС на всей территории СССР». Парадоксально, но КПСС практически перестала существовать в соответствии с решениями, принятыми депутатами-коммунистами.

Распад Союза ССР ускорился, но аппарат президента СССР после августа 1991 года в агонии продолжил организационные экзерсисы и решил создать псевдоправительство – Межреспубликанский экономический комитет СССР и некий Государственный совет СССР под председательством президента СССР.

Продолжая совершенствовать властные органы, распоряжением президента СССР 21 сентября суетливо образовали очередной синклит – Политический консультативный совет при президенте. Итогом деятельности членов ЦК КПСС стало то, что Комитет конституционного надзора СССР в своем заявлении от 11 октября 1991 года откровенно объявил приговор большевистской эпохе, заявив: «Союз ССР в прежнем виде фактически прекратил свое существование».

4 ноября объявил себя банкротом Внешэкономбанк СССР, которому стало нечем оплачивать пребывание за границей советских посольств, торгпредств и прочих представителей, которым даже домой не на что было вернуться. В создавшейся обстановке 6 ноября 1991 года указом президента РСФСР Бориса Ельцина, избранного прямым всенародным голосованием 12 июня, была прекращена деятельность КПСС и Компартии РСФСР, так как «на руководящих структурах КПСС лежит ответственность за исторический тупик, в который загнаны народы Советского Союза». Это историческое событие не вызвало в стране ни шока, ни протеста, ни попыток выступить на защиту того, чему многие присягали.

Председатель Государственного банка СССР 15 ноября направил президенту СССР письмо о том, что золотой запас Госбанка СССР в размере 374,6 т, переданный в 1937 году «на хранение» в Наркомфин СССР, но числящийся на балансе Госбанка и десятилетиями показываемый в его отчетах, фактически отсутствует в Гохране Минфина СССР. Золотые резервы – всего 240 т, они не соответствуют статусу великой державы и одной из ведущих золотодобывающих стран. В письме сообщалось: «По размерам золотых запасов мы уступаем и развивающимся странам, таким как Китай, Индия, Венесуэла, Ливан».

Результат хозяйствования КПСС характеризуется следующими данными: задолженность Советского Союза иностранным кредиторам составила 83,4 млрд долл., долги зарубежных «дружественных» правительств Союзу ССР достигли 160 млрд долл., большинство из которых были безнадежными. К обязательствам советского государства перед населением страны традиционно относились с пренебрежением – за все ошибки платит народ, а внутренние долги перед населением составили:

– по невыкупленным облигациям госзаймов – 185,5 млрд руб.;

– по вкладам в Сбербанк СССР – 174,3 млрд руб.;

– по страховым полисам Госстраха СССР (со счетов которого также много лет тайно безвозвратно заимствовали) – 45,8 трлн руб.!

Фактически президенту СССР властвовать уже было не над чем: к декабрю 1991 года из СССР не вышли только Россия и Казахстан.

8 декабря 1991 года руководители ранее вышедших из СССР Белоруссии и Украины, а также президент РСФСР в селе Вискули (Белоруссия) констатировали факт того, что «СССР прекращает свое существование», и подписали Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Главы 11 бывших союзных республик 21 декабря в столице Казахстана подписали Алма-Атинскую декларацию, излагавшую цели и принципы создания СНГ и объявившую, что Союз ССР прекращает свое существование.

Таким образом, 21 декабря 1991 года по причинам того, что руководимое большевиками государство не смогло построить безубыточную экономику, средства в бюджете иссякли, золотой запас и валютные поступления проели, Союзу ССР оказалось не на что существовать. Его не стало. Социализм как общественная система не выжил. Дальнейшая имитация существования союзного государства стала невозможной.

25 декабря Михаил Горбачев отрекся от поста президента Союза ССР.

Произошел неминуемый крах большевистского всевластия и его детища – Союза ССР. Апологеты КПСС три десятилетия ищут козла отпущения, дабы не признавать своих системных ошибок.

Автор Павел Ахманаев

https://www.ng.ru/ideas/2021-03-15/7_8102_chronicles.html

***

30 лет референдуму, который не спас СССР

30 лет назад мы увидели, что народное решение на референдуме ещё не означает материализованной народной воли, и элиты, при должных манипуляциях, могут либо перенаправить, либо подавить её, наплевав и на здравый смысл, и на справедливость. Великий подлог, зафиксировавший конец великой эпохи.

30 лет назад состоялся всесоюзный референдум о сохранении СССР. Тогда советские граждане проголосовали за сохранение единой неделимой страны — 76,43%. Фактически они высказались против развала Союза. Референдум состоялся в 9 из 15 советских республик. Отказались его проводить у себя Грузия, Армения, Литва, Эстония, Латвия и Молдавия. При этом люди голосовали в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье и Гагаузии. Из 185,6 млн граждан СССР, внесённых в списки, в референдуме приняли участие 148,5 млн (79,5%). 113,5 млн из них (76,43%) проголосовали за сохранение Советского Союза. Запомним эту цифру — 113 миллионов человек.

Происходил референдум в 1991 году, когда СССР заканчивал свой суицид в стиле easy. Настолько легко и скоро, что даже Запад так до конца и не оценил столь щедрого подарка. Их мощности работали на войну с Империей зла, а та самоустранилась. И сама сделала для этого слишком много. Александр Яковлев отвечал за пропаганду — и та вовсю работала на очернение не просто советского строя, но советской жизни как таковой. И, прежде всего, на дискредитацию всего русского. Именно тогда для раскола активно использовали национальный вопрос. Девизом же того времени стало название документального фильма Станислава Говорухина «Так жить нельзя!». Позднее, к слову, он раскаялся из-за этой работы. Но… было поздно.

Так жить нельзя — звучало из телевизоров, со страниц «толстых» литературных журналов, газет, книг, из радио. А как жить было можно и нужно? Вот тут начинал дуть «ветер перемен», и он, как вольный художник, рисовал свободы и красоты нового дивного мира. Там, где всё можно. Там, где всё разрешено. Да уж, похоже, ни одно государство в мире не работало против себя настолько убийственно эффективно. 

А после случился августовский путч. И выяснилось, что не столь много людей готовы идти на реальные баррикады — защищать то, за что они ещё недавно голосовали. Государственный комитет по чрезвычайному положению, возглавленный вице-президентом СССР Геннадием Янаевым, приказал, что называется, долго жить. Возможно, потому что многие тогда хотели иного. Так или иначе, но события 18−21 августа 1991 прервали работу над изменением Конституции, а после — в декабре — были подписаны Беловежские соглашения, которые сделали контрольный выстрел в тело красного мамонта. Дальше миллионы людей узнали, что есть свобода — прежде всего, свобода умирать.

И вот тут, собственно, кроется ключевая трагедия в контексте вечного вопроса: «Кто виноват в развале Союза?». Безусловно, политики тогда сделали своё грязное дело в отрыве от народа. Возможно, они даже не ожидали того, что 113 миллионов человек выскажется за сохранение того, что столь усердно дискредитировали на протяжении долгого времени. Но и сами граждане, желавшие не упустить единое неделимое государство, не вышли на его защиту. И, скорее всего, даже не потому, что не хотели, а потому, что не нашлось мощного толкового организатора.

Верхушка отчаянно работала на развал. Заточенная на него, она предпринимала для этого все усилия, а подчас и сверхусилия. Низы же были обмануты: над ними вился дымок свободы, который, впрочем, очень быстро превратится в чадящий дым Белого дома, расстрелянного из танков. И потому ответственности ни с кого снять нельзя.

Да, есть большой соблазн — переложить всю ответственность на Ельцина, Кравчука, Горбачёва, Яковлева, кого-то ещё из реформаторов и предателей. Но действовали они под прикрытием батальонов тех, кто грезил миром равных возможностей, миром для всех. Тем миром, который в итоге оказался то ли ещё большей тюрьмой, то ли полем боя за выживание. Бегущие люди — бегущие сквозь обломки когда-то великого государства.

30 лет назад мы увидели, что народное решение на референдуме ещё не означает материализованной народной воли, и элиты, при должных манипуляциях, могут либо перенаправить, либо подавить её, наплевав и на здравый смысл, и на справедливость. Великий подлог, зафиксировавший конец великой эпохи.


Об авторе
[-]

Автор: Платон Беседин

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.03.2021. Просмотров: 32

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta