Издержки сдерживания. Опора на ядерное оружие как признак технологической отсталости

Содержание
[-]

Опора на ядерное оружие как признак технологической отсталости 

В нынешнем августе мир отмечает важную дату в своей истории: 70 лет назад в первый и пока, к счастью, в последний раз было использовано атомное оружие. Какова его роль сегодня?

Ранним утром 6 августа 1945 года с американской базы на острове Тиниан взлетел бомбардировщик В-29 с экипажем полковника Пола Тиббетса, который через 6 часов лета сбросил над Хиросимой бомбу "Малыш" весом в 4 тонны с урановой начинкой мощностью 18 килотонн. Три дня спустя, 9 августа, на Нагасаки был сброшен "Толстяк", который был чуть помощнее — 21 килотонна. Так человечество вступило в принципиально новую часть своей истории — период ядерного противостояния.

Первое рассуждение о его перспективах прозвучало 15 августа 1945 года и принадлежит оно... японскому императору Хирохито, включившему в текст заявления о капитуляции Японии следующий пассаж: "В распоряжении противника находится новое ужасное оружие, и, если мы продолжим сражаться, это приведет не только к коллапсу и уничтожению японской нации, но и к полному уничтожению человеческой цивилизации". Удивительно точная оценка, особенно учитывая тот факт, что в августе 1945-го никто еще не знал, что такое лучевая болезнь, и не представлял себе отдаленных последствий воздействия радиации на человеческий организм.

От мощи — к беспомощности

После применения атомного оружия изменения политической ситуации, связанные с его появлением, были осознаны далеко не сразу. Поначалу новое оружие рассматривалось как обычное средство поражения, только большой мощности. После начала холодной войны никто из мировых лидеров не сомневался, что в третьей мировой войне атомное оружие будет применено и станет решающим фактором в достижении военной победы. Не случайно и в СССР, и в США проводились общевойсковые учения, в ходе которых взрывались реальные атомные бомбы — солдат обучали действиям в наступлении и обороне после атомной бомбардировки. Правда, чем выше была мощность испытываемых ядерных зарядов, тем сильнее становились сомнения в возможности его рационального использования.

30 октября 1961 года была испытана самая мощная термоядерная бомба, созданная человеком: над полигоном на Новой Земле бомбардировщик Ту-95В с высоты 10 500 метров сбросил боеприпас, снабженный специальной парашютной системой, подрыв был осуществлен на высоте около 4 тысяч метров. Взорвалось сразу более 3 тысяч хиросимских "малышей" — реальная мощность бомбы превосходила 58 мегатонн. Сейсмическая волна от взрыва трижды обогнула земной шар, а свидетели почувствовали удар, находясь в тысячах километрах от полигона. Больше ядерные заряды подобной мощности не испытывались, хотя не раз упоминалось о том, что Н.С. Хрущев ставил перед советскими физиками задачу создать бомбу мощностью 150 мегатонн, но дальше проектных проработок дело не пошло. И не потому, что задача была слишком сложна технически: специалисты обоснованно опасались, что такой взрыв может вызвать тектонические процессы в земной коре с непредсказуемыми экологическими последствиями или неуправляемую термоядерную реакцию в земной атмосфере. Стало ясно: человеку уже вполне по силам организовать взрыв такой мощности, что он разрушит нашу планету.

Количество ничего не решает

Понимание, что ядерное оружие — это не оружие поля боя и не средство ведения боевых действий, а инструмент сдерживания противника от нападения, пришло не сразу. Первые десятилетия "атомного века" были временем безудержной гонки в ядерной сфере между СССР и США: страны стремительно наращивали свои ядерные арсеналы, хотя ни одной из сторон не удалось предложить сколько-нибудь рационального сценария ядерной войны.

В результате этой гонки к началу 80-х годов у СССР имелось свыше 40 тысяч ядерных боезарядов различных классов, а у США — свыше 30 тысяч. Стала очевидной необходимость внести какие-то разумные ограничения в это крайне опасное и бессмысленное соперничество. Первые практические результаты в этой области были достигнуты в 1987 году, когда СССР и США подписали договор по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД). По соглашению, СССР и США договорились вывести из своих арсеналов и уничтожить баллистические ракеты с дальностью действия от 500 до 5500 км, а также крылатые ракеты наземного базирования большой дальности.

Логика этого документа становится ясной, если рассматривать его в контексте ситуации, в которой он принимался. К началу 80-х годов в СССР была создана и начала развертываться взамен устаревших новая баллистическая ракета СС-20 "Пионер" с великолепными тактико-техническими данными. Она несла три ядерные боеголовки независимого наведения и имела дальность 4500 км, то есть могла с европейской части СССР поразить любую точку Европы. Этот успех советской науки и промышленности, однако, большой радости в Западной Европе не вызвал, и в ответ был разработан ряд мер. В нескольких европейских странах началось размещение американских крылатых ракет наземного базирования большой дальности, а в ФРГ было решено разместить баллистические ракеты "Першинг-2", достававшие все важнейшие цели на европейской части СССР. В результате оказалось, что мы приняли на вооружение технически более совершенные ракеты, но ослабили этим шагом и собственную безопасность. Понятно почему: до их развертывания американским баллистическим ракетам, запускаемым с баз на территории США, требовалось порядка 40 минут, чтобы достичь целей на европейской территории СССР, а у "Першинга" из Германии подлетное время до Москвы составляло всего 12 минут.

В наше время, правда, документ выглядит несколько парадоксально: когда он заключался, ракеты среднего радиуса действия были только у СССР и США, а сейчас — у значительного числа государств. Выйти же из договора, чтобы получить возможность развернуть ракеты такого радиуса действия и "восстановить справедливость", далеко не просто: ответ со стороны США и Европы очевиден, такой шаг просто отбросил бы ситуацию с безопасностью и стабильностью на континенте на уровень конца 70-х годов прошлого века.

Охота к перемене мест

Занятно, что в отношении к ядерному оружию и формулировке ядерной стратегии за последние годы произошла интересная метаморфоза: Россия и США поменялись ролевыми функциями. Если в первые десятилетия ядерной гонки СССР настойчиво выступал за ограничение и сокращение ядерного оружия и даже полный его запрет, всячески критиковал американские идеи о возможности ограниченной ядерной войны и победы в ней, то теперь все иначе. Любые американские инициативы по дальнейшему сокращению стратегических наступательных вооружений ниже пределов российско-американских договоренностей оцениваются как провокация с целью закрепления растущего американского превосходства в области высокоточных неядерных вооружений. А о возможности использовать ядерный арсенал Москва уже говорит открыто, как об одной из допустимых и приемлемых в случае нужды опций.

Стоит напомнить: обязательство СССР 1982 года ни при каких обстоятельствах не применять ядерное оружие первым (no first use) по факту было отозвано в 1993 году, когда были опубликованы основные положения военной доктрины РФ. В них было заявлено, что при определенных условиях Россия оставляет за собой право применить ядерное оружие первой. С этого момента во всех российских политических и военно-доктринальных документах право России использовать первой ядерное оружие подчеркивается. А силы ядерного сдерживания объявляются самым важным инструментом, гарантирующим суверенитет государства и неприкосновенность российских границ.

Растущая опора на ядерное оружие в России, по крайней мере на декларативном уровне, объясняется ростом качественных характеристик обычных вооружений. Многие военные задачи, которые в недавнем прошлом можно было решить только с помощью ядерного оружия, сегодня решаются высокоточными обычными системами. В США даже часть стратегических баллистических ракет переоснащается с ядерных на обычные боеголовки в рамках концепции быстрого глобального удара (Prompt Global Strike). Россия же в области высокоточного оружия значительно отстает, и разрыв этот пока только растет.

Украинский рикошет

Российскую озабоченность можно понять. Трудно понять другое: если для нас стратегические силы ядерного сдерживания так много значат, почему мы идем на политические шаги, которые эти силы серьезно подрывают? С советских времен наиболее мощная компонента наших СЯС была на земле в шахтах и на грунто-мобильных пусковых установках ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Сегодня на наземных ракетах у России размещено 1166 ядерных боеголовок, причем 780 из них на ракетах двух типов SS-18 "Сатана" и SS-19. Первая несет 10 боеголовок независимого наведения, вторая — 6. Обе эти ракеты обладают мощной системой прорыва организованной ПРО противника. В частности, ракета SS-18 несет 40 ложных целей. Значит, пуск двух таких ракет поставит перед противником задачу выделить и перехватить в облаке из 100 целей 20 реальных, что перегрузит любую мыслимую систему ПРО. Заметим, что обе эти ракеты разработаны и производились в СССР, причем ракета SS-18 целиком на Украине, в Днепропетровске, а SS-19 — в Подмосковье, но система наведения для нее делалась в Харькове. Эти ракеты уже выслужили свои сроки, но продолжают стоять на боевом дежурстве. Продлять им "сертификат летной годности" могут только сервисные бригады с предприятий, которые их выпускали, то есть с украинских предприятий. Но на гребне известных событий президент Украины Порошенко своим указом запретил всякое военно-техническое сотрудничество с Россией. И как теперь определять боеготовность большей части наших РВСН?

Воздушная компонента наших стратегических ядерных сил представлена в основном бомбардировщиками Ту-95, которые стоят на вооружении уже более полувека, и полутора десятками бомбардировщиков Ту-160. Их основное вооружение крылатые ракеты воздушного базирования большой дальности Х-55 с ядерной боеголовкой. Эти ракеты потому и называются крылатыми, что большую часть пути до цели летят не по баллистической траектории, а как небольшой самолет горизонтально. Такой полет обеспечивается специальным экономичным турбореактивным двигателем, который монтируется в хвостовой части ракеты. Так вот, поставляются, точнее, поставлялись эти двигатели тоже украинским заводом — "Мотор-Сич", расположенным в Запорожье. И как теперь обеспечивать боеспособность воздушной компоненты российской ядерной триады, остается тоже неясным, а это 544 ядерных боеголовки.

Конфронтация с Украиной в сухом остатке приводит к тому, что более половины нашего стратегического ядерного потенциала, на который мы возлагаем такие большие надежды, может оказаться неработоспособной. Получается, что мы выбираем вариант развития отношений с нашим соседом, мало отвечающий интересам России.

Средства без цели?

Между тем логика ядерного сдерживания в современных отношениях России и США становится все более очевидной архаикой. Парадокс состоит в том, что там, где эта концепция вроде бы применима, никого сдерживать не нужно. А в случае реальных современных угроз безопасности наличие ядерного оружия никакого сдерживающего воздействия не оказывает.

В последние годы концепция ядерного сдерживания была подвергнута критике многими политиками, особенно бывшими, которые вновь призвали к ядерному разоружению. Особенно показательна инициатива госсекретарей США Генри Киссинджера и Джорджа Шульца, бывшего министра обороны США Уильяма Перри и сенатора Сэма Нанна, высказанная в их известной публикации в Wall Street Journal в 2010 году. В ней говорилось о необходимости перехода к безъядерному миру, поскольку в современных условиях классическая модель взаимного ядерного сдерживания в отношениях России и США становится не просто неадекватной, но даже абсурдной.

В самом деле, какой из конфликтов новейшей истории помогло сдержать наличие у одной или даже обеих сторон ядерного оружия? А такие современные вызовы безопасности, как национально-этнические конфликты или международный терроризм, вообще не могут быть парированы с помощью ядерного оружия. Напротив, возможность попадания ядерного оружия в руки террористов создает ситуацию, в которой логика сдерживания вообще не работает. Как объяснял бывший госсекретарь США Джордж Шульц, "террориста-смертника, в руках которого оказалось ядерное оружие, нельзя сдержать никаким способом".

70 лет назад, когда атомный гриб вырос над Хиросимой, об этом не задумывался никто. Сегодня это должно быть ясно всем.

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Коновалов

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.09.2015. Просмотров: 343

Комментарии
[-]
Лукавый и хитрый довод западников о том, что ядерное оружие-де не может выступать сдерживающим фактором против современных вызовов, разбивается во прах, если мы вспомним, что за 71 год существования ядерного оружия ни одна обладающая им страна не стала объектом полномасшабной агрессии. Россия в силу демографических и экономических причин никогда не сможет тягаться на равных с Западом, но благодаря наличию у неё ядерного оружия всегда сможет с ним на равных разговаривать. Отказ от ядерного оружия - прямой возврат к соревнованию экономической мощи держав, а мы это соревнование никогда не выиграем - слишком нас мало для этого.  
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta