Израиль: Забыть про либерализм

Содержание
[-]

Забыть про либерализм: Израиль может действовать так же, как Россия

Израиль располагает крупными месторождениями бисера и прочими полезными ископаемыми…

Вообще, строго говоря, не бисера, а жемчуга. Когда-то, в более счастливые и богатые времена, «бисер» и «жемчуг» были синонимами. Потому призыв не метать бисера перед свиньями относился вовсе не к бисеру. К жемчугу.

Это как с той белкой, древнеславянской. Ну мысь она, а не мысль. И сколь логично растекаться по древу мысью (которая скачет так, что глазом не уследишь), столь же нелогично делать это мыслью. Если только вам не разбили об это древо вашу умную главу, конечно.

С другой же стороны, напиши я о крупном месторождении жемчуга, бурление великих умов на тему, что жемчуг добывают не в месторождениях, а в теплых морях и крупных северных реках, обеспечено, к бабке не ходи. Зато я избавлена от необходимости доказывать, что всеобщая свобода слова вредна не менее всеобщего высшего образования - ткнула оппонента носом в комментарии, и пусть читает, сердешный. Что уж там, я и в необходимости всеобщего среднего-то не убеждена. И вот еще, насчет всеобщего доступа к информации - не нужен он. Потому что доступ есть, а способности ее понять нет, и гражданам обидно. А зачем зря обижать народ? Он, народ, по-своему хорош, нужен и где-то даже мил. В библиотеке им. Ленина, помните, как было? Если ты не студент, тебе там  делать вообще нечего. Студентам один зал, кандидатам наук уже много куда можно. Вообще, по мере подтверждения возможностей своего интеллекта, человек все расширял доступ к интеллектуальным ресурсам человечества. Кто-то скажет «коммунистическая диктатура и тоталитарный строй», а я скажу «мудро, граждане коммунисты, мой вам запоздалый респект из общества бушующего либерализма!»

Но давайте ближе к делу

Президент российский умеет держать Запад в напряжении не только своими действиями, но и бездействиями, этого у него не отнимешь. Наш превосходно устраивает тот же цорес (цорес (идиш) - неприятности, огорчения, - прим. ред.) собственному народу.

«Только одному человеку известно, что планирует Путин - самому Путину», с немалым уважением нехотя прокомментировали чиновники Госдепа. Ну, это не наш случай. Мы дружелюбны и открыты миру, наши журналисты сливают в общий доступ мельчайшие крупинки информации, попавшие к ним в шаловливые ручки. Проверкой слитого себя не утруждает никто, да и до того ли, когда тут каждый день столько нового и интересненького. Самый робкий призыв угомонить исправного поставщика секретной, в чем-то, информации всем желающим воспринимается, как ересь и покушение на основы.

Все это подается под душистым либеральным соусом «свобода слова». Кто не проникся идеей - тот немедленно зачисляется в ширящиеся ряды «бдительных граждан» (это, если кто не понял, такой искрометный сарказм) и щедро поливается презрением либерала. Зачем предоставлять свободу слова людям, не получившим образования ни в какой вообще области человеческого знания, кроме складывания букв в слова, а слова - в коротенькие фразы, а их, в свою очередь, в абзацы, и при этом обладающих гражданским самосознанием кролика и раздутым эго того же кролика, но мечтающего стать альфа-самцом, как минимум, в львином прайде, для меня вопрос века. Возможно, сумей наше общество на него внятно ответить, многое бы могло встать на свои места.

Прямо говоря, рядовые граждане изо всех сил стараются не отстать. Как какая тревога, а за ней и обстрел - открываем предпочитаемую соцсеть и строчим, строчим, строчим. Мы же теперь причастны к информации! Мы внутри события! Совсем уж простенькие честно укажут все координаты, время и последствия обстрела, приложат фотографии. За господ не с одной, а с полутора извилинами эту благородную работу завершат многочисленные приложения. Фейсбук раскололся пополам: одна половина гордо постит в духе «хамасята, вы попали туда-то, ущерба столько-то, но вам меня не сломить!». Вторая, мудрая, увещевает их примерно так: «вот ты пишешь, что там-то и там-то произошло то-то и то-то и теперь об этом знает ХАМАС». Ей-Б-гу, меньше всего сейчас вреда, как бы странно это ни звучало в Израиле, от левой братии. Они, как бубнили раньше свои миротворческие мантры, так и бубнят их сейчас, никакой новой информации никому не поставляя.

***

Что касается «Железного купола», то у него, кроме уже упоминавшихся, обнаружился еще один интересный эффект. Он превосходно играет на руку всем нашим порицателям. Поэтому, в полном соответствии с либерал-логикой, отринем все исходные данные, все факты о том,  как наши газовские визави «дошли до жизни такой», сунем поглубже под сукно стыдливую бумажку с подсчитанным количеством ракет из Газы за все годы и поговорим о последствиях. А они, вот удивительно, есть!

В сухом остатке у Израиля, на утро среды, порядка тысячи ракет, выпущенных террористами. Ну, господа, вам самим не смешно? Вон, у соседей по мирному процессу, убитых уже почти под две сотенки, а раненных, если поднажмем с непропорциональным ответом, аккурат в полторы тыщи уложимся (все цифры, понятно, только за июль). Поскольку западный либерализм считает цыплят только и исключительно по осени и проштрафившейся птичнице полагается двойная норма компенсации за профуканных подопечных, понятно, что «несчастненькими» могли быть назначены только «палестинцы».

Но окружающий мир, так или иначе, нашел бы причину укорить нас в непропорциональности. Хуже то, что наличие «Железного купола» позволило начисто расслабиться нам самим. Ракеты из Газы прилетают все более серьезные и точные, уже никого особо не удивляет обстрел Иерусалима, Тель-Авива и Хайфы (аж из Газы, не из Ливана, на минуточку). Но, поскольку «Железный купол» есть, что дергаться-то? Прилетят – собьем, делов-то. Та простая истина, что и «Железный купол» дает сбои, да и ракеты, что все же прорвались, падают и не только на пустырях, как-то ловко обходит коллективный еврейский разум.

Ликование по поводу попадания арабской ракеты в Каландию меня искренне удивило вовсе не игнорированием евреями гуманитарного фактора (что, я считаю, абсолютно здоровая реакция). Удивило другое – ни единый мой собеседник (блиц-опрос среди светских, религиозных, старых, малых, марокканцев и русских показал абсолютно единодушный результат) не озаботился той простой мыслью, что Каландия-то эта чертова расположена среди наших городов и поселений. Сегодня, слава Б-гу, в нее, а завтра в нас – и что делать будем?

***

Эта войнушка характерна повышенной усидчивостью граждан – настолько многие и ухом не ведут, слыша сирену тревоги, что ясно, что речь идет о тенденции. Блиц, опять же, опрос полностью подтвердил мои подозрения – граждане расслабились при успокоительной мысли о «Железном куполе». Ну, тут, как говорится, дело времени, как ни черен юмор, но горбатого могила исправит. Теперь народ, уверившись в собственной безопасности под «Железным куполом» и эффективностью, пусть и предваряемых звонками «иду на вы», бомбардировок, по вопросу ввода в Газу войск полностью единодушен: а на фига? У Нетаньяху сердце не камень, он к воле своего народа, хоть краем уха, да прислушивается. И обоими ушами – к «настойчивым рекомендациям» своих бывших соотечественников в ранге послов и госсекретарей.

Впрочем, виноваты, как в любом семейном конфликте, обе стороны. Израильских граждан с их упорным нежеланием менять спокойный просмотр утренних новостей на состояние клубка нервов при мысли о том, в какой точке Газы сейчас твой сын, понять можно и нужно. Не знаю, запомнил ли кто-нибудь, но перед самым началом «Нерушимой скалы», когда, как водится, ракеты градом (простите за каламбур) сыпались на Сдерот,Youtube побаловал нас очередным репортажем о жизни в Сдероте (а то мы все уже давно не поняли, какая она там, с размежевания, чай, почти десять лет прошло, навидались). Едва успевшая выскочить с детьми из автомобиля израильтянка, стоя около своей развороченной взрывом машины, кричала в объектив: «Да готовы мы, Биби, готовы потерпеть, ты даже не знаешь, сколько мы готовы потерпеть, развороши только Газу окончательно, безвозвратно, не останавливайся на полдороге!!!»

Сам-то ролик даже особым новостным поводом не назовешь, видали мы таких поводов пачками, но послание эта конкретная израильтянка нашему правительству отправила роскошное, как говорится, «умри, лучше не скажешь». Потерпеть мы готовы. Но терпеть не хотим – как раз потому, что твердо знаем, что никаких доведенных хотя бы до запланированного конца военных операций не будет. Что означает простую, печальную и прекрасно знакомую нам истину: ввод войск в Газу означает только одно – еще от сотни до двух сотен наших мальчиков погибнут напрасно. Это знает и Нетаньягу. Это знает любой Ицик с шука. Это знает каждый бывший русский профессор на шмире. Это знает и сторонник, и противник «Х государств для Х народов».

Так что, строго говоря, cам Исраэль уже смирился с тем, что будут несколько жертв войны от бестолковщины с призывом, испуга при обстреле и балагана при разъезде прижавшихся на время сирены к обочине автомобилей. Пусть будут жертвы совсем уж неизбежные, а других нам не надо, поэтому войска в Газу не вводите, потому что на полпути их все равно выведите, мы вас знаем. Примерно так мыслит средний израильтянин и кто посмеет сказать ему, что он не прав? Другое дело, что не надо путать причину со следствием. Так что, когда Нетаньяху начинает уверять нас, что народ против ввода войск и потому он, если и введет, то не надолго и не глубоко, то это лицемерие чистой воды. Потому что народ не против ввода войск, народ против напрасной гибели своих детей. А быть против такой наземной операции, которая бессмысленна по определению и ведет лишь к напрасной гибели солдат, еще не равнозначно быть против наземной операции в принципе.

***

Еще хуже, что все это прекрасно, не хуже нас самих, знают и в Газе. Так что стандартная «войнушка ближневосточная» может быть смело выведена в учебниках по военной тактике примерно следующим образом: «год-два провокаций; десяток уступок, пяток мелкий провокаций и парочка крупных; десяток речей полевых командиров, программная речь израильского премьера; кол-центр ЦАХАЛа начинает обзвон, а армейская типография – печать новеньких хрустящих листовок с предупреждениями, празднично настроенные палестинцы массово лезут на крыши; бомбардировки, ответные обстрелы, хвалы мученикам и «Железному куполу»; ввод войск, первая сотня убитых евреев, вторая тысяча убитых арабов; война закончена, всем спасибо». Оно того стОит? Вот и все остальные в Израиле считают, что нет. Только не потому, что не будет проку от войны с Газой. А потому, что не будет проку от такой войны с Газой.

Так что наши новейшие разработки в области наступательных и, пуще того, оборонительных технологий дали пока что половинчатый в худшем своем варианте эффект. С одной стороны, народ уже расслабляется, наслушавшись-начитавшись о нашей несокрушимости. С другой – правительство, наслушавшись-начитавшись ровно того же, почему-то решило, что всё хорошо настолько, что пора бросать силы на повышение уровня либерализма в израильском обществе. И начало продвигать очень интересную внутреннюю политику, невероятно оригинальную. То есть, в мире абсолютно привычна ситуация, когда, с началом информационной подготовки населения к грядущей войне, правительство старалось создать в обществе фон, как бы сейчас сказали, повышенной нетолерантности к тем, кто хотя бы теоретически мог в грядущую войну поддержать врага. По любой причине, но, как правило, по причине происхождения или продемонстрированных ранее политических и идеологических воззрений.

Оплот демократии, США, к примеру, задолго до Перл-Харбора оперативно сгреб всех своих граждан японского происхождения в концлагеря – и никто не пикнул, ни сами японо-американцы, ни остальной демократический мир. СССР тоже не церемонился со своими немцами и прочими крымскими татарами. Да что уж там, любое европейское демократическое государство имеет в своем активе подобные примеры предусмотрительности. Причем, зачастую совершенно не важно, действительно ли эти неправильные граждане что-то совершили или намеревались. Достаточно было просто вероятности, предположения. И, надо признать, что великий принцип «лучше перебдеть, чем сожалеть» никого ни разу не подвел.

***

О мерах, которые принимались самыми гуманными государствами к гражданам, успевшим зарекомендовать себя успешным сотрудничеством с врагом, и вспоминать иногда страшно. Но не таковы мы! Израиль предварил ожидаемую войну невиданным подъемом мер по повышению внутренней безопасности. Причем мероприятия велись исключительно в среде евреев (исключение составила только непосредственно операция по розыску похищенных еврейских подростков).

Апофеозом примеров того, как не надо разбазаривать не бесконечные, в сущности, ресурсы государства, стал, естественно, «таг мехир». Что, собственно, это такое, полной ясности как не было, так и нет. Но можно предположить, что поцарапанные оливковые саженцы, проколотые шины и размаляканные из баллончиков с краской стены чего под руку попалось – это и есть «таг мехир». Страшный зверь, что и говорить. Чтобы уж ни у кого сомнений не оставалось, авторы граффити на каком-то этапе деятельности стали пририсовывать, так сказать, постскриптум – «мавет леаравим» (смерть арабам).

Приравнять рисующих граффити (кто бы они ни были по национальности) к террористам – о, это был сильный ход. Но, вероятно, чтобы внести в абсолютно туманную изначально ситуацию хоть какую-то ясность, ответственные за внутреннюю безопасность возложили всю ответственность на евреев. Понять ответственных, в сущности, тоже можно. Поскольку их деятельность предполагает не только возложение вины, но и последующий отлов шалунишек, так надо ж заранее продумать, как их, окаянных ловить. И где. Вы ж понимаете, одно дело – соваться в арабский квартал Иерусалима или в любую лихую арабскую деревню по окрестностям. И совсем же другое – в еврейское поселение. Люди там, по большей части, приличные, максимум, что способны устроить – это шины проколоть (ну, бывало, что уж там) у полицейской машины.

***

Такой пустяк, как сбор доказательств вины, дело наживное. Главное на этом этапе – уже проверенное временем обращение к прессе. Она с радостью озвучит предварительную версию полицейского расследования, а там уже и политики подхватят. Ах, как красиво гремел с трибуны Нетаньяху, призывая гнев и кары на головы неразумных евреев, на которые, помимо грядущих кар, возложили полную ответственность за убийство арабского мальчишки-гомосексуалиста.

Дело обычное – красивые ракурсы седой головы премьера с воздетым карающим перстом покрасовались в прессе, аналитики выдали свои глубокомысленные рекомендации из серии «давить и не пущать», ответственные за внутреннюю безопасность показали себя крайне ответственными и расторопными людьми. Затем, как водится, дело начало стремительно разваливаться. И вот уже из шести арестованных и объявленных виновными еврейских подростков тихо отпускают троих – алиби.

Извиняться перед спешно оболганными также никто не стал – о чем вы, свои же, евреи же, поймут и простят. Вот с этого момента давайте поподробнее. О нанесенном ущербе. Есть в просвещенном мире такое понятие – моральный ущерб. Суммы компенсаций за него, определенные судом, порой вводят в ступор. Но у суда есть свой резон. С одной стороны, такого рода ущерб очень тяжело подсчитать. С другой, его последствия несопоставимы с ущербом материальным, где все, в сущности, просто – заплати и гуляй смело.

Какой ущерб Государство Израиля наносит самому себе, потакая своим врагам и закручивая гайки по отношению к государствообразующему еврейскому большинству, подсчитать невозможно. Ясно лишь, что ущерб огромен. Он не ограничивается нарастающей напряженностью внутри общества. Он все чаще оборачивается потерей даже той небольшой поддержки из-за рубежа, что есть сейчас.

***

Досконально вникнув в ситуацию в сфере государственной безопасности в Израиле, множество здравомыслящих людей попросту отвернулись от нас. Они не увидели смысла более защищать страну, которая с таким упоением втаптывает в грязь самое себя. Вот это и есть та цена морального ущерба, которую очень тяжело полностью подсчитать, ясно лишь, что она огромна. Ее составляют не только потеря друзей Израиля за рубежом. В нее можно смело включать отчаяние собственных граждан при виде бесконечных верениц грузовиков  во время любой войны тянущихся к границе Газы – Израиль кормит, поит, лечит и обустраивает своих убийц.

Жест отчаяния – житель ближайшего к КПП поселка перегородил шоссе своим автомобилем. Уберут, не сомневайтесь. А будет настаивать, карающий меч правосудия по-еврейски обрушится на неразумную голову безо всяких колебаний. Весело сияющая дармовым электричеством, получающая воду и стройматериалы в течение всей войны Газа – моральный ущерб от подобных действий израильского правительства неисчислим.

Израильские новости о годами сыплющихся на головы израильтян ракетах принято завершать дежурно-лаконичным «ущерб причинен не был». Был, господа хорошие, был. Этот ущерб распространяется по нашему обществу во всех направлениях. Самое тяжкое его последствие – недоверие к власти, к правительству, к структурам поддержания безопасности. Израиль всегда был силен способностью сплачиваться в минуты опасности.

Сегодня он чудовищно ослаблен взаимным недоверием внутри самого себя. И процесс ослабления общества продолжается.

Если в прежние войны наземные фазы войсковых операций поддерживал достаточно высокий процент израильского общества, то сейчас не менее высокий процент ее категорически не хотят. В ней не видят смысла. «Все равно все закончится на середине, только детей потеряем зря» - вот основной посыл к правительству. Вот вам и цена ущерба – ему более не верят.

Впрочем, не видно, чтобы само правительство было как-то этим огорчено. Израильская властная вертикаль выстроена таким образом, что попавшему туда пропасть, что называется, не дадут, проштрафится на одном посту – пристроят на другой. Можно ли назвать эту конструкцию «вертикалью», вопрос спорный. Это нечто сильно осевшее и изрядно перекошенное по сравнению с изначальной задумкой. Но ничего, как-то пока держится. Но и доверия к такой вот конструкции нет, да и быть не может. Народ… а что народ – народ безмолвствует. Да и поди не побезмолвствуй – соцсети шерстят на предмет еврейской (но не арабской!) благонадежности, дожили, что называется.

С другой стороны, Нетаньяху, конечно, перестраховщик отчаянный – он заканчивает третий срок, собственный левый суд и не менее левая пресса все равно хорошим его никогда не сделают и все его премьерство раскатает по камушку и отметят каждый камушек, как собачка, вышедшая на утренний променад. Казалось бы, уважь народ, дай ему чувство справедливого отмщения и защищенности хотя бы лет на десять, такого премьера вспоминать будут долго и с любовью. Ото так, да только жить-то Биби не с народом, а с элитой. А на платные лекции выезжать в США и Европы. Потому, сами понимаете, девушку сейчас активно ужинают и она уже примерно представляет, кто ее будет танцевать.

***

А что вы хотели – примкнули к либерализму, пожалте соответствовать стандартам. Мы не несчастные, стало быть, нас можно и нужно гнобить и порицать. Собственно, страны большие, грубые и толстокожие могут позволить себе и послать моральных нормировщиков из-за морей-океанов. Словения, вон, как-то справилась. Послала. И не кого-нибудь, а США. Но  и то сказать – территория этой европейской громадины составляет 20 тыщ кв. километров (у Израиля всего лишь 22 тыщи, это понимать надо!). Население – целых 2 миллиона, тогда как у Израиля – всего-то 8 миллионов.

А еще у словенцев имеется членство в Европейском Союзе и премьер-министр с чудесным именем Аленка (так официально). Так вот, эта самая Аленка внимательно выслушала настоятельные рекомендации американского посла в Словении (а нам ли не знать, что значат эти «настоятельные рекомендации») ни в коем случае не сотрудничать с Россией в области строительства «Южного потока»,  и как-то не с ожидаемой готовностью с ними согласилась, что ли. А, по упорным слухам, даже и не согласилась. Дело дошло до того, что госсекретарь Керри был вынужден позвонить в Словению и напомнить о чувстве долга Словении перед всем прогрессивным человечеством. Знаете, что эта Аленка, почувствовавшая полную безнаказанность от присутствия за ее спиной могучей словенской державы, сделала? Подписала с Россией соглашение – мол, стройте, ребята, стройте себе, да нам не забывайте за транзит отстегивать.

Она еще и посмеялась над американским послом, ослушавшись его еще одной настоятельной рекомендации – не принимать в Словении Лаврова. Мало, что приняла, так еще умудрилась пригласить его на открытие музея «Шталаг – 18», на месте бывшего лагеря для советских военнопленных. Это уже был попросту плевок в американскую душу, ибо разве не всем известно, кто держава-победительница во Второй мировой? До кучи там еще и песню исполнили, устами культовой словенской певицы, на чьи б вы думали, слова? Поэта Симонова. Ага, «Жди меня и я вернусь». Символичненько, особенно учитывая присутствие Лаврова. Хитрюга Аленка еще и глазками похлопала в обмен на упреки со стороны госсекретаря Империи добра – мол, как же это, где же ваша готовность «способствовать интересам Евросоюза и НАТО?!» А она, чисто по-женски, ему такая: «А разве процветание страны, в эти структуры входящей, не способствует их интересам?»

И вы знаете, чем дело закончилось? Вот вы удивитесь – ничем. То есть, вообще ничем. Тут есть, о чем задуматься. Вот какие у нас расклады получаются: послушаешься американцев – хлопот не оберешься (Сербия, Грузия, Египет, Украина, да мало ли где еще). Не послушаешься – оно и с рук сойдет, кому частично (Сирия), а кому и полностью (Словения).

Израилю надо бы крепко подумать относительно своей способности молниеносно брать под козырек. Что еще отменно хитроумно проделано Словенией – она сотрудничает с каждой из противостоящих сторон ровно настолько, насколько это в ее интересах. Интересно ей вступить в ЕС – выполняет требуемые условия и вступает. Интересно, чтобы НАТО взяла на себя ее расходы на оборону – вступает. Интересно не ссориться с Россией и не мерзнуть во имя великой украинской идеи – не ссорится и не мерзнет. Я тут что, часом подумала, может дело не в величине страны? И даже не в единодушном всеизраильском диагнозе Нетаньяху – отсутствии яиц? Совершенно очевидно, что у Аленки их также нет. Дело, наверное, только в готовности определить и отстоять интересы своей страны. А не соответствовать «настоятельным рекомендациям» любой прочей страны мира.

***

Но мне, в целом, очень нравится американская политическая аналитика. Почитайте европейскую – скукота. «Европа могла бы, Россия, вероятно, попытается, США, с большой долей вероятности, вмешаются, Китаю логично сотрудничать» и так далее, никакой интриги. Зато американская – о, это полет, размах, буйство красок. «Европа должна, Израиль обязан, арабские нефтяные режимы не могут поступить иначе, кроме как.., Китаю следует в своей внешней политике учитывать…, Америка не допустит…».

Я все это к тому, что наш премьер-министр, как ни крути, американец. Да, он родился в Израиле и здесь же служил в армии. Но рос и взрослел именно в США. Заложенное в детстве и юности, оно на всю жизнь. Упаси Г-споди меня предположить, что Нетаньяху не патриот. Патриот! Еще какой. Но «Америку слушает весь мир, потому что она эталон демократии» - это тоже никуда из мозжечка не деть. Поэтому можно сделать смелый в своей неожиданности вывод, что Биньямин – это вам не Аленка, так что Праздника непослушания нам не видать.

Что же касается Газы и ее буйных жителей, не наше дело заботиться об их вящем процветании. Либеральная заумь насчет того, что «сытый араб – добрый араб» оказалась не более состоятельной, чем «мир в обмен на территории». К немалому удивлению гуманистов по всему земному шару, от северного Тель-Авива до Вашингтона, неожиданно оказалось, что сытый араб с удвоенной энергией посвящает себя духовному развитию – в его случае, это джихад во имя личного обогащения для тех, кто поумнее, и во имя встречи с обещанными гуриями для тех, кто попроще.

В отношении Газы все больше работает принцип незабвенного Глеба Жеглова: «Вор должен сидеть в тюрьме и людей не беспокоит, каким образом я его туда упрячу». Вот и у меня всё крепнет ощущение, что всё больше израильтян готовы закрыть свои прекрасные глаза на то, каким образом Нетаньяху обеспечит нам хотя бы десятилетний (а лучше бы и подольше) мир и покой. Только давайте оговорим сразу – то, что сейчас в Израиле называется «миром», это не мир. И не мирный процесс. Это мы так уворачиваемся. Ловко уже уворачиваемся, опыт немалый, да и «Железный купол» нам в подмогу, но мы ж этим их только раззадориваем.

Между нами, не уворачивались бы, а разок бы, другой, непропорционально ответили на первую же робкую попытку обстрела, так не огребали бы каждые год-два военную операцию, мобилизацию и непременное количество убитых евреев. Если уж совсем по-честному, мы сами каждый раз ведем дело к печальному для нас и арабов исходу.

***

Попустительство – оно вредно решительно всем, и субъекту, и объекту попустительства. Потому что субъект разбаловывается безнаказанностью, а объект вынужден терпеть неудобства от обнаглевшего субъекта да притом еще, прикладывать значительные усилия, вразумляя неразумного. Грубо говоря, отрежьте вы уже у арабов гниющую от гангрены терроризма руку и вылечите народ окончательно, а не пилите каждый раз по два-три пальца и не прижигайте йодом, оставляя гниль внутри кости.

Но это если поставить себе такую цель. Какую же цель поставили мы себе (в лице нашего премьер-министра), стоя буквально на пороге военного вторжения в вооруженную до зубов Газу? А вот, любуйтесь: «Цель операции - восстановить затишье во всех районах страны» (Нетаньяху Б.). Мдя… как бы вам это сказать, граждане… меня терзают смутные сомнения, что нас всех держат за дураков. Что это вообще значит – «восстановить затишье»? Нет, каждое слово по отдельности я прекрасно понимаю. Я не понимаю их вместе и применительно к израильской реальности.

Нет, с одной стороны, видимо, хорошо, что нам перестали врать – а внятно, прямо, в целом, сообщают, что вот, войдем в Газу, потопчемся на месте, выслушаем «настоятельные рекомендации», популяем в белый свет, как в копеечку, подсчитаем потери от дружественного и недружественного огня, да и, благословясь, обратно – налаживать мирную жизнь, развивать мирный процесс и совершенствовать «Железный купол». В сухом остатке получим две-три сотни еврейских могил и весь моральный ресурс нации будет брошен на обсуждение животрепещущего – достойны ли гои лежать рядом с евреями, при условии, что и те, и другие погибли в боях за еврейское государство.

***

Россия нам, умникам, понятно, не пример. Вон и премьер-министр наш уже успел гордо заявить, что «мы не можем вести себя в Газе так, как русские в Чечне». Это называется «я ужасно горд собою». Ну, что сказать приличного по этому поводу. Во-первых, очень даже можем – руки-ноги есть, вооружения хватает, русские могли – чем евреи хуже. Так что можем, еще как можем. Во-вторых, жизни наших израильских мальчиков мне дороги настолько, что положи за одну всю Газу, я это переживу. Да и не я одна такая хорошая, почти все переживут.

А кто не переживет, будем считать потерями от дружественного огня. Да памятник поставим, не жалко. Как говорится, «от благодарного народа за то, что больше не мешаете». Третье, чеченских войн у России было две (берем новейшую историю) и первая разительнейшим образом отличается от второй. Первая была позорно проиграна Ельциным при живой помощи российских либералов и российской же либеральной на тот момент прессы. Не думайте, что только у нас тут странности творятся с интеллектуальной элитой и либеральной прессой, которая каждую войну открыто становится на сторону врага, кусая руку кормящего их государства. Россия это тоже прошла, к ее чести, вовремя спохватившись. Но Первая чеченская, повторяю, была классическим израильским способом про… играна. Под шумок пара десятков тысчонок «страдающих от российской великодержавности и тоталитаризма» чеченцев пополнили собою криминальный мир доброй Европы на гуманитарных основаниях. Как пострадавшие от российского медведя. До того продуктивный зверь, скажу я вам, оказался! Россия, благодаря ему, сумела, сама того не чая, избавиться от наиболее предприимчивых, наглых и мобильных представителей гордого, но, по счастью, маленького чеченского народа.

Великодушная Европа дала им убежище, о чем ее полиция и рядовые граждане не устают сожалеть. Как же тогда резвились российские либералы! Грантов со стороны Запада на тот момент еще даже не требовалось – эти старались не за страх, а за совесть (что бы это ни значило в понимании российского либерала), им же дали шанс соответствовать высокому облику! Российские граждане всех национальностей, пострадавшие от разгула чеченской свободы, ими активно шельмовались, что было совсем не сложно, учитывая тогдашний разгул либерализма по всем масс-медиа – царь Борис был отменно добродушен и не считал свою пятую колонну чем-то серьезным, как не считает таковыми рассерженных пчел косолапый, дорвавшийся до меда. Соответственно, и не боролся с либерализмом.

Я помню, как либеральными СМИ отменно остроумно высмеивались ищущие справедливости бывшие жители Чечни нечеченских национальностей. Счастливо отделавшиеся лишились только имущества, прочие остались без отдельных частей тела, обычно ушей и пальцев – так свободолюбивые чеченцы стимулировали родственников заложников шустрее собирать деньги для выкупа. Когда местные нечеченцы закончились, гордым свободолюбивым вайнахам пришлось устраивать летучие рейды по окрестностям, площадь которых постоянно расширялась, уходя в соседние области. Народ был сильно недоволен, примерно как сегодняшние израильтяне. И, заметьте, интересная закономерность – наиболее недовольные проживали в ближайших к Чечне областях, тогда как москвичи, как весьма отдаленные и сильно защищенные, напротив, щеголяли либеральными воззрениями. Прямо Сдерот - Тель-Авив какие-то!

***

На каком-то этапе, опять таки, в полном соответствии с израильскими реалиями, «чеченские инсургенты» (а забыла вам сказать, что даже европейский и западный, в целом, лексикон в отношении чеченцев поразительно совпадал с аналогичным в отношении палестинцев – никаких вам тут «террористов» или, упаси Г-споди, «убийц», только «повстанцы», «инсургенты» или, на худой конец, «мятежники») обнаглели и принялись шалить прямо в Москве. Не то, чтобы я хвалилась, но все ж по количеству жертв терактов Москва вполне даст фору Тель-Авиву (я в курсе, что столица не он, однако по средоточию властных структур эти города вполне сравнимы). Итак, с приближением официальной даты великой российской интриги ельцинской поры под названием «Операция «Преемник» шутки закончились, зато началась Вторая чеченская. Войной ее, впрочем, никто официально не называл, обозначили скромно – КТО (контртеррористическая операция). Но управился преемник славно. Прижатые к тоталитарному ногтю либералы переживали страшно. И за себя, и за чеченцев. Спору нет, Россия там наворотила от души, взглянуть было страшно. Однако ж помогло, в том смысле, что повторения чеченцам категорически не хотелось. Нынешняя Чечня не являет собою островок либерализма, оплакиваема всем западным миром и ловко ест с ладони преемника. Зато соседи и сами немногие остававшиеся адекватные чеченцы вздохнули с облегчением, республика шустро отстраивается и развивается (вузы там, многоэтажки, даже мечети) и снабжается из Центра, вызывая тем самым немалую зависть более спокойных регионов, не выторговавших себе в неравной борьбе с Империей схожих преференций. Но вот что четко было оговорено и соблюдается до сих пор свято – спецпаек Чечня начала получать тогда и только тогда (и, не сомневайтесь, только до тех пор), когда выказала неподдельное смирение и истово начала всячески способствовать «оккупационным войскам» взять ситуацию в республике под полный контроль.

Так что когда, повторяю, господин Нетаньяху утверждает, что «он не может вести себя в Газе так, как русские в Чечне», знаете, я ему даже верю. Не может, да. Вот Аленка может проигнорировать «настоятельные рекомендации». И Вова может вести себя в Чечне, «как директор пляжа» (каковым, к слову, он и является). А Биньямин не может. Какой-то части тела ему все же не хватает. Мозжечка, что ли?

Зато у нас бисера много, да. На всех хватает, еще и самим остается…

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Адаса Фальк

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.07.2014. Просмотров: 266

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta