K 2024 году доходы населения России лишь вернутся на уровень 2013 года

Содержание
[-]

Hизкие доходы граждан являются главным врагом и угрозой для стабильного развития страны

В обращении к депутатам Госдумы нового созыва в октябре Владимир Путин назвал низкие доходы граждан главным врагом и угрозой для стабильного развития страны.

Однако реальные располагаемые доходы россиян не растут уже давно, и в 2020 году их уровень был на 9,7% ниже, чем в 2013. При этом роль предпринимательской деятельности как источника доходов падает, а вклад социальных выплат, напротив, растет. Вместе с тем, расширение социальных выплат не ведет к решению проблемы бедности и доходного неравенства.

Уровень жизни в России остается низким по мировым меркам

По итогам 2020 г. средний доход граждан России до вычета налогов составил 35 740 руб. в месяц (около $500), медианный доход – 27 036 руб. в месяц (около $375), среднемесячная зарплата до вычета налогов – 51 344 руб. ($714), средняя пенсия – 15 744 руб. ($220). Тем самым, у половины населения годовой доход не превышает 324 тыс. рублей в год или 4,5 тыс. долларов США. Такие показатели доходов нельзя считать удовлетворительными.

По данным МВФ, в 2020 г. по показателю ВВП на душу населения Россия занимала 66-е место среди 195 стран мира. Это на 8 позиций ниже, чем было в 2010 г. Сейчас по уровню ВВП на душу населения Россию опережают такие страны как Румыния, Чили, Хорватия, Барбадос, Тринидад и Тобаго, Польша, Венгрия. Если в России в 2020 г. подушевой ВВП составлял около 10,1 тыс. долл. США, то в указанных странах – 12,9-15,9 тыс. долл. США.

Реальные располагаемые доходы россиян после 2013 года фактически не растут

В период с 2000 по 2007 гг. реальные располагаемые денежные доходы росли со средним темпом 11,8% ежегодно. Затем наступил кризис 2008-2009 гг., и темпы их роста упали до 2-3 % в год. В 2010-2013 гг. наметилось некоторое восстановление, но возврата к двузначным темпам роста уже не было. С 2014 г. реальные доходы на фоне слабо растущего ВВП стали снижаться либо показывать очень слабый рост в пределах 1% (в 2018-2019 гг.). В «пандемийном» 2020 г. снижение реальных доходов ускорилось до 2,8%. Однако если сравнивать с 2013 г. (когда рост реальных доходов фактически прекратился), то доходы сейчас оказываются ниже на 9,7%.

Во II квартале и по итогам I полугодия 2021 г. реальные располагаемые денежные доходы выросли – на 6,8% и 1,7% соответственно. Однако заметный рост во II квартале в годовом выражении – это следствие «низкой базы» 2020 г., когда коронавирусные ограничения и частичный локдаун привели к резкому падению доходов населения.

Рост номинальных доходов сохраняется, но в 2021 г. – во многом за счет эффекта «низкой базы»

По данным Росстата, в I полугодии 2021 г. рост номинальных среднедушевых денежных доходов составил 8,7% в годовом выражении. Как и с реальными доходами, во многом этот рост вызван эффектом «низкой базы» 2020 г. При этом высокий уровень инфляции фактически «съедает» увеличение номинальных доходов, ведь реальные располагаемые денежные доходы за тот же период увеличились лишь на 1,7%. Общий тренд в динамике среднедушевых денежных доходов – понижательный. Особенно сильно они упали после 2015 г. Если в период 2010-2015 гг. среднегодовые темпы роста составляли 10,4%, то в 2016-2020 гг. они снизились до 3,4%, и развитие экономики пока не дает предпосылок для перехода в более высокий «коридор» темпов роста доходов населения.

Зарплаты растут, но высока степень неравенства

Заработная плата растет опережающими темпами по сравнению с показателями доходов. За последние 5 лет среднегодовые темпы роста номинальных зарплат составили 8,6%, реальных зарплат – 4,1%. В 2020 г. темпы роста этих показателей замедлились до 7,3% и 3,8% соответственно (к предыдущему году). В I полугодии 2021 г. номинальная зарплата увеличилась на 9,4%, а реальная – на 3,4% в годовом выражении. В июле 2021 г. (последние доступные данные) среднемесячная начисленная заработная плата работников организаций составила 55 170 руб. Однако нужно учитывать, что эти данные отражают только зарплаты на крупных и средних предприятиях, а не по экономике в целом.

В отличие от крупных и средних компаний, в неформальном секторе экономики (он включает в себя совокупность мелких хозяйственных единиц, а также деятельность на базе домохозяйств или индивидуальную деятельность), уровень зарплат ниже: в среднем 42,4 тыс. руб. в 2020 г. по сравнению с 51,3 тыс. для крупных и средних организаций. С учетом всего этого, медианная зарплата по всей экономике в 2020 г. составила лишь 32,4 тыс. руб. Это в 1,6 раза ниже средней зарплаты в крупных и средних организациях, и в 1,3 раза ниже средней зарплаты в неформальном секторе. Иначе говоря, в России существует выраженное зарплатное неравенство, и средний уровень зарплат в крупных и средних организациях, на который обычно ссылаются, не отражает ситуации с зарплатами по экономике в целом.

Отраслевые различия в уровне зарплаты тоже очень велики. В одних видах деятельности заработная плата в 2-2,8 раза превышает средний уровень по стране – это добыча нефти и природного газа, производство табачных изделий, финансовая и страховая деятельность. В других же зарплата на 30-60% ниже средней по стране (например, розничная торговля, сельское хозяйство, деятельность гостиниц и общепита, производство одежды).

При этом в отраслях социальной сферы, где еще в 2012 г. ставились задачи по выходу на уровень оплаты труда не ниже среднего по региону («майские указы»), сейчас зарплаты не достигают среднероссийского уровня. Так, в I полугодии 2021 г. в сфере образования средняя зарплата составляла 83% от среднероссийского уровня, в сфере здравоохранения – 91%. В структуре доходов по источникам снижается доля поступлений от предпринимательской деятельности и увеличивается вклад социальных трансфертов

Заработная плата является основным источником дохода: в структуре доходов на ее долю приходится более 60%. При этом в последнее время наметилась явная тенденция к тому, что доля доходов от предпринимательской деятельности снижается, тогда как вклад социальных трансфертов (пособия, пенсии), напротив, растет. Изменение методики расчета показателей денежных доходов и расходов в 2018 г. не позволяет проводить корректные сравнения нынешней структуры доходов по источникам с периодами до 2018 г. Однако одним изменением методики вряд ли можно полностью объяснить наблюдаемые изменения долей разных источников дохода.

По сравнению с 2010 г., в 2019 г. доля доходов от предпринимательской деятельности сократилась в 1,6 раза, а в 2020 г. – в 2,25 раза. Если в 2010 г. у населения 9% доходов формировалось за счет предпринимательской деятельности, то в 2020 г. – только 4%. При этом вклад социальных выплат за период с 2010 по 2020 гг. увеличился с 16,3% до 21,8% (оставшаяся часть приходится на зарплату, доходы от собственности и прочие денежные поступления).

Безусловно, социальные пособия играют важную роль в поддержке доходов, особенно в условиях пандемии и экономического кризиса. Однако сейчас размер пенсий и других выплат социального характера не может обеспечить существенного роста реальных доходов. Так, реальный размер пенсий в 2019 г. вырос на 1,5% в годовом выражении, в 2020 г. – на 2,3%, а в первом полугодии 2021 г. наблюдалось снижение этого показателя на 0,2%.

Кроме того, пособия (кроме пенсий) не являются устойчивым источником дохода. Например, выплаты на детей ограничены по числу и возрасту детей, а право на некоторые из них нужно подтверждать ежегодно исходя из уровня среднедушевых доходов в семье и обеспеченности имуществом. Отсутствие роста реальных доходов препятствует решению проблемы бедности За десять лет с 2000 по 2010 г. доля бедного населения в России (с доходами ниже прожиточного минимума) сократилась более чем в 2 раза, до уровня 12-13% населения. Однако из-за стагнации доходов продвинуться дальше не удается. Денежные выплаты гражданам в период пандемии позволили не допустить роста бедности. За счет этого в 2020 г. было зафиксировано даже небольшое снижение доли бедного населения – до 12,1% (или 17,8 млн. человек) по сравнению с 12,3% в 2019 г. Однако в I полугодии 2021 г. доля бедного населения вновь выросла до 13,1%.

При этом для России характерна бедность работающего населения. По данным Росстата за апрель 2021 г. (время проведения обследования рабочей силы), среди работников организаций 9,8% имеют зарплату ниже прожиточного минимума (12,7 тыс. рублей для трудоспособного населения в 2021 г.). Тем самым, к работающим бедным можно отнести около 4,3 млн. работающих, если помимо этой работы у них нет другого источника дохода (число работников организаций составляет около 44 млн. человек). При этом еще у 32,5% работников уровень зарплаты находится вблизи границы бедности и составляет от 1 до 2 прожиточных минимумов (то есть от 12,7 до 25,4 тыс. рублей в месяц).

В условиях, когда реальные доходы населения не растут, рост бедности «сдерживается» с помощью изменения методик расчета статистических показателей. С 2021 г. принята новая методика определения уровня бедности: прожиточный минимум, который служит «чертой», отделяющей бедных от небедных, теперь рассчитывается не по стоимости минимальной потребительской корзины, а как 44,2% медианного дохода за предшествующий год.

В 2021 г. величина прожиточного минимума составила 11653 руб. Она устанавливается на целый год, а не по кварталам, как было раньше, и не зависит от инфляции. Учитывая, что годовая инфляция уже разогналась до 7,4% в сентябре 2021 г., при прежней методике это неизбежно привело бы к увеличению доли бедного населения. Однако при новой методике определения уровня бедности существенного роста показателей бедности в официальной статистике не наблюдается.

Доходное неравенство сохраняется на высоком уровне

В целом, на фоне пандемии в 2020 г. показатели доходного неравенства несколько снизились, поскольку доходы работающих в условиях частичного локдауна упали, а неработающих государство поддержало социальными пособиями (выплаты на детей, повышение пособия по безработице). Однако это снижение нельзя назвать существенным. В 2020 г. на долю 10% наиболее обеспеченного населения приходилось 29,9% общего объема денежных доходов (в 2019 г. – 30,2%), а на долю 10% наименее обеспеченного населения – 2,1% (было 2,0%). При этом в статистике Росстата в 2020 г. «наиболее обеспеченные» – это люди с ежемесячными денежными доходами около 100 тыс. рублей, а «наименее обеспеченные» – с доходами около 7 тыс. рублей.

В I полугодии 2021 г. показатели дифференциации денежных доходов немного выросли по отношению к I полугодию 2020 г. Коэффициент Джини составил 0,4 против 0,39 годом ранее (чем ближе значение показателя к 1, тем более неравномерно распределены доходы в обществе). Считается, что при коэффициенте Джини выше 0,3–0,4 в стране высокое неравенство. Это приводит к замедлению темпов экономического развития и формирует «ловушку бедности», когда следующему поколению не удается достичь более высокого уровня благосостояния. Коэффициент фондов (показывает отношение доли дохода, принадлежащей 10% наиболее обеспеченной части населения, к доле дохода, принадлежащей 10% наименее обеспеченного населения) в I полугодии 2021 г. вырос до 14,3 против 13,3 годом ранее.

Прогноз роста реальных располагаемых доходов до 2024 г. неутешительный

Задачи повышения уровня жизни населения неизменно декларируются властями. Однако, судя по официальным прогнозам, для решения этих задач пока нет предпосылок. Согласно последнему прогнозу Минэкономразвития, который был опубликован 30 сентября, в базовом сценарии рост реальных располагаемых денежных доходов населения в 2021 г. составит 3%. Однако после снижения в 2020 г. на 2,8% это будет совсем незначительное повышение. В перспективе до 2024 г. ожидается, что ежегодные темпы роста реальных располагаемых доходов составят 2,4-2,5%. Это позволит к концу 2024 г. всего лишь достичь уровня 2013 г. Вместе с тем, достижение даже таких скромных темпов роста реальных располагаемых доходов некоторыми экспертами ставится под сомнение. Так, по оценке специалистов РЭУ им. Плеханова1, для обеспечения устойчивого роста реальных доходов на уровне 2-2,5% в год темпы роста ВВП должны быть не менее 4-5% в год. Однако прогноз МЭР предполагает рост экономики на уровне не более 3% в 2022-2024 годах.

Показательно, что в том же базовом сценарии прогноза на 2021 г. рост реальной заработной платы работников организаций (который ожидается на уровне 3,1%) будет лишь на 0,1 п.п. превышать рост реальных располагаемых доходов, а в последующие годы темпы роста реальных доходов и реальной зарплаты и вовсе сравняются. Учитывая, что рост зарплат обычно опережает рост доходов в целом, такими цифрами авторы прогноза видимо хотят подчеркнуть, что низкие темпы роста экономики на уровне не более 3% не создают основы для повышения уровня жизни людей, в том числе работающих.

Сейчас проблема низких доходов населения и бедности часто рассматривается узко – как сугубо социальная, а не как общеэкономическая. При этом меры поддержки доходов через представление социальных пособий наиболее уязвимым социальным группам имеют множество ограничений и не охватывают всех нуждающихся. Большинство из этих мер поддержки носят временный и неустойчивый характер: выплаты зависят от возраста детей или периода действия социального контракта, отменяются при незначительном превышении доходом установленной границы, предоставляются только при прохождении имущественного ценза и т.п. Сам размер пособий таков, что позволяет выживать, а не полноценно жить.

Поэтому единственным устойчивым подходом к повышению уровня жизни населения является увеличение темпов экономического роста до уровня как минимум 5% в год. Для этого государство должно кратно увеличить инвестиции в развитие перспективных отраслей, строительство инфраструктуры, развитие человеческого капитала. Необходимо обеспечить доступность кредитных ресурсов для бизнеса, создать условия для реализации предпринимательского потенциала людей. Только в таком случае есть надежда, что в экономике появятся в достаточном количестве новые рабочие места с достойным уровнем оплаты труда. Это позволит преодолеть бедность работающих и увеличить доходы бюджета для реализации мер социальной политики.

Автор Елена Киселева, аналитик Института комплексных стратегических исследований

Источник - https://expert.ru/2021/11/2/o-dinamike-dokhodov-naseleniya/

***

Мнение эксперта: Почему все больше россиян недовольны состоянием российской экономики

В конце октября 2021 года ВЦИОМ провел социологический опрос, пытаясь выяснить, как опрашиваемые оценивают состояние российской экономики. Вопрос формулировался следующим образом: «Как вы в целом оцениваете текущее экономическое положение в России?»

Выяснилось, что 39% из числа опрошенных оценивают состояние российской экономики как плохое. Всего лишь 10% считают, что оно, напротив, хорошее. Средним считают состояние российской экономики 48% опрошенных, а 3% затруднились дать оценку. Таким образом, тех, кто ставит оценку «плохо», оказалось в четыре раза больше числа тех, кто говорит, что все «отлично».Кстати, в 2013 году, когда ВЦИОМ проводил аналогичный опрос, — еще было разграничения вариантов ответов на «плохое» (27%) и «очень плохое» 4% — суммарная цифра равнялась 31%. Сегодня, как видим, ситуация в этом плане даже ухудшилась. Нынешние оценки примерно такие, какие они были во время экономического кризиса 2009 года, когда суммарная доля ответивших негативно о состоянии российской экономики равнялась 42% («плохое» — 36%, «очень плохое» — 6%).

О чем говорят все эти цифры? Почему они так разительно отличаются от соответствующих оценок высокопоставленных чиновников? Ну со вторым более или менее понятно. Кто же из властей предержащих признается, давая неудовлетворительную оценку состоянию российской экономики. Это же какое-то саморазоблачение получится. Поэтому мы и слышим сверху только хвалебные оценки. Вон мы уже слышали, к примеру, что экономика после пандемии в целом восстановилась. То есть пандемия COVID-19 еще не закончилась, осенью 2021 года эпидемиологическая ситуация вообще резко ухудшилась, снова локдауны пошли, а заявления о преодолении последствий пандемии уже прозвучали.

Теперь о том, о чем могут говорить эти цифры, и почему ничего хорошего нет в том, если очень многие оценивают состояние экономики как плохое. Вообще, современная экономика — экономика настроений. Эта ее сторона достаточно популярна сегодня в исследовательском сообществе развитых стран. И это совершенно оправданно, потому что настроения экономических агентов — это очень важно. Кто-то, к примеру, простой потребитель, оценивая состояние экономики как плохое, рассуждает и поступает соответствующим образом. Так состояние экономики оценивается потребителями в значительной мере с точки зрения той же инфляции. Цены быстро растут, инфляция выходит из-под контроля — ничего хорошего в этом нет. Значит, нелады в экономике, значит, все плохо.

Нынешний высокий показатель удельной доли тех, кто оценивает состояние российской экономики как плохое, можно не сомневаться, объясняется как раз тем, что сегодня в России складывается очень тревожная ситуация с ростом цен. При изначальном официальном годовом прогнозе (2021 год) инфляции в 3,7%, исходя из которого принимался федеральный бюджет на текущий год, накопленная инфляция по состоянию на 25 октября 2021 года, то есть за два с лишним месяца до конца года, уже составила, по данным Росстата, 6,3%. Все это привело к тому, что сформировались так называемые высокие инфляционные ожидания.

Получается: инфляция высокая — состояние экономики плохое — инфляционные ожидания высокие. Высокие инфляционные ожидания — это само по себе плохо для решения задачи по обузданию быстрого роста цен. Высокие инфляционные ожидания являются сегодня самостоятельным фактором инфляции. Когда сформированы такие ожидания, это стимулирует потребительский спрос, потому что «завтра будет дороже», что еще больше подстегивает инфляцию. Высокие инфляционные ожидания стимулируют производителей и продавцов повышать цены. Недаром Банк России в последнее время совершенно оправданно не раз выражал свои опасения по поводу высоких инфляционных ожиданий.

Неудовлетворительные оценки состояния экономики плохо влияют и на предпринимательскую активность. Представьте, что вы решили заняться своим бизнесом. Как думаете, вы скорее броситесь в стихию предпринимательства, когда состояние российской экономики будет, по вашему мнению, плохим, или хорошим, или хотя бы средним? Полагаю, что положительным будет решение об открытии своего дела, об инвестициях все-таки скорее, когда экономика, по вашему мнению, будет нормально себя чувствовать. Примерно так это все и работает.

Объективно, на основе анализа основных макроэкономических показателей, оценивать сегодня состояние российской экономики как плохое было бы неправильно. Есть какой-никакой экономический рост (по итогам 2021 года прирост ВВП будет, по-видимому, около 4%). Инфляция? Да, инфляция сильно подкачала. Но все-таки пока не настолько, чтобы сказать, что все плохо. Сейчас речь о другом: о том, как много людей оценивает состояние экономики как плохое.

Когда много людей полагают, что состояние российской экономики плохое — это серьезная проблема. В том числе по этой причине достижения российской экономики (при тех-то колоссальных возможностях, которые были) выглядят очень и очень скромно. А казалось бы, подумаешь, что кто-то не очень хорошо думает о состоянии российской экономики. Мы-то лучше знаем, что есть на самом деле. Да нет, не так, далеко не так.

Автор Игорь Николаев, доктор экономических наук

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/11/02/ne-verite-a-ona-rastet


Об авторе
[-]

Автор: Елена Киселева, Игорь Николаев

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.11.2021. Просмотров: 51

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta